Как живут на зоне

Жизнь на зоне: правила тюремной жизни

Как живут на зоне

В наше время стать заключенным может даже невиновный человек. Именно по этой причине абсолютно каждый должен знать, как вести себя в тюрьме. Жизнь на зоне – это серьезное испытание, которое под силу далеко не каждому. Как правило, бывшие заключенные имеют массу заболеваний, в том числе и психических. В нашей статье вы можете выяснить, как выжить на зоне.

Период заселения в камеру. Особенности поведения

Считается, что самое тяжелое испытание для заключенного – это знакомство с осужденными. На зоне такой этап называется “пропиской”. В нашей статье вы сможете выяснить не только как выжить в тюрьме, но и как правильно познакомиться с осужденными, чтобы срок лишения свободы не превратился в череду серьезных испытаний.

Важно знать, как вести себя при знакомстве с осужденными. В каждой тюрьме “прописка” проходит абсолютно по-разному. Как правило, новичку задают вопросы с подсмыслом. Именно по этой причине необходимо быть аккуратным и не говорить ничего лишнего.

Ни в коем случае не ведите себя агрессивно по отношению к другим осужденным, даже в том случае, если вы спортсмен и уверены в своих силах.

Это не случайно, ведь в тюрьме все живут “по понятиям”, и любое необдуманное слово в сторону местного авторитета может обернуться вам чередой испытаний.

При входе в камеру не спешите, идите медленным и размеренным шагом. Необходимо обязательно со всеми поздороваться и познакомиться. Стоит обратить внимание на то, что при первой встрече с осужденными ни в коем случае нельзя протягивать руку для рукопожатия. Это не случайно, ведь в тюрьмах есть такие категории граждан, с которыми так не здороваются.

Рекомендации, которые описаны в нашей статье позволят вам выяснить, как выжить в тюрьме. Благодаря им, в случае если вас осудили, вы сможете быстро адаптироваться на зоне и максимально сохранить свое физическое и психическое здоровье.

Особенности общения в тюрьме

Мало кому известно, но в тюрьме существуют свои правила общения между осужденными. Если новичок не будет их соблюдать, то он рискует попасть в касту социально неадаптированных. Как правило, таких осужденных уголовные авторитеты не воспринимают и ежедневно унижают. В первую очередь необходимо запомнить несколько особенностей.

Ни в коем случае не говорите на территории тюрьмы слова спасибо и обиделся. Запрещено также использовать ненормативную лексику.

Это не случайно, ведь можно случайно обидеть уважаемого в тюрьме человека и таким образом понизить свой авторитет. Стоит также отметить, что на зоне все осужденные используют жаргонный язык.

Именно по этой причине новичку первое время будет достаточно сложно понять, о чем разговаривают его сокамерники.

Если вы по своей или чужой вине попали на зону, то мы вам настоятельно рекомендуем соблюдать тюремные правила. Благодаря этому вы сможете заслужить авторитет.

Не секрет, что нередко осужденные набивают на своем теле татуировки. Мало кому известно, но каждый рисунок имеет отдельное значение. Тюремные наколки позволяют узнать больше о взглядах на жизнь того или иного осужденного. Их подробную расшифровку вы можете найти в нашей статье.

Нередко у заключенных можно увидеть на руке татуировку из пяти точек. Как правило, ее набивают у основания большого пальца. Такая татуировка является своеобразным символом, который свидетельствует о том, что человек находился в местах лишения свободы.

Наиболее популярные тюремные наколки это эполеты. Как правило, такой рисунок находится на плечах. Он может символизировать то, что его обладатель полностью отрицает какую-либо власть. Нередко такие осужденные не подчиняются инспекторам по надзору и устраивают бунт.

На территории тюрьмы можно встретить заключенных с достаточно своеобразной татуировкой, а именно точкой над бровью. Такой символ свидетельствует о том, что его обладатель относится к группе социально неадаптированных. Как правило, на территории зоны они подвергаются постоянному насилию и унижению.

Общая информация о тюремных понятиях

Если вы не желаете, чтобы ваша жизнь на зоне превратилась в череду унижений и испытаний, то вам необходимо чтить местные правила. Не секрет, что осужденные в тюрьме устанавливают свои законы. Их особенности вы можете выяснить в нашей статье. Настоятельно рекомендуем их изучить.

Воровские понятия и их соблюдение позволят вам занять достойное место в тюремной иерархии. Мало кому известно, но все осужденные относятся к той или иной касте. В целом, всех заключенных можно разделить на беспредельщиков, авторитетов, социально неадаптированных и среднестатистических.

Самое главное место в тюремной иерархии занимают авторитеты, а вот социально неадаптированные заключенные постоянно подвергаются унижению и насилию. Стоит отметить, что не все только прибывшие осужденные знают о том, что воровские понятия запрещают есть продукты из передачки самостоятельно.

Заключенный должен обязательно поделиться пищей, чтобы в дальнейшем избежать конфликтных ситуаций.

Стоит отметить, что на территории тюрьмы ни в коем случае нельзя обсуждать сексуальные темы. Это не случайно, ведь осужденные, которые живут по понятиям, агрессивно реагируют на определенные виды полового контакта. Любое необдуманное слово может обернуться плохой репутацией.

Тюремный жаргон

Как мы говорили ранее, на территории мест лишения свободы существует свой языковой жаргон. В нашей статье вы можете выяснить значение некоторых слов и словосочетаний.

