Как живут в женских колониях

Как живут женщины в русской тюрьме. Репортаж из исправительной колонии

Как живут в женских колониях
?

Журнал Виктора Волкова (tivir) wrote,
2017-04-17 10:30:00 Журнал Виктора Волкова
tivir
2017-04-17 10:30:00 Categories:

  • Россия
  • Криминал
  • Происшествия
  • Общество
  • Cancel

“От сумы, да от тюрьмы не зарекайся”
“Тюрьма не выбирает, в нее и честные люди попадают”

/Русские пословицы/.Большинство законопослушных граждан, ни разу не попадавших в СИЗО, колонию или тюрьму, тем не менее, имеют какое-то представление о жизни заключенных. Формируется оно под воздействием фильмов, телепередач, газетных статей и рассказов побывавших “там” знакомых. Но насколько совпадают представления обывателей с действительностью? В каких условиях находятся осужденные женщины? За какими занятиями проходят многочисленные дни тюремного заключения? Хотите узнать? смотрите фоторепортаж из Исправительной колонии №2 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. ИК-2 – это женская колония общего режима. Находится она в Ленинградской области, в поселке Ульяновка, недалеко от города Тосно. Это единственная женская колония на Санкт-Петербург, Ленинградскую, Новгородскую и Псковскую области.Попадают сюда женщины, осужденные за любые преступления (в том числе тяжелые) в первый раз. Так как для женщин не существует колоний строгого режима, как для мужчин. Больше всего осужденных по статье 228 – Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов.Так как колония общего режима, женщины живут тут в общежитиях. Одно из них на заглавной фотографии. Как видите, на окнах нет решеток. Причем окна обычного размера с открывающимися створками: нужно проветрить – без проблем!Все осужденные, при отсутствии противопоказаний, по закону должны работать. В ИК-2 несколько производств. Например, на швейном производстве шьется форма для МВД. А еще иногда на территории исправительных учреждений открывают производства коммерческие фирмы. Арендуют помещения, завозят оборудование, предоставляют осужденным работу, платят зарплату.Из начисленной зарплаты вычитаются расходы на проживание, питание и т.п., остальное перечисляется на личные счета. Деньги с личных счетов можно переводить близким или тратить в тюремном магазине. Работающие осужденные имеют право на ежегодный оплачиваемый отпуск – 12 рабочих дней. Отпуска предоставляются с выездом за пределы исправительного учреждения или без него. Но отпуска с выездом предоставляются только по разрешению начальника колонии. Бывает это нечасто, только в исключительных случаях. Как правило, отпуск женщины проводят прямо в колонии – в центре отпусков. Осужденным к лишению свободы предоставляются краткосрочные свидания продолжительностью четыре часа и длительные свидания продолжительностью трое суток на территории исправительного учреждения. В год может быть шесть краткосрочных свиданий и шесть длительных.Также осужденным к лишению свободы предоставляется право на телефонные разговоры. Продолжительность каждого разговора не должна превышать 15 минут. Телефонные разговоры оплачиваются осужденными за счет собственных средств или за счет средств их родственников.1. Комната в общежитии с облегченными условиями содержания. Даже телевизор на стене висит.Те осужденные, которые соблюдают распорядок дня, не нарушают режим содержания, работают, участвуют в самодеятельности, могут быть переведены с обычных условий содержания на облегченные.2. В общежитиях живет множество котов. Причем, все встреченные коты выглядели довольно сытыми и ухоженными.3. В свободное от работы время осужденные могут принимать участие в различных досуговых мероприятиях. 4. Это помещение – “прихожая” в одном из общежитий. Осужденным дается возможность украсить интерьер на свой вкус.5. Все сделано руками живущих здесь женщин. 6. Еще один красавец.7. Коты – не единственные представители животного мира в общежитии. 8. Тюремный магазин. Тут можно приобрести продукты, напитки, бытовую химию. Ассортимент побогаче, чем в некоторых сельских и дачных магазинах.9. Оплата производится с личного счета, никаких наличных денег, естественно. Дебет с кредитом сводятся в этих карточках – магазин может функционировать даже без электричества!10. А это комната в центре отпусков. Деревянные кровати, картины на стенах. Похоже на недорогой санаторий. 11. Тут же и кухня. Здесь можно приготовить еду самостоятельно, из купленных в магазине продуктов. 12. Изюминка центра отпусков – сауна. Совсем маленькая, но тут это никого не смущает.13. Так как колония женская, тут организовано несколько творческих мастерских.Здесь, например, изготавливают карнавальные маски.14. Участие добровольное, в свободное от работы время.15. 16. Помимо изготовления масок, женщины тут шьют кукол. Результат работы можно передать близким. У многих на свободе остались дети, и это отличная возможность сделать своему ребенку подарок.17. 18. В соседнем помещении пишут картины. Обстановка очень творческая.19.20.21. А эти куклы приобрели популярность и за стенами колонии. Некоторые экземпляры вывозились на выставку в Музей кукол Санкт-Петербурга для участия в общем конкурсе. 22. Процесс изготовления довольно простой. Болванка обклеивается папье маше и покрывается краской. Волосы используются настоящие, как правило, собственные, лицо рисуется. Самое главное – это нарядное платье, вот тут и проявляется вся фантазия автора.23. 24.25. Руки лепятся в ручную (прошу прощения за каламбур). А вот из чего их лепят?26. Конечно же из хлеба. 27. Если присмотреться вблизи, у всех кукол разные лица.28. В интерьере спортзала решили использовать мотивы Древнего Египта.И опять телевизор на стене.29. А это часовня, которую видно на заглавном фото.Батюшка приезжает раз в неделю из Тосно, проводит службу. Желающие могут причаститься и исповедоваться.30. Одно из производств, на котором работают осужденные. Оборудование современное, все процессы под программным управлением.31. А это то, что получается на выходе. Будете в магазине миску для кошки покупать, а она здесь изготовлена.32. В Исправительной колонии № 2 можно не только работать, но и учиться.Прямо на территории колонии находится профессиональное училище. 33. Основная профессия, которую можно здесь получить – швея. 34. В училище несколько учебных классов. 35. Женщины здесь не просто учатся, но и работают.Основная продукция – рабочая одежда, форма для МВД, МО и МЧС, медицинская одежда и постельное белье.36. Творческие работы. 37. С недавнего времени в училище появилось обучение по новой профессии – маляр-отделочник.

