Как живут осужденные в зоне

Содержание

Не есть из одной посуды. Как живут неприкасаемые в тюрьме

Как живут осужденные в зоне
John Kolesidis/Reuters

Начало цикла читайте здесь:

Сложно себе представить, как могут уживаться в одном помещении сто здоровых, разной степени агрессивности, не всегда адекватных мужчин. У каждого из них своя история, свой опыт, свои интересы.

Естественно, между ними возникают конфликты. Теснота, бытовые неудобства лишь усугубляют ситуацию.

Тем не менее жизнь в местах лишения свободы подчиняется строгим законам и правилам, которые жестко регламентируют поведение местных жителей.

Неотъемлемой частью этих правил является существование среди заключенных отдельной касты отверженных. Это так называемые обиженные, опущенные или угловые.

Они так вписались в тюремную иерархию, делая самую грязную работу, что без их существования само функционирование системы было бы под вопросом. Более того, наличие такой касты открывает большие возможности для всевозможных манипуляций и управления заключенными.

Перспектива попасть в обиженные делает зэков сговорчивыми и способными пойти на многие компромиссы.

Как становятся обиженными? У каждого из них своя история, свой путь. Опустить могут сами зэки за какой-нибудь проступок. Например, осужденных за педофилию ждет именно такая участь. С помощью других заключенных опустить могут и сами тюремщики.

Можно просто посидеть за одним столом с обиженными, поздороваться с ним за руку, поесть из одной посуды — и ты, словно подхвативший неизлечимый вирус, становишься таким же. Обратного пути нет. Такие заключенные сидят за отдельными столами, спят отдельно в углу барака, едят из отдельной посуды.

Жизнь их незавидна и нелегка. Как правило, они убирают туалеты и выносят мусор. Конечно же, обиженный обиженному рознь.

Одно дело — бывший воин-десантник, громила, осужденный за убийство, попавший в эту касту за то, что, рассказывая о подробностях своей интимной жизни, упомянул о занятиях оральным сексом с девушкой, а другое дело — педофил.

У нас в отряде жил всеми гонимый угловой Артем, московский парень двадцати лет отроду. Жизнь его складывалась очень непросто. Он гей. Сидел во второй раз за кражу. На свободе работал в ночном клубе и, обокрав своего клиента, опять попал в тюрьму. Артем — ВИЧ-инфицированный.

Сначала его распределили в специальный, шестой отряд, где содержатся только ВИЧ-инфицированные. Отношения с окружающими у него не очень-то складывались. В силу его положения в тюремном сообществе, на него была возложена обязанность убирать туалет, а кроме того, он стал объектом сексуальных утех озабоченных зэков и регулярно подвергался насилию.

После его попытки повеситься Артема перевели в карантин. Нельзя сказать, что его жизнь здесь значительно улучшилась. Артем с утра до ночи продолжал мыть туалет и выносить на помойку использованную туалетную бумагу. В перерывах между этими занятиями он стирал личные вещи дневальных — полотенца, майки, трусы, носки.

В перерывах между этими перерывами его регулярно били те же дневальные. Ссадины и синяки не сходили с его лица. А по ночам местные царьки карантина заставляли Артема вспоминать свою вольную жизнь, используя его для плотских утех. Мне было его безумно жаль, и я старался всячески ему помочь — давал сигареты, чай.

Это не очень облегчило и скрасило его жизнь, и Артем, не выдержав издевательств, вскрыл себе вены, после чего… опять попал в шестой отряд для ВИЧ-инфицированных, откуда его не так давно перевели сюда.

Через некоторое время, находясь в другом отряде, я услышал следующую историю об Артеме, которая приключилась с ним в отряде для ВИЧ-инфицированных. Один блатной зэк, цыган по прозвищу Будулай, которого я знал лично, начал приставать к Артему. Цыган настаивал, чтобы Артем в известном процессе играл активную роль. «Не могу! — отчаянно сопротивлялся Артем.

— Если меня, то пожалуйста! А сам я ну никак не смогу». Цыган не отставал и продолжал настаивать на своем. Артем решил пожаловаться на ловеласа местным блатным. «Да ты что, гадина, на мужика наговариваешь?!» — не поверили те Артему. Но, уступив его настойчивости, все-таки решили проверить цыгана. «Назначай свидание! — сказали блатные. — Мы будем рядом, в засаде.

Если что — прикроем».

Наступила ночь, и наша парочка, стараясь не привлекать ничьего внимания, пробирается на место свидания — в помещение воспитательной работы. Есть такая комната в бараке, где заключенные смотрят телевизор. Эх, не знал Будулай, что ждала его там засада.

В самый ответственный момент включился свет, и изумленным взорам зэков предстал обнаженный Будулай, находящийся в недвусмысленном положении. Понимая, что его ожидает, он не растерялся и выпрыгнул в окно второго этажа, пробив стекла.

Непостижимым образом за считаные секунды он сумел преодолеть высоченную ограду локального сектора, снабженную специальными барабанами — вертушками с колючей проволокой. Захочешь перелезть, возьмешься за реечку, подтянешься, а барабан прокрутится вниз.

Голый цыган с криками «Спасите, помогите, убивают!» залетел в расположенную на аллее будку секторов — помещение, где находятся сотрудники колонии, следящие за передвижением зэков. Ни один осужденный не выйдет из локального сектора без ведома дежурного милиционера. Той ночью цыган ворвался в их сон.

Ничего не понимающие мусора долго протирали глаза, глядя на голого заключенного, ночью, в середине зимы вломившегося в их домик. Цыгана спасли, предоставив ему политическое убежище в другом отряде. Его жизнь кардинально поменялась, и он стал покорно нести все тяготы и лишения своей нелегкой жизни.

Ряды обиженных, которых в колонии не хватало, пополнились еще одним отверженным.

Однажды к нам в отряд заехал некий Миша П. Обычный зэк, ничем не выделяющийся из общей массы, осужденный за грабежи и разбои. Он оставался обычным до тех пор, пока в колонию не прибыл другой этап и не выяснилось, что Миша — угловой. По понятиям такой заключенный должен был сразу сообщить о своем статусе и занять свое место.

Миша же решил начать новую жизнь и больше недели сидел за одним столом с другими заключенными, ел с ними из одной посуды, пил чифир из одной кружки. Получалось, что он «заразил» весь отряд. Но нет! Оказывается, по тем же понятиям, если заключенные не знали о том, что другой зэк угловой, а тот это дело скрыл, то так не считается.