На территории тюрьмы нередко можно услышать словосочетание гражданин начальник. Оно имеет несколько значений. В первую очередь, такое словосочетание используют, когда обращаются к инспекторам надзора и охране.

Таким образом осужденные демонстрируют свое уважение к администрации. Как мы говорили ранее, словосочетание “гражданин начальник” используется в разных вариациях.

Нередко так обращаются не только к администрации, но и к тюремным авторитетам.

На территории зоны осужденному могут предложить чифир. Мало кому известно, но это крепкий чай, который включает в себя большое количество заварки. Как правило, его пьют заключенные, которые не желают ложиться спать.

Стоит отметить, что на территории тюрьмы ни в коем случае нельзя воровать. На зоне таких людей называют крысами. Как правило, такие заключенные подвергаются постоянному насилию и унижению.

Нанесение татуировки в тюремных условиях. Прошлое и реальность

Далеко не каждый может выдержать жизнь на зоне. Реальность шокирует. На самом деле, в колониях присутствует антисанитария и беспредел. Как мы говорили ранее, почти у каждого заключенного есть на теле татуировка. Безопасна ли такая процедура в условиях тюрьмы? Это и многое другое вы можете выяснить с нашей статье.

Во времена СССР делать татуировку в условиях зоны было необычайно опасно. В качестве краски использовали чернила или сажу.

Вместо иглы, которая, к слову, является запрещенным предметом, применяли скобы с тетрадей. Сегодня используются более профессиональные инструменты.

Из-за антисанитарии, которая присутствует при процессе нанесения рисунков на тело, заключенные рискуют заполучить серьезные инфекционные заболевания.

Жизнь на зоне – это серьезное испытание для заключенного. Чтобы не конфликтовать с администрацией, необходимо знать правила поведения в тюрьме. В нашей статье вы можете выяснить, какие предметы ни в коем случае не должны быть в наличии у заключенного.

Инспекторы по надзору в обязательном порядке изымают у осужденных запрещенные предметы. К ним относят наркотики, телефоны, алкоголь и оружие. В случае, если у заключенного был найден запрещенный предмет, его помещают в карцер на неопределенный срок. После этого жизнь на зоне для нарушителя превращается в череду испытаний.

Предметы тюремного производства

Большая часть осужденных работает на территории зоны. Почти в каждой тюрьме есть огромное разнообразие производственных станков. Благодаря им осужденные могут не только работать, но и получать за эту заработную плату. Как правило, заключенные шьют униформу, создают кованные и деревянные изделия.

Те осужденные, которые умеют хорошо рисовать, занимаются картинами и иконами. В дальнейшем предметы ручной работы отправляются на экспорт. Они пользуются большим спросом.

Это не случайно, ведь цена на готовое изделие достаточно низкая, а вот ее качество придется по душе даже самому требовательному покупателю.

Заключенные из воровской касты

Среди осужденных есть та категория людей, которая ранее формировала различные преступные группировки. Как правило, на территории тюрьмы у них действует воровской кодекс. Его особенности вы можете выяснить в нашей статье.

“Воры в законе” соблюдают особые правила. В их окружении обязательно присутствуют советники, которые помогают разобраться в важных вопросах. Помимо этого, у них есть общая денежная касса, которую должен пополнять абсолютно каждый осужденный, который относится к воровской касте.

Им запрещено совершать кражи и содействовать полиции. Мало кому известно, но “ворам в законе” нельзя жениться. Это расценивается как содействие государственным органам. Стоит отметить, что “ворам в законе” запрещено мстить своим обидчикам и употреблять ненормативную лексику.

За любое несоблюдение кодекса заключенный может быть наказан другими представителями касты.

Тюремное времяпровождение

Опытные заключенные любят издеваться над новичками. Для этого они используют самые разнообразные способы. Только прибывшего осужденного могут попросить передвинуть стол или лавку. Мало кому известно, но вся мебель в тюрьме плотно прибита к полу.

Своеобразным способом придумывается и кличка для нового заключенного. Как правило, осужденные в ночное время суток стучат в соседнюю камеру, называют статью и просят придумать новое имя для новичка.

Условия для заключенных

Мало кому известно, но на территории тюрьмы есть все условия для комфортного проживания заключенных. Стоит отметить, что на зоне осужденный может получить среднее образование.

Как мы говорили ранее, желающие могут работать на территории тюрьмы и получать за это зарплату. К слову, заработанные деньги будут выданы тогда, когда закончится срок лишения свободы.

На территории тюрьмы есть также небольшая церковь, где осужденные могут помолиться.

Разновидности тюрем

Среди инспекторов и самих заключенных существует определенная классификация тюрем. Черная зона является беспредельной. Осужденные, которые находятся на ее территории, свободно пользуются мобильными телефонами и даже могут позволить себе наркотики и алкоголь. Как правило, рано или поздно все работники такой тюрьмы становятся осужденными.

Еще одной разновидностью является красная зона. На ее территории заключенные полностью находятся под контролем инспекторов. Нередко в таких тюрьмах случаются бунты. Осужденные протестуют против администрации.

Они устраивают голодовки, побеги и отказываются от работы. Как правило, такие бунты быстро устраняются. Осужденных, которые устроили протест, наказывают и помещают в изолятор.

Нередко нарушителям также добавляют срок.

Подводим итоги

Если вы по своей или чужой вине получили тюремный срок, то вам необходимо в первую очередь запастись терпением и выдержкой. Как мы говорили ранее, главное – это не говорить лишнего и не вести себя агрессивно по отношению к другим. Настоятельно рекомендуем не совершать противозаконных действий. Цените свою жизнь и берегите себя!

