Как живут в колонии поселения

Как осужденные в колониях далеко от дома теряют связь с семьей и шанс на возвращение в общество

Как живут в колонии поселения

Больше половины российских заключенных совершили преступление не впервые, многие возвращаются в места лишения свободы вновь и вновь. Криминология называет поддержку со стороны близких осужденных одним из ключевых факторов предотвращения рецидива преступления. Исследования показывают, что регулярные свидания с родными снижают вероятность рецидива.

В России поддержка заключенных со стороны их близких затруднена размерами страны и сложной системой исправительных учреждений. Многих заключенных отправляют отбывать наказание далеко от места жительства их родных и друзей. И чем дальше родственникам ехать до исправительного учреждения, тем реже проходят свидания.

Осужденные женской исправительной колонии Станислав Красильников/ТАСС

Как расстояние мешает заключенным увидеться с родными

По закону осужденные должны отбывать наказание в регионе, в котором они проживали или были осуждены. Если в этих регионах нет учреждений назначенного судом режима, осужденных отправляют в другой субъект.

С сентября 2020 года вступают в силу поправки к Уголовно-исполнительному кодексу, согласно которым заключенные будут отбывать наказание в соседнем регионе или как можно ближе к месту проживания их родственников.

Однако ФСИН не всегда может соблюсти это требование из-за сложившейся географии исправительных учреждений.

Пенитенциарные учреждения России распределены по территории страны неравномерно. Тюремная география России предполагает наличие крупных городов-доноров, отправляющих своих осужденных в регионы-реципиенты, где сконцентрированы исправительные учреждения.

Больше всего от такой системы распределения страдают малочисленные группы заключенных. Зачастую в регионе может не оказаться исправительного учреждения для женщин и несовершеннолетних, также может не быть колонии-поселения, колонии особого режима, тюрьмы и лечебно-исправительного учреждения. Поэтому осужденных отправляют отбывать наказание далеко от дома.

Адвокат из Владимира Максим Никонов рассказал, что во Владимирской области есть все режимы содержания, кроме колоний для пожизненно осужденных, поэтому его подзащитных далеко не отправляют. Однако даже внутри региона расстояние между исправительным учреждением и местом жительства родственников может мешать частым посещениям.

Бывший осужденный Виктор* отбывал наказание в воспитательной колонии, а затем в колонии общего режима Приволжского федерального округа с 2008 по 2015 год. Он рассказал, что, хотя находился в соседнем городе, его родные испытывали трудности, навещая его: «У нас машины нет, как бы. Все на себе тащить [продукты для передачи], там маршрутки, автобусы, это все физически было достаточно тяжело».

По словам адвоката Максима Никонова, на практике, чтобы попросить о переводе ближе к месту жительства родных, осужденный пишет заявление на имя начальника учреждения, в котором он находится. Родственник может написать заявление в местное управление ФСИН.

В заявлениях на перевод нужно делать упор на то, что это упростит родным осужденного поездки на свидания и позволит сохранить социальные связи. В практике адвоката такие заявления действительно приводили к тому, что осужденного оставили отбывать наказание в городе, где живет его семья.

Расстояние делает общение с родными еще более ценным для осужденных, а для сотрудников исправительных учреждений это важный рычаг управления.

По словам бывших осужденных, правозащитников и сотрудников исправительных учреждений, заключенные, которые ведут себя правильно (с точки зрения сотрудников), получают дополнительные свидания и передачи, а те, кто нарушают правила, могут лишиться и тех, что положены по закону.

Расстояние делает общение с родными еще более ценным для осужденных. Но оно становится и рычагом давления

Распространен способ лишить заключенного свидания, отправив его в штрафной изолятор.

Юрист и член ОНК Красноярского края с 2015 по 2018 год Виктория Брестер рассказывает, что такие случаи действительно встречаются: «Пыталась помочь одному осужденному, он сам из Ингушетии, родственники сюда приехали, а ему дали взыскание и на свидание не пустили.

При этом родственник ждал конца штрафного изолятора, окончания взыскания, а ему дали новое. Но тут палка о двух концах. Может, он действительно такой [нарушитель], но мы писали ходатайство в ГУФСИН, мы просили снисхождения: что родственник, что далеко, что они не виделись семь лет, — но это не подействовало».

Оперативный сотрудник лечебно-исправительного учреждения Андрей* также подтвердил использование такого способа и добавил, что семейных людей проще контролировать. По словам Андрея, семья — «это очень хороший стимул, чтобы уйти по УДО у осужденных, особенно когда есть малолетние дети».

Почему важна не только эмоциональная, но и материальная поддержка?

Родные и близкие, помимо эмоциональной поддержки, предоставляют и материальную: приносят передачи, лекарства и присылают деньги.

Материальная поддержка во время отбывания наказания, согласно исследованиям, свидетельствует о том, что с высокой вероятностью родственники продолжат оказывать ее и после освобождения.

 Если за годы отбывания наказания связь с семьей не прервалась, то именно родные чаще всего берут на себя заботы о только что освободившихся заключенных.

Борису* 46 лет, в общей сложности 25 из них он провел в местах лишения свободы. После освобождения он живет в квартире с сестрой и племянниками.

По его словам, без поддержки родственников бывшие осужденные будут совершать новые преступления из-за безденежья: «Я позвонил в соцзащиту и сказал: “В чем дело? Что, идти воровать, что ли, опять сесть в тюрьму? На что мне хлеб хотя бы купить?” Понятно, мне там друзья помогут, соседи, родственники, понятно все это. А если у человека никого нет? Почему большинство садится? Потому что они выходят, у них нет ни документов, ничего. Вот я вышел, мне говорят: “300 рублей за ИНН заплати”. Я говорю: “А где мне их взять, не подскажете?” На работу меня никуда не берут. Даже железная дорога — стратегический объект. Грузчиком, кассиром в магазин меня не берут. Я говорю: “Куда мне идти работать? На пособие минимальное 400 рублей что я куплю?”»

