Звонки из колонии поселения

Коронавирус за решеткой: чем грозит и стоит ли отпускать зэков?

Звонки из колонии поселения

Азат Гайнутдинов считает, что в нынешних условиях пандемии можно разгрузить колонии на 15–20%, при этом снизив уровень рецидивов

«Нам регулярно поступают звонки и обращения от родственников осужденных, отбывающих наказание в исправительных учреждениях республики», — пишет руководитель АНО «Центр социальной реабилитации и адаптации» и член Общественной палаты РТ Азат Гайнутдинов. Автор «БИЗНЕС Online» напоминает, что на фоне распространения коронавируса многие страны решили сократить число осужденных, находящихся в местах не столь отдаленных. Но эффективна ли подобная мера и как поступить нам в России?

Азат Гайнутдинов: «Сейчас все колонии находятся на языке осужденных «в заморозке», то есть в максимальной изоляции от внешнего мира»

В КАЖДОМ УЧРЕЖДЕНИИ УИС РТ СОЗДАН ДОСТАТОЧНЫЙ ЗАПАС МЕДИЦИНСКИХ ПРЕПАРАТОВ

На фоне быстрого распространения коронавирусной инфекции нам регулярно поступают звонки и обращения от родственников осужденных, отбывающих наказание в исправительных учреждениях республики. Они обеспокоены сложившейся обстановкой. Чисто по-человечески я их прекрасно понимаю.

Да, люди совершили преступление, за которое должны понести наказание. Но для своих родных они остаются прежде всего сыновьями, дочерьми, отцами и матерями. Их ждут дома, за них переживают.

Как руководитель центра реабилитации и адаптации, как председатель ОНК РТ и просто неравнодушный человек я не могу остаться в стороне от этой проблемы.

Сейчас все колонии находятся на языке осужденных «в заморозке», то есть в максимальной изоляции от внешнего мира. В учреждения УИС не пускают родственников, адвокаты и правозащитники также ограничивают посещение, опасаясь за свое здоровье. Люди очень испуганы и настороженно относятся к тем, кто сейчас находится в изоляции, местах лишения свободы.

Но мы обязаны продолжать свою работу, не должны прятаться от надвигающихся на нас препятствий. Мы подготовили обращения в исправительные учреждения близлежащих регионов, в которых отбывают наказание граждане РТ, о необходимости принятия мер по борьбе с коронавирусом. Среди них отбывают наказание не только мужчины, но и еще женщины и несовершеннолетние.

Совместно с общественниками РТ, органами прокуратуры, представителями ФСИН РТ обсуждается возможность проведения приемов с осужденными и их родственниками в дистанционном режиме, то есть онлайн.

Не исключена возможность организации в том же режиме онлайн проверок в колониях, наблюдения за происходящим в исправительных учреждениях с целью соблюдения прав и свобод заключенных.

Пока случаев заболевания или заражения инфекцией коронавируса среди лиц, содержащихся в учреждениях ФСИН РТ, не выявлено. Ведомство оперативно среагировало, и в целях недопущения случаев заноса и распространения заболевания реализуется комплекс санитарно-противоэпидемических, в том числе ограничительных, мероприятий.

В учреждениях УФСИН РТ обеспечен масочный режим, соблюдение необходимого температурного режима, проведение дезинфекционных мероприятий, готовность учреждений к приему больных, увеличен объем коечного фонда.

В каждом учреждении УИС РТ создан достаточный запас медицинских препаратов, средств индивидуальной защиты и дезинфекции. Введены ограничительные меры по свиданиям.

Также в рамках реализации указанных мер налажено тесное взаимодействие с управлением федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по РТ по оказанию помощи в ликвидации эпидемических очагов на территории ФСИН РТ при их возникновении, в том числе в части проведения лабораторных исследований. Проводятся мероприятия обучающего характера о необходимости раннего обращения за медпомощью, а также по соблюдению мер профилактического характера.

«Пока случаев заболевания или заражения инфекцией коронавируса среди лиц, содержащихся в учреждениях ФСИН РТ, не выявлено»

Однако руководители европейских и российских некоммерческих организаций обеспокоены создавшимся положением, так как полагают, что рано или поздно инфекция коронавируса все-таки проникнет в исправительные учреждения и изоляторы. Система ФСИН закрытая, но достаточно посещаемая.

Люди, содержащиеся в ИУ, являются незащищенной категорией и находятся в группе риска по тем причинам, что с подозрением на какую-либо инфекцию практически невозможно самоизолироваться. Основную часть времени осужденные проводят в условиях скопления большого количества людей.

Попав туда, вирус распространится с невероятной скоростью.

Учитывая тот факт, что у большинства заключенных ослабленный иммунитет, сопутствующие иммунодефицитные заболевания, они находятся в условиях ограниченного доступа естественного солнечного света, все эти и многие другие неблагоприятные факторы будут приводить к распространению вируса.

В связи с чем правозащитные организации России и западноевропейских стран обратились к Всемирной организации здравоохранения и Совету Европы с призывом принять меры к сокращению численности заключенных. Ведется активное обсуждение вопроса о том, что заключенных необходимо срочно освобождать из тюрем по УДО, амнистии, под домашний арест.

Многие государства в условиях эпидемии уже начали постепенно разгружать пенитенциарную систему — власти амнистируют заключенных, которые признаны неопасными для общества, временно выпускают их или переводят под залог. Например, в Оклахоме освободили около 200 осужденных по легким статьям, чтобы появилось место под карантин для совершивших более тяжелые преступления.

Власти Лос-Анджелеса из-за угрозы распространения коронавируса выпустили из тюрем около 1,7 тыс. заключенных — это порядка 10% от всех заключенных самого населенного округа США. Однако его губернатор опасается, что у многих из них нет постоянного места жительства и они заразятся вирусом на свободе.

Власти Северной Рейн-Вестфалии, самой населенной земли Германии, в которой коронавирусом заразились уже более 9 тыс. человек, пообещали отпустить тысячу заключенных. По оценкам властей, в случае начала эпидемии в тюрьмах им понадобится тысяча свободных мест для организации карантина.

Амнистия коснется осужденных на срок до 18 месяцев, если он заканчивается до 31 июля 2020 года, — исключение составят осужденные за насильственные преступления и преступления сексуального характера. Не коснется послабление и тех, кто совершил новое преступление уже в тюрьме.

