Как живут пожизненно заключенные

«Даже тех, кто ведет себя идеально, выпускать страшно». Как живут пожизненно осужденные в самой охраняемой тюрьме России «Черный дельфин»

Как живут пожизненно заключенные

В российских тюрьмах отбывают пожизненный срок две тысячи преступников, двести из них находятся в колонии более 25 лет и имеют право просить об условно-досрочном освобождении, восемьдесят из них отбывают наказание в самой большой и самой охраняемой колонии в стране — «Черном дельфине». Сейчас в рассчитанной на 740 человек колонии нет свободных камер.

11 узников ИК-6 УФСИН по Оренбургской области для пожизненно заключенных («Черный дельфин») воспользовались правом просить УДО, но никто из них пока не вышел на свободу, сообщает RT.

— Мы никаких поручительств за тех, кто просился выйти по УДО, не давали, — рассказывает заместитель начальника колонии Юрий Коробов. — Не поддерживали, потому что эти заключенные характеризовались плохо. Но даже тех, кто ведет себя идеально, выпускать страшно.

Тут преступник может действительно все осознавать, раскаиваться, сожалеть, даже стать глубоко верующими. Но на свободе часто все начинается с затяжкой сигареты, с глотком пива, и когда после освобождения человек попадет в ту среду, откуда он вышел, то совершает рецидив.

Понятно, что судьи не хотят брать на себя такой риск и выпускать этих преступников на волю.

В «Черном дельфине» отбывают наказание насильники, педофилы, людоеды, террористы и организаторы преступных группировок. Около трехсот заключенных колонии были приговорены к смертной казни, но помилованы в связи с введением моратория на смертную казнь. Все заключенные живут ради того дня, когда смогут выйти на свободу.

Выйти на свободу по УДО собирается 45-летний Игорь Фадеев, отсидевший 25 лет за жестокое убийство пятерых человек с целью наживы.

— Я не встречал ни одного человека тут, который не раскаивался бы в содеянном и не хотел бы вновь обрести свободу. За 15 лет я прошел через несколько тюрем и ни разу ни от кого из сокамерников не слышал, что он, оказавшись на свободе, стал бы убивать снова. Да, кто-то говорит, что выбрал бы расстрел вместо того, чтобы всю жизнь провести за решеткой.

Но, поверьте, это только слова. Иначе что им мешает покончить с собой? Сам я, конечно, очень сожалею о том, что лишил людей жизни, хотя это и были бандиты, такие же, как и я. За годы, проведенные здесь, пересмотрел все жизненные критерии и стал совсем другим человеком. Господь дает силы меняться.

Администрация колонии, с которой мы регулярно встречаемся, в этом помогает, — говорит Фадеев.

Здесь же отбывает наказание 44-летний Игорь Тищенко, в 90-х он был осужден за убийство четырех человек в ходе криминальных разборок. В 1996 году в иркутском кафе он в ходе конфликта с криминальными авторитетами расстрелял четырех человек, а затем бросил в них гранату. От взрыва пострадали работники заведения. Игорь утверждает, что совершил преступление по указу отца.

73-летний отец заключенного также отбывает срок в «Черном дельфине», он застрелил угрожавшего ему представителя криминального мира. Станислав и Игорь сидят в одной камере, чтобы сын мог ухаживать за больным отцом.

— Если бы я отца так сильно не любил, может, и не пошел бы на преступление. Но у меня на глазах его начали убивать. Что я мог поделать, поступил бы я точно так же сейчас? Наверное, нет. Лучше умереть, чем в жертву кого-то приносить. Лучше бы вместе с отцом там погибнуть, — признался Игорь.

Игорь также подал заявление на досрочное освобождение, он ждет встречи с матерью и сестрой.

Рядом с каждой камерой в «Черном дельфине» висит табличка, на которой описано преступление, совершенное заключенным.

На табличке 44-летнего узника Дмитрия Бантюкова написано, что он отбывает наказание за убийство отца, матери и брата из корыстных побуждений.

— В следующем году смогу подавать на УДО, пока прецедентов нет, но, может, что-то изменится. Хотя бы с испытательным сроком освободиться. Думаю, что смог бы адаптироваться к жизни на свободе.

На работу устроиться точно смогу, с остальным люди помогут, — говорит Дмитрий. — Я лично о том, что сделал, сильно сожалею, столько лет потеряно уже, здоровье уходит.

Думаю, здесь мало людей, кто считает, что поступил правильно.

Колония существует с 1756 года в небольшом городе Соль-Илецк, в 70 километрах от Оренбурга. В городе проживают 29 тысяч человек.

