Злоупотребление и превышение должностных полномочий

Отграничение злоупотребления должностными полномочиями от превышения должностных полномочий

Злоупотребление и превышение должностных полномочий

Окладникова, Н. А. Отграничение злоупотребления должностными полномочиями от превышения должностных полномочий / Н. А. Окладникова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2017. — № 50 (184). — С. 304-306. — URL: https://moluch.ru/archive/184/47270/ (дата обращения: 21.11.2020).



Актуальность данной работы определена возрастающей динамикой должностных преступлений на всех уровнях власти, что подтверждает обзор судебной практики и данные многих регионов Российской Федерации.

Статистика судебной практики за последние годы, в том числе за три квартала 2017 года свидетельствует о постоянно растущем количестве поступающих административных дел в суды общей юрисдикции по спорам между гражданами и представителями государства — государственными служащими.

К сожалению, данные в отношении количества преступлений, совершаемых на службе, не дают объективной картины реального положения дел. Это явление обусловлено несколькими факторами. Во-первых, публичным характером деятельности должностных лиц, которая оказывает непосредственное влияние на защиту прав и свобод государства, граждан и общества.

Во-вторых, законодательство подвержено различным издержкам, а также существует множество процессуальных пробелов, из-за которых в суде сложно объективно оценить вину, доказать ее и наказать виновного.

Многие авторы приходят к выводу, что несовершенная правовая база, сложная политическая и экономическая ситуация в России является благоприятной почвой для совершения правонарушений должностными лицами различного уровня, которые изначально стоят на страже соблюдения закона.

Выбранная тема актуальна по двум основным причинам: морально-этической и социально-политической. Преодоление противостояния населения и власти является одной из первостепенных задач современной власти.

Борьба с противоправным поведением на местах, которое демонстрируют представители власти, может оказать положительное влияние на восстановление нравственности населения, тем самым вырабатывая нетерпимость к противоправному поведению не только у служащих.

Существует множество вопросов в отношении служебных правонарушений, а точнее в отношении основания их криминализации, проблемы квалификации преступлений в этой сфере и дифференциации их ответственности. Данные аспекты всегда интересовали юристов. Основные из них возникают при рассмотрении дел о превышении и злоупотреблении должностных полномочий.

На основании выше сказанного перечисленные вопросы все чаще становятся темой исследований. В последние годы тема правонарушений служащими рассматривается в рамках уголовного процесса, а также в административном аспекте многими специалистами, как И. А. Гааг, Е. Н. Разыграева, Н. В. Мирошниченко, А. В. Иванчин, М. Н. Каплин, А. О. Долгатова, А. А.

Обухов и другие.

В 1892 году Н. И. Коркунов отметил, что неправомерное поведение частных лиц наносит меньший урон авторитету закона и прочности юридического порядка, в отличие от правонарушений должностных лиц. Используя властные полномочия, должностные лица с легкостью могут препятствовать защите интересов государства, лишая частных лиц защиты их законных прав и интересов [5].

То же явление было отмечено Н. П. Печниковым в 2007 году. Большая часть жалоб, которые поступают в отношении правонарушений в административной сфере, направлена на неправомерные действия государственных и муниципальных служащих, а также в отношении признания незаконными нормативно-правовых актов (около 10 тыс. дел ежегодно) [6].

Во время разбирательства споров в отношении служебных правонарушений, судебные органы используют право на судейское усмотрение, то есть вилку назначения наказания между низшим и высшим пределом вины. Необходимо обратить внимание, что по сравнению с федеральным уровнем должностная преступность в регионах растет более высокими темпами.

Уголовно-правовые нормы активно подвергались многочисленным изменениям и дополнениям, начиная с 2008 года, именно в части рассмотрения служебных преступлений. В связи с этим возникли многочисленные вопросы, которые влияют на теорию и практику судопроизводства в этой сфере.

Анализ и нахождение решения на практические задачи необходимы для подробного изучения проблем ответственности за служебные преступления. Это важно для формирования способности профессионального понимания основных направлений совершенствования законодательства в целях борьбы со злоупотреблениями и превышениями должностными полномочиями.

Исследование текущего вопроса также актуально для конкретизации проблем освобождения от уголовной ответственности.