Верховный суд Индии 23 марта предписал всем штатам и союзным территориям страны организовать комиссии, которые решат, каких заключенных можно отпустить условно-досрочно, чтобы уменьшить перенаселенность тюрем в условиях эпидемии COVID-19.

Суд определил, что такую возможность получают те, кто был осужден на сроки до 7 лет. Кроме того, он запретил перевозить заключенных за исключением случаев, когда это помогает справиться с перенаселенностью, а также не разрешил присутствовать заключенным в зданиях судов — все процессы должны проходить по видеосвязи.

Министерство юстиции Ирландии разработало план, призванный не допустить вспышки коронавируса в местах лишения свободы, — он должен выполняться последовательно, в зависимости от развития ситуации с эпидемией.

Ведомство предлагает упростить доступ заключенных к временному освобождению, внести изменения в его правила, а также на треть чаще выносить решения об условно-досрочном освобождении.

«Если сейчас кинемся поголовно всех подряд освобождать, это приведет к тому, что мы получим колоссальный рост преступности и, вероятно, увеличение числа зараженных»

Действительно, на наш взгляд, эти меры можно применить для предотвращения распространения инфекции среди заключенных и в России. Конечно, мы учитываем пример других стран, но в то же время, я считаю, для каждого государства в решении этого вопроса должен быть индивидуальный подход.

Мы не говорим о том, что нужно всех преступников отпустить по домам, но и уверены в том, что определенные меры принимать просто необходимо. Даже в такой непростой для всего мира ситуации не стоит, как говорится, рубить с плеча. Нужно найти золотую середину.

Мы уже приводили пример некоторое время назад, когда освободили сразу группу заключенных по исправительным работам, не имея опыта взаимодействия с ними. И что получили? Определенные трудности с наплывом не подготовленных к свободе людей, социально неадаптированных, алко- и наркозависимых.

Сейчас мы не имеем права повторять ошибки прошлого. Слишком дорого они обходятся. Большинство этих ребят имеют сопутствующие заболевания, потому более подвержены риску. Положа руку на сердце, если дать им сейчас свободу, она опьянит голову и, я уверен, они мало будут обеспокоены тем, как уберечь себя от инфекции.

Их менталитет и, вероятно, долговременная зависимость от алкоголя и наркотиков не позволят трезво оценить ситуацию и подвергнуть себя самоизоляции.

Ведь что такое самоизоляция? Это тот же самый домашний арест, но только основанный на дисциплинированности, ответственности и сознательности. Он для здорового-то человека является тяжелым испытанием, а что уж говорить об алко- и наркозависимых.

Не нужно забывать и о том, что первостепенной задачей ФСИН является перевоспитание осужденных. В большинстве колоний находятся люди, являющиеся рецидивистами, уже подвергавшиеся когда-либо лишению свободы. Это значит, что они уже осознанно пошли на повторное преступление.

Данный факт требует особого подхода к организации применяемых к ним мер. И потому, если сейчас кинемся поголовно всех подряд освобождать, это приведет к тому, что мы получим колоссальный рост преступности и, вероятно, увеличение числа зараженных, так как не подготовленные к свободе люди никак не будут сидеть дома.

А общество должно быть уверено в своей безопасности, которую государство не сможет обеспечить, отпустив большую часть осужденных на свободу.

Поэтому, повторюсь еще раз, необходимо к данному вопросу подходить с особой серьезностью, проработать все за и против, не кидаться из крайности в крайность, а найти золотую середину. Нужно учесть все тонкости, все моменты, но и не застрять в своих обсуждениях.

Потому предлагаю в соответствии со вступившим в силу законодательством активнее применять ст. 80 УК РФ. Это замена неотбытой части наказания более мягким видом, например принудительными и исправительными работами.

Заключенный будет знать, что и наказание ему все равно придется отработать, но и за состоянием своего здоровья он вполне может последить самостоятельно.

Используя пример Ирана, где власти под залог отпустили уже около 100 тыс. заключенных, возможно и у нас отпускать осужденных на период эпидемии во временный отпуск, а по его истечении положительно характеризующимся сокращать оставшийся срок до УДО. Но для тех, кто в ходе временного освобождения нарушит условия, отпуск тут же прекращать (без перспективы УДО).

«Считаю, особое внимание нужно уделить женщинам, содержащимся в ИУ. Большинство из них имеют на свободе детей и престарелых родителей»

Считаю важным даже в создавшихся кризисных условиях не откладывать рассмотрение вопроса об амнистии.

Опять же при применении данных мер мы видим возможность освободить государство от финансового бремени, так как в условиях быстро распространяющейся инфекции государство обязано дополнительно изыскивать средства на закупку медицинских препаратов, реализацию мер по профилактике и недопущение распространения вируса среди осужденных. Так зачем же нам пускать эти деньги на ветер, когда их можно использовать более рационально? Например, на поддержание здоровья пенсионеров, смертность среди которых от коронавируса имеет самый высокий процент. Считаю, особое внимание нужно уделить женщинам, содержащимся в ИУ. Большинство из них имеют на свободе детей и престарелых родителей. Надо дать шанс таким женщинам трудовой деятельностью здесь, на воле, искупать вину перед обществом и в то же время использовать возможность заботиться о своих детях и родителях.

В условиях создавшегося положения считаю экстренно необходимым создание комиссии, в состав которой должны входить представители ФСИН РТ, прокуратуры РТ, УПЧ РТ, ОНК РТ, ДУМ РТ, РПЦ, общественных организаций.

Так как вышеперечисленным уже обеспечен доступ в исправительные учреждения для реализации своих функций, им будет проще проводить работу с осужденными по их подготовке к освобождению на определенном этапе отбывания наказания уже в колонии.

На начальной стадии работы с заключенными в кратчайшие сроки смогут разработать программу работы с ним и определить дальнейший алгоритм действий.

Мы должны принимать во внимание индивидуальные потребности осужденного, его социальное прошлое, историю преступления, физические и умственные способности, темперамент, продолжительность срока заключения и возможности человека после освобождения.

Для этого обязательно нужно проводить неоднократные встречи с его родственниками, а также вести непрерывную работу с самим осужденным. Если заключенный страдает от определенных зависимостей, направлять его на лечение в реабилитационные центры, проводить усиленную работу с ним по психологической линии.