Я говорю: «куда мне идти работать? На пособие 400 рублей что я куплю?»

Когда близким осужденных сложно навещать родных, особенно если они находятся далеко от дома, есть дистанционные формы поддержки: платные телефонные звонки, видеозвонки, заказы в магазине учреждения и денежные переводы. Однако и у этого способа есть нюансы.

Российские заключенные не могут пользоваться наличными деньгами. У них есть лицевой счет, на который зачисляются деньги. Источников может быть несколько: средства, которые были при задержании, зарплата, пенсия и другие выплаты. Деньги, пересылаемые родственниками и друзьями, также попадают на лицевой счет.

Тратить эти деньги можно на покупки в магазине учреждения в пределах лимита, который определяется режимом содержания. Например, осужденные, находящиеся в колонии общего режима на обычных условиях содержания, могут расходовать до девяти тысяч рублей в месяц.

А в некоторых типах учреждений, в частности в колонии-поселения, тратить безналичные деньги можно безлимитно.

Расчеты ИПП ЕУ СПб на данных сервиса денежных переводов «ФСИН Деньги».

Лидером по предоставлению услуги денежных переводов заключенных является сервис «ФСИН Деньги». К нему подключено 941 учреждение ФСИН, где содержатся обвиняемые, подозреваемые и осужденные.

Для того чтобы понять, как устроена материальная поддержка заключенных в стране и как на нее влияет расстояние, Институт проблем правоприменения при Европейском университете проанализировал обезличенные данные сервиса за 2017—2019 годы.

Города-доноры

50% всех денежных переводов за 2017—2019 годы отправили жители нескольких крупных городов: Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Новосибирска, Казани, Краснодара и Красноярска. В этом результате нет ничего неожиданного: в городах-миллионниках количество преступлений выше, чем где-либо, поэтому там и много родственников осужденных, образующих сети поддержки.

Однако жители этих городов отправляли переводы в основном за пределы своего региона.

Так, получатели 91% переводов из Москвы отбывали наказание не в столице, а жители Новосибирска и Краснодара отправляли за пределы своих регионов по 95% переводов.

В большинстве регионов страны доля внутрирегиональных переводов очень низкая и в среднем составляет 7%. Это означает, что регион проживания близких заключенных не совпадает с регионом, где заключенные отбывают наказание.

Более значительную долю внутренних переводов можно увидеть лишь в нескольких регионах.

В части из них это объясняется большим числом исправительных учреждений, например, в Свердловской области (26%) и Красноярском крае (16%), где доля местных среди заключенных выше, чем в других регионах.

Кроме того, колонии обычно расположены в труднодоступных сельских поселениях, куда родственникам приехать крайне сложно.

Наказание в виде лишения свободы дополняется фактической ссылкой на отдаленные от родственников территории.

Денежных переводов становится меньше из-за расстояния

Предварительные результаты исследования показывают, что с увеличением дистанции между городами-отправителями и учреждениями-получателями объем денежных переводов значительно уменьшается.

Чем дальше от места жительства родственников будут находиться подозреваемые, обвиняемые или осужденные, тем меньше размер поддержки или вероятность того, что близкие будут их поддерживать.

Отбывание наказания далеко от места проживания родственников разрушает социальные связи подозреваемых, обвиняемых и осужденных.

Их родные либо вовсе прекращают общение, в том числе не выдержав трудностей, связанных с поездками на свидания, либо растрачивают значительную часть ресурсов семьи на осужденного родственника.

В итоге у семьи не хватает ресурсов для помощи заключенным после освобождения. Каждый из этих вариантов снижает шансы на быструю и безболезненную социальную адаптацию бывшего осужденного.

Как решить проблему?

  • Использовать видеоконференцсвязь не только для дистанционного участия в судебных заседаниях, но и для свиданий с родными;
  • Прекратить неформальную практику запрещать свидания и посылки как метод давления;
  • Постепенно перемещать исправительные учреждения из труднодоступных сельских поселений ближе к крупным населенным пунктам.

В концепции развития системы ФСИН предлагается оптимизировать размещение тюрем и колоний на территории страны, в том числе и для того, чтобы сохранить социально полезные связи осужденных. Сейчас перераспределение мест лишения свободы не достигло своих целей: расстояние между отправителями и получателями денежных переводов остается достаточно большим, а большая дистанция способна разрушать социальные связи заключенных. Тем не менее исследователи надеются, что с помощью внимательного анализа проблемных учреждений возможно точечными мерами улучшить положение дел.

*Имена были изменены по просьбе героев.

Авторы: экономист Леонид Жижин и социолог Ксения Рунова, младшие научные сотрудники Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге. 

Источник: https://takiedela.ru/news/2020/10/13/nakazanie-i-podderzhka/

Колония поселение

Как живут в колонии поселения

Уважаемые пикабушники , вопрос адресован лишь тем кто действительно ” в теме”…

Приговор суда – 6 месяцев колонии поселения (228 .2 , 112 гр “дички” без цели сбыта).

Какие кто может дать дельные советы : что из вещей-одежды брать ,сколько денег ,чай-курить,да и вообще что да как ????  Далеко не поеду , КП в моём городе . Всем отоветившим заранее спасибо

[моё] Тюрьма Исправительная колония Осужденные

«Там по периметру горят фонари…» – слова из припева хита «вечного» Наговицына почему-то враз начинают по-другому звучать в мыслях и восприниматься когда попадаешь как раз туда, где по периметру горят настоящие фонари, где собаки, где заборы и где «свободу» вроде как и видно – а не возьмешь «ногами».

