Как живут женщины на зоне

Женщины в тюрьме

Как живут женщины на зоне

Как свидетельствуют сотрудники женских исправительных учреждений, блатных женского пола, или багдадок, как говорили раньше, сейчас практически нет. Но есть авторитетные зэчки, в основном, многоходки.

В отличие от своих «коллег» — авторитетов-мужчин, они активно сотрудничают с администрацией и зачастую устраивают на зоне настоящий беспредел. Еще отличие от сильного пола — желание скорее выбраться на свободу, для осуществления которого все средства хороши.

Лучшее из них — как можно активней «стучать». Расскажем подробнее об авторитетных женщинах в тюрьме.

Полицейская статистика свидетельствует: женская преступность растет приблизительно на 5% в год. Причем прекрасная половина человечества не разменивается по мелочам: до 30% «женских» преступлений — это убийства.

Порой весьма и весьма жестокие. Любопытно, что жертвами, как правило, оказываются мужчины. И это не только мужья, сожители или собутыльники.

Прекрасный пол научился и замечательно разбойничать в отношении сильного пола.

Если женщина до попадания на зону еще не обзавелась детьми, рассказывают работники исправительных учреждений, она зачастую становится рецидивисткой.

Муж (если не он, конечно, потерпевший) ее в большинстве случаев бросает, и больше с «гражданской» жизнью ничего преступницу не связывает.

 Попадая же на зону, женщина непременно сталкивается с авторитетными сидельцами, которые могут превратить ее жизнь за решеткой в настоящий ад.

Женские авторитеты

Кто же они такие, женские авторитеты? Как говорят «под диктофон» сотрудники ФСИН, блатных зэчек в России сейчас практически не осталось.

В середине прошлого века они еще были и сейчас на пляже можно увидеть милых бабушек с татуировками «Умру за металл!» или «КПСС — враг народа!».

Назывались они багдадками (точное происхождение термина установить не удалось). Сейчас это слово современные осужденные почти не помнят.

Женских авторитетов зовут просто — многоходка. Но в принципе, достаточно и одной «ходки» (срок), если осужденная физически сильна и психологически агрессивна. Это как раз одно из отличий женской зоны от мужской — зачастую на женских зонах авторитет добывается грубой силой, в драке. Тогда как на мужских — умом и безупречным с точки зрения тюремных законов и понятий поведением.

И что касается понятий. В отличие от воров, женские авторитеты на зоне работают (правда, особо не утруждаются, но ведь важен сам принцип). Кроме того, «стучат».

Да еще как! На женских зонах администрация извечную женскую тягу к сплетням использует на полную катушку. Из осведомителей, так сказать, возникает очередь. Почему так? Только «сотрудничество» может позволить обрести осужденной авторитетный статус.

Влияние администрации в женских зонах велико (в отличие от мужских), а потому непослушных обламывают в момент.

Кобла в тюрьме

Как рассказала мне одна из осужденных, многоходки выслуживаются перед администрацией в первую очередь за материальные блага. Это и спокойная не пыльная работа, и сверхурочное свидание или возможность иметь сотовый телефон и многое другое. Есть и другие «бартеры» за ценную информацию о соседках.

Прежде всего, женские авторитеты отличаются от воров тем, что тюрьма для них все-таки не дом родной и на волю выбраться они очень даже мечтают. И как можно скорее. Поэтому лучшая плата за «сотрудничество» со стороны администрации — рекомендация в суд об условно-досрочном освобождении.

И в этом отличие от блатных — правильный зэк должен сидеть от звонка до звонка.

Не секрет, что многие «авторитетки» являются «коблами», то есть «мужиками», любителями однополого секса. На одной из зон, где я побывал, начальник колонии клятвенно заверял, что у них нет «пар». И этого, мол, никогда не допустят.

Но, как выяснилось в личной беседе с осужденными, «пары» есть. Просто позволяется «женская любовь» не всем зэчкам, а избранным, приближенным, полезным.

Так что и право быть «коблой» надо заслужить внимательными наблюдениями за остальными сиделицами.

Беременные женщины в тюрьме

Что касается сотрудников женских исправительных учреждениях, то, понятное дело, их такое положение дел более чем устраивает. Тотальная слежка друг за другом исключает возможность побегов и даже всяческих мелких нарушений установленного режима. Такой пример. В одной колонии, где запрещено приносить из столовой чай в барак, одна из зэчек все-таки сделала это.