По словам сотрудников, возле административного корпуса колонии постоянно фотографируются новобрачные, здание считается самым красивым в Соль-Илецке.

«Черный дельфин» получил свое название после того, как один из осужденных сделал фонтан в форме дельфина на территории колонии.

Жизнь заключенных подчинена строгому распорядку дня и правилам поведения. Подъем в 6 утра, зарядка, в течение дня преступники могут сидеть только на стуле или скамейке, лежать на койке строго запрещено.

— Если сравнивать с тем, как было в 2000-х, в тюрьме стало значительно лучше, — рассказывает Дмитрий Бантюков. — Работать можно стало, быт улучшился. Появилась возможность позвонить по телефону родственникам.

На территории тюрьмы есть большая библиотека с классической русской и зарубежной литературой, много религиозных книг. Во время отбывания срока многие заключенные приходят к Богу. В колонии есть небольшая молельня, раз в несколько месяцев на разговор с преступниками приходит священник.

Каждый день в камерах включают радио, несколько раз в неделю показывают новости и фильмы, кроме боевиков и эротики.

Шансы сбежать из колонии равны нулю. Камеры построены по принципу «клетка в клетке» — решетки отделяют заключенных от стены с окном и «прихожей». За каждым заключенным наблюдают по видеокамере, по территории колонии водят с повязкой на глазах.

Сотрудники колонии говорят, что драки в «Черном дельфине» случаются крайне редко. В одной камере сидят психологически совместимые заключенные.

— Такого, чтобы подрались, не помню. Редко находим запрещенные предметы. Недавно у одного лезвие обнаружили, которое он унес из швейного цеха. Зачем оно ему — непонятно, — рассказывает заместитель начальника колонии Юрий Коробов.

Большинство заключенных работают в швейном цехе: делают обувь и одежду. Свою минимальную зарплату они вправе потратить на еду, помощь родственникам, погашение долга по искам.

— Работа помогает: не просто существуешь, а трудишься и видишь, как из твоих рук выходит что-то доброе, — рассказывает осужденный за убийства Игорь Тищенко. — Тут ведь главное — оставаться людьми, не озлобиться. В зверя-то превратиться легко.

Несколько лет назад силами заключенных и администрации «Черного дельфина» был открыт магазин, в котором продают поделки заключенных: шахматы, картины, чучела животных. Магазин приносит в бюджет колонии 5−6 млн руб. в год.

Каждый день заключенных, если к ним нет нареканий, выводят на полуторачасовую прогулку. Им также разрешены свидания. Первые десять лет заключения — короткие, по несколько часов, а после — по два трехдневных в течение года.

Длительные свидания для пожизненно заключенных были разрешены только в 2016 году. В «Черном дельфине» был построен специальный корпус для встреч, он выглядит как гостиница, за исключением того, что все окна закрыты решетками.

Однако далеко не ко всем преступникам приходят родные, от многих близкие просто отказались.

В 1996 году была принята конвенция «об отмене смертной казни». в мае того же года был введен мораторий на смертную казнь. последним казненным в россии оказался сергей головкин по прозвищу фишер, убивший 11 подростков

Источник: https://runaruna.ru/articles/8315-18_zdes-malo-lyudej-kto-schitaet-chto-postupil-pravilno-kak-zhivut-pozhiznenno-osuzhdennie-v-samoj-ohranyaemoj-kolonii-rossii/

Осужденные пожизненно: как живут приговоренные умереть в тюрьме?

Как живут пожизненно заключенные

Пожизненное заключение — это самое суровое наказание для преступника в России.

Таким оно стало после введения моратория на смертную казнь.

Теоретически, около 20% заключенных могут просить об условно-досрочном освобождении. На практике же еще ни одно ходатайство не было удовлетворено.

О самых жестоких тюрьмах России читайте здесь.

В каких тюрьмах они содержатся?

В России существует 7 заведений для пожизненно заключенных.

Сюда попадают люди, совершившие особо тяжкие преступления: убийства, изнасилования, терроризм, контрабанда наркотиков и др.

Этим тюрьмам присвоен особый статус, они имеют режим содержания повышенной строгости.

Данные заведения, не смотря на их статус, имеют весьма романтические названия:

  1. Мордовская колония. Находится в Мордовии, там отбывают наказание 200 человек, основная часть из них является серийными убийцами.
  2. “Черный дельфин”. Расположен в Соль-Илецке Оренбургской области. Название заведение получило после того, как один из заключенных сделал скульптуру черного дельфина. С тех пор этими скульптурами украшена территория заведения.

    Это самая большая колония, рассчитана на 1600 человек, сейчас в ней отбывают срок около 700 человек и работают 950 сотрудников.