Это будет серия постов, в которой я расскажу, как идеализированная «блатная» романтика перестает быть оной, разбившись о быт заключения, понятия, условия, искалеченные прямо там судьбы и многое другое.

Я расскажу про поверки и проверки, про отношения с сотрудниками, про «семьи», гигиену и может, даже расскажу про побег, который случился когда я отбывал. И поверьте, это будет не тот побег, который устроил Майкл Скофилд в известном сериале «Побег».

В нашем случае суровых российских реалий будет все гораздо прозаичнее и печальнее. Поведаю о редких мгновениях просмотра телевизора, перечня книг в библиотеке и о свиданиях. Да, тех самых, где, как поет тот же Наговицын – «на свиданке хата для двоих».

Про культуру пития «чая», про запрещенные предметы, про этапирование, про «шмоны», кичу и все, что с этим связано. А еще о работе в колонии и как зеки сами просятся выйти на нее, умоляя администрацию хоть должность помощника на той же пилораме.

Это будет повествование человека, первый раз осужденного, или как говорят «первохода», попавшего туда, про что вспоминать сейчас не хочется. Но это был отрезок жизни, ее часть и может данный текст пойдет на пользу тем, кто все еще идеализирует тот мир и пытается в него всеми силами попасть.

Не секрет даже за пределами Забайкалья, что край наш исторически стал каторжным, может это и есть злые шутки генов, делающих свое дело и диктующих молодежи их нынешнее поведение и устои. Но в лирику вдаваться не буду, а начну.

Просто сразу возьмем и перенесемся к воротам одной известной забайкальской колонии-поселении. Вы спросите почему я не называю ее номер? Да потому что в них настолько все одинаково, что называть номер просто не имеет смысла.

Как бы сказали инженеры – «по типовому проекту».

Попал я туда не случайно и узником совести стал далеко не просто так. Писать, что, мол, каждый ошибается, я не буду – глупо. Скажу одно, 90% отбывающих в колонии-поселении зеков совершили свой поступок в состоянии алкогольного опьянения. Я не исключение.

Только подельником в моем случае стал – мой собственный автомобиль, на котором я и совершил преступление.

А чтобы изначально и в дальнейшем не возникало вопросов – мое преступление предусмотрено статьей 264-ой УК РФ, за которое суд назначил мне наказание (сейчас будет строчка «казенным» текстом) в виде двух лет лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении.

Обычно с таким приговором зеки поступают в колонию двумя путями – либо приезжают «до места отбывания» самостоятельно, либо через тюрьму.

Для уточнения терминологии скажу, что тюрьма – это не общее название мест лишения свободы, «тюрьмой» называют СИЗО.

Сами понимаете, во втором случае из СИЗО этапируют спецтранспортом, а в первом случае, зачастую, подвыпившие зеки приезжают и чуть ли не заваливаются с призывом «вот он я, забирайте».

Про СИЗО и этап я еще много что расскажу, а пока вернемся к нашим воротам перед колонией-поселением. Старенькие, с гербом и символикой УФСИН. С бетонными блоками змейкой перед ними – на непредвиденный случай.

Вот так, с сумочкой, собранной подобно больничной с вещами первой необходимости и мыльно-рыльными, я и зашел за ворота. Все как во сне – то, что я выйду из этих же ворот очень не скоро я даже не думал. Вернее – не хотел думать.

На КПП встретил низкорослый парень-зек с беджиков на груди, на котором значилось – ФИО, статья, дата начала и окончания срока. Зек был без охраны и очень недобро на меня посмотрел. «О, расконвойник, – подумал тогда я, – буду себя хорошо вести – стану таким же и с этой теплой мыслью пошел оформляться в спецчасть – так мне указал зек с КПП.

После двух часов стандартных процедур – фото, документы и 101-м разом «откатывания» «пальчиков» дореволюционным способом (о сканерах, подобных тем, что стоят в миграционной службе там еще не узнают как минимум пару десятков лет) все было оформлено. Вскоре появился конвоир – опять же молодой улыбчивый парень в пятнистой форме и мы пошли извилистой весенней тропой куда-то в сторону жилых зданий.

По дороге шли молча. Опять ворота, опять замки, лязганье замков, «стакан» и – конвоир обернулся и с той же улыбкой произнес – «ну вот ты и дома…».

Отвлекусь на секунду и скажу про конвой. Возможно, из тех же блатных песен я слышал, что их называют и «вертухаями» и «дубаками» и более грубо. Сразу скажу – за весь срок называли их только по отчеству – так заведено. Это естественно относится только к дежурным.

Дежурные делятся на «хороших полицейских» и «плохих полицейских» – как в фильме. Все они придерживаются регламента службы, просто некоторые из них делают кое-какие послабления зекам. Об этом тоже напишу. При моей отсидке «хороших» дежурных был – …один.

И как в последствие оказалось, именно он меня и «принимал» от спецчасти до колонии.

За большими заборами и колючими проволоками – общежитие, большее похожее на военную казарму. Вроде все чисто, побелено, а серо, уныло. Внутри сразу на входе – с одной стороны дежурная часть. С другой – «аквариум» – огромное окно, изолированных в карантине.

В дежурке полный досмотр. Да полный. Сначала сумка – мои железные кружки, ложки, вилки «ушли в доход казино» – посуду можно только алюминиевую (она легкая и зеки не прибьют друг друга в случае драки). Вилки – нельзя. Про ножи и открывашки – молчу.

Костюм защитного цвета также перешел «в зрительский зал» – его «откатали» – одежда военного цвета или любого пятнистого, хаки – запрещена. Любимая книга Обручева «Земля Санникова» оказалась без печати колонии – цензор не проверил – изъяли. Лекарственные препараты – в отдельный пакет (где маркером я написал свою фамилию) и в сейф.