Данный фоторепортаж подготовлен в рамках совместного проекта spbblog и УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

Если честно, в ИК-2 я увидел абсолютно не то, что ожидал. Начиная с отсутствия решеток на окнах и довольно неплохих условий содержания, и заканчивая разнообразными вариантами творческих занятий.

На мой непрофессиональный взгляд, тут созданы все условия для переосмысления своих поступков, получения новых профессиональных навыков и начала новой жизни.

Ленинградская область, репортаж, фоторепортаж

  • В июле этого года я побывал на угольном терминале порта Усть-Луга, о чем и будет этот фотопост. Но в начале хотелось бы сказать “несколько слов” о…
  • Когда говорят об отдыхе в Черногории, вспоминают Будву или ее окрестности, так называемую Будванскую Ривьеру. Но хоть Черногория и небольшая…
  • Проект “Блогеры разводят мосты”, организованный spbblog и СПб ГБУ Мостотрест в этом году продолжается! В прошлом году мне…

Источник: https://tivir.livejournal.com/26086.html

Детский сад за

Как живут в женских колониях

ГОЛОВИНО (Владимирская область), 3 июн — РИА Новости. В местах лишения свободы в России, по данным ФСИН, содержатся около 50 тысяч женщин, это чуть меньше 8% от общего числа осужденных в стране. При этом три четверти таких женщин попадают за решетку в возрасте от 20 до 35 лет, и некоторые из них оказываются в изоляторах или колониях “в положении”.

При женских колониях действуют 13 домов ребенка, в которых живут 520 детей до трех лет. Корреспондент РИА Новости побывал в одной из таких колоний и узнал, как материнское чувство помогает выдержать испытание неволей.

Почти обычный детсад

Головинская ИК-1 находится в получасе езды от Владимира. Это старейшая в регионе женская колония, основанная еще в довоенное время. Дом ребенка здесь существует с 1953 года.

Когда-то осужденные занимались здесь лесозаготовкой, а сейчас при колонии действует швейное производство, вполне традиционное для мест лишения свободы.

Здесь шьют форменную одежду, в том числе для полиции и ФСИН — людей, к которым, казалось бы, осужденные не могут быть равнодушны.

