Как здороваться в хате

От сумы да тюрьмы: как себя вести впервые в камере

Как здороваться в хате

Инструкция по выживанию от бывшего заключенного и депутата Сергея Еретнова. Часть 3-я

Пройдя «школу жизни» в трех закамских СИЗО и нижнекамской колонии, журналист Сергей Еретнов решил поделиться навыками с читателями «БИЗНЕС Online».

Если в первых двух блогах этой серии автор рассказал, чего ждать и как вести себя на этапе задержания и первого допроса, то сегодня речь пойдет о первом знакомстве с сокамерниками в ИВС, о тюремных «мастях» от «неприкасаемых» до «черных» и о важнейших принципах, действующих в тюрьме.

Сегодня речь пойдет о первом знакомстве с сокамерниками в ИВС, о тюремных «мастях» от «неприкасаемых» до «черных» и о важнейших принципах, действующих в тюрьме

КАМЕРА. КАК НЕ СТАТЬ НЕПРИКАСАЕМЫМ

Задержанные на 48 часов попадают в изолятор временного содержания (ИВС), арестованные по решению суда — в следственный изолятор. Общие принципы поведения в этих учреждениях одни и те же, они же распространяются и на колонию для осужденных.

Главное отличие ИВС от последующих этапов заключается в том, что здесь вместе содержатся и дебютанты, и рецидивисты: на следственные мероприятия и на судебные заседания в ИВС свозят арестантов без разбора.

В СИЗО и в колонии «первоходы» с бывалыми зэками не пересекаются.

Как я уже говорил, в камере прежде всего работают вполне обычные правила общежития. Первыми словами задержанного должно быть простое вежливое приветствие — «здравствуйте» или «добрый вечер».

Кто прежде сидел, может сказать, к примеру, «добрый вечер в хату», но разницы нет: мифология об изощренных «понятиях», о системе «правильных» реплик на все случаи жизни часто преувеличена или работает на зонах для повторно осужденных.

Во всей тюремной географии — хоть в ИВС, хоть в лагере — не принято сразу протягивать руку. Сначала нужно как минимум понять, с кем имеешь дело.

Поэтому перед тем, как пройти в камеру, необходимо поинтересоваться: «В какую хату я попал?» Дело в том, что, если следствие намерено жестко на вас надавить, оно может устроить в камеру к людям нетрадиционной сексуальной ориентации или к представителям низшей тюремной касты «опущенных».

И те и другие относятся к неприкасаемым, но, вопреки расхожему мнению, гомосексуалисты и «опущенные» — это не одно и то же. «Опустить» или «закатать в шерсть» могут за проступки, это не меняет ориентацию человека.

При этом образ, сформированный поп-культурой, характеризует «опущенного» как человека, обязанного тюремным обществом к услугам интимного характера.

Тут одно понятие вытекает из другого, и оба абсолютно не верны: никакое насилие на зоне недопустимо, никто не может потребовать никаких услуг — только, так сказать, уговорить. К вопросу рукоприкладства мы еще вернемся, как и к определению тюремных «мастей», а пока нужно понять главное: с представителями касты неприкасаемых нельзя оставаться в одной камере, иначе в будущем, в СИЗО и лагере, заключенный останется с ними жить.

Итак, если задержанный попал в «неправильную» камеру, оставаться в ней нельзя. О том, что здесь сидят «опущенные», они обязаны сказать сами. Прояснив вопрос, необходимо немедленно развернуться и стучать в дверь, вызывая надзирателя: «Я отказываюсь сидеть в этой камере».

Требование о переводе должны исполнить — в Татарстане в этом смысле издеваться не принято, УФСИН не переходит границы. Я уже говорил, что наш УФСИН относительно гуманный.

Есть зоны, известные своей жестокостью, — это Кировская область, Омск, где человека могут закинуть в камеру и избивать или заставляют маршировать часами. Татарстанским зэкам в этом смысле повезло.

Даже если следствие хочет надавить на задержанного через посадку к «опущенным», персоналу УФСИН эти интересы по большому счету параллельны, тут действует юрисдикция минюста. Кроме того, сегодня в каждой татарстанской камере установлено видеонаблюдение с трансляцией напрямую в Казань.

Есть негласное правило: нельзя доводить заключенного до самоубийства, а если его оставят с «опущенными», он ведь может и «вскрыться». Или начнет биться головой об дверь, а видеокамера будет это снимать. Лучше крайние меры на этом этапе, чем месяцы или годы с «опущенными» в случае реального срока.