Мишу жестоко наказали, избив его до полусмерти.

Надо сказать, что история эта произвела на меня сильное впечатление и заставила задуматься о хрупкости нашего бытия.

Жизнь продолжалась.

Источник: https://snob.ru/selected/entry/121696/

Жизнь на зоне

Как живут осужденные в зоне

Известная поговорка предостерегает зарекаться от тюрьмы. Действительно, в реальности в тюрьму попадают совершенно разные люди, в том числе и невиновные. Знание условий и порядков жизни в тюрьме стало необходимостью.

Краткое определение

Тюрьма – место лишения свободы за совершение преступлений. Лишение свободы – суровое наказание, которое применяют за совершение тяжкого преступления и при необходимости изолировать преступника от общества.

Особенности жизни

Впервые попавшие в зону сталкиваются с проблемами адаптации. В отличие от жизни на воле, в русской тюрьме жизнь строго регламентирована официальными и негласными правилами. Заключённому нужно взвешивать каждое слово и контролировать свои действия. Иначе можно стать жертвой конфликтов и попасть в низшую касту тюремной иерархии, а порой даже лишиться жизни.

Как живут на зоне?

Условия жизни в тюрьме определяет каста, к которой относится заключённый. Выделяют пять основных категорий осуждённых:

  • «Блатные», своего рода тюремная элита, которая управляет тюремным сообществом.
  • «Мужики». Заключённые, совершившие бытовые преступления и не являющиеся профессиональными уголовниками.
  • «Черти». Заключённые, выполняющие грязную работу и не следящие за своим внешним видом и состоянием. От «опущенных» их отличает отсутствие сексуального насилия.
  • «Козлы». Сотрудничающие с администрацией. Эти заключённые не всегда доносчики, но нередко выступают и в этой роли.
  • «Опущенные». В эту касту попадают педофилы, насильники, а также те, кто поздоровался с другим опущенным, посидел с ним за одним столом или брал его вещи. Представители этой касты спят и едят отдельно, чистят туалеты и выполняют сексуальные прихоти других заключённых.

Разделение между категориями заключённых жёсткое и связи довольно строго регламентированы негласным статусом.

Как проводят свободное время?

В свободные часы жизни в тюрьме заключённые разговаривают, играют в карты (хотя формально они в тюрьме запрещены), читают или делают различные вещи (чётки, резные фигурки и т.п.).

Есть вопрос к юристу? Спросите прямо сейчас, позвоните и получите бесплатную консультацию от ведущих юристов вашего города. Мы ответим на ваши вопросы быстро и постараемся помочь именно с вашим конкретным случаем.

Телефон в Москве и Московской области:
+7 (495) 266-02-45

Телефон в Санкт-Петербурге и Ленинградская области:
+7 (812) 603-78-25

Бесплатная горячая линия по всей России:
8 (800) 301-39-20

Популярны различные шутки и придумывание кличек друг для друга. В тюремных библиотеках помимо художественной литературы есть религиозные книги и правовые документы. Последние полезны для составления кассационных и апелляционных жалоб, прошений об УДО и т.п.

Также многие осуждённые занимаются спортом. В условиях скудного питания и не самых комфортных условий проживания, спорт помогает поддерживать себя в форме.

Воры в законе: правила касты

Эта высшая каста в тюремной иерархии. Воры в законе следят за соблюдением «понятий». У них есть общая касса, в которую поступают деньги от других представителей криминального мира. Воры разрешают конфликты между заключёнными. На свободе они не вправе жениться и заводить детей, а также участвовать в политической деятельности. На практике эти запреты далеко не всегда выполняются.

Хроники нар: как нужно вести себя в тюрьме

Первая неделя в тюрьме – сложный период адаптации. Зайдя в камеру, нужно поздороваться, но не подавать руку, поскольку неизвестно представители какой касты там находятся. Не стоит скрывать и обманывать по поводу статьи, по которой осуждён человек. Об этом всё равно узнают. Нельзя брать без разрешения чужие вещи и садиться на чужую койку.

Что учитывать в разговорах?

Слово на зоне стоит дорого. Нельзя обвинять и оскорблять других людей даже в шутку. За каждое такое слово придётся отвечать.

Выражать своё мнение нужно аргументировано. На вопрос «Кто ты по жизни?» нужно отвечать, исходя из статьи осуждения («политический», «блатной», «мужик») или «ещё не определился».

Вместо спасибо и пожалуйста принято говорить «я признателен» и «по возможности».

Когда сокамерники едят нельзя ходить в туалет в камере.

Вместо денег в тюрьме используют чай и сигареты. На них можно поменять любые другие вещи или услуги.

Негласные законы

Жизнь в зоне требует учёта своих возможностей. Не стоит брать что-либо в долг, если есть сомнения в возможности его отдать.

Не нужно бояться, стоит внимательно слушать и узнавать нюансы тюремного сленга и порядков. Если неизвестно, как поступать в той или иной ситуации, лучше заранее спросить, чем совершить роковую ошибку.

Источник: https://ruadvocate.ru/zhizn-v-tyurmax/zhizn-na-zone/

Жизнь в тюрьме

Как живут осужденные в зоне

Ни минуты покоя. Именно так можно сказать про теперешнее существование в нашей зоне. У начальника случился припадок, и он решил подтянуть дисциплину. Как среди спецконтингента, так и среди личного состава. Начал с последних.

По рассказам болтливого прапорщика, полковник объявил сбор по тревоге и заставил всех сотрудников маршировать за зоной. Беда заключалась в том, что те, кто подошли первыми, шагали до посинения, пока не дождались последних, а это очень долго. После хозяин устроил взбучку замам и главам отделов.

Они, в свою очередь, оторвались на подчиненных – типа на отрядниках, инспекторах по безопасности и прочих. Дальше досталось зекам.

»

Всем читателям известны такие понятия, как «красные» или «черные» тюрьмы. В первом случае бал правит администрация и «актив», во втором – смотрящий и блатота. Но, как известно, в этом бренном мире нет только черного и белого, а есть оттенки. Так и в случае с тюрьмами и колониями все не так однозначно.

»

Правильно говорят – все познается в сравнении. Один деятель с «погремухой» Спецурик отсидевший в общей сложности около тридцати лет, сменив все режимы, в том числе и особый.