Квалификация служебных преступлений продолжает вызывать сложности у юристов, а точнее отсутствие единообразия в следственно-судебной практике приводит к альтернативному реагированию правоприменителя в процессе рассмотрения и вынесения решения в отношении правонарушителя. Высказывание Э. А. Исаяна в отношении существования в действующем законодательстве двух составов в статье 285 и 286 УК РФ [2], подтверждает наличие проблемы отграничения злоупотребления должностными полномочиями от их превышения. Также возникают споры о понятии должностного лица, о наличии или отсутствии мотива в преступлениях, предусмотренных статьей 285 и 286 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее УК РФ) и другие. Без решения данных вопросов невозможно эффективное противодействие служебным преступлениям [3].

С учетом проблематики в работе внимание уделено отграничению злоупотребления от превышения должностными полномочиями, которые предусмотрены статьями 285 и 286 УК РФ. Во многих источниках под термином «служебные преступления» рассматриваются действия, затрагивающие интересы государства, которые регламентированы главами 23 и 30 УК РФ.

В сегодняшнем виде нормы по борьбе со служебными преступлениями представляют собой только основу для борьбы с нарушениями служащих. Если ее правильно и эффективно применять на практике — это послужит залогом успеха в борьбе со служебными преступлениями [3]. Перечисленные причины делают данную работу актуальной для прокурорско-следственной, адвокатской и судебной деятельности.

30 октября 2009 года в Российской газете было опубликовано Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 октября 2009 года № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» (далее Постановление) [4].

На его требования необходимо опираться при расследовании правонарушений и подготовке обвинительных заключений по статье 285 и 286 УК РФ.

В пункте 22 Постановления даны четкие разъяснения по действиям обвинителя и судьи, а именно необходимо указать злоупотребление какими именно из прав и обязанностей или превышение каких из них согласно документам, регламентирующим деятельность должностного лица, вменяется ему в вину со ссылкой на конкретную статью, часть и пункт правовой нормы.

Анализ практики показывает, что если должностное лицо действует вопреки интересам службы, то его действия могут сопровождаться нарушением особых обстоятельств службы, что характерно для статьи 286 УК РФ, в связи с чем ее сложно отграничить от статьи 285 УК РФ.

Провести разграничение перечисленных составов преступления необходимо, взяв за основу субъект, мотив, а также цель преступления. При отграничении злоупотребления должностными полномочиями от превышения нужно учитывать несколько факторов.

Это основания для криминализации и классификации, которые нуждаются в процессуальном упорядочении, а также в четком порядке дифференциации ответственности.

Соблюдая эти требования, можно будет сделать первый шаг в борьбе с превышением и злоупотреблением должностных полномочий.

Обязательное условие для обоснованного привлечения виновных лиц к уголовной ответственности и назначения им справедливого наказания — верная их квалификация. Также это необходимо для предупреждения совершения новых преступлений.

При рассмотрении дел, обвинителю и судье необходимо помнить о статье 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее УПК РФ) о порядке возврата дел прокурору. Одним из важных аспектов при рассмотрении дел в отношении служащих является время совершения правонарушения.

Если незаконные действия должностного лица совершены в период его нахождения в отпуске, то состав должностного преступления отсутствует. Зачастую, следователи формально указывают на наличие неблагоприятных последствий злоупотребления.

Как следствие, у суда появляется основание для прекращения уголовного преследования в части статьи 285 УК РФ, так как фактически последствия нарушения якобы не установлены.

Согласно данным Саратовского областного суда в IV квартале 2014 года в апелляционном порядке судебной коллегией по уголовным делам Саратовский областной суд отменил 27 приговоров в отношении 39 лиц из них 8 уголовных дел в отношении 12 лиц возвращено прокурору в порядке статьи 237 УПК РФ [1].

Так суд при наличии оснований, предусмотренных частью 1 статьи 237 УПК РФ, не принял меры к устранению нарушения закона в отношении существенного различия данных в описании преступного деяния и результатах судебно-медицинской экспертизы, которое препятствовало рассмотрению уголовного дела.

В статье 286 УК РФ предусмотрено наличие корыстной или иной личной заинтересованности, которая придает употреблению должностных полномочий свойство злоупотребления.