  3. “Белый лебедь”. Здесь сидит почти 1000 человек. Происхождение названия точно неизвестно. По одной из версий, оно символизирует позу, в которой заключенных перемещают внутри колонии: в полусогнутом состоянии с поднятыми за спиной руками в наручниках. За всю историю существования здесь не случилось ни одного побега.

    Самые известные заключенные: Салман Радуев и Юсуф Крымшамхалов, которые организовали серию терактов . Осужденные здесь могут работать. Они делают поделки из дерева, рисуют картины, шьют одежду. Зарплата составляет около 10 тысяч, но все деньги идут на компенсацию ужерба родственникам жертв.

  4. “Полярная сова”. Расположена на крайнем севере в Ямало-Ненецком АО. Из-за сурового климата побег отсюда нереален. Скандальную известность тюрьма приобрела, благодаря сообщениям о пытках и жестоком обращении сотрудников с заключенными. Здесь отбывают наказание битцевский маньяк Пичушкин и бывший милиционер Евсюков, расстрелявший людей в супермаркете.
  5. “Черный беркут”. Не все преступники здесь осуждены на пожизненный срок. Те, кто должен выйти на свободу, содержатся в отдельном помещении.
  6. “Торбеевский централ”, находится в Мордовии. Здесь преступники сидят определенный срок, потом их направляют в другие колонии.
  7. “Вологодский пятак”. Здание колонии ранее принадлежало монастырю.

    Побег невозможен из-за высоких и толстых стен и озера, расположенного вокруг колонии. Добраться сюда можно только по деревянному мосту.

Сколько людей сидит пожизненно?

По статистике, на 2016 г в России пожизненный срок отбывали 2015 человек.

Раньше их было намного больше, но многие умерли.

С 1998 по 2016 г в стране вынесено 1400 смертных приговора.

Хотя вследствие строгой секретности судебной системы, достоверная статистика отсутствует.

Как устроены зоны?

Тюрьмы для пожизненно осужденных имеют особый режим содержания. Они являются закрытыми для посторонних посещений.

Здания обычно расположены в глухих отдаленных местах, откуда невозможно сбежать вследствие сурового климата, высоких прочных стен, расположения на скале и, разумеется, особого режима содержания.

Раньше условия содержания в колониях были «нечеловеческими». В последние годы они несколько улучшились, во многих зданиях сделали ремонт, завезли новое оборудование.

Преступники содержатся в камерах по 2-3 человека. Рядом с камерами на стене висят таблички с именами преступников и информацией, за что они осуждены.

Расселение по камерам выполняется, исходя их психологической совместимости заключенных. Есть также и одиночные камеры.

Обычно в одиночках содержат серийных убийц и педофилов, так как никто не выдерживает дольше 2 дней нахождения с ними в одной камере.

В камерах находятся кровати и стол с двумя стульями, прикрученные к полу.

Сидеть можно только за этим столом и на стульях, на кровати сидеть запрещено.

Спят заключенные при свете лицом к двери, накрываться одеялом с головой нельзя. Если дисциплину нарушил один человек, отвечают всей камерой. Окна в камерах расположены высоко, осужденные дневной свет видят только на прогулках.

За осужденными ведется круглосуточное наблюдение, свет в камерах горит даже ночью. Каждые 15 минут проходят проверки.

При досмотре заключенные подходят к открытому маленькому окошку и просовывают руки для наручников. Затем они с закрытыми глазами выходят в коридор для досмотра. Обыскивают каждого по трое человек с собаками.

При передвижении по территории преступнику заковывают руки наручниками, на глаза надевают повязку, чтобы он не мог запомнить расположение корпусов и территорию. Сопровождают осужденного 3 человека конвоя с собакой.

Колонии оснащены современными средствами защиты и слежения, огорожены высоким забором с колючей проволокой. Также в каждом заведении содержится до 50 специально обученных собак. Благодаря этому побеги из этих заведений не случаются.

Как живут преступники?

Как отбывают пожизненное заключение?

С 2016 г Конституционный суд разрешил длительные свидания с родными в первые десять лет, до этого разрешались только короткие через стекло.

Хотя от многих преступников отказались все родственники.

Сейчас заключенный имеет право на 2 коротких и одно трехдневное свидание в год, также можно иметь некоторую сумму денег на приобретение продуктов и предметов первой необходимости.

Преступники могут заключать браки, такие случаи известны, когда вполне благополучные девушки выходят замуж за серийных убийц. Пожизненник имеет право получать 6 посылок ежегодно: три большие и три маленькие. Также можно разговаривать по телефону с родными.