Как и большинство «особистов», этот «пересидок» не употребляет мат, жаргонные выражения, очень начитан и любит поговорить, вспоминая былое, то есть, считай, прошлые срока.

В нашу зону он периодически заезжал, так как живет неподалеку и совершает глупые кражи по пьяни. Особенно впечатлил его рассказ про постперестроечное время в неволе.

»

Ходит много разговоров на тему запретов за колючкой. Хотелось бы поделиться, с чем приходится сталкиваться, и рассказать, на какие ухищрения идут зеки, пытаясь провести или затянуть необходимые им вещи.

Но удачно спрятать – это еще не все, нужно обладать железными нервами, чтобы более-менее опытный сотрудник не заподозрил тебя в излишней суете и нервозности и не начал шмонать с особым усердием. Вот отчего так часто запрет тасуют через близких родственников, которые не подозревают о начинке и ведут себя естественно.

Как правило, случайно обнаружить подобные закладки почти невозможно, в основном, о них уже заранее известно операм. Откуда? Конечно же, от излишней болтливости.

»

Выходные и праздничные дни в СИЗО не любят. В эти дни не хлопают «кормушки», через которые среднестатистический зек общается с внешним миром. Толстые добродушные тетки – вертухайки в камуфляже, похожие на сельских учительниц – не разносят почту и книги из библиотеки.

Не подзывают к «кормяку» за «объ…оном» (обвинительным приговором) мусора из спецчасти. Вертухаи не выкрикивают «слегка», выводя подследственных на допросы и свиданки. Не возят на суды, не водят к врачу, пустуют прогулочные дворики.

Вся привычная тюремная жизнь, так называемая движуха, замирает.

»

С утра в отряде проходил обыск. Из-за того что на улице лил ледяной дождь, нас не стали выгонять из барака, а позволили стоять в проходах. Наблюдая за тем, как инспектора проводят шмон, я подумал, насколько они не брезгливые.

Голыми руками копаются во вшивом постельном белье, перетряхивают грязные трусы и носки, шарят пальцами под стельками провонявшей обуви.

Кстати, такие шакалы потом и руки не моют, а продолжают нести службу, вытирая себе морды, ковыряясь в носу и беря за фильтр сигареты перед прикуриванием. Уж на что мы привычные, но чтобы так!

»

Осужденные, которым по каким-то причинам угрожает на зоне физическая расправа, идут на всевозможные хитрости и уловки, а также жертвы, лишь бы «выломиться» из колонии или камеры следственного изолятора. О том, почему возникают такие ситуации и как выкручиваются ушлые заключенные, расскажем в этом материале.

»

Осень в самом разгаре. Смеркаться начинает рано. На высоком бетонном ограждении СИЗО гирлянда фонарей загорается уже в пять часов вечера. Весь следственный изолятор по периметру обнесен огнями. Они чем-то напоминают мне красные флажки, за которые ступать нельзя. Нельзя под страхом смерти. Я снова, после десятилетнего перерыва, нахожусь под следствием. И пишу эти записки.

»

Несудимые граждане имеют неверное представление о местах лишения свободы, потому что в художественных фильмах про зоны показаны одни и те же штампы.

Якобы зеки ходят в одинаковых робах и ютятся в тесных бараках с двухъярусными шконками. Никто не спорит, так положено по инструкциям. Но в любом правиле и даже законе есть исключения.

В тех же колониях встречаются осужденные, проживающие в очень комфортных условиях. Да в таких, что многие вольные люди обзавидуются.

»

Наблюдал я тут за соседями по бараку и сделал интересные выводы. А может, и неинтересные. Нет, такое точно нужно записать подробно.

Электрозагар

Странное отношение у отдельных граждан к своим родственникам. Можно понять, когда люди хотят казаться лучше перед посторонними. Перед близкими-то зачем «накидывать на себя пух»? Они ведь вас знают как облупленных. Их, в отличие от чужих, не обманешь.

»

Источник: http://www.tyurma.com/zhizn-v-tyurme

Как живут заключенные в колонии строгого режима

Как живут осужденные в зоне
Один блоггер побывал в уфимской колонии строгого режима №9, или, как ее еще называют, “Девятку”, где отбывают наказание самые опасные преступники-рецидивисты, у которых на счету уже не по одной ходке. Предлагаю взглянуть на то, какая атмосфера царит в колонии и как там живется заключенным.

На днях по приглашению башкирского ГУФСИНа я посетил уфимскую колонию строгого режима номер 9. Больше известную, как “Девятка”.

Раньше она была общей, а теперь здесь отбывают свои сроки почти полторы тысячи рецидивистов, все они – опасные преступники, у каждого не по одной ходке и все они за тяжелые преступления – убийства, грабежи, насилие, наркотики в крупных размерах и тому подобные злодеяния.

К сожалению, в первой точке нашего маршрута – ШИЗО графировать запрещено, а на словах эту атмосферу не передать. Это несколько небольших камер, где по одиночке сидят злостные нарушители тюремного режима.

В камере, куда мы заходили, отбывает несколько десятков суток москвич с прозрачными глазами, у которого первый срок за разбой, а второй – за хранение наркотиков в крупных размерах. Попал сюда за отказ убирать тюремный двор. Этот срок не засчитывается в общий, поэтому парень выйдет на свободу еще позже. Еще в коридоре там висит большая колонка, через которую транслируется музыка и лекции. Это нужно, чтобы исключить общение между камерами. Дальше фотографировать можно было почти везде и мы отправились уже в отряд, где для зэка установлены облеченные условия отбывания наказания.

В небольшом закрытом дворике осУжденные (а это такой же профессионализм, как дОбыча), отличающиеся идеально примерным поведением, могут проводить часть времени, курить, любоваться на розы, которые здесь скоро зацветут и даже заниматься спортом.

Правда, все тренажеры прикованы цепями – мера предосторожности, чтобы, например, гантели нельзя было использовать в драке.

Заключенных нельзя снимать крупно без их письменного согласия, таковы правила. Но поверьте, очень сложно представить этих людей в роли убийц, воров и разбойников – совершенно обыкновенные лица, с ясными глазами и даже улыбками. Когда мы пришли, отряд находился в комнате отдыха, где со стен строго взирают первые лица государства и республики и стоит окно в мир – телевизор.

Естественно, тут не показывают все подряд, отбираются из эфира те программы, которые не могут повредить заключенным – из новостей убирают сюжеты про криминал, не показывают кино и сериалы со сценами насилия и секса.