С носками, трусами и парой-тройкой трикушек наряду со спортивным костюмом я пошел в карантин.

Карантин – это место, где зеков держат 2 недели не для выявления болезней, а скорее для акклиматизации. Хотя, за эти 2 недели и был этап в СИЗО для анализов. По сути – карантин – большая «хата» на 20-30 мест и много зеков, которые ходят туда-сюда. Увидев новенького, все уставились на меня. Степенно расселись на стульях.

Интерес был неподдельный – такому количеству народа просто тесно в замкнутом помещении – прогулка всего 3 раза в день по 5-7 минут. И опять стены. Посмотрев на уставившиеся на меня лица я понял, что моя «блатная» жизнь началась.

А началась она с хриплого баса, сидевшего по середине с нагловатой рожей «пузана» – бас спросил четко и уверенно:

– По жизни все ровно? Сам кто по жизни?

Показать полностью 1

Источник: https://pikabu.ru/story/koloniya_poselenie_7066323

Колония-поселение №1. Часть вторая

Как живут в колонии поселения
?

saufaus (saufaus) wrote,
2012-04-12 02:45:00 saufaus
saufaus
2012-04-12 02:45:00 Categories: О том, что в этой обычной пятиэтажке, расположенной в самом центре Тольятти, находится колония-поселение, знают совсем немногие горожане.

После первого репортажа из-за решетки пришла масса отзывов, смысл которых сводился к одному: «Тысячи раз проходили и проезжали мимо, даже не догадывались о том, что это колония». Что совсем неудивительно – никаких заборов и колючей проволоки нет, здание колонии – типовое общежитие, коих немало по соседству.1.

Но, попав внутрь, ни на минуту не забываешь, что это исправительное учреждение, что здесь содержатся преступники, которым суд назначил наказание в виде лишения свободы. Пусть даже колония-поселение – самый мягкий вид заключения под стражу, ограничения личной свободы здесь на каждом шагу.

Вся жизнь жестко расписана и регламентирована, на каждой стене обязательно висит информационная доска с перечнем ограничений. Длинный коридор, проходящий насквозь через все здание, остался в наследство от проекта общежития. Но в общежитии можно хоть в комнате за закрытой дверью почувствовать себя хозяином собственной жизни.

Здесь – в дверях прорезаны окошки, в которые всегда могут заглянуть. Сотрудник в любую минуту может зайти в комнату, приветствовать его нужно стоя. Даже нас с фотокором, если мы первые входили в какое-нибудь помещение, всегда встречали вставанием. Правда, первыми в комнату мы вошли всего дважды – в закрытую до того столовую и актовый зал, где в это время шло какое-то занятие.

Во всех остальных случаях, когда в комнате могли находиться осужденные, вперед шел заместитель начальника колонии Александр Бахтин, пригласивший нас на эту экскурсию. Да, Александр уверял нас, что в колонии содержатся мелкие воришки, алиментщики и аварийщики – люди по определению неагрессивные, но… служба есть служба, и безопасность гостей превыше всего.

2. Жизнь регламентирована “от и до”. На каждой стене – обязательно стенд.
3. Фотографировать осужденных можно только с их согласия. Но желающих найти вряд ли получится – никому не нужна такая реклама. Поэтому это единственный кадр, где есть заключенные, но и то со спины. Это – актовый зал.В принципе, лет 10-15 назад можно было легко встретить осужденных из этой колонии на каком-нибудь городском предприятии среди рабочих. Режим позволяет осужденным работать в городе, что они охотно и делают.– Раньше многие наши осужденные работали в ЖЭКах Центрального района – слесарями, сантехниками, кем только не работали, – вспоминает Бахтин. – Но с приходом управляющих компаний жилищно-коммунальные предприятия перестали с нами взаимодействовать.
4. Столовая. Здесь кормят осужденных, пока те не выйдут на работу и не перейдут на самостоятельное питание.

– На работу отправляете большими группами и под присмотром. Это обязательное условие?

– Контроль обязателен.В этом месте нужно сделать трагическую паузу, чтобы читатель смог задуматься о том, что беспокоит заместителя начальника исправительного учреждения. Подумали? Решили, что заключенные совершат дерзкий побег? Поздравляю – вы ошиблись! Вот что на самом деле волнует Александра Бахтина:– В первую очередь контролировать нужно осужденных, которые употребляли алкоголь или наркотики. Мы ведь не лечебно-профилактическое учреждение, которое имеет своей целью вылечить наркоманов. Да, первое время мы держим осужденного под присмотром постоянно, чтобы у него прошел период ломки. И только потом трудоустраиваем. Но вы же прекрасно понимаете, что, если он живет в Тольятти, у него остались друзья, сбытчики. И, скорее всего, он будет предпринимать какие-то действия, чтобы, оказавшись за пределами колонии, опять употребить наркотические вещества. Ломка у них прошла, но психологическое пристрастие осталось. Надзор – он в первую очередь для этого. То же самое и для лиц, которые злоупотребляли спиртными напитками. С надзором проще и работодателю. Он знает, что наши сотрудники выезжают на объекты, обеспечивают порядок, в случае чего – спрос будет с них.

– В том числе надзор нужен, чтобы предотвратить побеги?– Да. Но не нужно думать, что убегают как в кино – меняют документы, место жительства, тратят большие суммы. Нет, конечно же. Это и побегом-то назвать сложно.

«Добегает» максимум до своего дома, его потом там пьяным и находят. Хуже, когда осужденный проживал на территории области – это затягивает розыск на день-два, на то время, пока он доберется до дома. Из-за неурядиц в семье бегут.