Источник: https://FB.ru/article/249264/jizn-na-zone-pravila-tyuremnoy-jizni

«Как выжить в зоне»: 5 мифов о жизни за решеткой

Как живут на зоне

О своих «подвигах» Руслан рассказывать не любит. Говорит, что сроки получил за кражи и разбой в составе организованной преступной группировки. Утверждает, что совесть его не мучает – грабил он «богатеньких» и не участвовал в «мокрушных» делах.

Он охотно критикует художественные фильмы и сериалы, которые демонстрируют сцены тюремной жизни. «Одни и те же штампы, такого беспредела, как показывают в кино, там нет!» – утверждает Руслан, решивший развеять некоторые стереотипы.

Миф №1: в зоне легко стать гомосексуалистом

– Поражаешься, чего только не придумают ради острого сюжета. Обыватель может подумать, что там за свою задницу нужно бояться почти каждому. Сильный может подойти к слабому. На самом деле, даже самых отъявленных «петухов» нельзя просто взять и обидеть. Те, кто решит пользоваться их услугами, должны с ними договариваться. Желающие предлагают деньги, сигареты, чай.

А «пассивы» еще и капризничают, копируя женскую манеру поведения. Требуют больше подарков или переносят свидание на другой день. И эти «отношения» происходят не у всех на виду, а в каптерке, в бане или в каком-нибудь закрытом помещении. Контакт предпочитают не афишировать. Быть в «активе» это не западло на зоне, но на свободе получается, что ты активный гомосексуалист.

Так что к педерастам ходит далеко не каждый.

В любом случае, если человек ведет ровную арестантскую жизнь, не «стучит», не «крысятничает», не говорит лишнего – ему бояться нечего. И неважно, кто ты по жизни, «блатной», «мужик» или просто бомж. В круг «дырявых» попадают не за красивые глаза, а за глупые слова и поступки. Кто-то, к примеру, упорно не соблюдает гигиену.

 Туалет находится в камере, за занавеской, в нескольких метрах от стола. Если ты идешь «по-большому», то должен взять с собой сигарету и зажечь факел из газеты или страницы старого журнала, чтобы «убить» запахи. И еще надо обратить внимание перед процессом облегчения, чтобы никто из братвы в тот момент не ел.

 И если кому-то надо объяснять такие элементарные вещи многократно, то как его можно считать за равного?

Миф №2: Если человека посадили за изнасилование, то его непременно накажут

– За изнасилования сидят многие, и часть этих людей просто подставили. Бывает, женщина решила денег срубить, либо сама приехала к пацанам на дачу, а потом написала заявление. Спросить за такое деяние могут только с педофилов или насильников, убивших свою жертву.

Помню, когда сидел в колонии строго режима под Иркутском, посадили к нам в камеру одного 60-летнего мужика. Вроде нормальный человек, в возрасте, умные вещи говорил молодым сокамерникам.

 Спустя короткое время «сарафанное радио» передает, что он детей насиловал! Спросили — было дело? Тот что-то неуверенно начал лепетать. Ну, и попинали его тогда хорошенько, без каких-либо сексуальных излишеств. На следующий день надзиратели переселили его в другую хату, к «петухам».

Он не должен был оказаться среди нас, так как администрация предпочитает держать таких людей в отдельных камерах. Видимо, решили его проучить с помощью нас. 

Первый вопрос для новоприбывшего, откуда приехал, а уже потом всё остальное. Все будут рады увидеть земляка — это сразу куча общих тем. Потом уже могут спросить, чем занимался на воле, поинтересоваться статьей…

Миф №3. Зэки убьют или покалечат сокамерника, если авторитетные воры дадут приказ

– Уважение к ворам по-прежнему есть, но преувеличивать их значение тоже не стоит. Ты сидишь с определенным человеком, сдружился с ним, делишься посылками, а потом вдруг кто-то изъявил желание «рассчитаться» с ним… И что, ты будешь его сразу убивать? Нет, конечно!

Такие традиции, может быть, остались у «пиковых» (воров кавказской национальности). Во-первых, не исключено, что вор у вора украл, и надо разбираться в ситуации. Во-вторых, а кто будет отвечать за “жмурика»? Трупом заинтересуются следователи. Новый срок тянуть никому не хочется, «гражданам-начальникам» такие ЧП тоже не нужны.

Однако и принижать влияние воров тоже не стоит. Однажды приехали к нам из сибирской зоны несколько человек. Пару дней спустя в большом бараке на 50 человек новичков стали избивать.

 Эти люди были обычными зэками, но, как выяснилось, они не вступились, когда полицейские «по-беспределу» убили в их былой зоне известного жулика из Хабаровска.

 Вот тогда я понял, что связь между преступным миром существует по всей стране и ничего серьезного не утаишь.

Бывает, что конвоиры бьют непримиримых зеков, забегают в камеру и дубасят резиновыми дубинками всех подряд. Но эта мера у них для крайних случаев, когда поднимается большая буза.

Чаще с охраной можно договориться – за взятку. Надо получить положительную характеристику для УДО (условно-досрочное освобождение), плати вознаграждение, напрягай своих родственников.

Но я-то в конце концов окажусь на воле, а вертухаи там всю жизнь готовы находиться.

Жаловаться на администрацию колонии не советую. Всё равно пришлют отписку, что проверка была проведена, и ничего не выявлено. Зато отношения с тюремным начальством испортить можно навсегда.