Вообще, жизнь зэка строго регламентирована – по часам умываются, едят, работают, смотрят тв и в будние и в праздники.

Порядок на зоне ставят во главу угла, поэтому нигде нет ни соринки, ничего лишнего.

Известно, что труд цивилизует. В “Девятке” есть масса возможностей для перевоспитания трудом. Во-первых, это собственное металлоплавильное производство. Льют чугун и делают из него всякие полезные и нужные вещи.

Зарплата в цеху приличная. На руки после выплаты ущерба потерпевшему остается три-четыре тысячи. Виртуально, конечно. Их можно отоварить в ларьке на зоне – печенье, чай, конфеты.

Кроме того, тут работает большой швейный цех. Сюда, кстати, переехала часть оборудования с разоренной фабрики “8 марта”, а теперь на нем шьют, например, спецодежду для “РЖД”. Сильное впечатление, когда сотня луженых глоток нараспев кричит: “Дооооообрый день, гражданин начальник!”

Идем по территории колонии к тюремному клубу. Замечаю примету времени- комнату видеосвязи с начальником тюрьмы, которой могут пользоваться заключенные.

Заходи, нажимай на кнопку и оставляй свои жалобы и предложения. Но только по делу!

Центр духовной и культурной жизни колонии – клуб. Здесь на все праздники и в выходные проходят самодеятельные концерты, киносеансы и спортивные соревнования.

Для души тут есть три молельные комнаты, в которых мусульмане, католики и православные учат Коран и арабский, поют христианские гимны, исповедаются и причащаются.

Кстати, многие иконы и росписи – произведения заключенных.

На втором этаже – телестудия, в которой проходят цензуру программы для тюремного телевидения и производятся собственные проекты – социальные ролики и документальные фильмы. Руководит студией зэка из Подмосковья, который на воле имел отношение к телеремеслу, делал программу для одного из каналов.

Тут же художественная мастерская. Рисуют плакаты ко всем датам и наглядную агитацию. Рисунок очень даже ничего, а во рифма хромает.

Непременная часть жизни колонии – библиотека на пару тысяч томов. Библиотекарь – выпускник института искусств с очень интеллигентным лицом (первый срок за нанесение тяжких телесных, второй – убийство) говорит, что больше всего берут фантастику и русскую классику. Достоевский ожидаемо зачитан до дыр.

А вот разнообразные своды законов, кодексы и прочую юр. литературу берут редко – и так знают наизусть. На зоне время обеда. Идем в столовую.

Тут тоже, конечно, регламенты на все – граммы, виды продуктов, время посещения.

Дежурные разносят еду по столам, мы снимаем пробу с супа и второго.

Еда пресновата, очень простая, как в какой-нибудь обыкновенной заводской столовой. А вот пайка – краюха черного хлеба, который выпекают тут – очень даже вкусная.
Мы побывали почти везде. Не зашли, разве что в комнату свиданий. Там кто-то из заключенных встречался с родными и мы, конечно, не стали прерывать их и отнимать редкие в местах не столь отдаленных минуты радости.

Возможно, мой рассказ показался вам чересчур позитивным. Да, в колонии я не увидел каких-то ужасов, как в сериале “Тюряга”. Тут чисто, порядок и все предельно просто и понятно.

Но поверьте, с первых минут за решеткой, даже в качестве гостя, вы начинаете испытывать невыносимое желание поскорее выйти на волю! Это желание читается в глазах абсолютно всех обитателей зоны.

И это ужасно! Помните, что тюрьма – это всегда тюрьма, какой бы она благоустроенной не была, и никогда сюда не попадайте!

Отсюда

Источник: https://trinixy.ru/85865-kak-zhivut-zaklyuchennye-v-kolonii-strogogo-rezhima-devyatka-25-foto.html

О российских тюрьмах: как живется заключенным ? – статьи

Как живут осужденные в зоне

справка

Первое испытание, с которым сталкивается человек, впервые оказавшийся в колонии, – это осознание себя в новом статусе, ограничение личных свобод, прав и даже пространства. Приходится привыкать жить в стеснённых условиях, в замкнутом пространстве, в постоянном окружении людей, не всегда приветливых и дружелюбных.

Нужно научиться обходиться без привычных вещей, казавшихся на воле необходимыми, соблюдать строго установленный распорядок дня и придерживаться негласных местных правил. Последние в каждом пенитенциарном учреждении свои, и о них обязательно надо расспросить в первые же дни пребывания в камере.

Чтобы тюрьма не начала казаться адом, необходимо развить навыки самоконтроля, выработать моральную устойчивость к внешним раздражителям и философский взгляд на жизнь.

Но самое главное – найти оптимальную для себя модель существования в камере, сводящую к минимуму психоэмоциональную нагрузку.

Тюремная иерархия

Заведённое в преступном мире деление на касты, к сожалению, не обошло ни одну современную русскую зону и тюрьму. Во всех них заключённые между собой устанавливают принадлежности к той или иной «масти». Иерархия и критерии деления в каждой колонии свои, но приведём для примера наиболее распространённые касты:

Это элита, криминальные авторитеты, воры в законе, братва. В эту категорию входят профессиональные преступники, для большинства из которых тюрьма уже давно стала «родным домом». Многие имеют связи в колонии и за её пределами. По свидетельствам очевидцев, «чёрные» не признают власть, не ходят на работы, соблюдают только обязательные требования администрации.

К этой же категории в последнее время причисляется преступная молодёжь, живущая по своим понятиям (зачастую беспредельным) и насаждающая свои правила. «Новые чёрные» не гнушаются работой на администрацию, не стесняются по-тихому заниматься бизнесом (коммерцией).

В этой категории, как правило, оказываются те, кому недолго сидеть и нет смысла втягиваться в традиционный уклад преступных группировок. Сильные телом и духом «мужики» обычно отбывают срок за нарушения закона, не отягощённые тяжёлыми последствиями: непредумышленные убийства, преступления, совершённые на бытовой почве. 

  • «Красные» / «Цветные» / «Козлы»

Всеми этими словами обозначается каста заключённых, которые в прежней жизни имели отношение к государственной системе: бывшие военнослужащие, охранники, сотрудники МВД, ФСБ и т.д.

Во многих русских тюрьмах к этой же категории относятся «мужики», то есть все те, кто признаёт власть государства, живёт по установленным администрацией колонии правилам, ходит на работы. В стане «чёрных» могут оказаться и разжалованные «красные» (к примеру, те, кто попался на сокрытии денег от собратьев).