Первостепенной задачей следователя является выявление личностного характера мотива правонарушения.

Связь между действиями служащего и его обязанностями, а также наличие связи между виновным и потерпевшим лицом, права которого существенно нарушены, является главным отличием при квалификации статьи 286 УК РФ от статьи 285 УК РФ.

Основным отличием при совершении преступления, предусмотренного статьей 285 УК РФ, является то, что виновный использует один из трех видов должностных полномочий, а при превышении — соответствующее положение. Совершая правонарушение, предусмотренное статьей 286 УК РФ, должностное лицо использует служебное положение без использования своих полномочий, что повышает общественную опасность содеянного.

Таким образом, при отграничении преступлений, предусмотренных статьей 285 и 286 УК РФ, необходимо основываться на нескольких критериях:

  1. Необходимо определить, возможно ли выполнение деяния, которое составило объективную сторону посягательства, субъектом, не обладающим должностными полномочиями.
  2. Должна прослеживаться связь между действиями виновного и его должностным положением, вытекать из него и быть совершена в процессе его служебной деятельности или в связи с ней.
  3. Объективность и единообразие при толковании и применении закона об уголовной ответственности должно быть обеспечено четкими критериями оценки общественно опасных последствий преступлений в УК РФ. Следовательно, необходима детальная доктринальная разработанность данной проблемы.

Нельзя забывать о том, что причины отмены судебных решений и как следствие оправдание подсудимых объясняются неверной интерпретации побуждений субъектов судьей. При рассмотрении каждого дела, обвинение должно тщательно исследовать мотивировки, которые выдвигает сторона защиты, стремясь скрыть действительные мотивы.

Независимо от статьи УК РФ, согласно которой классифицировано правонарушение, необходима доктринальная разработка новых подходов и методов либо усовершенствование действующих, а также единообразие их применения для борьбы с представления о фактической допустимости запрещенных форм поведения.

Литература:

  1. Обзор причин отмены и изменений приговоров районных (городских) судов Саратовской области по результатам анализа апелляционной практики за 4-й квартал 2014 года. Саратовский областной суд. http://oblsud.sar.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=9886.
  2. Исаян Э. А. Противодействие злоупотреблению и превышению должностными полномочиями в России: история и современность. // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. — 2012. — № 2. — С. 112–117.
  3. Иванчин А. Н., Каплин М. Н. Служебные преступления. Учебное пособие. Ярославль: ЯрГУ, 2013. 108 с.
  4. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 октября 2009 г. N 19 г. Москва «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» // Российская газета. 2009. 30 октября. Федеральный выпуск № 5031 (207).
  5. Коркунов Н. М. Русское государственное право. Пособие к лекциям. [Электронный ресурс] http://books.e-heritage.ru/book/10080146.
  6. Печников Н. П. Должностные и служебные преступления.: Издательство ТГТУ, 2007–60 с.

Основные термины(генерируются автоматически): УК РФ, должностное лицо, полномочие, преступление, Российская Федерация, превышение, рассмотрение дел, РФ, судебная практика, уголовная ответственность.

Источник: https://moluch.ru/archive/184/47270/

Злоупотребление должностными полномочиями и превышение должностных полномочий: проблемы разграничения составов

Злоупотребление и превышение должностных полномочий

С. В. Смелова – доцент кафедры уголовного права и криминологии ВИПЭ ФСИН России, кандидат юридических наук

Одним из направлений антикоррупционной политики Российской Федерации является совершенствование правоприменительной практики правоохранительных органов и судов по делам о преступлениях коррупционной направленности[1].

Изучение последней свидетельствует о наличии трудностей в квалификации таких их видов, как злоупотребление должностными полномочиями и превышение должностных полномочий (ст. 285, 286 УК РФ)[2].

Среди юристов также нет единого мнения по вопросам разграничения составов данных преступлений и целесообразности существования самостоятельных статей в УК РФ, регламентирующих ответственность за превышение должностных полномочий и злоупотребление ими[3].

Отдельные исследователи утверждают, что в ст. 286 УК РФ конкретизируется вид злоупотребления должностными полномочиями[4]. В связи с изложенным, представляется актуальным рассмотреть некоторые из обозначенных проблем.