Или к любимой девушке, которая почему-то не звонит уже два дня или письмо не прислала. Вот такие у нас побеги.

5. Так как своей кухни в столовой нет, еду привозят в термосах из следственного изолятора. Точно такие же термоса были в столовой моего батальона в солнечном Забайкалье. Вообще аллюзии с армейской жизнью возникали постоянно. И не всегда в пользу армии.
6. Перевоспитание прекрасным, надо полагать.

– На работу как добираетесь? Общественным транспортом?

– Договариваемся с работодателем, возим на автобусе. Своим ходом уже лет пять-шесть не отпускаем. Потому что контингент поменялся.

– Что значит «контингент поменялся»?

– В худшую сторону. В 2003 году, когда я пришел сюда работать, здесь преобладали алиментщики и аварийщики. С ними проблем не было. Не поверите, некоторые из них из колонии уезжали на новеньких автомобилях – с нашей зарплаты накапливали и покупали. Сейчас, начиная где-то с 2005 года, в основном мошенники и воришки, наркоманы. С ними проблем больше.

7. Отслужившие в армии поймут, почему я сделал это фото ))
8. Кухня, где осужденные готовят сами.
9.Для «проблемных» осужденных на первом этаже устроен штрафной изолятор. В ШИЗО две камеры, одна из которых в день нашего визита была занята. На стене – уже привычная информационная доска, на этот раз с карточками осужденных, склонных к насилию. Таких всего 19 из почти 300 человек. В камере – пристегивающаяся к стене койка, «удобства» в углу за низенькой перегородкой. Окно забрано решетками в несколько слоев, через которые с трудом пробивается солнце, – практически единственный по-настоящему тюремный уголок в колонии.В остальном же тольяттинская колония-поселение удивительным образом напомнила мне службу в армии. Только все гораздо чище. У нас в казарме, например, портяночный дух выветрить было совершенно невозможно. Здесь же даже в санузлах не пахнет совершенно ничем, даже хлоркой. Туалеты – как в обычной общаге, расположены в конце коридора. Рядом, уже как в армии – тумбочка дневального с распорядком дня. Так же, как и в моем армейском батальоне, на первом этаже колонии – продовольственный магазин с улыбчивой продавщицей. Ассортимент, прямо скажем, побогаче, чем в мои армейские годы, но тогда и в стране голоднее было. Цены, кстати, городские, закупаются на тех же складах и базах. В магазине осужденные покупают продукты, так как начинают питаться сами, едва выйдут на работу. Готовят на кухнях, чистоте которых позавидует самая придирчивая хозяйка.
10.
11. Туалет. В нем даже хлоркой не пахнет.
12. Дверь комнаты. Окошко обязательно, а вот засова снаружи нет.
13. Комната осужденных. В армии все мои многочисленные казармы были заставлены двухэтажными кроватями. Спать на обычной койке было нереально круто.
14. Комната эмоциональной разгрузки. Здесь же работает психолог.
15. Магазин на первом этаже и его улыбчивая хозяйка.
16. Телефон на входе в здание – единственное средство связи с внешним миром, мобильные запрещены.
17. Камера штрафного изолятора – ШИЗО. На двери – карточка, значит камера не пустует.
18. Вторую – пустующую на момент нашего визита, открыли, чтобы мы смогли увидеть и эту сторону жизни колонии.Завершить знакомство с жизнью осужденных правильнее всего будет рассказом о комнатах для долгосрочных свиданий с родственниками. Это, конечно, не трехзвездочный отель, но право слово, если вам приходилось жить в советских гостиницах или отдыхать на море в «частном секторе», то можете позавидовать здешним условиям. Телевизор, холодильник, довольно приличная мебель. И все это – за 30 рублей в сутки, так как за проживание родственников деньги брать нельзя, плата берется только за пользование бытовой техникой. Проживать можно три дня – столько длится долгосрочное свидание. Но если осужденный зарекомендовал себя с положительной стороны, начальник колонии может подписать и второе заявление подряд.Впрочем, нет. Завершить рассказ о колонии-поселении №1 нужно тем, с чего он был начат, – здесь ни на минуту не забываешь, что это исправительное учреждение, место лишения свободы. Свободы, которую невозможно заменить никакими бытовыми удобствами, даже золотая клетка – все равно клетка.

Берегите себя!

19. Напоследок – несколько советов с памятки, размещенной на стенде психолога.
Если вам понравилась эта публикация, можно нажать на кнопочки социальных сетей – пусть ваши друзья тоже почитают хорошее! Колония, Тольятти

Источник: https://saufaus.livejournal.com/35682.html

С чистой совестью | частник.ru

Как живут в колонии поселения

Алексей Котляр

По собственному желанию сюда попадают нечасто. Хотя некоторые приезжают в гости и живут месяцами. Я провел здесь один день. За день экстерном прошел путь осужденного, приговоренного к лишению свободы в колонии-поселении, с момента прибытия и до получения справки об освобождении.

Добирался до колонии я самостоятельно, как и большинство реально осужденных. Согласно изменениям в Уголовно-исполнительный и Уголовно-процессуальный кодексы РФ, вступившим в силу с марта 2009 года, если человек не был арестован в зале суда, добирается до места, где ему предстоит провести ближайшее не самое приятное время, сам.

По словам начальника колонии-поселения №12, что в селе Шилекша Кинешемского района, Алексея Веселова, таких сознательных, как я, немного – чаще всего осужденных приходится доставлять принудительно.

Исключение составляют граждане, осужденные по экономическим статьям (например, сейчас в Шилекше за мошенничество отбывает срок бывший глава одного из районов Ивановской области), и те, кто сел за ДТП. 