Не бросать человека на произвол судьбы, а работать с ним по определенной программе до полной успешной ресоциализации. Проекты по взаимодействию с данной категорией граждан (и не только осужденными) сейчас нами активно разрабатываются.

Если заключенный здоров физически и эмоционально, осознал и переоценил все свои поступки, то готовить его к освобождению по принудительным или исправительным работам, амнистии либо отправке во временный отпуск.

Иными словами, для экстренной разгрузки исправительных учреждений республики должен быть создан так называемый штаб по подготовке осужденного к выходу на свободу.

Я уверен, что организация и полноценная, слаженная работа всех членов этой комиссии позволят нам говорить о разгрузке колоний на 15–20% и снижении рецидива преступлений до 5%.

Источник: https://www.business-gazeta.ru/article/463717

Об особенностях телефонной связи в колониях

Звонки из колонии поселения

Рассмотрим несколько вариантов легальной телефонной связи, которую предлагают администрации исправительных колоний.

В  УИК п. 3 ст. 82  говорится, что «в исправительных учреждениях действуют Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений, утверждаемые федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной  политики и нормативно-правовом регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний».

Правила, сокращенно именуемые ПВР, которые утверждены   федеральным органом, то есть Министерством юстиции РФ.

Разделе XV читаем о «порядке предоставления осужденным телефонных разговоров» и ознакомимся со всеми формальностями.

П. 85 ПВР гласит, что «телефонный разговор, в том числе с использованием систем видеосвязи при наличии технических возможностей, предоставляется по письменному заявлению осужденного, в котором указываются фамилия, имя, отчество, адрес места жительства, номер телефона абонента и продолжительность разговора, не превышающая 15 минут, а также язык, на котором будет вестись телефонный разговор».

На деле написание этих заявлений иной раз превращается в настоящую проблему. Наверное, не столько от сложности, сколько от арестантской лени. А звонит зэк 15 минут или больше никто не контролирует, также как и сами переговоры.

Существует три вида легальной связи.

Первый вид  – это широко использующаяся  сейчас услуга звонков с помощью оператора под символическим названием «Зонателеком». Это официальная связь, предоставляемая ФСИН РФ.
  1. В тюремном магазине покупается карточка стоимостью 100 рублей, но проговорить можно только 30 рублей.
  2. Затем пишется заявление на имя начальника учреждения, в котором указываются ФИО и номера родственников, с которыми планируется при помощи этой карты разговаривать. 
  3. Номера регистрируются в отделе безопасности и с этой карты звонки возможны только по этим номерам. В случае набора другого номера автомат ответит, что «переговоры с данным абонентом запрещены решением администрации исправительного учреждения». Многие хитрят и под видом двоюродных братьев или сестер указывают имена друзей и любовниц. Не слышал, чтобы отдел безопасности отказывал.
  4. Надо знать и о стоимости подобных переговоров. Цена одной минуты драконовская – 3 рубля. При активном пользовании связью на нее может уходить до 2-3 тысяч рублей в месяц. Пополнить карту могут родственники через сайт «Зонателекома» или терминалов «Киви», «Киберплат» и т.д. Эта функция удобная.

Аппараты «Зонателекома» стоят в кабинетах начальников отрядов, которые должны осуществлять контроль телефонных переговоров. Помимо этого, аппараты могут быть расположены на стене у дежурной части и с них можно позвонить, не видя перед собой сотрудника службы ФСИН.

И это психологически намного комфортнее. Многие арестанты по этой причине звонят именно с их помощью, а не из кабинетов начальников отрядов. Но администрация, борясь с нелегальной связью в колонии, продолжает активно развивать легальную. И делает это, в том числе, поощряя начальников отрядов – увеличивать количество звонков из их кабинетов.

«Как-то раз я поджидал своей очереди на звонок к аппарату, висящему на стене дежурной части. Идущий мимо начальник 11-го, не моего отряда, в приказном порядке, увлек меня к себе в кабинет и велел звонить оттуда. Я не постеснялся его присутствия, чтобы сказать маме, что у её блудного сына всё в порядке.

Во время этого двухминутного разговора начальник 11-го отряда пил чай и всем домогающимся его по рации другим сотрудникам заявлял, что он не может подойти, поскольку ведет контроль телефонных переговоров.

А мое заявление он аккуратно положил в себе в папку, как будто от него зависела премиальная составляющая его заработной платы» – из письма осужденного NN

Не следует забывать, что все переговоры, ведущиеся с помощью «Зонателекома» записываются. В случае оперативной необходимости они  могут быть использованы против вас.

Поэтому говорить нужно крайне аккуратно, не позволяя себе ничего лишнего. Параллельного контроля и прослушивания, думается, никто в колонии не ведет.

Поскольку, в этом случае, нужно было бы содержать две-три штатные единицы, занимающиеся исключительно этим.

https://www.youtube.com/watch?v=2qtSZwNuC0Y

Согласно п. 86 ПВР «телефонные карты с указанием фамилии и инициалов их владельцев хранятся у дежурного помощника начальника ИУ». А «при необходимости перевода разговора осужденных на государственный язык РФ администрацией ИУ приглашается переводчик».

Наверное, с точки зрения безопасности так и должно быть. Но колония не в силах физически осуществить этого. Все телефонные карточки хранятся в карманах самих осужденных, «А таджикская, азербайджанская и цыганская речь без конца раздается из аппаратов «Ростелекома», «Зонателекома» и никто ее переводить и контролировать не собирается» – из письма осужденного NN.

То есть, если произошло страшное, и вы безвозвратно утратили свой мобильный телефон, отчаиваться не стоит. Легальная связь, конечно, не заменит сотовую, она менее удобная и в разы дороже. Но если сотрудники колонии не ставят цели напакостить осужденным, то звонить по 5-6 раз в день с таксофонов всех мастей не станет проблемой. Было бы желание с вашей стороны.

Второй вид легальной связи предоставляет «Ростелеком». Система проще. Имеет преимущества и недостатки по сравнению с «Зонателекомом».
  1. Звонить приходится с помощью «ростелекомовской» карты, которая бывает стоимостью 50 или 100 рублей. 
  2. Эти карты не продаются в колонии, их нужно «затягивать» в письмах с воли, а купить их во многих городах страны предельно сложно.