Заключенные, конечно, тоже не ангелы. Когда я сидел в «строгаче», статьи за «убийство», «разбой», «вымогательство», «изнасилование» были самыми распространенными. Правда, немалая часть этих преступлений произошла под воздействием наркотиков или в пьяном угаре.

Но даже если заключенному ничего не стоит убить человека, или он до сих пор испытывает желание кого-либо «замочить», то такие склонности он всё равно предпочитает не демонстрировать.

И ради чего убивать за решеткой или бить кого-то? Ради баланды или пачки сигарет? Поэтому в тюрьмах, может быть, даже спокойнее, чем у вас во дворе дома, где собираются наркоманы и алкаши. Даже оскорбить нормального арестанта просто так нельзя, не то что ударить.

Миф №4. Тюрьма – место, где можно заняться спортом

Спортзал у нас был, некоторые отжимались, штангу тягали, но без фанатизма. Спортом заниматься серьезно там сложно, потому как все в бараках курили. И не курить было нельзя. Наивные пытались бросить, но потом чувствовали себя еще хуже.

Все в этом бетонном мешке дымят, вокруг сырость… Летом душно, вентиляции нет, камера остывала только к утру. Спишь и чувствуешь, что гниешь изнутри. Утром видишь, что постель в кровавых пятнах, у меня до сих пор нарывы на теле остались.

Сигареты остаются главной валютой на зоне. Даже если ты обычный мужик, и никто тебя с воли «не подогревает», не отправляет посылок, то из общака сигареты тебе всё равно дадут. Просто курить будешь дозированно, а не когда захочу.

Некоторые зарабатывают на чай и курево с помощью своих талантов. Кто-то хорошо рисует, пишет, поет, кто-то приятным голосом читает книги. Я в школе не любил литературу, а за 11 лет в неволе 300 книг осилил – Достоевского, Чехова, Солженицына, Горького, Пикуля.

 На мир по-другому стал смотреть.

Делать особо было нечего. Работой не напрягали. Кстати, к ней на зоне надо относиться осторожно, если не хочешь испортить отношения с блатными. Не надо соглашаться на должности типа: завхоз отряда, заведующий столовой, баней, бригадир и т.д. Зэки таких не любят: ради чего в командиры лезешь?

Вечерами люди играют в карты, нарды, домино. Есть те, кто пытается учить иностранные языки, чтобы свалить из страны. Кто-то «разводит лохов» с помощью мобильного телефона.

А уж кому только зэки пишут письма! Не могу без смеха вспоминать, какие слезные обращения отправляли в РПЦ (Русская православная церковь) с просьбой прислать курева, мол, проявите милосердие…

Священнослужители отвечали, мол, нельзя вам сигареты – вредно, и прислали пару раз коробку с чаем и конфетами.

С женщинами активно переписывались. Причем один заключенный может контактировать сразу с десятком дам. Чем чаще будешь писать, тем больше шансов получить ответ. Какое никакое, а развлечение. Праздничные дни зэки не любят – в эти дни обычно не работают библиотека, кинотеатр, ларек, никто не разносит почту.

Миф №5. Просто так никого не сажают

– Невиновных сидит много. На мой взгляд, каждый десятый. На кого-то просто «повесили» статью, чтобы раскрыть преступление. Обычно, первым делом начинают шерстить судимых или если кто-то состоит в списке потенциальных экстремистов.

А есть еще люди, которые взяли вину на себя намеренно, чтобы выгородить близкого им человека, богатого начальника или кого-то из братвы. С нами в одно время сидел 25-летний парень, который передал руль своему пьяному шефу. Тот сбил насмерть двух пешеходов на зебре и уговорил своего водителя взять вину на себя, пообещав для него минимальный срок и квартиру.

«Закрыли» молодого человека на четыре года, в итоге тот отсидел 2,5. Потом он писал мне, что шеф его не обманул, дал два миллиона рублей.

Меня иногда злость берет. Люди воруют миллиардами, давят по пьянке безнаказанно детей на дороге, и ничего – пользуются в городе почетом и уважением.

А я за то, что связал веревкой нескольких человек, которых не бил, получил 10 лет как один из организаторов ОПГ. Мне удалось сократить срок, потому что тоже не сидел сложа руки.

Очень хотел увидеть, как дочь пойдет в первый класс, хотел ей портфель привезти в подарок, и рад, что в итоге мне удалось это сделать.

Жить на зоне можно. Есть небольшие камеры размером в двухкомнатную квартиру, где могут сосуществовать по 30-40 человек. А есть просторные комнаты на 3-4 человека с евроремонтом, телевизором, компьютером, порнушными дисками, аквариумом.

Полы покрашены, потолки побелены, на стенах картины висят. Прямо в «хате» хранятся мешки макарон, гречки, колбасы и сало. Были бы деньги.

Хуже всего бывает в следственных изоляторах, когда еще начинаются первые допросы, ждешь суда, спишь на досках…

Когда меня, совсем молодого, впервые закрыли на 15 суток, то услышал разговор двух бывалых сокамерников, которые говорили, мол, скорей бы суд и на этап, хотя бы поспим нормально. Тогда меня это удивило. Но так и есть, в СИЗО даже в туалет иногда не выпускали, с бомжами приходилось сидеть, от которых вши к тебе перебегают.

Никому не советую попадать за решетку, хотя там познакомился со многими умными и начитанными людьми, которые за 10 минут самые сложные кроссворды разгадывали. Жизнь переосмыслил, начал ценить свободу. Столько лет там провел, а вспомнить особо нечего. Лагерная жизнь очень однообразная, время идет медленно, одни и те же помещения, лица – скучно.