Злоупотребление должностными полномочиями и превышение должностных полномочий посягают на регламентированную нормативными правовыми актами деятельность государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, государственных корпораций, Вооруженных Сил РФ, других войск и воинских формирований РФ. Они относятся к общим должностным преступлениям, учитывая, что могут быть совершены в любой сфере деятельности публичного аппарата управления[5].

Составы указанных преступлений принято обозначать как смежные, которые имеют одинаковые конструкции и общие признаки, кроме одного, разграничительного[6]. Субъект и последствия деяний единообразно сформулированы в нормах ст. 285 и ст. 286 УК РФ.

Круг нарушаемых должностными лицами полномочий и последствия в диспозициях не конкретизированы. Оба преступления характеризуются умышленной формой вины.

Следовательно, их разграничение проводится по отдельным элементам субъективной или объективной сторон.

В научной литературе высказывается мнение о разграничении должностного злоупотребления и превышения полномочий по мотиву. В частности, П.С. Яни предлагает укрытие преступлений от учета «при установлении корыстной или иной личной заинтересованности…

квалифицировать как злоупотребление должностными полномочиями, в отсутствие названного мотива – как превышение должностных полномочий»[7].

Подобный подход имеет место и в правоприменении, когда в силу недоказанности корыстной или иной личной заинтересованности как обязательной составляющей злоупотребления полномочиями лицо привлекается к ответственности по ст. 286 УК РФ.

Действительно, конструктивным признаком злоупотребления должностными полномочиями является корыстная или иная личная заинтересованность, официальное судебное толкование которой содержится в п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г.

№ 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий»[8]. В изученных нами материалах уголовных дел превышение должностных полномочий исключительно из корыстных мотивов встречалось достаточно редко.

Большинство фактов явного выхода должностного лица за пределы предоставленных ему полномочий были обусловлены стремлением извлечь выгоду неимущественного характера и такими побуждениями, как карьеризм, желание приукрасить действительное положение, скрыть свою некомпетентность.

Однако Верховный Суд РФ указанные побуждения трактует как иную личную заинтересованность применительно к преступлению, предусмотренному ст. 285 УК РФ[9]. Соответственно, мотивация противоправного поведения должностного лица не является единственным разграничительным признаком сопоставимых преступлений.

В диспозиции ч. 1 ст. 286 УК РФ прямо указано, что деяние возможно лишь путем действий. Злоупотребление полномочиями может выражаться и в бездействии. Анкетирование практических работников показало, что именно при оценке характера действий возникают затруднения в отграничении данных составов и у 57% респондентов они связаны с понятием «явности» выхода за пределы полномочий[10].

Пленум Верховного Суда РФ, акцентируя внимание на активном характере действий, определяет, что превышение должностных полномочий может выражаться в совершении должностным лицом при исполнении служебных обязанностей действий, которые: относятся к полномочиям другого должностного лица; могут быть совершены только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте; совершаются должностным лицом единолично, однако могут быть произведены только коллегиально либо в соответствии с порядком, установленным законом, по согласованию с другим должностным лицом или органом; никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать[11].

Проблемы правоприменения вызывает трактовка последней из названных форм, под которой нередко понимается нарушение должностным лицом в одной из трех других форм пределов компетенции, в том числе с целью совершения общеуголовного преступления.

Изучение опубликованной в 1998-2014 гг.

практики Верховного Суда РФ по вопросам квалификации должностных преступлений показывает, что судебная инстанция на примере конкретных дел не обращалась к толкованию сущности действий, которые никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать.

Обобщив практику применения ст. 285 УК РФ, мы установили, что и при злоупотреблении должностными полномочиями можно говорить о рассматриваемой форме действий.

Так, в 44% случаев лица использовали свои должностные полномочия вопреки интересам службы при рассмотрении заявлений граждан и организаций, укрывая преступления от учета и принимая по ним неправомерные решения. Квалификация таких деяний в регионах неоднозначна: и по ст. 285, и по ст. 286 УК РФ. Например, П. осужден по ч. 1 ст. 286 УК РФ.

Согласно приговору суда П. «с целью сокрытия фактических обстоятельств перевозки спирта» дал указание К., «находящемуся от него в прямой служебной зависимости, скрыть факт задержания…

лиц со спиртом и направить на химическое исследование в ЭКЦ…

самогон», после чего «лично утвердил постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, не соответствующее фактическим обстоятельствам».