Режим в колониях для пожизненно заключенных несколько отличается. В некоторых заведениях разрешено работать, в других — нет. Для заключенных предусмотрена специальная одежда, другую надевать категорически запрещено.

Распорядок дня примерно одинаковый. Подъем в 6 утра, гимнастика, первый прием пищи. Затем заключенные идут на работу, если к заведении это разрешено.

Так в Черном Беркуте работы не предусмотрено, а в Вологодском пятаке заключенные занимаются пошивом одежды в специально отведенных помещениях. После работы идет обед, прогулка и отбой в 22 часа.

До этого времени сидеть и лежать на кровати нельзя.

Душ принимают раз в неделю, гуляют по часу в день. Прогулки совершают в специальных помещениях, куда свежий воздух поступает только сверху.

Любые контакты между заключенными исключены. За нарушение дисциплины предусмотрен штрафной изолятор. Никакие мероприятия (спорт, кино, концерты, учеба) не проводятся.

Можно заниматься самообучением по разрешению руководства заведения. А вот поступить официально в учебные заведения нельзя.

В некоторых тюрьмах раз в неделю можно посмотреть фильм. Регулярно приходит батюшка на проповедь, при колониях построены маленькие часовни, в течение срока многие заключенные становятся глубоко верующими.

В тюрьмах есть библиотеки, в них, преимущественно находится духовная литература. Также можно слушать радио, писать письма родным.

Для «пожизненников» предусмотрено довольно сбалансированное и калорийное питание. Комиссия по правам человека строго следит за этим. На завтрак дают кашу с хлебом и чай. На обед — суп, мясо или рыбу с гарниром, компот, на ужин — мясо с картофелем или макаронами.

Также в рационе присутствуют яйца, овощи, молочные продукты, масло сливочное. При чем, если на обед была рыба, то на ужин обязательно должно быть мясо или курица. Одно и то же блюдо дважды подавать нельзя.

Медицина

Если осужденный заболевает, его осматривает тюремный врач.

При необходимости человека помещают в палату тюремной больницы или отдельную камеру на карантин.

Когда требуется операция, то приглашают врача их городской больницы.

При незначительном ухудшении самочувствия осужденный остается в камере, ему назначается лечение. Таблетки подаются через маленькое окошко на специальной лопатке. Каждый заключенный несколько раз в год проходит профосмотр, может полечить зубы.

Теоретически, неизлечимо больной заключенный имеет право на условно-досрочное освобождение. Ежегодно врачебные комиссии подают десятки подобных ходатайств. Но до сих пор ни одно из них не было удовлетворено.

Точной статистики, сколько живут преступники, не существует. В среднем, продолжительность жизни составляет 7-10 лет. Некоторые не могут смириться со своей участью и сходят с ума или заканчивают жизнь самоубийством.

Но процент этих людей очень маленький. Дело в том, что большинство преступников не раскаивается в содеянном и не чувствует себя виновными.

По закону после 25 лет отсидки осужденный имеет право ходатайствовать об условно-досрочном освобождении. Но до сих пор ни одного не отпустили на волю.

Во-первых, отсидеть 25 лет удалось лишь 150 заключенным, во-вторых, за 25 лет ни должно быть ни одного дисциплинарного взыскания, а это невозможно.

В третьих, по словам психологов, через 5-7 лет личность человека в таких условиях полностью деградирует, он привыкает жить в установленном режиме и уже не сможет адаптироваться в нормальной жизни.

Что происходит после смерти?

Где хоронят пожизненников? За последние годы санитарное состояние тюрем значительно улучшилось. Поэтому количество смертей сократилось. Когда заключенный умирает, то родственникам сообщают об этом телеграммой.

Если тело не забрали в течение трех дней, то захоронение производят на городском кладбище. При желании родные могут позже его перезахоронить.

Условия содержания осужденных пожизненно в колониях очень суровые и строгие. Все направлено на предотвращение побега и рецидива преступления.

Через несколько лет о преступниках забывают все родственники, а жены образуют новые семьи. Единственной отдушиной для осужденного становится работа или религия.

Как живут зеки, приговорённые к пожизненому лишению свободы? Узнайте об этом из видео:

Источник: https://ugkod.com/mesta-lisheniya-svobody/kak-zhivut-osuzhdennye-pozhiznenno.html

Без права на свободу: как живут пожизненно осуждённые в России (27 фото)

Как живут пожизненно заключенные

По данным ФСИН на 1 мая 2015 года, в исправительных колониях России пожизненные сроки отбывают 1914 человек.