Впрочем, женщины, с которыми удалось побеседовать корреспонденту РИА Новости, сказали, что им “все равно что шить”.

На входе в колонию все гости, включая и сотрудников ФСИН, и гражданских служащих колонии, оставляют телефоны и все сколько-нибудь подозрительные предметы. Гости колонии проходят через три шлюза и сдают паспорта.

В головинской колонии живут около тысячи осужденных впервые женщин. У 36 из них есть дети до трех лет, которые содержатся в доме ребенка. Там же действует центр совместного проживания, в котором мамы с детьми проводят почти все время, кроме работы на швейном производстве при колонии.

Дом ребенка и центр совместного проживания, действующий при нем с 2012 года, — двухэтажное здание, которое ни изнутри, ни снаружи нельзя отличить от любого другого российского детского сада. Перед входом — детская площадка с качелями для малышей, на клумбах высажены цветы. Если не обращать внимания на забор с колючей проволокой по периметру, можно на время забыть, что это “зона”.

Ниточка на волю

“Моего сына зовут Даниил, ему два года и четыре месяца. Мы живем с ним в центре совместного проживания, я ухожу на работу, утром он уходит в группу, как в садике, а после смены я его забираю и мы живем с ним вместе”, — рассказывает 31-летняя Наталья.

“Здесь замечательный персонал, воспитатели у нас квалифицированные. Когда я прихожу, забираю вечером ребенка, показывают какие-то поделки, рисунки. Сын любит собирать конструктор, очень любит книжки, которые ему привозит папа”, — продолжает она.

Наталья находится в колонии уже девять лет, а ее срок подойдет к концу только в 2022 году. Почему она оказалась в колонии, Наталья вспоминать не хочет, для нее это не самая приятная тема для разговора. С куда большим желанием она говорит о своей семье и ожидании досрочного освобождения.

“Моему старшему сыну 14 лет, он приезжает вместе с мужем, с родителями на каждое свидание, и то, что я не успела вложить старшему там, на свободе, стараюсь здесь наверстать с младшим. А с мужем мы вообще знакомы с детства, он отец и первого ребенка, и второго, надеюсь, и третьего будет”, — говорит Наталья.

Она надеется выйти по УДО и вернуться к семье в город Ковров во Владимирской области уже в этом году.

“У меня сейчас подходит время, когда можно претендовать на УДО. С начала срока я уже начала к нему стремиться, есть благодарности, отсутствие нареканий, это может произойти в течение этого года”, — рассказывает она.

Связь с семьей и проживание с сыном служит для Натальи “такой ниточкой”, которая мотивирует поскорее выйти на свободу. Для того чтобы попасть в центр совместного проживания, она отказалась от вредной привычки: говорит, что раньше много курила. Но выходы на перекур отнимали бы то время, которое она могла провести с сыном.

Другая собеседница – 25-летняя Анастасия — попала под следствие уже беременной. Она рассказала, что при вынесении приговора это послужило смягчающим обстоятельством.

“Прокурор просил четыре года, судья назначил два. Сижу за мошенничество, уже год и восемь месяцев. Работала бухгалтером, вот так получилось”, — рассказывает Анастасия. Она держит на руках двухлетнюю Алису, которая сосредоточенно накручивает волосы на палец.

“Меня устраивает, что я могу проживать со своим ребенком, не везде есть такая возможность. Когда я вернусь, ребенок уже будет знать, что такое жить с мамой, а не просто, что мама заходит в гости.

И я очень рада, что попала… вернее, я не рада, что попала в такие места, но раз уж выбирать не приходится, то здесь очень хорошие условия для ребенка и по медицинской части”, — поправляется Анастасия.

Поскольку Алиса еще требует ухода, Анастасия после освобождения в октябре планирует провести еще какое-то время с дочерью, а потом отдать ее в детский сад, где малыши начинают учить иностранный язык. Сама же она планирует вернуться на работу.

Задача — не разлучать

В центре совместного проживания только 16 мест, а детей в доме ребенка —36. Остальные 20 осужденных стоят в очереди и ждут, когда освободится хоть одно место. Когда это происходит, созывается комиссия, которая выбирает, кто из осужденных больше его достоин.

Учитываются все, важным условием становится отказ от курения, единственной допустимой здесь вредной привычки.