Тем самым совершил «незаконные действия, которые не имеет права совершать никто»[12]. Обстоятельства дела свидетельствуют, что действия П. должны были квалифицироваться по ч. 1 ст. 285 УК РФ.

Таким образом, встречающаяся в решениях правоприменителя формулировка «действия, которые никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершить» противоречит внутреннему содержанию ст. 286 УК РФ: подобные действия не могут составлять компетенцию ни одного должностного лица.

Указанная характеристика применима к любым преступлениям, субъект которых незаконно использует предоставленные ему должностные полномочия. Если придерживаться такого подхода, то и преступления, предусмотренные ст.

287, 289, 290 и 292 УК РФ, следует считать частными случаями превышения должностных полномочий, а не злоупотребления ими.

Кроме того, учитывая позицию Верховного Суда РФ об активном характере действий при превышении должностных полномочий, вызывает сомнение целесообразность включения в УК РФ в качестве специального вида превышения должностных полномочий неисполнения сотрудником органа внутренних дел приказа (ст. 286.1).

В научной литературе вновь ставится вопрос о возможности объединения составов преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 285 и ч. 1 ст. 286 УК РФ. В качестве одного из доводов приводится незначительная применяемость нормы, предусмотренной ч. 1 ст. 286 УК РФ[13].

Не можем согласиться с этой позицией: в 20% изученных нами материалах уголовных дел действия должностного лица квалифицировались по ч. 1 ст. 286 УК РФ, в 8% случаев имело место присвоение полномочий должностного лица, которое не может быть квалифицировано по ч. 1 ст. 285 УК РФ.

Поэтому сопоставимые нормы и не соотносятся как общая и специальная, так как в случае исключения нормы о превышении должностных полномочий, присвоение полномочий должностного лица иным должностным лицом не сможет быть квалифицировано по статьям гл. 30 УК РФ.

Кроме того, в данную главу включены еще менее применяемые нормы, чем закрепленная в ч. 1 ст. 286 УК РФ[14].

Таким образом, в целях четкого разграничения по характеру действий составов превышения должностных полномочий и злоупотребления должностными полномочиями, единообразия в практике применения норм, предусмотренных ст.

285 и 286 УК РФ, следует исключить из официального судебного толкования действий должностного лица, явно выходящих за пределы его полномочий, такой их формы, как действия, которые «никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать».

Источник: https://studref.com/407651/pravo/zloupotreblenie_dolzhnostnymi_polnomochiyami_prevyshenie_dolzhnostnyh_polnomochiy_problemy_razgranicheniya_s

Конспекты юриста

Злоупотребление и превышение должностных полномочий

→ Курсовые → Курсовые по уголовному праву

План курсовой работы

Введение.

1. Понятие и уголовно-правовая характеристика злоупотребления должностными полномочиями и их превышения.

  • 1.1. Понятие и объективные признаки злоупотребления должностными полномочиями и их превышения.
  • 1.2. Субъективные признаки злоупотребления должностными полномочиями и их превышения.

2. Особенности квалификации злоупотребления должностными полномочиями и превышения должностных полномочий.

  • 2.1. Отграничение злоупотребления должностными полномочиями от превышения должностных полномочий.
  • 2.2. Отграничение злоупотребления должностными полномочиями и их превышения от смежных составов преступлений.

Заключение.

Список источников и литературы.

Введение

Актуальность темы исследования. Вопросы квалификации должностных преступлений, обычно вызывают интерес в уголовно-правовой науке, что обусловлено различным комплексом факторов.

Во-первых, огромное количество должностных преступлений провоцируют уменьшение авторитета и значимости государственной власти. Должностные лица, совершая злоупотребление своими полномочиями или же превышение их, наносят вред правам и законным интересам граждан, общества и государства, что приводит к нарушению работы всей системы власти, снижению ее эффективности.

Во-вторых, постоянная практика злоупотреблений и превышений полномочий со стороны должностных лиц приводит к тому, что социум считает такое поведение нормальным. В среде начинают преобладать представления о фактической допустимости запрещенных форм поведения.