Еще около сотни коротают 25-летний срок вместо смертной казни, назначенной еще до моратория, но не приведенной в исполнение. В 1990-е их было гораздо больше, но за эти годы многие скончались в колониях.

В России пожизненно осужденные содержаться в пяти специализированных учреждениях, каждое из которых имеет весьма романтическое название.

Как, впрочем, и приговоренные к пожизненному: хотя официальной статистики о смертности среди них в открытых источниках нет, по неофициальным данным (такие цифры приводятся на форумах для родственников «сидельцев) средняя продолжительность жизни заключенных не превышает 5-7 лет. Помните, какой взрыв насильственных смертей был после того, как в 1996 году впервые прекратили расстреливать?

Однако, те, кто хоть как-то сталкивался с местами отбывания пожизненного заключения в России, в один голос заявляют о том, что такое наказание в том виде, как оно происходит у нас в стране, гораздо страшнее пули в затылок.

Конечно, вопрос спорный, но давайте посмотрим, как и где отбывают наказание те, кто приговорен к пожизненному лишению свободы.

Может быть ТАКАЯ жизнь, умноженная на понимание того, что ЭТО НАВСЕГДА, действительно тяжелее, чем моментальная боль и небытие? Может быть именно таким должно быть искупление?

«ВОЛОГОДСКИЙ ПЯТАК» (остров Огненный, Белозерский район Вологодской области).

Исправительное учреждение особого режима для пожизненно осужденных ФБУ ИК 5 (старое название ОЕ 256/5) «Вологодский пятак» УФСИН России по Вологодской области. Нормативная наполняемость составляет 505 мест, включая участок общего режима на 55 мест (отряд хозобслуги). Расположена в Вологодской области, Белозерский район, остров Огненный, пос. Новоозеро, п/о К. Либкнехта.

Колонию на острове Огненном в Белозерском районе называют «Вологодский пятак» — по номеру учреждения. «Волого́дский пята́к» размещается в экспроприированом Кирилло — Новоезерском монастыре на озере Новом (остров Огненный) вблизи города Белозерска, в Белозерского района Вологодской области.

После Октябрьской революции 1917 года монастырь был превращен в тюрьму для «врагов революции». В 1930-е и 1940-е годы здесь была колония для политических заключенных в системе ГУЛАГа. В 1938 году здесь размещалась Новоезерская ИТК-14, после войны ИТК-6, ЛО-17, который в пятидесятые годы был реорганизован в лагерный пункт строгого режима.

В 1956 в ИТК-17 был установлен строгий режим для мужчин, осуждённых в первый раз за бандитизм и убийство. В 1994 году впервые в вологодском регионе и в России на её базе была создана исправительная колония с новым видом уголовного наказания — пожизненное лишение свободы. «Пятак» выбрали не случайно.

К мощным толстым стенам монастыря ведёт лишь одна дорога — деревянный мост через озеро, на окнах крепкие решётки. Сбежать отсюда практически невозможно. Первых осуждённых привели весной 1994 года этапом из Тамбова. Их было человек 20.

Сегодня на Огненном острове содержится 192 осуждённых к пожизненному лишению свободы, а также осуждённых, которым смертная казнь в порядке помилования заменена пожизненным заключением. В 1997 году монастырь стал тюрьмой исключительно для заключенных, отбывающих пожизненную меру наказания.

После введения в 1996 году в России моратория на исполнение приговоров к смертной казни эти приговоры стали автоматически означать пожизненное тюремное заключение. Режим, уровень изоляции и безопасности колонии можно назвать одним из самых жёстких в системе мест лишения свободы России.

Преступники содержатся здесь в условиях, предусмотренных для колоний особого режима камерного типа с дополнительными ограничениями и повышенными требованиями. Здешние «сидельцы»: — содержатся в камерах по два человека; — всегда носят одежду только специально установленного образца; — во время прогулки, бани, посещения туалета и т.д.

любые контакты между осуждёнными из разных камер исключены; — все действия выполняются только с разрешения и по команде надзирателя (младшего инспектора), любое мероприятие проходит под надзором не менее чем троих сотрудников (при том, что массовых мероприятий с участием осуждённых — спортивных соревнований, просмотров кинофильмов, школьного и профессионального обучения — не проводится вовсе); — предоставляются только краткосрочные свидания продолжительностью несколько часов, длительные личные свидания запрещены; — в камерах осуждённые не имеют права в течение дня ни ложиться. Ни даже присаживаться на кровать, при каждом выводе из камеры их подвергают тщательному обыску, камеры тоже ежедневно обыскивают; — на мероприятия, связанные с выходом из камеры, осуждённые сопровождаются в наручниках. . Осуждённые заняты работой по пошиву рукавиц, и даже этот процесс проходит в специальных рабочих камерах только на двух человек.