На воле работаю, есть строительная бригада, ремонтируем загородные дома. Есть заказы не только из Татарстана.

Вижу, в каких хоромах живут прокурорские работники, начальство из полиции, чиновники мэрии, известные коммерсанты, хоккеисты, священники… Какими дорогими изделиями пользуются в доме. Эти люди зачастую не считают денег.

 Но я им не завидую и «на криминал» меня тоже не тянет. Получаю неплохо, иногда и больше 100 тысяч в месяц выходит…

Ленар БАТЫРШИН

Последнее из рубрики Общество

Источник: http://www.chelnyltd.ru/obshchestvo/%C2%ABkak_vizhit_v_zone%C2%BB__5_mifov_o_zhizni_za_reshetkoy

Не есть из одной посуды. Как живут неприкасаемые в тюрьме

Как живут на зоне
John Kolesidis/Reuters

Начало цикла читайте здесь:

Сложно себе представить, как могут уживаться в одном помещении сто здоровых, разной степени агрессивности, не всегда адекватных мужчин. У каждого из них своя история, свой опыт, свои интересы.

Естественно, между ними возникают конфликты. Теснота, бытовые неудобства лишь усугубляют ситуацию.

Тем не менее жизнь в местах лишения свободы подчиняется строгим законам и правилам, которые жестко регламентируют поведение местных жителей.

Неотъемлемой частью этих правил является существование среди заключенных отдельной касты отверженных. Это так называемые обиженные, опущенные или угловые.

Они так вписались в тюремную иерархию, делая самую грязную работу, что без их существования само функционирование системы было бы под вопросом. Более того, наличие такой касты открывает большие возможности для всевозможных манипуляций и управления заключенными.

Перспектива попасть в обиженные делает зэков сговорчивыми и способными пойти на многие компромиссы.

Как становятся обиженными? У каждого из них своя история, свой путь. Опустить могут сами зэки за какой-нибудь проступок. Например, осужденных за педофилию ждет именно такая участь. С помощью других заключенных опустить могут и сами тюремщики.

Можно просто посидеть за одним столом с обиженными, поздороваться с ним за руку, поесть из одной посуды — и ты, словно подхвативший неизлечимый вирус, становишься таким же. Обратного пути нет. Такие заключенные сидят за отдельными столами, спят отдельно в углу барака, едят из отдельной посуды.

Жизнь их незавидна и нелегка. Как правило, они убирают туалеты и выносят мусор. Конечно же, обиженный обиженному рознь.

Одно дело — бывший воин-десантник, громила, осужденный за убийство, попавший в эту касту за то, что, рассказывая о подробностях своей интимной жизни, упомянул о занятиях оральным сексом с девушкой, а другое дело — педофил.

У нас в отряде жил всеми гонимый угловой Артем, московский парень двадцати лет отроду. Жизнь его складывалась очень непросто. Он гей. Сидел во второй раз за кражу. На свободе работал в ночном клубе и, обокрав своего клиента, опять попал в тюрьму. Артем — ВИЧ-инфицированный.

Сначала его распределили в специальный, шестой отряд, где содержатся только ВИЧ-инфицированные. Отношения с окружающими у него не очень-то складывались. В силу его положения в тюремном сообществе, на него была возложена обязанность убирать туалет, а кроме того, он стал объектом сексуальных утех озабоченных зэков и регулярно подвергался насилию.

После его попытки повеситься Артема перевели в карантин. Нельзя сказать, что его жизнь здесь значительно улучшилась. Артем с утра до ночи продолжал мыть туалет и выносить на помойку использованную туалетную бумагу. В перерывах между этими занятиями он стирал личные вещи дневальных — полотенца, майки, трусы, носки.

В перерывах между этими перерывами его регулярно били те же дневальные. Ссадины и синяки не сходили с его лица. А по ночам местные царьки карантина заставляли Артема вспоминать свою вольную жизнь, используя его для плотских утех. Мне было его безумно жаль, и я старался всячески ему помочь — давал сигареты, чай.

Это не очень облегчило и скрасило его жизнь, и Артем, не выдержав издевательств, вскрыл себе вены, после чего… опять попал в шестой отряд для ВИЧ-инфицированных, откуда его не так давно перевели сюда.

Через некоторое время, находясь в другом отряде, я услышал следующую историю об Артеме, которая приключилась с ним в отряде для ВИЧ-инфицированных. Один блатной зэк, цыган по прозвищу Будулай, которого я знал лично, начал приставать к Артему. Цыган настаивал, чтобы Артем в известном процессе играл активную роль. «Не могу! — отчаянно сопротивлялся Артем.

— Если меня, то пожалуйста! А сам я ну никак не смогу». Цыган не отставал и продолжал настаивать на своем. Артем решил пожаловаться на ловеласа местным блатным. «Да ты что, гадина, на мужика наговариваешь?!» — не поверили те Артему. Но, уступив его настойчивости, все-таки решили проверить цыгана. «Назначай свидание! — сказали блатные. — Мы будем рядом, в засаде.

Если что — прикроем».

Наступила ночь, и наша парочка, стараясь не привлекать ничьего внимания, пробирается на место свидания — в помещение воспитательной работы. Есть такая комната в бараке, где заключенные смотрят телевизор. Эх, не знал Будулай, что ждала его там засада.