В-третьих, проблема определения признаков субъекта должностного преступления, неточности в законодательном определении должностного лица.

В-четвертых, в настоящий момент в судебной практике квалификация должностных преступлений, совершаемых путем злоупотребления должностными полномочиями и их превышения, вызывает существенные сложности, которые обусловлены проблемой разграничения рассматриваемых и смежных к ним деяний, а также несовершенством уголовного законодательства.

Объектом исследования выступают общественные отношения, связанные с уголовно-правовой оценкой злоупотребления должностными полномочиями и их превышения.

Предметом исследования выступают нормы уголовного законодательства, устанавливающие ответственность за преступления, совершаемые должностными лицами путем превышения полномочий, судебная практика применения указанной группы норм.

Степень научной разработанности. Проблема разграничения составов злоупотребления и превышения должностными полномочиями, в современной российской правовой науке является многоаспектным предметом научного исследования.

Базой для изучения данных преступлений послужили учебные пособия Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, В.П. Ревина и А.И. Чучаева, а также А.В. Наумова и А.Г. Кибальника.

К отдельным вопросам понятия должностных преступлений обращались: А. Беляев, Б.В. Волженкин, Б.В. Здравомыслов. Проблемы квалификации исследуемых деяний рассматривали: К.А. Греков, А.О. Далгатова, П.М.

Курбанова, О.С. Поздеева.

Цель исследования – разграничить злоупотребление должностными полномочиями от их превышения, выявить проблемы квалификации рассматриваемых деяний.

Достижение поставленной цели определяет ряд следующих задач:

  • 1. Определение понятия и объективных признаков злоупотребления должностными полномочиями и их превышения.
  • 2. Изучение субъективных признаков злоупотребления должностными полномочиями и их превышения.
  • 3. Выявление критериев разграничения злоупотребления должностными полномочиями от их превышения.
  • 4. Анализ смежных составов с исследуемыми преступлениями.

Теоретико-методологическая основа исследования. Методологическую базу составляют общие принципы и методы научного познания, относящиеся к исследовательскому аппарату гуманитарных наук.

Они включают основные принципы диалектики – развития и историзма; общенаучные подходы – системный, генетический; методы анализа и синтеза, индукции и дедукции, классификации. При изучении проблематики работы автор опирался на специальные методы: формально-юридический, сравнительно-правовой, конкретно-исторический, и другие.

В работе использованы в комплексном сочетании методологические средства, идеи и концепции, разработанные в современном уголовном праве России и зарубежных стран, в истории отечественного государства и права.

Эмпирическая база исследования включает широкий круг документов, которые можно классифицировать следующим образом: нормативные правовые акты Российской Федерации; иные опубликованные источники; судебная практика, которая представлена постановлениями и определениями высших судебных органов Российской Федерации; учебные пособия, комментарии, статьи из периодических изданий и электронные информационные ресурсы.

Структура курсовой работы. Работа состоит из введения, двух глав, разделенных на параграфы, заключения, списка источников и литературы.

↓ Скачать работу (docx)

Источник: https://www.law-student.ru/kursovye/zloupotreblenie-dolzhnostnymi-polnomochiyami-i-prevyshenie-dolzhnostnyh-polnomochiy-razgranichenie-sostavov.html

Разграничение злоупотребления и превышения должностных полномочий

Злоупотребление и превышение должностных полномочий

В качестве основного объекта преступления выступают общественные отношения, регулирующие нормальную работу государственного аппарата и аппарата местного самоуправления как в целом, так и отдельных его звеньев. Дополнительный объект – права и законные интересы граждан, организаций, охраняемые законом интересы общества и государства.

Злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ)

Объективная сторона преступления – использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

Злоупотреблением могут быть признаны такие действия должностного лица, которые вытекали из его служебных полномочий и были связаны с осуществлением прав и обязанностей, которыми это лицо наделено в силу занимаемой должности.

Нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства может выражаться в подрыве авторитета органов власти, государственных и общественных организаций, создании помех и сбоев в их работе, нарушении общественного порядка, сокрытии крупных хищений, других тяжких преступлений и т. п.

При решении вопроса о том, являются ли нарушения существенными, необходимо учитывать степень отрицательного влияния противоправного деяния на нормальную работу предприятия, организации, учреждения, характер и размер понесенного ими материального ущерба, число потерпевших граждан, тяжесть причиненного им морального, физического или имущественного вреда и т. п.