Известные «сидельцы»: Гайтукаев Лом-Али Ахмедиевич — организатор убийства Анны Политковской (2014 г- пожизненно). Шивкопляс Василий Сергеевич-участник банды Александра Боровкова. Убил 15 человек (2003 г- пожизненно). Хубиев Арасул- организатор взрыва в Минеральных Водах (2002 г- пожизненно).

«ПОЛЯРНАЯ СОВА» (поселок Харп, Ямало-Ненецкий автономный округ).

Источник: https://redlike.club/bez-prava-na-svobodu-kak-zhivut-pozhizne/

Социальная активистка Анна Боклер уже четвертый год помогает пожизненно осужденным из исправительной колонии особого режима “Черный дельфин”. Сначала она обучала их английскому языку, а потом создала литературную мастерскую, где заключённые пишут прозу и стихи. Боклер уже издала книгу с работами своих подопечных и планирует привлечь их к созданию для нее иллюстраций.

“Я часто слышу от знакомых такую фразу: “Заключенные в “Черном дельфине” уже давно умерли, им не нужно никакое творчество”, но это не так, – рассказала Анна Боклер Радио Свобода. – Я не ставлю перед собой цель перевоспитать тех, кто отбывает срок там.

Для меня их литературные произведения – это скорее интересный опыт, возможность посмотреть на творчество людей с огромным бэкграундом, пусть даже в большинстве случаев и очень страшным.

А для них это возможность обрести профессию и какую-то социальную роль вне зоны”.

Первые письма

И занятия английским, и уроки в рамках литературной мастерской происходят в формате переписки.

Этот обмен письмами начался в 2015 году, когда один из заключенных “Черного дельфина” сам связался с активисткой.

Анна занималась тогда небольшим волонтерским проектом для людей с тюремным прошлым, а также участвовала в перформансах вместе с другой активисткой и художницей Катрин Ненашевой.

Одна из акций девушек происходила на Красной площади. Ненашева назвала ее “Не бойся”. Суть акции заключалась в том, что активистка в течение месяца ходила по Москве исключительно в тюремной форме.

Таким образом она хотела привлечь внимание к проблеме адаптации бывших заключенных.

По ее словам, многие понимают, что такое уголовно-исправительная система внутри колонии, но не все знают, как строится жизнь человека после того, как он из нее выходит и как иногда сложно жить с таким фрагментом биографии.

Акция Катрин Ненашевой и Анны Боклер на Красной площади в поддержку заключенных. Фото из личного архива

Акция завершилась тем, что Боклер наголо побрила Ненашеву прямо на Красной площади и сняла с нее робу, “вернув” таким образом к свободной жизни. Статью о перформансе в “Новой газете” увидел один из заключенных “Черного дельфина” и через знакомого, отбывающего наказание в обычной колонии, связался с Анной.

Вместе с этим человеком Анна стала изучать английскую литературу. В каждое письмо активистка вкладывала какое-то произведение и переводила каждое слово на русский. Так продолжалось несколько месяцев. Потом администрация колонии попросила прекратить переписку на иностранном языке, несмотря на то что в письмах не было ни одного непереведенного слова.

“У солнца есть выключатель?”

С помощью творчества заключенные могут что-то отдать социуму

“После этого мы продолжили общение уже на русском языке. Я предложила заключенному прислать мне свои работы, если они у него есть. Так я познакомилась с его творчеством, а потом и с творчеством еще нескольких осужденных.

Я вижу в этом особый смысл: заключенные могут с кем-то поделиться своими произведениями и получить какую-то реакцию в ответ. Они даже могут публиковаться.

Например, работы многих заключенных, с кем я общалась, можно найти в альманахе “У солнца есть выключатель?”, – говорит Боклер.

Выступление Анны Боклер и Катрин Ненашевой в поддержку заключенных. Фото из личного архива

Первые работы, которые прислал заключенный Анне, были хорошо написаны и посвящены религиозной или философской проблематике. “По текстам было видно, что создавал их человек читающий. В “Черном дельфине” есть библиотека.

Там можно найти стандартный набор классики, а также словари по английскому и немецкому. Учебников, по которым можно было бы изучать иностранные языки, там, конечно, нет”, – добавляет активистка.

По ее словам, прислать дополнительные книги посылкой нельзя, потому что в колонии действует распоряжение: заключенные должны читать только “правильные книги”.

Об этом распоряжении в августе писали и СМИ. По данным издания, администрация колонии запретила присылать заключенным книги и подписывать их на периодику.