В отличие от способных постоять за себя и свои права «мужиков», «чушки» смиряются с навязываемыми им обязанностями и плывут по течению. На русских зонах и тюрьмах они выполняют самую тяжёлую и грязную работу.

  • «Опущенные» / «Обиженные / «Петухи»

В эту категорию входят арестанты, которых сокамерники склоняют к мужеложеству (в частности, педофилы), а также те, кто с ними общается.

Примерный распорядок дня в колонии

Режим дня осужденного регламентируется «Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений». Стандартное для русских тюрем расписание включает следующие пункты:

  • Подъём. Побудка в зависимости географических условий и особенностей работ может осуществляться либо в 5, либо в 6 часов утра.
  • Зарядка. 15 минут.
  • Заправка кроватей, гигиенические процедуры. 10 минут.
  • Утренний осмотр.
  • Завтрак. 30 минут.
  • Развод на работу. 40 минут.
  • Рабочее время. Продолжительность трудового дня строго регламентирована трудовым законодательством РФ.
  • Перерыв на обед. 30 минут.
  • Возвращение с работы, вечерний туалет. 25 минут.
  • Ужин. 30 минут.
  • Свободное время. От 30 минут до 1 часа.
  • Вечерний обход.
  • Подготовка ко сну и отбой. 10 минут.
  • Непрерывный сон. 8 часов.

На основе типового плана в каждой русской тюрьме устанавливается свой распорядок дня. В расписание включаются воспитательные, культурно-массовые, спортивные мероприятия. Подготовка участвующих в них заключённых осуществляется по индивидуальному графику.

Учёба в школе / ПТУ вместо нахождения на производстве также прописывается в персональном графике заключённых.

Сами осужденные жизнь по тюремному расписанию часто характеризуют как «день сурка».

Варианты скоротать досуг и провести срок заключения с пользой

Независимо от того, работают ли заключённые в тюрьме или нет, условия заключения предоставляют им огромный простор для саморазвития.

В свободное время можно читать (тюремные библиотеки предоставляют доступ к книгам религиозного и правового содержания), осваивать народные ремесла (изготовление чёток, брелоков, ручек ножей), заниматься спортом. 

Можно провести досуг и в компании сокамерников – за просмотром телевизора, игрой в шахматы, шашки, домино, нарды, кости, морской бой.

Основная «валюта» в русских тюрьмах и зонах

Наибольшую ценность в российской колонии имеют такие товары, как сигареты и чай. Располагая большим запасом этих продуктов и щедро делясь ими с сокамерниками, можно обеспечить себе хорошее положение в камере. Кроме того, чай и сигареты всегда можно обменять на что-то необходимое.

Самые счастливые моменты

По единогласному признанию заключённых, лучшими моментами тюремной жизни являются свидания с родственниками и друзьями. 

Источник: https://fsin.ru/articles/o-sovremennykh-rossiyskikh-tyurmakh-kratkiy-ekskurs

Жизнь на зоне: правила тюремной жизни

Как живут осужденные в зоне

В наше время стать заключенным может даже невиновный человек. Именно по этой причине абсолютно каждый должен знать, как вести себя в тюрьме. Жизнь на зоне – это серьезное испытание, которое под силу далеко не каждому. Как правило, бывшие заключенные имеют массу заболеваний, в том числе и психических. В нашей статье вы можете выяснить, как выжить на зоне.

Период заселения в камеру. Особенности поведения

Считается, что самое тяжелое испытание для заключенного – это знакомство с осужденными. На зоне такой этап называется “пропиской”. В нашей статье вы сможете выяснить не только как выжить в тюрьме, но и как правильно познакомиться с осужденными, чтобы срок лишения свободы не превратился в череду серьезных испытаний.

Важно знать, как вести себя при знакомстве с осужденными. В каждой тюрьме “прописка” проходит абсолютно по-разному. Как правило, новичку задают вопросы с подсмыслом. Именно по этой причине необходимо быть аккуратным и не говорить ничего лишнего.

Ни в коем случае не ведите себя агрессивно по отношению к другим осужденным, даже в том случае, если вы спортсмен и уверены в своих силах.

Это не случайно, ведь в тюрьме все живут “по понятиям”, и любое необдуманное слово в сторону местного авторитета может обернуться вам чередой испытаний.

При входе в камеру не спешите, идите медленным и размеренным шагом. Необходимо обязательно со всеми поздороваться и познакомиться. Стоит обратить внимание на то, что при первой встрече с осужденными ни в коем случае нельзя протягивать руку для рукопожатия. Это не случайно, ведь в тюрьмах есть такие категории граждан, с которыми так не здороваются.

Рекомендации, которые описаны в нашей статье позволят вам выяснить, как выжить в тюрьме. Благодаря им, в случае если вас осудили, вы сможете быстро адаптироваться на зоне и максимально сохранить свое физическое и психическое здоровье.

Особенности общения в тюрьме

Мало кому известно, но в тюрьме существуют свои правила общения между осужденными. Если новичок не будет их соблюдать, то он рискует попасть в касту социально неадаптированных. Как правило, таких осужденных уголовные авторитеты не воспринимают и ежедневно унижают. В первую очередь необходимо запомнить несколько особенностей.

Ни в коем случае не говорите на территории тюрьмы слова спасибо и обиделся. Запрещено также использовать ненормативную лексику.

Это не случайно, ведь можно случайно обидеть уважаемого в тюрьме человека и таким образом понизить свой авторитет. Стоит также отметить, что на зоне все осужденные используют жаргонный язык.

Именно по этой причине новичку первое время будет достаточно сложно понять, о чем разговаривают его сокамерники.

Если вы по своей или чужой вине попали на зону, то мы вам настоятельно рекомендуем соблюдать тюремные правила. Благодаря этому вы сможете заслужить авторитет.

Не секрет, что нередко осужденные набивают на своем теле татуировки. Мало кому известно, но каждый рисунок имеет отдельное значение. Тюремные наколки позволяют узнать больше о взглядах на жизнь того или иного осужденного. Их подробную расшифровку вы можете найти в нашей статье.

Нередко у заключенных можно увидеть на руке татуировку из пяти точек. Как правило, ее набивают у основания большого пальца. Такая татуировка является своеобразным символом, который свидетельствует о том, что человек находился в местах лишения свободы.