По легенде, я относился к числу последних. Часть 2 статьи 264 УК РФ – «Нарушение лицом, находящимся в состоянии опьянения, управляющим автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека». Срок лишения свободы – 2 года.

https://www.youtube.com/watch?v=2qtSZwNuC0Y

Мы сразу договорились, что все будет по-честному. Наверняка ко мне относились более уважительно, чем к обычным зекам, но, как минимум, формальности были соблюдены.

 Оформление

Оформление документов и все процедуры при приезде занимают немало времени. Сначала медосмотр – оказалось, что у меня повышенное давление и частит пульс. Медик списала это на волнение, но я же знал, что дело не в этом.

Дело было, в первую очередь, в том, что у меня повышенное давление с детства, но это никак не сказывается на моем самочувствии. Во вторую – в том, что предыдущим вечером я посетил презентацию книги моего друга и коллеги Александра Горохова.

Как бы то ни было, медосмотр я прошел – во многом благодаря врожденному обаянию.

Далее к начальнику отряда. Дал две расписки – о критериях поведения и «социальных лифтах» в учреждении, о привлечении осужденных к работам без оплаты труда (по благоустройству территории не более двух часов в неделю). Написал одно заявление – о том, чтобы о моем местопребывании никому не сообщалось. В ином случае пишется заявление, где можно указать людей, кому не мешало бы сообщить.

Затем к специалисту по правовым вопросам. К тому времени мне уже изрядно надоело подписывать разные бумажки, потому чуть заскучал. Оживился, когда выдали стандартный гигиенический набор – кусочек мыла, рулон туалетной бумаги, тюбик зубной пасты, зубная щетка, пять одноразовых станков для бритья. Все комплектовано в колонии из Владимирской области.

Затем милая девушка – специалист по соцобеспечению – тоже что-то рассказывала и просила подписать. Слушал невнимательно, старательно строил ей глазки.

И тут расслабуха закончилась – привезли, собственно, на территорию, где живут осужденные. Территория ухоженная – аккуратные газончики, лавочки, строящаяся церквушка. Вроде бы и ничего, что все огорожено забором, а кое-где и колючей проволокой. И вот тут я понял, что кое-кто очень всерьез воспринял то, что все должно быть по-честному.

Маленькая комнатка за решеткой, в комнатке крупный мужчина: «Вещи на стол, раздевайся». Скинул портки и майку. «Трусы снимай», – не успокаивается человек в форме.

Что поделать – снял. «Два раза присесть», – говорит. Ну, я сразу понял – это чтобы из задницы запрещенные предметы вывалились, если есть. У меня ничего не вывалилось, но в кармане джинсов обнаружилась запрещенная зажигалка – осужденные имеют право пользоваться лишь спичками.

По поводу найденного предмета был составлен акт, зажигалка была изъята. Я вяло сопротивлялся, мотивируя тем, что добровольно вытащил ее из кармана.

Когда с унизительной процедурой личного обыска было покончено, опять началась бумажная волокита. Откатали пальчики, составили ориентировку, где выяснилось, что внешность у меня весьма средняя и неприметная, а уши прижаты. Из особых примет – разве что быстрая ходьба, шрамы на не самых приметных местах и активная жестикуляция при разговоре.

В карантин заселился быстро – получил замечание за то, что не умею стелить постель. Ну, не знаю – как по мне, так вроде не комком.

Карантин расположен на втором этаже этакой избушки на курьих ножках. Там пять панцирных кроватей, кулер с водой, электрический чайник, шкаф, посуда, телевизор. Что-то типа общаги в вузе, только уютнее. Осужденные там проводят первые десять суток – их углубленно изучает медперсонал, за поведением наблюдают оперативники.

 Работа

Вышел на улицу, решил спокойно покурить на лавочке, обдумать создавшуюся ситуацию. И тут по громкой связи: «Осужденный Котляр, явиться…». Аж мурашки по коже.

Явился. Оказалось, приехал работодатель.

В колонии-поселении осужденные обязаны работать. Те, кто отказывается (а их немного), отправляются в штрафной изолятор. Остальные работают, за что получают в месяц минималку или чуть больше.

Колония в Шилекше специализируется на сельском хозяйстве. Выращивают овощи, разводят коров и даже страусов. Продукция распространяется по всем пенитенциарным заведениям Ивановской области.

Меня взяли разнорабочим на кузню. Заправляет там сухощавый Леха. В январе он должен освободиться. А за плечами 10 лет за грабеж и разбой, а также 14 за убийство. Переведен в колонию-поселение из колонии строго режима за примерное поведение.

Леха работает ловко и быстро. Я с трудом управлялся с кувалдой, но все же выровнял три лемеха. Не то, чтобы очень тяжело, но не привык я руками работать.

Очень дымно.

 ШИЗО

Какая же колония без штрафного изолятора! Попал я и туда. Чтобы все было похоже на правду, при обыске у меня была обнаружена несанкционированная сим-карта. Все нарушители режима проходят через дисциплинарную комиссию, на которой и решается судьба – могут ограничиться устным выговором, а могут и несколько суток ШИЗО впаять.

Ко мне отнеслись по всей строгости – пять суток изолятора.

Если на территории колонии поселения разрешено ходить в обычной гражданской одежде, то, попадая в ШИЗО, ее лишаешься. Оставляют только трусы и выдают хлопчатобумажную черную робу с соответствующей надписью и тапочки.

Камера где-то два на два с половиной метра. Деревянная койка, пристегнутая днем к стене, лавка со столом, привинченные к полу, умывальник и, простите, параша – дырка в углу за перегородкой. Запах – как в обычном общественном туалете.

В камере ведется видеонаблюдение. Впрочем, обнаружить место, где спрятан глазок видеокамеры, удалось с большим трудом.