Уж очень холодно было и хотелось хоть как-то обогреться. Уже через минуты к ней пришли. Понятное дело, такая нервная и нездоровая обстановка, которую создают многоходки, провоцирует скандалы и конфликты между осужденными. Тем более что они — женщины. Прекрасно известно, что даже две «прекрасные половинки», пусть даже и находящиеся в родственной связи, не уживаются на одной кухне.

А тут несколько сотен.

История зечки

Как рассказывали осужденные одной из колоний, конфликты между зэчками на бытовой почве возникают ежедневно.

Если продолжать сравнение разнополых авторитетов, то мужские как раз стараются ничего подобного не допускать: соблюдение определенного порядка — одна из их задач. Многоходки — другое дело.

Кого-нибудь отлупцевать они могут просто из-за плохого настроения. В такие критические дни продыху от них нет, говорят беседовавшие со мной осужденные.

Так, одна из них, назовем ее Оля, рассказала следующее: «Меня спасло только то, что я немного сама отмороженная. Попала на зону за то, что совершала разбойные нападения
на мужиков. Очутившись здесь, я обалдела от зверств многоходок.

Меня тут же попытались подчинить. Слушаться ни в коем случае нельзя, это мой совет новичкам. Иначе попадешь в настоящее рабство. Одна из авторитеток назвала меня мразью. Я сделала «оборотку»: ножницами проткнула ей плечо.

После этого от меня отстали‚ но ведь не все такие решительные как я».

Ей вторит заключенная Алла: «Если ты «греешь», то еще ничего, тебя терпят. Но мне никто ничего не шлет: поэтому могут ни за что избить, заставить выполнить какую-нибудь грязную работу».

Осужденная Елена говорит, что притом, что в банный день в их колонии на мытье отводится всего час на отряд, многоходки моются первыми и минут сорок пять. Остальные выкручиваются кто как может за мизерные для женщин 15 минут.

Что касается позиции в отношении этого администраций колоний, то они делают вид, что ничего подобного нет, потому что просто не может быть.

Понятное дело, сотрудники колоний все знают, но, по их мнению, лучше выбрать меньшее из зол. Ведь куда неприятней для них массовые и организованные бунты заключенных.

Тут и звездочки с погон могут полететь. Умасленные же многоходки этого никогда не допустят.

Источник: https://www.mzk1.ru/2018/01/zhenshhiny-v-tyurme/

«Любовь на зоне»: заключенные рассказали, как строят отношения с женщинами

Как живут женщины на зоне

Они умело плетут любовные сети и попадают прямо в сердце, такого мнения об осуждённых ловеласах многие читинки. Возможна ли безграничная любовь в местах лишения свободы? И так ли корыстны отбывающие наказание претенденты в мужья? – специально для «Гуранка.ру» выясняла Яна Легун.

Живёт ли в сердцах осуждённых любовь? – с этим вопросом я отправилась в исправительную колонию №4. Мой приход заранее согласовали с начальством, выписали мне пропуск. Так называемый жилой корпус отделяли с десяток зарешёченных дверей.

После тщательного досмотра, с блокнотом и ручкой в руках я шагнула на территорию колонии. Цепкие взгляды осуждённых, среди которых многие «сидельцы» с десятилетним стажем,  кажется, ослепляли. «Здравствуйте» – «Здравствуйте» – дружно приветствовали меня словно долгожданную гостью.

 Пара этажей, несколько дверей и я на месте. Для бесед с заключенными  начальник отдела по воспитательной работе гостеприимно предоставил свой кабинет. Стук в дверь не заставил долго ждать. Желающие рассказать о себе приходили один за другим.

Каждый говорил со мной по-разному, по-разному отвечал, смотрел, каждый принёс свою историю, о двух из которых я расскажу подробнее.

Брак – пропуск к свиданьям

Владимир Лазарев, осуждённый, 30 лет

Представляется по имени отчеству, ведёт себя застенчиво. Спрашиваю, можем ли поговорить о личном? «Не против»,  –  начинает отвечать односложно Владимир.

Рассказывает, что за решёткой провёл в общей сложности шесть лет, а через шесть месяцев должен увидеть долгожданную свободу. Говорит про свою Ольгу, с которой недавно поженились. «Свадьба», если это можно так назвать, проходила прямо в ИК.

  После  молодым дали трое суток свиданья. Потом жена  стала приезжать регулярно.