Согласно российскому Уголовно-исполнительному кодексу, ограничений на переписку быть не может, однако руководство изобрело собственные правила.

Из-за них заключенные, с которыми общалась в рамках литературной мастерской Анна Боклер, не могут получить книги со своими произведениями.

Фонтан в виде черного дельфина во дворе колонии в Соль-Илецке, давший ей неформальное название “Черный дельфин”

Новая идея активистки состоит в том, чтобы заключенные не только создавали отдельные произведения, но и написали целую пьесу, которую можно будет поставить на сцене. Таким образом она хочет развеять миф о том, что осужденные из “Черного дельфина” уже давно “погибли” для общества.

Кроме того, Боклер хочет попросить заключенных создавать графические иллюстрации для своих произведений. “Все необходимые для этого условия в колонии есть: карандаши и бумагу найти можно всегда. Технически это легко реализовать, но пока никто из осужденных не изъявлял желания заняться такой формой творчества.

Литература – это же формат, идеально укладывающийся в бумажную переписку. Во всей этой истории с творчеством, создаваемым заключенными, мне больше всего нравится то, что таким образом люди могут создать книгу – продукт, который будет потребляться на свободе.

Это важно с точки зрения перераспределения ролей, потому что осужденные привыкают только получать то, что выделяется на них из бюджета, а в случае с литературой они со своей стороны тоже могут что-то отдать социуму”, – считает Боклер.

Общение активистки с осужденными состоит не только из обмена литературными произведениями. Иногда заключенные просят её прислать фотографии. Например, однажды один из тех, с кем Боклер постоянно общается, попросил ее показать Нью-Йорк.

Активистка распечатала на обычной бумаге свои собственные снимки из этого города и вложила их в конверт. Иногда она отправляет отрывки из современных произведений, переписанные от руки.

Например, таким образом заключенные из “Черного дельфина” узнали о романе Рубена Гальего “Белое на черном” (автобиографическое произведение о жизни больных детей в советских детских домах. – Прим. РС).

Единственный “друг по переписке”

Каждый месяц Боклер получает около девяти писем и на каждое старается отвечать максимально подробно, потому что понимает: для многих она стала первым постоянным “другом по переписке”. В основном в письмах она рассказывает о том, что происходит на свободе, о литературе, рецензирует полученные от заключенных работы.

Я чувствую себя посредником между осужденными и волей

“У заключенных из “Черного дельфина” обычно нет уже семейных контактов на воле, потому что в тот момент, когда их приговорили к пожизненному заключению или отправили в камеру смертника (так происходило до указа президента Бориса Ельцина в 1999 году о поэтапном сокращении смертной казни. – Прим. РС), у них был уже далеко не один отбытый срок. В таких обстоятельствах семейные связи, конечно, часто рушатся. У них нет никаких коммуникаций с внешним миром, а я чувствую себя достаточно комфортно в роли посредника”, – говорит Боклер.

Анна Боклер читает работы заключенных. Фото из личного архива

По словам активистки, многие заключенные не понимают, в каком мире они живут. Их представление об устройстве жизни ограничивается тем, что они запомнили из последнего своего пребывания на воле. Чаще всего этот период был очень коротким, поэтому многие до сих пор не знают, что такое интернет и как им пользуются люди, оставшиеся на свободе.

Попытка зацепиться за волю

Помощь заключенным – самая непривилегированная область в благотворительности

“Конечно, у меня случаются периоды эмоционального выгорания. Например, был год перерыва, когда я совсем не общалась с заключенными. Потом я снова почувствовала, что мне комфортно переписываться и играть роль посредника между ними и волей. Я бы не занималась этим, если бы переписка меня постоянно расстраивала.

Я делаю это, потому что чувствую: пока мы можем давать друг другу новые знания”, – делится Боклер. По ее словам, эмоциональное выгорание было связано с тем, что каждый из осужденных в “Черном дельфине” надеется все-таки оказаться на свободе и постоянно пишет ей об этом.

Например, однажды один из заключенных попросил активистку найти его сына. При этом единственное, что осужденный знал о ребенке, это то, что его гражданская жена забеременела, когда его посадили. “Конечно, сына он в итоге так и не нашел.

Люди там просто цепляются за возможности иметь хоть что-то на воле, и это закономерный и очень естественней путь”, – размышляет Боклер.

“Я начала заниматься помощью заключенным, потому что, мне кажется, это одна из самых непривилегированных областей в благотворительности. Это область, куда люди, приходящие в благотворительность, хотят вкладываться меньше всего”, – объясняет Боклер.