В самый ответственный момент включился свет, и изумленным взорам зэков предстал обнаженный Будулай, находящийся в недвусмысленном положении. Понимая, что его ожидает, он не растерялся и выпрыгнул в окно второго этажа, пробив стекла.

Непостижимым образом за считаные секунды он сумел преодолеть высоченную ограду локального сектора, снабженную специальными барабанами — вертушками с колючей проволокой. Захочешь перелезть, возьмешься за реечку, подтянешься, а барабан прокрутится вниз.

Голый цыган с криками «Спасите, помогите, убивают!» залетел в расположенную на аллее будку секторов — помещение, где находятся сотрудники колонии, следящие за передвижением зэков. Ни один осужденный не выйдет из локального сектора без ведома дежурного милиционера. Той ночью цыган ворвался в их сон.

Ничего не понимающие мусора долго протирали глаза, глядя на голого заключенного, ночью, в середине зимы вломившегося в их домик. Цыгана спасли, предоставив ему политическое убежище в другом отряде. Его жизнь кардинально поменялась, и он стал покорно нести все тяготы и лишения своей нелегкой жизни.

Ряды обиженных, которых в колонии не хватало, пополнились еще одним отверженным.

Однажды к нам в отряд заехал некий Миша П. Обычный зэк, ничем не выделяющийся из общей массы, осужденный за грабежи и разбои. Он оставался обычным до тех пор, пока в колонию не прибыл другой этап и не выяснилось, что Миша — угловой. По понятиям такой заключенный должен был сразу сообщить о своем статусе и занять свое место.

Миша же решил начать новую жизнь и больше недели сидел за одним столом с другими заключенными, ел с ними из одной посуды, пил чифир из одной кружки. Получалось, что он «заразил» весь отряд. Но нет! Оказывается, по тем же понятиям, если заключенные не знали о том, что другой зэк угловой, а тот это дело скрыл, то так не считается.

Мишу жестоко наказали, избив его до полусмерти.

Надо сказать, что история эта произвела на меня сильное впечатление и заставила задуматься о хрупкости нашего бытия.

Жизнь продолжалась.

Источник: https://snob.ru/selected/entry/121696/

Как живется в тюрьмах

Как живут на зоне

Тюрьмы, колонии общего и строго режима – места, в которые лучше не попадать, однако в которые может попасть любой человек, даже самый невиновный. Такова правда жизни. Ничто не может гарантировать тебе свободу до конца твоих дней.

Конечно, не стоит там оказываться, чувак. Но кто тебя спросит-то? Репрессии, они везде репрессии, судебные ошибки, они везде судебные ошибки.

И недалек тот день, когда за пост в социальной сети может последовать реальное, а не условное или денежное наказание.

BroDude немного посмотрел на эту тему изнутри и решил поделиться с тобой некоторыми вещами, о которых ты, возможно, не знал.

Деньги

Если ты вдруг оказался в колонии общего или строго режима, то не обойдешься без денег. Да, сидеть в тюрьме – это дорогостоящее предприятие. Тебе будет нужен источник финансирования, если ты вдруг решил как-то ослабить хватку лишений на своём горле или вообще просто захотел разнообразить своё времяпрепровождение.

Хочешь качаться и посещать зал? Нужны деньги. Каждого встречного туда не допустят. Хочешь печеньки? Нужны деньги. Хочешь пачку сигарет? Да, снова нужны деньги.

В тюрьме нет ничего такого, чего ты не можешь достать за деньги, чувак.

И да, кто-то спускает их на наркоту и всячески пытается забыться, но наиболее умные чуваки берут книги и занимают своё время тренировками, чтением и самообразованием.

Выход в интернет

Трудно поверить, но не только в норвежской тюрьме у Андреаса Брейвика есть интернет и видеоигры. Во многих российских колониях также есть возможность для выхода в сеть.

Вопрос снова в деньгах, но факт того, что ты можешь продолжать пользоваться интернетом или смотреть любимые сериалы, сидя за решеткой, сам по себе удивительный.

Конечно, лучше бы тебе успевать до отбоя, а то могут быть проблемы.

Петухи

Да, такие остались. Удивительно то, что некоторые из них сами предпочли проникнуться в ряды петухов. Выгода от этого сомнительна, но тоже имеется. В первую очередь, представителей этого тюремного сословия не принято бить, то есть они получают некоторую безопасность. И нам кажется, что они также получают профит в виде каких-нибудь товаров и тому подобное.

Взаимоотношения

Тут не облажайся! Да, действительно существуют всевозможные проверки на вшивость и прочее, но тебе не стоит сильно трястись с этим. Почти каждый новичок проходит эту проверку, и она может по своему виду разниться от колонии к колонии.

Так заключенные проверяют человека на доверие, потому что именно доверие становится в таких условиях важным фактором отношений между людьми. Обычно всё предельно просто и соответствует логике.

Поэтому постарайся быть открытым и честным, но не говори слишком много и часто.

Врезать первому встречному чуваку, который попадется тебе в колонии, не лучший совет, так часто рекомендуемый в голливудских фильмах. Честно говоря, за это можно здорово испортить отношения с другими заключенными. Буйных и невменяемых не любит никто.

Пойми, там отбывают наказание такие же люди, как и ты сам (да, и каждый думает что не виновен, за редким исключением), и им глубоко плевать, какие у тебя тараканы в голове, пускай ты будешь членом церкви сатаны или кем иным – всем плевать.

Главное значение имеют именно твои человеческие качества. Причём именно мужественные.