Субъективная сторона выражается в умысле (прямом или косвенном) и мотиве – корыстной или иной личной заинтересованности.

Субъект – специальный (должностное лицо), по ч. 2 ст. 285 УК РФ лицо, занимающее государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, глава органа местного самоуправления.

Превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ)

Объективная сторона – совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

При отграничении злоупотребления властью или служебным положением от превышения власти или служебных полномочий следует исходить из того, что в первом случае должностное лицо незаконно, вопреки интересам службы использует предоставленные ему законом права и полномочия, а во втором – совершает действия, явно выходящие за пределы его служебной компетенции (которые относятся к полномочиям другого должностного лица либо могли быть совершены самим должностным лицом только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте, а также действия, которые никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершить).

Субъективная сторона – прямой или косвенный умысел и, в отличие от злоупотребления должностными полномочиями, нет мотива.

Субъект – должностное лицо.

Преступления против общественного порядка: проблемные вопросы квалификации.

“общественный, порядок, — это порядок волевых общественных отношений, складывающихся в процессе сознательного и добровольного соблюдения гражданами установленных в нормах права и иных нормах неюридического характера правил поведения в области общения и тем самым обеспечивающих, слаженную и устойчивую совместную жизнь людей”.

Все посягательства на общественный порядок подразделяются на такие виды:

– аморальный проступок;

– административное правонарушение;

– преступление.

Преступления против общественного порядка относятся к наиболее тяжелым нарушениям социального общения людей.

Преступления представляют собой качественно особый вид общественно опасных правонарушений, посягающих на условия существования общества.

Таким образом, существенно необходимый, коренной материальный признак преступлений, в том числе и преступлений против общественного порядка — общественная опасность.

 Преступления против общественного порядка:

Объективные признаки ст.ст. 212-214 УК РФ и анализ практики их оценки и применения

Ответственность за преступления против общественного порядка: массовые беспорядки, хулиганство и вандализм, предусмотрена в ст. 212-214 главы 24 “Преступления против общественной безопасности” раздела IX “Преступления против общественной безопасности и общественного порядка” УК РФ.

Родовым объектом массовых беспорядков, хулиганства и вандализма как и других преступлений, ответственность за которые предусмотрена в главе 24, признаются общественные отношения, составляющие содержание общественной безопасности.

Относительно непосредственных объектов преступлений, предусмотренных ст. 212-214 УК РФ, в уголовно-правовой литературе нет единства мнений.

Непосредственный объект массовых беспорядков некоторые авторы определяют как общественную безопасность.

Другие ученые подчеркивают связь общественной безопасности и общественного порядка, утверждая, что непосредственным объектом массовых беспорядков выступают основы государственного управления в области охраны общественной безопасности и общественного порядка; общественная безопасность в области нормального функционирования государственного механизма охраны общественного порядка, жизни и здоровья граждан от анархии и произвола толпы. Что касается хулиганства, то в литературе высказывалось мнение, что его непосредственным объектом являются правила общежития, т.е. совокупность общественных отношений, регулируемых социальными нормами, содержащими требования общества к своим членам и определяющими отношения граждан к государству, обществу и друг другу в процессе созидательного труда, в семье, в коллективе, в быту.

https://www.youtube.com/watch?v=F3CnVNqkQr8

Непосредственным объектом вандализма ученые единодушно признают общественный порядок.

Уголовный закон, карая за массовые беспорядки, хулиганство, вандализм охраняет не только общественный порядок, но и другие дополнительные объекты (личность граждан, собственность и некоторые другие общественные отношения).

По тексту закона объективную сторону массовых беспорядков образуют три формы преступной деятельности: организация массовых беспорядков (ч. 1 ст.

212 УК РФ); непосредственное участие в массовых беспорядках, сопряженных с применением насилия, совершением погромов, поджогов, уничтожения имущества, применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также оказанием вооруженного сопротивления представителю власти (ч. 2 ст.

212 УК РФ); призывы к активному неподчинению законным требованиям представителей власти и к массовым беспорядкам, а равно призывы к насилию над гражданами (ч. 3 ст. 212 УК РФ).