За все время, что она помогает заключенным, у нее ни разу не попросили ничего материального, вспоминает она. Единственное, чего хотят люди, – это связаться с правозащитниками или юристами. Иногда активистка дает контакты.

Многие заключенные попали в “Черный дельфин” после того, как смертную казнь заменили пожизненным лишением свободы.

Решение об изменении меры наказания принималось без согласия осужденных, поэтому они надеются его оспорить и на этом основании выйти на свободу.

Заключенные в “Черном дельфине”

“Заключенные вполне могут претендовать на пересмотр приговора, потому что указ Ельцина о введении моратория на смертную казнь не был опубликован. То есть формально он не носит публичного характера. При этом в России действует принцип, по которому любые нормативно-правовые акты должны быть представлены публично.

Согласия заключенных тоже никто не спрашивал. Их фактически принудительно перевели из камеры смертников в колонии для пожизненно осужденных.

При этом реальной возможности обжаловать приговор у заключенных тоже нет, так как получить доступ к указу Ельцина они не могут”, – рассказал Радио Свобода член адвокатской палаты Краснодарского края Алексей Иванов.

В российской законодательной базе существует и еще одна дыра, говорит адвокат. Она касается заключенных из “Черного дельфина”, потому что многие из них оказались в колонии еще в советское время.

“Сейчас норма, за которую они сели, не предусматривает пожизненного заключения, но попытки оспорить это не приносят положительных результатов, потому что суды боятся выпускать этих осужденных. Причем заключенные не могут в большинстве случаев даже претендовать на замену пожизненного срока 25 годами колонии.

(Согласно Уголовному кодексу, 25 лет – это максимальный срок нахождения в тюрьме. Даже при сложении сроков за совершение нескольких преступлений максимальный срок не должен превышать 25 лет. – Прим. РС)”, – говорит Иванов.

“Черный дельфин” – это самая большая исправительная колония особого режима для пожизненно осуждённых. Находится она в городе Соль-Илецк и считается одной из наиболее мифологизированных зон. В камерах содержатся вместе до 10 человек, но есть и “одиночки”.

Заключенные находятся здесь под постоянным видеонаблюдением: свет не выключают даже ночью. Сейчас в колонии содержится более 800 человек.

Свое неофициальное название исправительное учреждение получило по расположенному во дворе фонтану со скульптурой, изображающей черного дельфина.

Жестокое отношение даже к преступникам в цивилизованном обществе недопустимо

По словам Иванова, “Черный дельфин” – самая строгая колония на территории России: максимально жесткие условия содержания, неоплачиваемая сверхурочная работа и отсутствие какой-либо логики в расселении заключённых.

В одной камере могут оказаться православный и мусульманин или насильник и жертва.

Осужденным запрещено закрывать от света глаза во время сна, класть руку под одеяло или садиться на пол, если в камере нет свободных стульев.

“Правозащитники не занимаются этой колонией, потому что жалоб оттуда не поступает. Они просто не уходят из колонии из-за жесточайшей цензуры. Даже если правозащитники придут, им не дадут пообщаться с заключенными наедине, а если это и произойдет, заключенных запугают настолько, что отвечать они будут заученными фразами “жалоб нет”, “претензий не имею”, – считает адвокат.

По его словам, даже серьезность преступлений, которые совершили те, кто находятся сейчас в “Черном дельфине”, не может служить оправданием для такого жесткого отношения. “Смысл уголовно-исправительной системы состоит в том, чтобы человек исправился.

Но разве может жесточайшее обращение способствовать его исправлению? – добавляет Иванов. – Я считаю, что такое отношение к людям, пусть даже к преступникам, в нормальном, цивилизованном обществе недопустимо.

Эта система калечит всех: и тех, кто находится в колонии, и тех, кто следит за заключенными и вынужден избивать их или применять в отношении них пытки”.

Источник: https://www.svoboda.org/a/%D1%8D%D1%82%D0%B0-%D1%81%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%BC%D0%B0-%D0%BA%D0%B0%D0%BB%D0%B5%D1%87%D0%B8%D1%82-%D0%B2%D1%81%D0%B5%D1%85-%D0%BA%D0%B0%D0%BA-%D0%B6%D0%B8%D0%B2%D1%83%D1%82-%D0%BF%D0%BE%D0%B6%D0%B8%D0%B7%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE-%D0%BE%D1%81%D1%83%D0%B6%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%B5-%D0%B2-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B8-%D0%B8-%D0%BA%D1%82%D0%BE-%D0%B8%D0%BC-%D0%BF%D0%BE%D0%BC%D0%BE%D0%B3%D0%B0%D0%B5%D1%82/29744550.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.