Мы договорились, что из предписанных пяти суток я проведу в ШИЗО час – чтобы прочувствовать. Просидел, как выяснилось полтора. Ну, что могу сказать: сидеть крайне неудобно. Скамейка узкая, надолго прислониться к стене невозможно – холодно, несмотря на жару снаружи. Можно встать, но ходить, в общем-то, негде. Прогулка раз в сутки – час в малюсеньком дворике.

Кормят тем же, чем обычных осужденных. Я попал сюда около двух часов дня, поэтому обед был холодным. По распорядку обедают в ШИЗО в 11.30.

Гороховый суп был вполне съедобным, овсяную кашу с мясом я съесть не смог. Не то, что даже съесть – пригубил и выплюнул. Впрочем, осужденный, разносивший еду, настоятельно рекомендовал покушать: «Ты внутри покопай – там мяса много».

Как потом выяснилось, мои «тюремщики» подумывали насчет того, чтобы сварить мне пельменей, но потом все же решили, чтобы было по-честному.

К концу отсидки в одиночке у меня заболела шея.

Резюме нахождения в ШИЗО: даже учитывая то, что я прекрасно понимал, что долго меня там не продержат, чувствовал себя крайне неуютно. А рекорд штрафного изолятора в колонии №12 – 56 суток. Именно столько там безвылазно провел один неблагонадежный зек. Мне кажется, это ужасно.

После ШИЗО эта необычная экскурсия подошла к концу. Некоторые необходимые формальности – и мне выдали справку об освобождении, на которой значилось, что освобожден я 2 августа 2014 года. Согласно законодательству, на день меньше, чем через два года после начала срока.

Выводы из этой экскурсии весьма банальны: попадать в места лишения свободы не стоит, но жить там вполне можно. А на свободу с чистой совестью выходить приятно даже в том случае, если ты побывал «за решеткой» лишь день, да и то понарошку.

 Справка:

Колония-поселение №12 – единственная колония на ближайшие регионы, где содержатся и мужчины, и женщины.

Мужское расположение – деревня Ширяиха (напротив д.Самсониха). Женское – д.Шилекша. Открыт дом свиданий на территории мужского расположения.

При примерном поведении осужденного ему может быть разрешено снять дом в деревне и жить со своей семьей.

 Распорядок дня осужденных, содержащихся в ШИЗО

Подъем – 5.30

Сдача постельных принадлежностей – 5.30 – 5.40

Зарядка – 5.40 – 5.50

Утренний туалет – 5. 50 – 6.00

Влажная уборка камер – 6.00 – 6.10

Завтрак – 6.10 – 6.30

Проверка осужденных, содержащихся в камерах ШИЗО – 7.00 – 7.10

Прием осужденных МСЧ, выдача медикаментов – 9.00 – 9.30

Обед – 11.30 – 12.00

Влажная уборка камер – 13.30 – 14.00

Прогулка осужденных, содержащихся в ШИЗО – 14.00 – 15.00

Мероприятия режимного и воспитательного характера – 15.00 – 16.00

Ужин – 17.00 – 17.30

Влажная уборка камер – 19.00 – 19.30

Проверка осужденных, содержащихся в камерах ШИЗО – 20.00 – 20.30

Вечерний туалет – 20.30 – 21.00

Получение спальных принадлежностей – 21.10 – 21.30

Отбой – 21.30.

 Автор выражает благодарность УФСИН по Ивановской области, персоналу колонии-поселения №12 и лично ее начальнику Алексею Веселову, а также телекомпании ИГТРК. В ближайшее время выйдет соответствующий документальный фильм.

Источник: https://chastnik.ru/news/obshchestvo/s-chistoy-sovestyu-14-05-2015/

Что такое колония-поселение

Как живут в колонии поселения

Российское законодательство предполагает варьируемые меры пресечения преступников, в зависимости от тяжести совершенных ими действий. Колония-поселение — это разновидность учреждений, в которых отбывают наказания лица, совершившие преступления средней или легкой степени тяжести, либо по неосторожности.

Общие сведения

Исполнительные органы РФ понимают, что нецелесообразно помещать злостных преступников вместе с теми, кто оступился по неосторожности, либо без злого умысла.

Поэтому была реализована система отбывания наказания в зависимости от тяжести совершенных преступлений.

Заключение в колонии поселении действует в тех случаях, когда невозможно применить к осужденному условное заключение, либо вовсе избавить от фактического лишения свободы.

Данная форма заключения имитирует искусственную среду реального общества, при этом она имеет ограниченный ареал и наполнена штатом надзирателей (сотрудников гос. служб, которые следят за соблюдением норм и правил поведения).

Такая среда позволяет осужденным приспосабливаться к новым условиям обитания без чрезмерно жестких коррекционных мер (как в тюрьмах). Она подталкивает заключенных к мирному сосуществованию друг с другом и реабилитации в обществе.

Все жители поселений обеспечены всем необходимым для удовлетворения собственных нужд.

задача, которую государство ставит перед такой формой заключения – это подталкивание заключенных к высокой самодисциплине и соблюдению правил, которые должны привести к исправлению этих индивидов и реабилитации в обществе.

Расположены колонии-поселения преимущественно в лесистой местности восточных и северных регионов нашей страны (в основном в Сибири и на Дальнем Востоке).

Территория обычно не имеет ограждений (за редким исключением), что создает впечатление простого населенного пункта. Пренебрежение охранительными действиями компенсируется за счет высокой удаленности от городов.

Обычно поселения представляют собой деревообрабатывающие артели, расположенные в глубокой лесополосе.

Другая значимая роль колоний поселений для страны заключается в обеспечении дешевой рабочей силы добывающей промышленности. Не так много людей соглашаются уезжать в сибирские дебри ради работы в деревообрабатывающей сфере.