Иерархия существует. Хотя за последние годы она и претерпела некоторым изменения. Но главное осталось прежним: воры в законе – наверху, благодаря своим деньгам и связям, внизу же – насильники и педофилы. К последним у заключенных особое отношение: их всячески унижают и избивают. Нередко педофилы не доживают до конца срока.

Самоубийства

Самоубийства также нередки. Причём даже среди тех, кто сел совсем ненадолго. Банально сдают нервы. Ещё и семья могла бросить, дети и тому подобное. А если ещё и сел не за что, то тут уже – пронизывающее чувство несправедливости. Но не нужно доводить себя до этого. Так ты точно проиграешь.

Да, ты в дерьме, но из этого дерьма всё ещё можно выбраться. Кроме того, можно надеяться на досрочное, либо амнистию, которую в последнее время государство проводит довольно часто.

Последняя амнистия состоялась ко Дню Победы – связь улавливается слабо, но может, кто-то хороший сейчас не сидит в камере именно благодаря ей.

Патриотизм

Да, представь себе. Общество внутри тюрьмы не так уж и отличается от общества снаружи. Заключенные точно так же не любят американцев, радуются олимпиаде и присоединению Крыма. И точно так же бурно реагируют на все информационные вбросы, либо пропаганду.

Доступ к внешним событиям есть у всех. И наличие того самого «патриотизма» тоже присутствует. Вообще, очень забавно, когда смотришь со стороны. Вот они, люди, которые заточены в колонии государством и которые это же государство поддерживают.

Суть не в виновности или невиновности, но просто такую иронию сложно выдумать самому.

Впрочем, если у тебя достаточно финансов, ты вполне можешь устроить себе тюремный курорт с проститутками, бухлом и наркотиками. Если же нет, то на интернет тебе всё же должно хватить.

В любом случае, чтобы обеспечить себе более-менее нормальную жизнь в таких ненормальных условиях, надо двигаться, как и на воле. Если же ничего не делать, положение своё ты не изменишь.

И, конечно, будь осторожен и умей заводить правильных друзей. Приятели никогда не помешают.

Источник: https://BroDude.ru/kak-zhivetsya-v-tyurmax/

МОСКВА, 21 авг — РИА Новости, Лариса Жукова. Около 650 тысяч россиян отбывают наказание в местах лишения свободы — по этому показателю наша страна занимает второе место в мире после США.

Несмотря на это российская пенитенциарная система остается довольно закрытой: о жизни заключенных известно не так много.

Корреспондент РИА Новости записала монолог одного из арестантов — автора Telegram-канала “Подвал”, пожелавшего остаться анонимным.

О лагере

Я еще очень молод. Обычный парень из типичной семьи, учился на инженера в техникуме, оставался год. Почти сразу как появилась “возможность” сесть в тюрьму на строгий режим, я тут же ей “воспользовался”.  Наказание отбываю недалеко от Москвы. Без разницы, как меня называют, — “заключенный”, “зэк”, “арестант”. Ничего не меняется: как сидел, так и сижу.

Моя история связана с неосмотрительностью, даже глупостью. Без наркотиков она не обошлась. Почти половина заключенных — со статьей 228 УК РФ (“Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов”. — Прим. ред.). Недаром ее называют “народной”. Вместо того чтобы лечить наркоманов, лишают свободы на долгие годы.

Лагеря делятся на “красные” и “черные”. В “красных” власть — в руках администрации: телефоны и “вольные” вещи разрешены только “приближенным”. Там практикуют бессмысленное насилие: например, к лому приваривают канализационный люк, чтобы получилась своеобразная лопата, и отправляют “ловить снежинки”.

В “черных”, помимо администрации, есть “блатные”. Можно найти все: телефоны, игровые приставки, ноутбуки, алкоголь и даже наркотики. Около пяти лет наш лагерь был таким. Большая часть зоны не посещала столовую: каждый день жарили шашлыки, ходили где угодно, словом, “брод-ход”. Был и отдельный барак, где гнали самогон.

Но после смены руководства пошло “закручивание гаек”. Среди сотрудников уволили всех, кто когда-то имел даже условную судимость. Стал приезжать ОМОН. Везде поставили камеры видеонаблюдения.

Ручную кладь запретили — выдают прозрачные сумки. За алкоголь можно попасть в изолятор на 150 дней, а за наркотики — на 300 с возможностью увеличения срока.

Мы перестали ходить в одиночку и без “мойки” (лезвия от бритвенного станка).

В тюрьме сидеть не так дешево, как кажется на первый взгляд. Во-первых, услуги адвоката: от 500 рублей до нескольких миллионов. Во-вторых, посылки и передачи: каждые два месяца — по пять тысяч минимум без учета стоимости сигарет. В-третьих, нужно платить за длительные свидания. В-четвертых — расходы на улучшение жилищных условий.

У каждого заключенного свой счет в бухгалтерии, который “путешествует” вместе с личным делом.

Туда приходят пенсии, зарплаты и переводы от друзей и родственников, его используют для покупок в местном магазине и оплаты штрафов за нарушения. Ограничение — девять с половиной тысяч рублей в месяц.

Иногда оплачивают услуги фотографа, чтобы отправить снимки родным: обычно снимают около церкви, это самое красивое место в лагере.

В бараках постоянно тратятся на уборку и чай, конфеты и сигареты для тех страдальцев, которые попадают в карантин, изолятор или больницу.

Поэтому здесь своя “налоговая система”: скидываемся каждый месяц в общий мешок, который находится в “блатном” углу в каждом бараке. Сумма устанавливается индивидуально в первую неделю. Обычно это тысяча рублей.