Наиболее популярные тюремные наколки это эполеты. Как правило, такой рисунок находится на плечах. Он может символизировать то, что его обладатель полностью отрицает какую-либо власть. Нередко такие осужденные не подчиняются инспекторам по надзору и устраивают бунт.

На территории тюрьмы можно встретить заключенных с достаточно своеобразной татуировкой, а именно точкой над бровью. Такой символ свидетельствует о том, что его обладатель относится к группе социально неадаптированных. Как правило, на территории зоны они подвергаются постоянному насилию и унижению.

Общая информация о тюремных понятиях

Если вы не желаете, чтобы ваша жизнь на зоне превратилась в череду унижений и испытаний, то вам необходимо чтить местные правила. Не секрет, что осужденные в тюрьме устанавливают свои законы. Их особенности вы можете выяснить в нашей статье. Настоятельно рекомендуем их изучить.

Воровские понятия и их соблюдение позволят вам занять достойное место в тюремной иерархии. Мало кому известно, но все осужденные относятся к той или иной касте. В целом, всех заключенных можно разделить на беспредельщиков, авторитетов, социально неадаптированных и среднестатистических.

Самое главное место в тюремной иерархии занимают авторитеты, а вот социально неадаптированные заключенные постоянно подвергаются унижению и насилию. Стоит отметить, что не все только прибывшие осужденные знают о том, что воровские понятия запрещают есть продукты из передачки самостоятельно.

Заключенный должен обязательно поделиться пищей, чтобы в дальнейшем избежать конфликтных ситуаций.

Стоит отметить, что на территории тюрьмы ни в коем случае нельзя обсуждать сексуальные темы. Это не случайно, ведь осужденные, которые живут по понятиям, агрессивно реагируют на определенные виды полового контакта. Любое необдуманное слово может обернуться плохой репутацией.

Тюремный жаргон

Как мы говорили ранее, на территории мест лишения свободы существует свой языковой жаргон. В нашей статье вы можете выяснить значение некоторых слов и словосочетаний.

На территории тюрьмы нередко можно услышать словосочетание гражданин начальник. Оно имеет несколько значений. В первую очередь, такое словосочетание используют, когда обращаются к инспекторам надзора и охране.

Таким образом осужденные демонстрируют свое уважение к администрации. Как мы говорили ранее, словосочетание “гражданин начальник” используется в разных вариациях.

Нередко так обращаются не только к администрации, но и к тюремным авторитетам.

На территории зоны осужденному могут предложить чифир. Мало кому известно, но это крепкий чай, который включает в себя большое количество заварки. Как правило, его пьют заключенные, которые не желают ложиться спать.

Стоит отметить, что на территории тюрьмы ни в коем случае нельзя воровать. На зоне таких людей называют крысами. Как правило, такие заключенные подвергаются постоянному насилию и унижению.

Нанесение татуировки в тюремных условиях. Прошлое и реальность

Далеко не каждый может выдержать жизнь на зоне. Реальность шокирует. На самом деле, в колониях присутствует антисанитария и беспредел. Как мы говорили ранее, почти у каждого заключенного есть на теле татуировка. Безопасна ли такая процедура в условиях тюрьмы? Это и многое другое вы можете выяснить с нашей статье.

Во времена СССР делать татуировку в условиях зоны было необычайно опасно. В качестве краски использовали чернила или сажу.

Вместо иглы, которая, к слову, является запрещенным предметом, применяли скобы с тетрадей. Сегодня используются более профессиональные инструменты.

Из-за антисанитарии, которая присутствует при процессе нанесения рисунков на тело, заключенные рискуют заполучить серьезные инфекционные заболевания.

Жизнь на зоне – это серьезное испытание для заключенного. Чтобы не конфликтовать с администрацией, необходимо знать правила поведения в тюрьме. В нашей статье вы можете выяснить, какие предметы ни в коем случае не должны быть в наличии у заключенного.

Инспекторы по надзору в обязательном порядке изымают у осужденных запрещенные предметы. К ним относят наркотики, телефоны, алкоголь и оружие. В случае, если у заключенного был найден запрещенный предмет, его помещают в карцер на неопределенный срок. После этого жизнь на зоне для нарушителя превращается в череду испытаний.

Предметы тюремного производства

Большая часть осужденных работает на территории зоны. Почти в каждой тюрьме есть огромное разнообразие производственных станков. Благодаря им осужденные могут не только работать, но и получать за эту заработную плату. Как правило, заключенные шьют униформу, создают кованные и деревянные изделия.

Те осужденные, которые умеют хорошо рисовать, занимаются картинами и иконами. В дальнейшем предметы ручной работы отправляются на экспорт. Они пользуются большим спросом.

Это не случайно, ведь цена на готовое изделие достаточно низкая, а вот ее качество придется по душе даже самому требовательному покупателю.

Заключенные из воровской касты

Среди осужденных есть та категория людей, которая ранее формировала различные преступные группировки. Как правило, на территории тюрьмы у них действует воровской кодекс. Его особенности вы можете выяснить в нашей статье.

“Воры в законе” соблюдают особые правила. В их окружении обязательно присутствуют советники, которые помогают разобраться в важных вопросах. Помимо этого, у них есть общая денежная касса, которую должен пополнять абсолютно каждый осужденный, который относится к воровской касте.

Им запрещено совершать кражи и содействовать полиции. Мало кому известно, но “ворам в законе” нельзя жениться. Это расценивается как содействие государственным органам. Стоит отметить, что “ворам в законе” запрещено мстить своим обидчикам и употреблять ненормативную лексику.

За любое несоблюдение кодекса заключенный может быть наказан другими представителями касты.

Тюремное времяпровождение

Опытные заключенные любят издеваться над новичками. Для этого они используют самые разнообразные способы. Только прибывшего осужденного могут попросить передвинуть стол или лавку. Мало кому известно, но вся мебель в тюрьме плотно прибита к полу.

Своеобразным способом придумывается и кличка для нового заключенного. Как правило, осужденные в ночное время суток стучат в соседнюю камеру, называют статью и просят придумать новое имя для новичка.

Условия для заключенных

Мало кому известно, но на территории тюрьмы есть все условия для комфортного проживания заключенных. Стоит отметить, что на зоне осужденный может получить среднее образование.

Как мы говорили ранее, желающие могут работать на территории тюрьмы и получать за это зарплату. К слову, заработанные деньги будут выданы тогда, когда закончится срок лишения свободы.