И начальник колонии, и работающие тут гражданские специалисты — врачи и воспитатели — и сотрудники руководства ФСИН, которые посетили исправительное учреждение, уверены, что необходимо сделать так, чтобы все находящиеся в колонии мамы могли жить здесь со своими детьми.

К тому же, после того, как ребенку исполнится три года, его передают либо под опеку родственников, либо в детский дом, до тех пор, пока не подойдет к концу срок заключения матери.

С 2015 года ФСИН проводит работу, итогом которой должен стать переход для всех осужденных женщин с детьми к совместному проживанию.

Как рассказал РИА Новости замдиректора службы Валерий Максименко, эта проблема решается.

По его словам, если срок наказания осужденной подходит к концу, то ребенка не разлучают с матерью и позволяют остаться в доме ребенка до конца срока.

К тому же в этом возрасте ребенок еще не вполне понимает, что такое колония и где он находится, почему его мать и другие женщины одинаково одеты, а значит это не накладывает на его психику сильного отпечатка.

Кроме того, согласно “дорожной карте”, утвержденной ФСИН, в головинской колонии к 2021 году должно появиться новое здание, в котором смогут разместиться все осужденные вместе со своими детьми.

“По срокам пребывания мам с детьми нужно поработать и как можно больше эти сроки увеличить. Во-вторых, следующий этап — перевод этих мам из колоний в колонии-поселения, а там уже есть свободный выход в город.

Дальше из колоний-поселений переход в исправительные центры, где, отбывая наказание, она может жить дома, в своей квартире, и это тоже будет считаться отбыванием наказания.

Нам надо, чтобы те женщины, которые отбывают наказание, возвращались в мирную жизнь не озлобленными, а чтобы они понимали, что не все в жизни потеряно, если один раз человек оступился”, — сказал Максименко.

Преступление и исправление

По словам директора дома ребенка Татьяны Шишигиной, которая работает здесь более 20 лет, проживание с детьми дает ощутимый результат в социализации осужденных женщин.

“Я стараюсь не видеть в них преступниц и предпочитаю не знать, как каждая из них здесь оказалась”, — говорит она.

По ее словам, совместное проживание “помогает женщинам привыкнуть к своему ребенку, полюбить его, ведь раньше они приходили сюда на полтора-два часа”.

“Сейчас стало мало такого показушного обращения с детьми. Например, это когда ей в отряде говорят: “Почему ты не пошла к ребенку?”, и только после этого она приходит сюда, но сидит в стороне от него. За последние десять лет я такого не наблюдала”, — говорит Шишигина.

Она отмечает, что когда в дом ребенка заходят другие осужденные, занятые на хозяйственных работах, в том числе и те, у кого есть дети на свободе, по их лицам видна зависть к тем, кто не лишен общения со своим ребенком.

“Когда они сюда заходят и видят, что мамы здесь живут с детьми, лица у них, конечно, другие становятся. У них ведь тоже есть материнские чувства”, — отмечает она.

В колонии с осужденными работают и психологи. Сначала они адаптируют вновь прибывших к жизни в колонии, поскольку мысль, что здесь придется провести несколько лет, многим непросто принять. Также психологи стараются развить материнские чувства и любовь к детям у тех, кто пока не способен к этому в полной мере.

По словам начальника психологической лаборатории колонии Татьяны Рябовой, в возрасте от года до трех лет ребенку крайне желательно проживать вместе с матерью, потому что это сильно влияет на его дальнейшее развитие.

“Чем больше он общается с мамой, тем лучше он развивается и умственно, и физически, эмоционально. Наша задача — развить материнскую любовь, привить заботу тем, у кого это чувство не проявилось в полной мере. Мы читаем им лекции по возрастной психологии, берем оттуда какие-то примеры, беседуем индивидуально. И когда женщина видит, как за детьми ухаживают другие мамы, это тоже развивает у нее привязанность к своему ребенку”, — рассказывает психолог.

Рябова отмечает, что и обстановка здесь отличается от той, что по другую сторону забора, но она старается видеть в осужденных людей, а не то, почему они сюда попали.

“Конечно, я знакома с личными делами каждой из осужденных, но мы отбрасываем то преступление, которое она совершила, и выбираем другие отношения, общечеловеческие, стараемся обращать внимание на другие стороны личности, вырабатываем позитивные социальные установки”, — рассказывает она.

В женских колониях, особенно для осужденных впервые, проблема обращения к психологу не стоит остро, хотя среди помогающих осужденным психологов есть как сотрудники ФСИН, так и специалисты “с воли”.