Компенсация нехватки рабочих рук за счет осужденных положительно сказывается на экономике страны в целом.

Отсутствие выбора у заключенных и их необходимость в заработке позволяет работодателю (в данном случае государству) диктовать свои условия.

Разновидности колоний-поселений

Четкой классификации данного вида учреждений нет, их разделяют относительно заключенных, для кого они предназначены:

  • Поселения щадящего режима. В них направляют тех, кто совершил преступления по неосторожности, либо в силу обстоятельств (аффект, давление со стороны третьих лиц и т.д.). Также они предназначены для совершивших преступления с умыслом, но тяжести не выше средней степени.
  • Поселения, предназначенные для заключенных, отбывающих наказание в колониях общего или строго режима, которые заслужили своим хорошим поведением смягчения меры пресечения. Обычно в подобных учреждениях повышенные меры охраны.

Описанное деление условно, и допустимы случаи, когда в одном и том же учреждении могут отбывать наказания индивиды, причисляемые к обоим типам.

Особенности исполнения наказания

В колониях-поселениях наказание как таковое отсутствует. Данные учреждения сильно напоминают обычную вахту в деревообрабатывающей промышленности. Здесь некий ареал состоящих из людей, занимающихся общим делом.

Надзиратели практически отсутствуют, нет тотального контроля со стороны руководства.

Единственные ограничения, характерные для данных учреждений, заключаются в проверке способности заключенных к ведению нормального образа жизни, то есть без антисоциального поведения и превышения рамок дозволенного.

Зачастую некоторые обитатели поселений, которые были переведены из исправительных колоний строго или общего режима не относятся серьезно к новому месту пребывания. В результате они самовольно его покидают. В этом им помогает отсутствие ограждений на территории и охранительных элементов.

Однако колонии-поселения всегда располагаются на серьезном удалении от населенных пунктов. Обычно это безлюдная лесистая местность, в которой практически отсутствует гражданский курсирующий транспорт. В таких условиях значительно облегчается процесс поиска пропавших нарушителей.

Режимы содержания

Четкой классификации режимов содержания в колониях-поселениях нет. Тем не менее, к нарушителям имеющихся правил могут быть применены дисциплинарные санкции, одной из которых является запрет на покидание пределов общежития в нерабочее время сроком до 30 дней.

Общежитие в колонии-поселения представляется обычной формой проживания без каких-либо суровых ограничений свобод. Однако семейные пары (не обязательно муж и жена, допустимо родитель с детьми) могут арендовать себе недвижимость в границе колонии или прилегающего населенного пункта. Для этого им нужно удовлетворять 2 требованиям:

  • Иметь положительную характеристику с места бывшего пребывания. Недопустимо нарушение режима.
  • Осуждены не по насильственным статьям (убийство, разбой, покушение и т.д.). Иными словами, вышестоящие инстанции должны убедиться, что эти индивиды не представляют опасности для общества, и не примут попытки к бегству.

Добившись разрешения на аренду жилья, осужденные подпадают под режим облегченного содержания, который предполагает лишь обязательную трудовую повинность.

Все осужденные, живущие вне пределов колонии, обязаны раз в неделю являться на отметку (подобно той, что имеет место при условном наказании).

При этом им нельзя допускать поведения, которое противоречит нормам общества и правилам исправительного учреждения. В случае нарушения режима они снова помещаются на проживание в колонию.

Условия отбывания

Согласно УК РФ, заключенные в колониях-поселениях отбывают наказание на следующих условиях:

  • Обитатели не находятся под пристальным контролем надзирателей (в отличие от исправительных колоний). Это связано с тем, что попросту отсутствует процедура конвоирования и постоянный надзор. Заключенные могут беспрепятственно перемещаться по территории учреждения и сопредельного населенного пункта (только в том случае, если данное поведение согласовано с руководством).
  • Отсутствуют какие-либо ограничения на получение посылок. Это позволяет обитателям вести полноценную жизнь. Разумеется, есть ограничения на посылки, которые могут повлечь за собой ведение антисоциального образа жизни. Иными словами, получения алкоголя и наркотиков недопустимо.
  • Форма одежды – гражданская, и не имеет каких-либо идентификационных отличий (группа крови, статья и т.д.). Таким образом, отбывающие наказание не выделяются среди окружающих, что положительно сказывается на их эмоциональном состоянии.
  • Разновидности поселений по гендерному признаку: мужские, женские и общие.

Администрация учреждения имеет право в любом момент без предупреждения провести обыск. Если будут обнаружены запрещенные предметы, то к их «хранителю» будут применены дисциплинарные санкции, вплоть до помещения в исправительную колонию.

Вне зависимости от материального положения осужденного, трудовая деятельность является обязательной. Её главное предназначение заключается в коррекции психологии личности. Трудовая повинность должна выработать в каждом обители колонии принципы самодисциплины и ответственности.

Несмотря на принудительный порядок такой деятельности, она подчиняется законам Трудового Кодекса РФ. Продолжительность рабочей смены не превышает 8 часов (за редким исключением). В свободное от работы время осужденные могут заниматься общественной деятельностью и даже обучаться новым специальностям (во многих колониях специально для этих целей имеются образовательные учреждения).

На видео о колониях-поселениях

Наличие колоний-поселений дарует государству (и социуму в целом) как минимум 2 положительных момента. Первый – это обеспечение проблемных отраслей (деревообработка одна из таких) дешевой рабочей силой. Второй – возможность для людей, однажды оступившихся, встать на путь исправления и реабилитироваться в обществе.

Источник: https://ru-act.com/ugolovnyj-kodeks/lishenie-svobody/chto-takoe-koloniya-poselenie.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.