Объективную сторону преступления, описанного в ч. 2 ст. 212 УК РФ, по мнению целого ряда авторов образует участие в массовых беспорядках, т.е. совершение деяний, исчерпывающий перечень которых дан в ч. 1 ст.

212 УК РФ: применение насилия, погромы, поджоги, уничтожение имущества, применения огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также оказание вооруженного сопротивления представителю власти

С объективной стороны вандализм представляет собой осквернение зданий или иных сооружений, порчу имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах.

В теории уголовного права нет единого мнения относительно субъективной стороны преступлений против общественного порядка. Так, одни ученые полагают, что субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 212 -214 УК РФ, предполагает как прямой, так и косвенный умысел..По мнению других авторов, субъективная сторона этих преступлений может выражаться только в прямом умысле.

На наш взгляд, преступления, предусмотренные ст. 212,213 УК РФ имеют формальный состав и могут характеризоваться только виной в форме прямого умысла. Что касается вандализма (ст. 214 УК РФ), имеющим формально-материальный состав, то его субъективная сторона может характеризоваться как прямым умыслом по отношению к действиям, так и прямым или косвенным.

Для квалификации преступлений против общественного порядка чрезвычайно важным является установление мотивов и целей виновного.

Мотивы и цели совершения массовых беспорядков могут быть самыми различными: экстремистскими, хулиганскими, корыстными и т. д. На квалификацию преступления они не оказывают влияния, однако могут учитываться судом при назначении наказания.

Обязательный признак субъективной стороны хулиганства и вандализма – хулиганский мотив определяется в литературе по разному: как стремление в неуважительной форме бросить вызов обществу путем нарочитой грубости, жестокости, озорства, буйства и т.п.; стремление, желание показать, выразить свое неуважение к обществу посредством грубого нарушения общественного порядка в указанных законом формах.

Таким образом, субъективная сторона хулиганства и вандализма характеризуется умышленной формой вины и хулиганским мотивом. Не могут быть квалифицированы как хулиганство действия, совершенные не из хулиганских побуждений, а по другим мотивам, например, на почве личных неприязненных отношений и т.п..

Пленум Верховного Суда РФ рекомендовал судам следует отграничивать хулиганство от других преступлений в зависимости от содержания и направленности умысла виновного, мотивов, целей и обстоятельств совершенных им действий.

Насильственные преступления, совершенные в семье, квартире, в отношении родственников, знакомых и вызванные личными неприязненными отношениями, неправильными действиями потерпевших и т.п., должны квалифицироваться по статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за преступления против личности.

Однако в тех случаях, когда такие действия были сопряжены с очевидным для виновного грубым нарушением общественного порядка и выражали явное неуважение к обществу, их следует квалифицировать как хулиганство.

Субъект массовых беспорядков, с точки зрения одних правоведов, общий – физическое, вменяемое, достигшее 16-летнего возраста лицо. На наш взгляд, это утверждение не соответствует букве закона.

Правильно полагают другие исследователи, что субъект массовых беспорядков – специальный: лица, достигшие 16-ти лет, перечисленные в диспозиции ст. 212 (организаторы, руководители, участники массовых беспорядков и лица, осуществляющие призывы).

Установление минимального возраста уголовной ответственности за “простое” хулиганство с 16 лет и за квалифицированное хулиганство с 14 лет не является научно обоснованным и целесообразным. Представляется, что у подростков уже имеется сознательный комплекс отношений к обществу.

Они обладают необходимым уровнем развития духовных способностей, позволяющим им сознательно относиться к своим поступкам, в т.ч.

осознавать общественную опасность грубого нарушения общественного порядка, сопряженного с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, отдавать отчет о своем поведении и управлять им. Поэтому, на наш взгляд, уголовную ответственность по ч.1 ст.

213 УК РФ следовало бы установить с 14 лет. Тем более, что по ст. 213 УК РФ в ранее действовавшей редакции ответственность за хулиганство с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия наступала с 14 лет.

Дата добавления: 2018-05-12; просмотров: 250;

Источник: https://studopedia.net/5_35423_razgranichenie-zloupotrebleniya-i-previsheniya-dolzhnostnih-polnomochiy.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.