В колонии к осуждённым пускают только близких родственников, дамам сердца без штампа в паспорте пройти сюда сложно. Регистрация брака открывает двери для свиданий.  Владимир говорит, Ольгу знал давно – вместе учились.

Молодая женщина обзавелась семьёй, было несколько мужей, некоторые из которых так же, как Владимир, сейчас отбывают наказание. Есть  5 детей. Жить вместе с ними и планирует мужчина. Про чувства не распространяется.

       

Спрашиваю,  некоторые осуждённые «вешают» девушкам лапшу на уши, чтобы познакомиться, а бывает противоположное? Улыбается. Говорит: «Девушка от нового мужа может разочароваться, а он-то что, сроки-то большие…».

Любовь как лотерея

Алексей, осуждённый, 43 года

Прощаемся с Владимиром, на его место садится Алексей. Разговорчивый, умно рассуждает, говорит, что любит читать. Рассказывает про свою избранницу.

«Никто не застрахован от обмана. Здесь мы все хорошие, а на свободе можем быть другие. С другой стороны, знаю массу ситуаций, когда люди познакомились в колонии и после освобождения мужчины они  продолжили жить вместе, хорошо живут и по многу лет. Есть и другие истории.

Недавно у нас один женился, жена ему говорит, напиши на меня доверенность, я квартиру твою продам, а больше куплю. Он написал. Ни жену, ни квартиру с тех пор не видел. Обмануться можно как здесь, так и на воле. Любовь – это лотерея. Кому-то в ней везёт, а кому-то нет».

– А как чаще осуждённые женятся – по любви или расчёту?

– Есть такой фактор, как одиночество. Человеку всегда надо поговорить с кем-то по душам. Здесь  есть психолог, но к нему же не будешь каждый день ходить, нас много, а  он один. Для этого и нужен свой человек.  Вообще, я считаю, три основных аспекта браков в колонии: физиологический, психологический и духовный.

Для Алексея психологический и духовный – совершенно разные составляющие. Смысл последнего из его уст до конца мне не удалось понять. Зато про свои отношения с женщиной он объяснил довольно понятно:

– Это молодые «женятся глазами», а более зрелом возрасте брак заключаешь уже с тем, с которым интересы совпадают, можно поговорить по душам. Я женился именно на такой женщине. Нам по 43 года, мы до этого знали друг друга. Дети у нас выросли.

– То есть детьми вы уже обзавелись, вам уже не надо, – с шуткой уточняю я.

– Почему не надо! Сына надо. Но я пока не загадываю. Рано ещё про это говорить. Если не получится родить, мы усыновим или внуков нянчить будем. Сельским хозяйством решили заниматься, в деревню переехать, на свежем воздухе ребёнку будет хорошо.

С Алексеем мы разговаривали дольше всех. Поведал он,  за что сидел, рассказал и про прошлые свои правонарушения. Говорит, когда первый раз попал в колонию – не осознал ничего. Вскоре после выхода из неё получил ещё один уже больший срок, тогда задумался.

Говорит, обратно не собирался, но так случилось, что убил отчима, который избивал мать. Посадили на 9 лет. Из них сейчас прошло уже 2 года.  Алексей надеется, что сможет освободиться раньше срока.

Про женщин и, в том числе, про свою маму, говорит: «У каждой есть своя лебединая песня, каждая выбирает сама себе мужчин, а женская логика порой логике не поддаётся».

Весточка из далёких мест

После беседы с осуждёнными, спрашиваю сотрудника колонии, который присутствовал при разговоре. «Всё ли правду говорят?». Смеётся,  – «Ну, почти».

Сотрудники колонии, которые годами работают с осуждёнными, отмечают, что отношения у них с читинками складываются по-разному. Одни знакомятся с женщинами просто, чтобы скоротать время, но  есть и те,  которые к отношениям  относятся искренне.

Отбывающим наказание не запрещено давать объявления в газетные разделы «знакомство». 

Арифметика любви за решеткой

  • Один раз  в день тем, кто ведёт себя примерно, разрешено звонить по 15 минут. 
  • В месяц из колонии численностью 169 осуждённых совершается более 2000 тысяч звонков. Сотни писем словно птицы разлетаются по краю.
  • За один год  в лечебно-исправительном учреждении заключаются 10 браков.

Источник: https://relations.guranka.ru/muzhchina-i-zhenshhina/lyubov-na-zone-zaklyuchennye-rasskazali-kak-stroyat-otnosheniya-s-zhenshhinami

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.