В мужских колониях с этим сложнее, потому что осужденные избегают общения с сотрудниками уголовно-исполнительной системы, ведь добровольные контакты с людьми в погонах противоречит “понятиям” криминального мира, и другие осужденные, придерживающиеся “арестантского уклада”, такие встречи не поймут. В связи с этим в мужских колониях осужденные вместо психолога предпочитают обращаться со своими проблемами к священнику.

В головинской колонии тоже есть небольшая церковь, где проходят службы. Мысли многих прихожанок — о возвращении к жизни на свободе. Едва ли кто-то из них желает оказаться за решеткой снова.

Источник: https://ria.ru/20180603/1521969861.html

Другая реальность. Как живут осужденные женской колонии

Как живут в женских колониях

Это действительно абсолютно другая реальность.

В женском отряде колонии-поселения №5 в Десногорске Смоленской области отбывают наказание 14 женщин.

Живут здесь достаточно свободно: от осужденных не требуется ходить строем, их выпускают в город, предоставляют свидания без ограничений, да и сами бытовые условия все больше напоминают общежитие с удобствами, а не пенитенциарное учреждение — дамы могут пользоваться душем, стиральной машиной и комнатой для отдыха.

Но, безусловно, от здешних обитательниц требуют неукоснительного соблюдения установленного распорядка. Нарушителя, как и в любом другом исправительном учреждении, ждет ШИЗО.
Женщины остаются женщинами даже за решеткой — также прихорашиваются, мечтают о любви и строят планы на будущее.

Цветы калины

В последние годы, по словам сотрудником колонии, среди «спецконтингента» все больше молодежи – 20-30 летних девушек. Еще одна тенденция – рост числа осужденных за невыплату алиментов в пользу детей.

«Эта категория не задерживается – сроки их нахождения в неволе 2-4 месяца, но многие, освободившись, через какое-то время вновь попадают к нам. После тюрьмы женщины возвращаются к привычному для них образу жизни и окружению, и их долг по алиментам только растет», — рассказывает начальник отряда колонии-поселения Светлана Бычкова.

Именно начальник отряда — первый человек, который встречает здесь вновь прибывших. Светлана занимает свою должность 10 лет, и, несмотря на то, что имеет солидный стаж работы в уголовно-исполнительной системе, именно это направление считает близким и «своим».

Светлана Бычкова говорит, что ей жаль каждую из подопечных.
Она придумывает для осужденных женщин конкурсы, проводит культурные мероприятия, в которых ее подопечные с удовольствием принимают участие. С одной стороны — развлечение, с другой — еще одна форма перевоспитания.

По инициативе Светланы пять лет назад в колонии начали проводить «Цветы Калины» — творческий конкурс красоты для осужденных женщин, где они не только демонстрируют умение подать себя, но и свои таланты, и даже эрудицию.

И перед стартом конкурса колония «гудит»: в коридорах и комнатах только и разговоров, что о предстоящем соревновании.

«Не все новички идут на контакт сразу, – рассказывает Светлана, — девушки разные по характеру, образу жизни, образованию, но потом потихоньку раскрываются, рассказывают о себе и начинают делиться новостями из личной жизни – кому они позвонили (у нас есть стационарный телефон для связи), кого ждут на свидание. Родители осужденных и их мужья – частые гости учреждения, в большинстве случаев мужчины своих вторых половинок не бросают».

Если женщина ждет ребенка (что здесь далеко не редкость), она находится под постоянным контролем медработника. После родов малышей, как правило, забирают родные, если такой возможности нет, тогда оставляют с мамой, выделяя им отдельную камеру. И новорожденный становится объектом особой заботы, которую проявляют как осужденные, так и сотрудники, принося из дома игрушки и пеленки-распашонки.

При колонии есть школа, если есть заказы – работает швейная мастерская.

Но женщины, независимо от статуса, остаются женщинами. И, по словам Светланы Бычковой, здешние обитательницы большинство времени уделяют внимание себе и своему внешнему виду – пытаясь похудеть, крутят обручи, занимаются гимнастикой, наводят красоту. И нередко, покидая колонию, осужденная настолько преображается, что уже в ней трудно узнать ту, прежнюю женщину.