Основные плюсы: система может прослушиваться, но запись переговоров не осуществляется. По причине той же нехватки кадров складывается стойкое ощущение, что и прослушивание не ведется никогда. С этих аппаратов звонят даже на другие зоны (подобное, согласно п. 90 ПВР возможно лишь родственнику и при наличии исключительных личных обстоятельств) и никто переговоров не прерывает.

В заявлении на звонок указывается совсем другой номер, а куда именно вы позвонили проверить невозможно, поэтому количество абонентов для этого типа связи неограниченно.

Еще один плюс «Ростелекома»: звонки на оставшиеся редкие домашние аппараты (тоже «Ростелекома») с ноября 2018 года не тарифицируются. То есть, они бесплатные.

Минус «Ростелекома» – постоянные помехи и месяцами не устраняющиеся поломки. Поскольку это не вотчина ФСИНа, починки приходится ждать порою очень долго.

Третий вид связи, поставщиком которого является «Родная связь», осуществляет комплекс услуг для учреждений ФСИН России, такие как: видеосвязь, электронное письмо и телефонные переговоры. Оплата услуг осуществляется через Сбербанк Он-лайн, банковским переводом, Кошельком WebMoney, Kiwi Wallet.

свидание не считается заменой обычного краткосрочного или долгосрочного свидания и приравнивается к телефонному звонку.

На видеосвидания распространяются те же ограничения, что и на телефонные переговоры: осужденный имеет право на 15 минут переговоров в день, т.е. обычно на один 15-минутный сеанс в день. Общее количество видеосвиданий не ограничено, Вы можете заказывать их даже ежедневно.

свидания — намного более экономный способ общения, чем поездки в исправительное учреждение. 

свидания проводятся в переговорных пунктах для родственников и знакомых, или на дому с использованием персонального компьютера или мобильного устройства. Также можно заказать переговоры с обычного мобильного или домашнего телефона: «Звонок из дома».

Услуга «видеосвидание» разработана  ЗАО «Интеллектуальные Системы и Технологии». Данная компания разработала и изготавливает видеотерминалы, устанавливаемые для проведения переговоров в учреждениях ФСИН и переговорных пунктах для родственников и знакомых осужденных.

Телефонная связь осуществляется при помощи карточек. Стоимость минуты разговора 80 копеек.

УФСИНТЕЛЕКОМ — третий вид связи, оказался самым дорогим и не популярным среди пользователей в силу того, что услуги предоставляемые данным оператором, невероятно завышены. Все вышеперечисленные виды связи оптимальны как по цене, так и по качеству услуг, однако не все исправительные колонии активно пользуются ими. Минута разговора составляет 30 рублей. Но самое интересное то, что оплата не тарифицируется поминутно, вам необходимо оплатить минимальную сумму за 15 минутный разговор, что составляет 450 рублей. На сайте подробно описаны процедуры оплаты. А для любителей скидок и распродаж можно воспользоваться аукционом неслыханной щедрости.

«В данное время действуют следующие скидки при условии выполнения специальных предложений:

1. При единовременной оплате двух 15-ти — минутных разговоров на разные дни, вы получаете скидку в размере 100 рублей,

то есть, оплачивая 800 рублей любым из вышеперечисленных способов, вы получаете возможность заказать 2 (два) разговора, длительностью по 15 минут каждый (распечатать квитанцию на 800 рублей за 2 разговора по 15 минут в Word, PDF).

2. При единовременной оплате двух 12-ти — минутных разговоров на разные дни, вы получаете скидку в размере 50 рублей, то есть, оплачивая 750 рублей любым из вышеперечисленных способов, вы получаете возможность заказать 2 (два) разговора, длительностью по 12 минут каждый (распечатать квитанцию на 750 рублей за 2 разговора по 12 минут в Word, PDF)», -заявляет оператор «УФСИНТЕЛЕКОМ».

По утверждениям родственников в ИК-2 Мордовии «Зонателеком» не работает, а вот «УФСИНТЕЛЕКОМ» вполне успешно оказывает услуги связи.

Не менее странным звучит девиз: «Через годы, через расстояния» строчка из знаменитого гимна Песни года на музыку А. Островского и слова С. Острового.

Телефонный разговор – песня:

«В лютый холод песня нас с тобой согреет,

В жаркий полдень будет как вода.

Тот, кто песни петь и слушать не умеет,

Тот не будет счастлив никогда!»

Ни у одного оператора сотовой связи, из представленных на российском рынке, нет такой чудовищной тарификации. За минуту разговора в роуминге, исходящие звонки на других операторов в страны СНГ гораздо дешевле, чем услуги предоставляемые УФСИНТЕЛЕКОМ.

Эльдар Фанизов

ссылкой:

Источник: https://vturme.info/ob-osobennostjah-telefonnoj-svjazi-v-kolonijah/

������������ �������������� ������������������������ �� �������������������� �������������� ���������� �� ��������������

Звонки из колонии поселения

���������������������� ������������ ���������� ���� ���������� �������������� ����������������. ������������ ���� ���������������� ���������������������� ���������� ���� ���������������� ��������, �������� �� ������ �� �������������� ��������������.

�������� ���� �������� ���������������� ������������������������ ���������������� �������������� �� �������������� ���������������������� ���������� ����������, �������� ���������������������� ������������ ��������������: ����������������, ���������������������� ������������������ ������ �������������������������� ���������� �� ��.��. ������������������ ������ ������ �������������������� �� ������������ �������������� ����������������. ������������ ���� �������� �������� ������������ ���� ������������.

������������ ���������������� ���� ������ �������������������������� �� ������, ������ ������������ �� ������������������������ �������������������� ������������ ���� �� �������� ����������.

������, �������������� �� �������������� ���������������� ���������� �� �������������� ������������������. �������������� ���������������������������� ������������ ������������ ���������������������� ������������������ �������������������� ���������������������� ����������.

�������������������� ���������� �������������������������� ���� ���������������������� ������������������������������ ������������������ �������������������� �������������������������������� ������������ ���������������������� ������������ �������������������� ������������������.