На территории тюрьмы есть также небольшая церковь, где осужденные могут помолиться.

Разновидности тюрем

Среди инспекторов и самих заключенных существует определенная классификация тюрем. Черная зона является беспредельной. Осужденные, которые находятся на ее территории, свободно пользуются мобильными телефонами и даже могут позволить себе наркотики и алкоголь. Как правило, рано или поздно все работники такой тюрьмы становятся осужденными.

Еще одной разновидностью является красная зона. На ее территории заключенные полностью находятся под контролем инспекторов. Нередко в таких тюрьмах случаются бунты. Осужденные протестуют против администрации.

Они устраивают голодовки, побеги и отказываются от работы. Как правило, такие бунты быстро устраняются. Осужденных, которые устроили протест, наказывают и помещают в изолятор.

Нередко нарушителям также добавляют срок.

Подводим итоги

Если вы по своей или чужой вине получили тюремный срок, то вам необходимо в первую очередь запастись терпением и выдержкой. Как мы говорили ранее, главное – это не говорить лишнего и не вести себя агрессивно по отношению к другим. Настоятельно рекомендуем не совершать противозаконных действий. Цените свою жизнь и берегите себя!

Источник: https://FB.ru/article/249264/jizn-na-zone-pravila-tyuremnoy-jizni

От сумы да тюрьмы: как себя вести впервые в камере

Как живут осужденные в зоне

Инструкция по выживанию от бывшего заключенного и депутата Сергея Еретнова. Часть 3-я

Пройдя «школу жизни» в трех закамских СИЗО и нижнекамской колонии, журналист Сергей Еретнов решил поделиться навыками с читателями «БИЗНЕС Online».

Если в первых двух блогах этой серии автор рассказал, чего ждать и как вести себя на этапе задержания и первого допроса, то сегодня речь пойдет о первом знакомстве с сокамерниками в ИВС, о тюремных «мастях» от «неприкасаемых» до «черных» и о важнейших принципах, действующих в тюрьме.

Сегодня речь пойдет о первом знакомстве с сокамерниками в ИВС, о тюремных «мастях» от «неприкасаемых» до «черных» и о важнейших принципах, действующих в тюрьме

КАМЕРА. КАК НЕ СТАТЬ НЕПРИКАСАЕМЫМ

Задержанные на 48 часов попадают в изолятор временного содержания (ИВС), арестованные по решению суда — в следственный изолятор. Общие принципы поведения в этих учреждениях одни и те же, они же распространяются и на колонию для осужденных.

Главное отличие ИВС от последующих этапов заключается в том, что здесь вместе содержатся и дебютанты, и рецидивисты: на следственные мероприятия и на судебные заседания в ИВС свозят арестантов без разбора.

В СИЗО и в колонии «первоходы» с бывалыми зэками не пересекаются.

Как я уже говорил, в камере прежде всего работают вполне обычные правила общежития. Первыми словами задержанного должно быть простое вежливое приветствие — «здравствуйте» или «добрый вечер».

Кто прежде сидел, может сказать, к примеру, «добрый вечер в хату», но разницы нет: мифология об изощренных «понятиях», о системе «правильных» реплик на все случаи жизни часто преувеличена или работает на зонах для повторно осужденных.

Во всей тюремной географии — хоть в ИВС, хоть в лагере — не принято сразу протягивать руку. Сначала нужно как минимум понять, с кем имеешь дело.

Поэтому перед тем, как пройти в камеру, необходимо поинтересоваться: «В какую хату я попал?» Дело в том, что, если следствие намерено жестко на вас надавить, оно может устроить в камеру к людям нетрадиционной сексуальной ориентации или к представителям низшей тюремной касты «опущенных».

И те и другие относятся к неприкасаемым, но, вопреки расхожему мнению, гомосексуалисты и «опущенные» — это не одно и то же. «Опустить» или «закатать в шерсть» могут за проступки, это не меняет ориентацию человека.

При этом образ, сформированный поп-культурой, характеризует «опущенного» как человека, обязанного тюремным обществом к услугам интимного характера.

Тут одно понятие вытекает из другого, и оба абсолютно не верны: никакое насилие на зоне недопустимо, никто не может потребовать никаких услуг — только, так сказать, уговорить. К вопросу рукоприкладства мы еще вернемся, как и к определению тюремных «мастей», а пока нужно понять главное: с представителями касты неприкасаемых нельзя оставаться в одной камере, иначе в будущем, в СИЗО и лагере, заключенный останется с ними жить.

Итак, если задержанный попал в «неправильную» камеру, оставаться в ней нельзя. О том, что здесь сидят «опущенные», они обязаны сказать сами. Прояснив вопрос, необходимо немедленно развернуться и стучать в дверь, вызывая надзирателя: «Я отказываюсь сидеть в этой камере».

Требование о переводе должны исполнить — в Татарстане в этом смысле издеваться не принято, УФСИН не переходит границы. Я уже говорил, что наш УФСИН относительно гуманный.

Есть зоны, известные своей жестокостью, — это Кировская область, Омск, где человека могут закинуть в камеру и избивать или заставляют маршировать часами. Татарстанским зэкам в этом смысле повезло.

Даже если следствие хочет надавить на задержанного через посадку к «опущенным», персоналу УФСИН эти интересы по большому счету параллельны, тут действует юрисдикция минюста. Кроме того, сегодня в каждой татарстанской камере установлено видеонаблюдение с трансляцией напрямую в Казань.

Есть негласное правило: нельзя доводить заключенного до самоубийства, а если его оставят с «опущенными», он ведь может и «вскрыться». Или начнет биться головой об дверь, а видеокамера будет это снимать. Лучше крайние меры на этом этапе, чем месяцы или годы с «опущенными» в случае реального срока.

ЗА ОБРАЗ ЖИЗНИ СПРОСА НЕТ

В СИЗО администрация, как правило, спрашивает новичка, в какую камеру он хочет сам. С «опущенными» в данном случае понятно — они не могут скрывать свой статус, не могут зайти к «черным» или к «мужикам», а то будет совсем плохо. Все остальные должны определиться, для этого надо знать, какие масти есть.

К вопросу о неприкасаемых добавлю только, что с ними нельзя здороваться за руку, сидеть за одним столом, пользоваться их посудой, никакого тактильного контакта. Этот запрет, к примеру, обязывает их всегда уступать дорогу и при необходимости предупреждать незнакомого заключенного о своем статусе.