«Мне всех их жалко, и я твердо убеждена — «от сумы и от тюрьмы не зарекайся», — говорит Светлана.

– Одна ребенка в ведре утопила, другая скинула маленькую дочь с седьмого этажа, по-человечески можно по-разному относиться к их поступкам, но для меня все подопечные равны, каждая – человек, пусть и оступившийся.

Хотя психологически совсем непросто слушать такие истории. Как, впрочем, и ежедневно погружаться в эту многослойную атмосферу, в которой есть место и слезам радости, и раскаянию, и злобе на окружающий мир».

Женщины остаются собой даже в неволе. Обувные полки в колонии-поселении.

История первая. Анна и ошибки ее молодости

Девушке напротив – 27, я бы не дала больше 21-го. Веселый нрав, подростковый стиль в одежде, легкость в общении, озорные глаза. Когда узнаю, за что она осуждена, на секунду думаю, что я ослышалась, или она цинично шутит: 228-я статья УК? Наркотики?

Аня появилась в «пятерке» полтора года назад – ее перевели за хорошее поведение из колонии общего режима в Орле, где она пробыла больше двух лет.

Все, что произошло с ней «до», называет ошибкой молодости. И, скорее всего, воспринимает случившееся, как затянувшееся приключение.

Девушка родилась и выросла в Брянске, а учиться приехала в Москву — успела получить педагогическое образование и стать дипломированным преподавателем иностранного.

А потом — люди в форме, задержание, предъявление обвинения в «незаконном приобретении и хранении», суд, наручники, колония.

«Потусить захотелось, — объясняет Анна, признаваясь, что периодически сама употребляла, — в институте это было достаточно распространено. Мама переживает, винит себя, что меня упустила. А я? Я разубеждаю ее, поскольку точно знаю, что во всем виновата сама – все это я сама сотворила своими руками».

Сегодня мама активно поддерживает дочь, приезжает, навещает. Кроме нее в колонию наведывается и любимый человек Анны, который не бросил девушку и уверяет, что ждет. Периодически шлют приветы бабушка с дедушкой, которые живут в Одессе. Единственный из родни, кто отвернулся от нее – дядя, он перестал общаться с племянницей.

Аня считает, что, несмотря ни на что, ее жизнь только начинается.
«Сначала было очень тяжело, в первый год моего срока я думала, что жизнь кончилась, помогла вера в Бога. Считаю, что сейчас, как в знаменитом фильме, все для меня только начинается», — говорит девушка.

Помимо чтения классической литературы Анна пристрастилась в колонии к рисованию – причем до этого таких талантов в себе не замечала.

Как и все ее подруги, Анна ждет то время, когда можно будет подать ходатайство об УДО.

«У вас там кризис, курс доллара растет, а мы живем в другой реальности – встречами с близкими, конкурсами… Планы после освобождения? Конечно, есть.

Прежде всего, найти работу, может, меня возьмут переводчиком, хотя с судимостью устроиться будет сложно.

Я больше не хотела бы попадать в тюрьму, мне надо возвращаться к нормальной жизни, заводить семью, надеюсь, что у меня все будет хорошо», — заключает девушка.

В колонии Аня открыла в себе талант к рисованию.

История вторая. Женя, ее стихи и надежды

Женя нашла новую любовь, уже будучи осужденной.

«Большие, добрые, красивые глаза,

Заботливые ласковые руки.

Все это мамочка любимая моя,

Которой не хватает так в разлуке.

Твой нежный голос и спокойный тон

Я часто вспоминаю на мгновенье

Одна слезинка, еле слышный стон –

Вот все, что выдает души смятенье

Прости меня, пожалуйста, прошу,

Вина моя перед тобой бескрайна.

Одним желаньем я теперь дышу

Твое уменьшить тяжкое страданье».

Эти стихи 30-летняя осужденная колонии-поселения №5 Евгения написала, уже будучи за решеткой. Ее полушутя здесь называют местной звездой. Женя – дважды победительница всероссийского конкурса стихов среди осужденных «Я верну потерянное имя». Сейчас она почти не пишет.

По словам Жени, ее толкают на творчество негативные и грустные мысли, а то состояние эйфории, в котором она находится, отнюдь не способствует стихосложению. Дело в том, что Женя беременна, через несколько месяцев она и ее жених ждут появления на свет мальчика.

И она от всей души надеется, что произойдет это уже на воле.