“�������������������� �������������������������� ���������� �� ������������ �������������� �������������� �������������� ���������������� ���������������� �������������������� ���������������������� �������������� �� ������ �������������������� ����������, ���������� ������������������������, ���������������������� ���������������������� �� ���������������������������� ������������������ ������������������, ���������������� ��������������. �������� �������������� ���������������� ���������� 60 ���������� ������������������, �� �� ������������ ���������������������� ���������������������������� ���� ����������������, ������ ������ – ���������� �� ��������”, – ������������������ �� �������� ���������� �������� ���� ���������������������� ��������������, ������������������������ ���������������� �������������� ���� ���������������������������� ����������������, ���������������������������� ���������������������� �� ���������� ������������������ ����������������.

���� ������ ������������, ���������������������� ���� ���������������������� ���������������� ������������������ – �������������������������� �������������������� ��������, ������������������������ ���������������� – �� �������� ���������� �������������� ���������������� �� �������������� ���������� �������������� ���� 200 ������������������. ������������ ������������ ���� ������. �� ���������� ������������������ ���������� �������������������� ���������������������� ������������ �� ���������������������� ���������� ����������������.

���� ������������ ���������������������� ������������������ ������������������ ���� �������� ���������� ������������ ���������������������� ���������������� ���� ������������ ����������������.

������������������ ������������ ������������ ���������������������� ��������������������.

���������� �������� ������ ����������-���� ���������� �������������� ������������ ��������, ������������������ ������������������ ���������� ���� ���������������� �������������������� �� �������������� ���������������� �� �������������� ����������������.

�������������� ���������������������������� �������������������� ���������� �� ������������������������������ ���������������� ����������, �� ���������� ���������� ������������������ �� ������������������ ���������� �� ���������������������� ���������������� ���������� ���������� ���������� ������������������������������ ���������������������������� ������������. �������������������������� �� ���������� �������������������� �������������������� ������ �������������� ������������������.

���� �������� ������ �� �������� �������������� ���������������� �� �������������� ���������� ������������ ���� �������������� �������������� ������������������

�������� ����, ������ ���������������� ���������������� ������������������, ������������������ ���������������������� �������������� ���������������� �������������� ������������������ �� ���������������� ��������.

����������������, �������������� �������������������� ���������������������������� �������������� ��� 9 �� �������������� �������������� ������������������ ��������������, ���������������������� ���������������������� �� �������������� �� �������������� �������������������������� 12 ������������������ ������������������.

��������������������������, ������ 26-������������ �������������������� ������ �������������� ������������������ �� �������� ���� ���������������������������� ��������������������.

�� �� ������������������������ �������������� �������������������� �������� ������������ �������������������������� �������������������� �������������� ������������ ������������������ ������������������ �� �������� ���� ��������������. ���������������������� ������������������������������ �� �������������� ���������������������� ���������������������������� ������������������.

“�� ������������ ������ ������������������������ ������������������������ ������������ ������������������ �� ������������������������ ������������ ������������ �� �������� ������������ ���� ���������������� ��������������������, ������ �������������� ������������������, ������ ���������������� ������������ ���������������� ������������������ 1988 �������� ����������������, – ������������������������ �� ���������������������� ������������ �������������������� ������������������. – �������������� �������������� ������������������ ���������������� ������ ������������ ������������������������������ ����������������������������, ������������������������ ���� �������������� �������������������������� ������������������������������ ����������, �������������� ���������������� ���������������� �������������� ���� ���������������� �������������� ������������ ����������. �� �������� ���������������� ������������ ���������������������������� ������������������ ��������������, �������������������� �������������������� ������������ ������������, ������ ���������������� ���������������� �������������������� 7 ������������������ ������������������ �� ������������������������������ ������������������”.

���������� ������ ������ �� ������������ ������������ ���� ���������������� �������������������� �������������� ������������������������ �������� ������������������ ������������ ���������������� ������������������ 1984 �� 1993 ���������� ����������������, �������������� ���������������� ���������������� ���� �������������������� �������������� ���������������������� ������ ������������ ������������������������������ ����������������������������, ������������������������ ���� �������������� �������������������������� ���������� ���� ������������ ���������������� �� ������������������ ����������.

������������ �������������������������� ���������� ������������������ ���������������������������� ��������������, �� �������������� �������������������� 12 ������������������ ������������������, 3 ���������������� �������������������� �� ������ �� 10 ������-��������.

Источник: https://rg.ru/2020/07/29/kabmin-odobril-zakonoproekt-o-blokirovke-sotovoj-sviazi-v-tiurmah.html

С чистой совестью | частник.ru

Звонки из колонии поселения

Алексей Котляр

По собственному желанию сюда попадают нечасто. Хотя некоторые приезжают в гости и живут месяцами. Я провел здесь один день. За день экстерном прошел путь осужденного, приговоренного к лишению свободы в колонии-поселении, с момента прибытия и до получения справки об освобождении.

Добирался до колонии я самостоятельно, как и большинство реально осужденных. Согласно изменениям в Уголовно-исполнительный и Уголовно-процессуальный кодексы РФ, вступившим в силу с марта 2009 года, если человек не был арестован в зале суда, добирается до места, где ему предстоит провести ближайшее не самое приятное время, сам.

По словам начальника колонии-поселения №12, что в селе Шилекша Кинешемского района, Алексея Веселова, таких сознательных, как я, немного – чаще всего осужденных приходится доставлять принудительно.

Исключение составляют граждане, осужденные по экономическим статьям (например, сейчас в Шилекше за мошенничество отбывает срок бывший глава одного из районов Ивановской области), и те, кто сел за ДТП. 

По легенде, я относился к числу последних. Часть 2 статьи 264 УК РФ – «Нарушение лицом, находящимся в состоянии опьянения, управляющим автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека». Срок лишения свободы – 2 года.

Мы сразу договорились, что все будет по-честному. Наверняка ко мне относились более уважительно, чем к обычным зекам, но, как минимум, формальности были соблюдены.

 Оформление

Оформление документов и все процедуры при приезде занимают немало времени. Сначала медосмотр – оказалось, что у меня повышенное давление и частит пульс. Медик списала это на волнение, но я же знал, что дело не в этом.

Дело было, в первую очередь, в том, что у меня повышенное давление с детства, но это никак не сказывается на моем самочувствии. Во вторую – в том, что предыдущим вечером я посетил презентацию книги моего друга и коллеги Александра Горохова.

Как бы то ни было, медосмотр я прошел – во многом благодаря врожденному обаянию.