Эта каста выполняет всю грязную работу в СИЗО и на зоне: они чистят общие туалеты, моют полы в коридоре. В лагере они подметают плац — это одно из самых позорных занятий, как и чистка снега между двумя рядами заборов, на пути охранников, делающих обход.

Позор в том, что они тебя охраняют, а ты им дорогу для этого расчищаешь.

Кто-то должен выполнять всю эту работу, зазорную для мужиков, потому что ее не делает УФСИН — нет возможности. Поэтому УФСИН заинтересовано в том, чтобы заключенных «в шерсти» было больше. Администрация не влияет на рост их числа, но системе они выгодны. Это бесплатная работа, максимум за сигареты и какие-то индивидуальные послабления.

Ступенью выше стоят «красные» — заключенные, работающие в административных должностях, зачастую таких, на которых должны работать офицеры. Например, «красные» могут работать в финансовом отделе штаба. В штабе нижнекамского лагеря, к примеру, работали около 30 человек. Это тоже показатель нехватки тюремного персонала.

К «красным» на зоне относятся нормально, как и к обычным «мужикам», работающим на промплощадке или нигде не работающим. Ограничения для «красных» чисто символические — например, заходя в комнату «черной масти» (раньше их называли блатными), «красный» должен постучаться.

«Мужик» не должен, «черный» тем более любую дверь открывает без стука.

«Мужики», как уже, наверное, стало понятно, формируют основную массу заключенных. Они могут работать, исключая сотрудничество с администрацией.

«Черный» работать не может и должен жить по понятиям — вот, собственно, и все. Есть, конечно, и другие мелкие права и обязанности, несущественные, — например, «черным» нельзя ходить на концерты, потому что их организовывает администрация. Я сам как-то организовал концерт, пригласил из Челнов группу «Веретено». Всем понравилось, но «черные» не пошли по привычке.

«Черные» и «мужики» не могут по одиночке ходить в штаб, даже если вызывают. Нужно отказываться или требовать, чтобы с тобой шел свидетель. При желании администрация может наказать за отказ, посадить в карцер, но еще раз подчеркиваю — УФСИН правила знает и заинтересовано в спокойствии.

Один раз принудят к чему-то, другой, а на третий зэки могут устроить бунт — начнут все жечь или «вскрываться». На любой нормальной зоне всегда есть люди, готовые рискнуть жизнью ради общих интересов.

Кстати, по лагерю вообще не принято шататься в одиночку, даже на виду, хотя в принципе не запрещено.

Как я уже говорил, в СИЗО «мужики» и «черные» сидят вместе, а в лагере новичок сам должен определиться, с кем сидеть. Независимо от того, кем он был на воле, он может подселиться и к «черным», но это право нужно подтвердить образом жизни.

Я бы советовал «первоходу», если он не бандит, признавать себя «мужиком» — это самая подходящая среда для человека с улицы. Но в любом случае главное, что нужно знать о мастях, — это опять же принцип, четко действующий в местах заключения: за образ жизни спроса нет.

Хоть «черный», хоть «опущенный» — без причины никто никому предъявить не может, спрашивают только за поведение.

НЕ НАВРЕДИ ДРУГИМ СВОИМ ПОВЕДЕНИЕМ

Возвращаясь к вопросу рукоприкладства, отмечу, что, несмотря на традиционные представления обывателя о тюрьме, мордобой на зоне строжайше запрещен, в том числе и по отношению к «опущенному».

Право на насилие имеет лишь «смотрящий», причем только в рамках суда и наказания за проступок, — это обычно один человек на зоне. Если вы кого-то избили, основания для этого придется выкладывать очень серьезные.

Все споры в лагере решаются на словах, а кто не умеет этого сделать, может вынести суд на общество, обратиться к смотрящему по зоне или по камере (в СИЗО).

Запрет на физическое насилие появился в 1990-е годы, когда в тюрьму стали заезжать накачанные спортсмены из группировок. Они стали мощной силой, начали подминать под себя зону… А как жить, если все решает сила? В таких условиях жизни нет ни для кого. Большим плюсом стал и закон о разделении заключенных на первоходов и зэков с повторными сроками.

Получилось как в армии. Когда Сердюков освободил солдат от грязной работы, наняв специалистов на аутсорсинг, дедовщина кончилась сама собой. Весь ее смысл был в том, что старшие не хотели работать на кухне или мыть полы, заставляли младших делать это.

Когда солдат вместо подметания стали обучать меткой стрельбе и боевой подготовке, вопрос дедовщины был закрыт.

За любые оскорбления тоже придется отвечать перед обществом. На зонах для первоходов нет жестких понятий о запретных словах.

К примеру, если среди рецидивистов любые производные от слова «обида» могут трактоваться как намек на статус зэка («обиженный» — тот же «опущенный»), то при первом сроке к словам без персональной причины не цепляются, все зависит от контекста.

В столь тесном обществе ценится прежде всего вежливость, в соответствии с правилом «не навреди другим своим поведением».

В СИЗО от сокамерников, как правило, можно не ожидать подвохов и провокаций — все сосуществуют достаточно мирно. Даже если новичок попадает к «черным», в первый раз все настроены ему помочь. Объяснят правила поведения, даже, быть может, выразят моральную поддержку.

Могут и спасти, как было с меценатом Николаем Мясниковым (епархия пыталась силой отжать у него построенный им храм и организовала ему уголовное дело). Когда за ним, пожилым человеком, пришли в камеру в час ночи и попытались вывести на допрос, что абсолютно незаконно, камера его не отдала — заключенные встали стеной и не пропустили сотрудников внутрь.

Есть рабочее время, когда следователь может тебя допрашивать, когда может приехать адвокат. Ночью-то адвоката никто в СИЗО не пустит. Да и сами надзиратели не имеют права заходить в камеру ночью. Для обыска нужен повод, для зрительного контроля есть глазок.

Если в камере происходит что-то непотребное или преступное — например мордобой или разговор по телефону — тогда другое дело, но обстоятельства, как мы помним, фиксируется на видеокамеру. Работникам УФСИН сейчас намного сложнее нарушить закон.

На этом прервемся, а следующую часть серии о тюрьме я посвящу тюремному быту: правилам общежития, внутренней валюте и цене откровенности в тех или иных темах для разговоров.

Сергей Еретнов

Источник: https://www.business-gazeta.ru/article/380820

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.