Ее история вполне смахивает на сюжет современной мелодрамы. Хорошая девочка из благополучной семьи с широко распахнутыми на мир глазами – единственный ребенок в семье, в какой-то момент связывается с плохим парнем, выходит за него замуж, и вся примерная жизнь вчерашней отличницы летит под откос.

Женя откровенно рассказывает о том, что муж употреблял наркотики, и также зарабатывал на этом деньги. «Я? Я боролась, пыталась его вытянуть и сама подсела. Я даже не могу понять, когда, в какой момент все пошло не так. Я думала тогда, что взять могут кого угодно, но только не меня. Я считаю, что сама во всем виновата», – рассказывает женщина.

Женя с мужем в итоге развелись. Забрали его, следом ее. Та же 228-я статья УК, и приговор суда – шесть лет колонии.

Пять месяцев назад Женю отпустили в отпуск домой (есть такая практика в колонии). Она встретилась с бывшим молодым человеком, с которым была знакома еще до свадьбы. Чувства вспыхнули вновь.

«Его ничуть не смущает мой статус. Мы решили быть вместе. Любимый сделал мне предложение, и я ответила согласием. Мы обязательно поженимся. Главное для меня сейчас — родить здорового ребенка, – продолжает строить планы Женя, — и дать ему максимум любви. И, конечно, самой стать на ноги».

История третья. Ирина, ее большая любовь и убийственная ревность

На Ирину я обратила внимание еще до личной встречи – когда начальник отряда Светлана показывала на своем рабочем компьютере фотографии с прошлогоднего творческого конкурса среди осужденных колонии «Цветы калины».

«А вот и наша победительница», — указала она на яркую женщину, не предупредив меня, за что та осуждена.

«105 статья УК. Убийство. Убила любовницу мужа. Осуждена на 12 лет и 10 месяцев», — спокойно говорит Ирина.

– А сколько вам тогда было? – уточню я.
— 23 года. А сейчас мне 34.

Ирина попала в колонию, когда ей было всего 23.

По словам Ирины, она вышла замуж по большой любви, правда, какое-то время спустя стала подозревать мужа в измене. Женское чутье не обмануло: как-то, вернувшись домой раньше обычного, она застала супруга с любовницей.

«Инициатором скандала была она, перепалка переросла в драку, и я ударила ее несколько раз ножом, один из ударов попал в сердце, — рассказывает Ирина. — Потом сама пошла в милицию и написала явку с повинной. Да, мне было жалко, и не только саму девушку, но и ее родителей».

Ирина утверждает, что она писала извинительные письма матери погибшей, просила прощения. Моральный ущерб от потери дочери родные оценили в 100 тысяч, и эту сумму женщина также выплатила.

«Я много думала о произошедшем, о том, что все можно было повернуть иначе. Да, мы сами делаем свою судьбу, но порой обстоятельства выше нас», — рассуждает женщина.

В неволе Ирина с удовольствием включилась в самодеятельность, и, как в детстве, стала получать удовольствие от выступлений, игры на сцене. Во Владимирской колонии, где она провела девять лет, она участвовала в спектаклях для воспитанников из детского дома, а в Десногорске она стала лучшей в творческом конкурсе и получила корону победительницы.

Ира верит, что еще встретит любовь.
Кстати, с мужем она развелась. А несколько месяцев назад, выйдя за пределы колонии, познакомилась с другим мужчиной. Некоторое время спустя Ирина поняла, что беременна, любимый сначала обрадовался, начал строить планы на будущее, а потом исчез.

«Я думаю, у меня все сложится и я еще встречу своего мужчину. Скрывать от него свое прошлое не буду, не вижу смысла. Нужно выбирать такого человека, чтобы воспринимал меня такую, какая я есть», — заключает Ирина.

Справка

Согласно официальным данным, в России — 35 женских колоний, где содержатся около 60 тысяч человек.

Колоний строгого режима для представительниц прекрасного пола не бывает — убийц и других осужденных по тяжким статьям приговаривают к общему режиму, откуда их за хорошее поведение могут перевести в колонию-поселение, где отбывают наказание, как правило, за кражи, невыплату алиментов, причинение легкого вреда здоровью.

Источник

Читайте статью Женщины-заключённые в разных странах мира

Источник: https://ribalych.ru/2016/03/09/osuzhdennye-zhenskoj-kolonii/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.