С мелких наркоторговцев берут около трех тысяч. Те, кто попал за изнасилование, доплачивают больше, чтобы их не трогали.

Есть и “добровольно-принудительные” сборы: за провоз запрещенных вещей и за мобильную связь с тех, у кого есть телефон, — по 500 рублей.

Большая часть переводов проходит  через интернет-кошельки, которые есть почти у каждого: достаточно мобильного номера. Криптовалюта не используется — слишком сложно. Порой суммы отправляют в тюрьмы для особо опасных преступников, например во Владимирский централ.

Сам телефон — отдельная статья расходов. Он попадает тремя путями: через сотрудников, заезжающие машины и “вбросы”, поэтому стоит в два раза дороже, чем на свободе. Охота за средствами связи ведется всегда.

За телефон можно не только лишиться крупных сумм с интернет-счета, привязанного к номеру, но и попасть в изолятор на 15 суток и получить статус “злостного нарушителя” — до восьми лет дополнительного надзора.

В почете различные умельцы. Одним заключенным нужны четки, нарды, шахматы, картины. Другим —  юридическая поддержка в написании апелляционных и кассационных жалоб. Третьим — ремонт телефона или зарядки. За все эти услуги заключенные готовы платить друг другу. Фиксированные цены не принято устанавливать, и каждый благодарит по-своему. 

Некоторые особо красноречивые находят “заочниц” — девушек, которые готовы их ждать и переводить им деньги. Удержать внимание, когда находишься за решеткой, — это талант, поэтому нельзя сказать, что это массовое явление. Были случаи и браков с новыми знакомыми на зоне. Когда два одиноких сердца находят друг друга, никакие заборы их не останавливают.

Отдельная золотая жила для общака — это игры. За каждую партию платят, вне зависимости от выигрыша или проигрыша, около 15 рублей. Чаще всего играют в кости, карты и нарды.  Шахматы и нарды разрешены, карты — нет, но их легко спрятать. Особо удачливые попадают на невезучих с деньгами, и их выигрыш может приблизиться к шестизначной сумме.

Я сам не играю: это не мое. Зарабатываю другими способами: пассивный доход от сделанных инвестиций составляет около десяти тысяч в месяц.  До изъятия телефона я пытался торговать на Форексе, но не успевал следить за всеми фундаментальными событиями и новостями и бросил. На бирже играть не получается: то нет нужной “свободной монеты”, то тормозит сайт, то нужна регистрация с фотографией. 

Сейчас осваиваю криптовалюты. Инвестирую в интересные и долгие проекты. Коплю на “подушку безопасности”, которая на свободе принесет больше пользы. Дохода от ведения блога у меня пока нет: читаемость нестабильная.

Единственное, что из тюремных стереотипов более-менее сохраняется, — касты. Это “блатные” (с привилегиями), “козы” (занимающие административные должности вроде библиотекаря и сотрудничающие с администрацией), “мужики” (обыкновенные заключенные), “шерсть” (обслуживающий персонал) и “петухи” (низшая каста).

В основном все они из неблагополучных семей и богом забытых мест, где молодежи нечем заняться. В отсутствие вариантов “выбиться в люди” употребляют алкоголь и наркотики, и это приводит к печальным последствиям.

Главный враг в тюрьме — это время. Его идеальный “убийца” — телефон с мобильным интернетом, окном в большой мир. Но после тотальных проверок телефоны изъяли, и жизнь на бараке стала монотонной.

Телевизор здесь работает весь день, но выбор скуден: в лучшем случае — десять каналов, чаще — три. В основном показывают новости. Многие стали заниматься спортом, кто-то пошел работать, чтобы скрасить свой досуг. Самый популярный вариант — промзона: денег не заработаешь, но килькой в банке чувствовать себя перестаешь.

Про побег мы не говорим. Здесь не считают “побегушников” героями —  героев в тюрьму не сажают. Тех, кто сбегает без причин и портит положение всего лагеря, могут вообще отправить к “петухам”. Хотя из лагеря сбежать несложно.

Но скрываться придется всю жизнь. В крупных городах лучше не появляться — технологии легко выдадут местоположение.  На побег за границу нужны деньги. А жить отшельником в лесу в надежде, что не обнаружат, значит не расслабляться ни на минуту: может развиться мания преследования.

В момент, когда мне на руки надели наручники, казалось, что это недоразумение, ведь такого не могло со мной произойти. Все планы на будущее, которые я строил еще несколько минут назад, кардинально изменились.

Сначала я цеплялся за последние нити: рассчитывал, что на первом суде отпустят под подписку или домашний арест. В СИЗО надеялся, что вердикт судьи будет в мою пользу, максимум дадут условный срок. Но, увы, оправдательных приговоров практически не бывает, и статья была тяжелой.

Я попал сюда по своей вине, за свою глупость. Но оказавшись здесь, узнал, какова моя настоящая цена в глазах окружения без “фантиков” в виде социального положения и хорошей работы. Я остался как будто голым. Из всех родственников и друзей остались всего несколько человек, которые до сих пор беспокоятся за меня и всячески поддерживают. Не знаю, что бы я без них делал.

Скорее всего, я не буду продолжать учебу. Во-первых, с судимостью могут не взять обратно, а во-вторых, радиотехника — не мое. Работу я хочу связать с информационными технологиями. Если получится, освою основы прямо здесь, в тюрьме. Благо пока есть возможность выхода в интернет.

Источник: https://ria.ru/20170821/1500655378.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.