Далее к начальнику отряда. Дал две расписки – о критериях поведения и «социальных лифтах» в учреждении, о привлечении осужденных к работам без оплаты труда (по благоустройству территории не более двух часов в неделю). Написал одно заявление – о том, чтобы о моем местопребывании никому не сообщалось. В ином случае пишется заявление, где можно указать людей, кому не мешало бы сообщить.

Затем к специалисту по правовым вопросам. К тому времени мне уже изрядно надоело подписывать разные бумажки, потому чуть заскучал. Оживился, когда выдали стандартный гигиенический набор – кусочек мыла, рулон туалетной бумаги, тюбик зубной пасты, зубная щетка, пять одноразовых станков для бритья. Все комплектовано в колонии из Владимирской области.

Затем милая девушка – специалист по соцобеспечению – тоже что-то рассказывала и просила подписать. Слушал невнимательно, старательно строил ей глазки.

И тут расслабуха закончилась – привезли, собственно, на территорию, где живут осужденные. Территория ухоженная – аккуратные газончики, лавочки, строящаяся церквушка. Вроде бы и ничего, что все огорожено забором, а кое-где и колючей проволокой. И вот тут я понял, что кое-кто очень всерьез воспринял то, что все должно быть по-честному.

Маленькая комнатка за решеткой, в комнатке крупный мужчина: «Вещи на стол, раздевайся». Скинул портки и майку. «Трусы снимай», – не успокаивается человек в форме.

Что поделать – снял. «Два раза присесть», – говорит. Ну, я сразу понял – это чтобы из задницы запрещенные предметы вывалились, если есть. У меня ничего не вывалилось, но в кармане джинсов обнаружилась запрещенная зажигалка – осужденные имеют право пользоваться лишь спичками.

По поводу найденного предмета был составлен акт, зажигалка была изъята. Я вяло сопротивлялся, мотивируя тем, что добровольно вытащил ее из кармана.

Когда с унизительной процедурой личного обыска было покончено, опять началась бумажная волокита. Откатали пальчики, составили ориентировку, где выяснилось, что внешность у меня весьма средняя и неприметная, а уши прижаты. Из особых примет – разве что быстрая ходьба, шрамы на не самых приметных местах и активная жестикуляция при разговоре.

В карантин заселился быстро – получил замечание за то, что не умею стелить постель. Ну, не знаю – как по мне, так вроде не комком.

Карантин расположен на втором этаже этакой избушки на курьих ножках. Там пять панцирных кроватей, кулер с водой, электрический чайник, шкаф, посуда, телевизор. Что-то типа общаги в вузе, только уютнее. Осужденные там проводят первые десять суток – их углубленно изучает медперсонал, за поведением наблюдают оперативники.

 Работа

Вышел на улицу, решил спокойно покурить на лавочке, обдумать создавшуюся ситуацию. И тут по громкой связи: «Осужденный Котляр, явиться…». Аж мурашки по коже.

Явился. Оказалось, приехал работодатель.

В колонии-поселении осужденные обязаны работать. Те, кто отказывается (а их немного), отправляются в штрафной изолятор. Остальные работают, за что получают в месяц минималку или чуть больше.

Колония в Шилекше специализируется на сельском хозяйстве. Выращивают овощи, разводят коров и даже страусов. Продукция распространяется по всем пенитенциарным заведениям Ивановской области.

Меня взяли разнорабочим на кузню. Заправляет там сухощавый Леха. В январе он должен освободиться. А за плечами 10 лет за грабеж и разбой, а также 14 за убийство. Переведен в колонию-поселение из колонии строго режима за примерное поведение.

Леха работает ловко и быстро. Я с трудом управлялся с кувалдой, но все же выровнял три лемеха. Не то, чтобы очень тяжело, но не привык я руками работать.

Очень дымно.

 ШИЗО

Какая же колония без штрафного изолятора! Попал я и туда. Чтобы все было похоже на правду, при обыске у меня была обнаружена несанкционированная сим-карта. Все нарушители режима проходят через дисциплинарную комиссию, на которой и решается судьба – могут ограничиться устным выговором, а могут и несколько суток ШИЗО впаять.

Ко мне отнеслись по всей строгости – пять суток изолятора.

Если на территории колонии поселения разрешено ходить в обычной гражданской одежде, то, попадая в ШИЗО, ее лишаешься. Оставляют только трусы и выдают хлопчатобумажную черную робу с соответствующей надписью и тапочки.

Камера где-то два на два с половиной метра. Деревянная койка, пристегнутая днем к стене, лавка со столом, привинченные к полу, умывальник и, простите, параша – дырка в углу за перегородкой. Запах – как в обычном общественном туалете.

В камере ведется видеонаблюдение. Впрочем, обнаружить место, где спрятан глазок видеокамеры, удалось с большим трудом.

Мы договорились, что из предписанных пяти суток я проведу в ШИЗО час – чтобы прочувствовать. Просидел, как выяснилось полтора. Ну, что могу сказать: сидеть крайне неудобно. Скамейка узкая, надолго прислониться к стене невозможно – холодно, несмотря на жару снаружи. Можно встать, но ходить, в общем-то, негде. Прогулка раз в сутки – час в малюсеньком дворике.

Кормят тем же, чем обычных осужденных. Я попал сюда около двух часов дня, поэтому обед был холодным. По распорядку обедают в ШИЗО в 11.30.

Гороховый суп был вполне съедобным, овсяную кашу с мясом я съесть не смог. Не то, что даже съесть – пригубил и выплюнул. Впрочем, осужденный, разносивший еду, настоятельно рекомендовал покушать: «Ты внутри покопай – там мяса много».

Как потом выяснилось, мои «тюремщики» подумывали насчет того, чтобы сварить мне пельменей, но потом все же решили, чтобы было по-честному.

К концу отсидки в одиночке у меня заболела шея.

Резюме нахождения в ШИЗО: даже учитывая то, что я прекрасно понимал, что долго меня там не продержат, чувствовал себя крайне неуютно. А рекорд штрафного изолятора в колонии №12 – 56 суток. Именно столько там безвылазно провел один неблагонадежный зек. Мне кажется, это ужасно.

После ШИЗО эта необычная экскурсия подошла к концу. Некоторые необходимые формальности – и мне выдали справку об освобождении, на которой значилось, что освобожден я 2 августа 2014 года. Согласно законодательству, на день меньше, чем через два года после начала срока.

Выводы из этой экскурсии весьма банальны: попадать в места лишения свободы не стоит, но жить там вполне можно. А на свободу с чистой совестью выходить приятно даже в том случае, если ты побывал «за решеткой» лишь день, да и то понарошку.

 Справка:

Колония-поселение №12 – единственная колония на ближайшие регионы, где содержатся и мужчины, и женщины.

Мужское расположение – деревня Ширяиха (напротив д.Самсониха). Женское – д.Шилекша. Открыт дом свиданий на территории мужского расположения.

При примерном поведении осужденного ему может быть разрешено снять дом в деревне и жить со своей семьей.

 Распорядок дня осужденных, содержащихся в ШИЗО

Подъем – 5.30

Сдача постельных принадлежностей – 5.30 – 5.40

Зарядка – 5.40 – 5.50

Утренний туалет – 5. 50 – 6.00

Влажная уборка камер – 6.00 – 6.10

Завтрак – 6.10 – 6.30

Проверка осужденных, содержащихся в камерах ШИЗО – 7.00 – 7.10

Прием осужденных МСЧ, выдача медикаментов – 9.00 – 9.30

Обед – 11.30 – 12.00

Влажная уборка камер – 13.30 – 14.00

Прогулка осужденных, содержащихся в ШИЗО – 14.00 – 15.00

Мероприятия режимного и воспитательного характера – 15.00 – 16.00

Ужин – 17.00 – 17.30

Влажная уборка камер – 19.00 – 19.30

Проверка осужденных, содержащихся в камерах ШИЗО – 20.00 – 20.30

Вечерний туалет – 20.30 – 21.00

Получение спальных принадлежностей – 21.10 – 21.30

Отбой – 21.30.

 Автор выражает благодарность УФСИН по Ивановской области, персоналу колонии-поселения №12 и лично ее начальнику Алексею Веселову, а также телекомпании ИГТРК. В ближайшее время выйдет соответствующий документальный фильм.

Источник: https://chastnik.ru/news/obshchestvo/s-chistoy-sovestyu-14-05-2015/

Как осужденные в колониях далеко от дома теряют связь с семьей и шанс на возвращение в общество

Звонки из колонии поселения

Больше половины российских заключенных совершили преступление не впервые, многие возвращаются в места лишения свободы вновь и вновь. Криминология называет поддержку со стороны близких осужденных одним из ключевых факторов предотвращения рецидива преступления. Исследования показывают, что регулярные свидания с родными снижают вероятность рецидива.

В России поддержка заключенных со стороны их близких затруднена размерами страны и сложной системой исправительных учреждений. Многих заключенных отправляют отбывать наказание далеко от места жительства их родных и друзей. И чем дальше родственникам ехать до исправительного учреждения, тем реже проходят свидания.

Осужденные женской исправительной колонии Станислав Красильников/ТАСС

Как расстояние мешает заключенным увидеться с родными

По закону осужденные должны отбывать наказание в регионе, в котором они проживали или были осуждены. Если в этих регионах нет учреждений назначенного судом режима, осужденных отправляют в другой субъект.

С сентября 2020 года вступают в силу поправки к Уголовно-исполнительному кодексу, согласно которым заключенные будут отбывать наказание в соседнем регионе или как можно ближе к месту проживания их родственников.

Однако ФСИН не всегда может соблюсти это требование из-за сложившейся географии исправительных учреждений.

Пенитенциарные учреждения России распределены по территории страны неравномерно. Тюремная география России предполагает наличие крупных городов-доноров, отправляющих своих осужденных в регионы-реципиенты, где сконцентрированы исправительные учреждения.

Больше всего от такой системы распределения страдают малочисленные группы заключенных. Зачастую в регионе может не оказаться исправительного учреждения для женщин и несовершеннолетних, также может не быть колонии-поселения, колонии особого режима, тюрьмы и лечебно-исправительного учреждения. Поэтому осужденных отправляют отбывать наказание далеко от дома.

Адвокат из Владимира Максим Никонов рассказал, что во Владимирской области есть все режимы содержания, кроме колоний для пожизненно осужденных, поэтому его подзащитных далеко не отправляют. Однако даже внутри региона расстояние между исправительным учреждением и местом жительства родственников может мешать частым посещениям.

Бывший осужденный Виктор* отбывал наказание в воспитательной колонии, а затем в колонии общего режима Приволжского федерального округа с 2008 по 2015 год. Он рассказал, что, хотя находился в соседнем городе, его родные испытывали трудности, навещая его: «У нас машины нет, как бы. Все на себе тащить [продукты для передачи], там маршрутки, автобусы, это все физически было достаточно тяжело».

По словам адвоката Максима Никонова, на практике, чтобы попросить о переводе ближе к месту жительства родных, осужденный пишет заявление на имя начальника учреждения, в котором он находится. Родственник может написать заявление в местное управление ФСИН.

В заявлениях на перевод нужно делать упор на то, что это упростит родным осужденного поездки на свидания и позволит сохранить социальные связи. В практике адвоката такие заявления действительно приводили к тому, что осужденного оставили отбывать наказание в городе, где живет его семья.

Расстояние делает общение с родными еще более ценным для осужденных, а для сотрудников исправительных учреждений это важный рычаг управления.

По словам бывших осужденных, правозащитников и сотрудников исправительных учреждений, заключенные, которые ведут себя правильно (с точки зрения сотрудников), получают дополнительные свидания и передачи, а те, кто нарушают правила, могут лишиться и тех, что положены по закону.

Расстояние делает общение с родными еще более ценным для осужденных. Но оно становится и рычагом давления

Распространен способ лишить заключенного свидания, отправив его в штрафной изолятор.

Юрист и член ОНК Красноярского края с 2015 по 2018 год Виктория Брестер рассказывает, что такие случаи действительно встречаются: «Пыталась помочь одному осужденному, он сам из Ингушетии, родственники сюда приехали, а ему дали взыскание и на свидание не пустили.

При этом родственник ждал конца штрафного изолятора, окончания взыскания, а ему дали новое. Но тут палка о двух концах. Может, он действительно такой [нарушитель], но мы писали ходатайство в ГУФСИН, мы просили снисхождения: что родственник, что далеко, что они не виделись семь лет, — но это не подействовало».

Оперативный сотрудник лечебно-исправительного учреждения Андрей* также подтвердил использование такого способа и добавил, что семейных людей проще контролировать. По словам Андрея, семья — «это очень хороший стимул, чтобы уйти по УДО у осужденных, особенно когда есть малолетние дети».

Почему важна не только эмоциональная, но и материальная поддержка?

Родные и близкие, помимо эмоциональной поддержки, предоставляют и материальную: приносят передачи, лекарства и присылают деньги.

Материальная поддержка во время отбывания наказания, согласно исследованиям, свидетельствует о том, что с высокой вероятностью родственники продолжат оказывать ее и после освобождения.

 Если за годы отбывания наказания связь с семьей не прервалась, то именно родные чаще всего берут на себя заботы о только что освободившихся заключенных.

Борису* 46 лет, в общей сложности 25 из них он провел в местах лишения свободы. После освобождения он живет в квартире с сестрой и племянниками.

По его словам, без поддержки родственников бывшие осужденные будут совершать новые преступления из-за безденежья: «Я позвонил в соцзащиту и сказал: “В чем дело? Что, идти воровать, что ли, опять сесть в тюрьму? На что мне хлеб хотя бы купить?” Понятно, мне там друзья помогут, соседи, родственники, понятно все это. А если у человека никого нет? Почему большинство садится? Потому что они выходят, у них нет ни документов, ничего. Вот я вышел, мне говорят: “300 рублей за ИНН заплати”. Я говорю: “А где мне их взять, не подскажете?” На работу меня никуда не берут. Даже железная дорога — стратегический объект. Грузчиком, кассиром в магазин меня не берут. Я говорю: “Куда мне идти работать? На пособие минимальное 400 рублей что я куплю?”»

Я говорю: «куда мне идти работать? На пособие 400 рублей что я куплю?»

Когда близким осужденных сложно навещать родных, особенно если они находятся далеко от дома, есть дистанционные формы поддержки: платные телефонные звонки, видеозвонки, заказы в магазине учреждения и денежные переводы. Однако и у этого способа есть нюансы.

Российские заключенные не могут пользоваться наличными деньгами. У них есть лицевой счет, на который зачисляются деньги. Источников может быть несколько: средства, которые были при задержании, зарплата, пенсия и другие выплаты. Деньги, пересылаемые родственниками и друзьями, также попадают на лицевой счет.

Тратить эти деньги можно на покупки в магазине учреждения в пределах лимита, который определяется режимом содержания. Например, осужденные, находящиеся в колонии общего режима на обычных условиях содержания, могут расходовать до девяти тысяч рублей в месяц.

А в некоторых типах учреждений, в частности в колонии-поселения, тратить безналичные деньги можно безлимитно.

Расчеты ИПП ЕУ СПб на данных сервиса денежных переводов «ФСИН Деньги».Лидером по предоставлению услуги денежных переводов заключенных является сервис «ФСИН Деньги». К нему подключено 941 учреждение ФСИН, где содержатся обвиняемые, подозреваемые и осужденные.

Для того чтобы понять, как устроена материальная поддержка заключенных в стране и как на нее влияет расстояние, Институт проблем правоприменения при Европейском университете проанализировал обезличенные данные сервиса за 2017—2019 годы.

Города-доноры

50% всех денежных переводов за 2017—2019 годы отправили жители нескольких крупных городов: Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Новосибирска, Казани, Краснодара и Красноярска. В этом результате нет ничего неожиданного: в городах-миллионниках количество преступлений выше, чем где-либо, поэтому там и много родственников осужденных, образующих сети поддержки.

Однако жители этих городов отправляли переводы в основном за пределы своего региона.

Так, получатели 91% переводов из Москвы отбывали наказание не в столице, а жители Новосибирска и Краснодара отправляли за пределы своих регионов по 95% переводов.

В большинстве регионов страны доля внутрирегиональных переводов очень низкая и в среднем составляет 7%. Это означает, что регион проживания близких заключенных не совпадает с регионом, где заключенные отбывают наказание.

Более значительную долю внутренних переводов можно увидеть лишь в нескольких регионах.

В части из них это объясняется большим числом исправительных учреждений, например, в Свердловской области (26%) и Красноярском крае (16%), где доля местных среди заключенных выше, чем в других регионах.

Кроме того, колонии обычно расположены в труднодоступных сельских поселениях, куда родственникам приехать крайне сложно.

Наказание в виде лишения свободы дополняется фактической ссылкой на отдаленные от родственников территории.

Денежных переводов становится меньше из-за расстояния

Предварительные результаты исследования показывают, что с увеличением дистанции между городами-отправителями и учреждениями-получателями объем денежных переводов значительно уменьшается.

Чем дальше от места жительства родственников будут находиться подозреваемые, обвиняемые или осужденные, тем меньше размер поддержки или вероятность того, что близкие будут их поддерживать.

Отбывание наказания далеко от места проживания родственников разрушает социальные связи подозреваемых, обвиняемых и осужденных.

Их родные либо вовсе прекращают общение, в том числе не выдержав трудностей, связанных с поездками на свидания, либо растрачивают значительную часть ресурсов семьи на осужденного родственника.

В итоге у семьи не хватает ресурсов для помощи заключенным после освобождения. Каждый из этих вариантов снижает шансы на быструю и безболезненную социальную адаптацию бывшего осужденного.

Как решить проблему?

  • Использовать видеоконференцсвязь не только для дистанционного участия в судебных заседаниях, но и для свиданий с родными;
  • Прекратить неформальную практику запрещать свидания и посылки как метод давления;
  • Постепенно перемещать исправительные учреждения из труднодоступных сельских поселений ближе к крупным населенным пунктам.

В концепции развития системы ФСИН предлагается оптимизировать размещение тюрем и колоний на территории страны, в том числе и для того, чтобы сохранить социально полезные связи осужденных. Сейчас перераспределение мест лишения свободы не достигло своих целей: расстояние между отправителями и получателями денежных переводов остается достаточно большим, а большая дистанция способна разрушать социальные связи заключенных. Тем не менее исследователи надеются, что с помощью внимательного анализа проблемных учреждений возможно точечными мерами улучшить положение дел.

*Имена были изменены по просьбе героев.

Авторы: экономист Леонид Жижин и социолог Ксения Рунова, младшие научные сотрудники Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге. 

Источник: https://takiedela.ru/news/2020/10/13/nakazanie-i-podderzhka/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.