ЗА ОБРАЗ ЖИЗНИ СПРОСА НЕТ

В СИЗО администрация, как правило, спрашивает новичка, в какую камеру он хочет сам. С «опущенными» в данном случае понятно — они не могут скрывать свой статус, не могут зайти к «черным» или к «мужикам», а то будет совсем плохо. Все остальные должны определиться, для этого надо знать, какие масти есть.

К вопросу о неприкасаемых добавлю только, что с ними нельзя здороваться за руку, сидеть за одним столом, пользоваться их посудой, никакого тактильного контакта. Этот запрет, к примеру, обязывает их всегда уступать дорогу и при необходимости предупреждать незнакомого заключенного о своем статусе.

Эта каста выполняет всю грязную работу в СИЗО и на зоне: они чистят общие туалеты, моют полы в коридоре. В лагере они подметают плац — это одно из самых позорных занятий, как и чистка снега между двумя рядами заборов, на пути охранников, делающих обход.

Позор в том, что они тебя охраняют, а ты им дорогу для этого расчищаешь.

Кто-то должен выполнять всю эту работу, зазорную для мужиков, потому что ее не делает УФСИН — нет возможности. Поэтому УФСИН заинтересовано в том, чтобы заключенных «в шерсти» было больше. Администрация не влияет на рост их числа, но системе они выгодны. Это бесплатная работа, максимум за сигареты и какие-то индивидуальные послабления.

Ступенью выше стоят «красные» — заключенные, работающие в административных должностях, зачастую таких, на которых должны работать офицеры. Например, «красные» могут работать в финансовом отделе штаба. В штабе нижнекамского лагеря, к примеру, работали около 30 человек. Это тоже показатель нехватки тюремного персонала.

К «красным» на зоне относятся нормально, как и к обычным «мужикам», работающим на промплощадке или нигде не работающим. Ограничения для «красных» чисто символические — например, заходя в комнату «черной масти» (раньше их называли блатными), «красный» должен постучаться.

«Мужик» не должен, «черный» тем более любую дверь открывает без стука.

«Мужики», как уже, наверное, стало понятно, формируют основную массу заключенных. Они могут работать, исключая сотрудничество с администрацией.

«Черный» работать не может и должен жить по понятиям — вот, собственно, и все. Есть, конечно, и другие мелкие права и обязанности, несущественные, — например, «черным» нельзя ходить на концерты, потому что их организовывает администрация. Я сам как-то организовал концерт, пригласил из Челнов группу «Веретено». Всем понравилось, но «черные» не пошли по привычке.

«Черные» и «мужики» не могут по одиночке ходить в штаб, даже если вызывают. Нужно отказываться или требовать, чтобы с тобой шел свидетель. При желании администрация может наказать за отказ, посадить в карцер, но еще раз подчеркиваю — УФСИН правила знает и заинтересовано в спокойствии.

Один раз принудят к чему-то, другой, а на третий зэки могут устроить бунт — начнут все жечь или «вскрываться». На любой нормальной зоне всегда есть люди, готовые рискнуть жизнью ради общих интересов.

Кстати, по лагерю вообще не принято шататься в одиночку, даже на виду, хотя в принципе не запрещено.

Как я уже говорил, в СИЗО «мужики» и «черные» сидят вместе, а в лагере новичок сам должен определиться, с кем сидеть. Независимо от того, кем он был на воле, он может подселиться и к «черным», но это право нужно подтвердить образом жизни.

Я бы советовал «первоходу», если он не бандит, признавать себя «мужиком» — это самая подходящая среда для человека с улицы. Но в любом случае главное, что нужно знать о мастях, — это опять же принцип, четко действующий в местах заключения: за образ жизни спроса нет.

Хоть «черный», хоть «опущенный» — без причины никто никому предъявить не может, спрашивают только за поведение.

НЕ НАВРЕДИ ДРУГИМ СВОИМ ПОВЕДЕНИЕМ

Возвращаясь к вопросу рукоприкладства, отмечу, что, несмотря на традиционные представления обывателя о тюрьме, мордобой на зоне строжайше запрещен, в том числе и по отношению к «опущенному».

Право на насилие имеет лишь «смотрящий», причем только в рамках суда и наказания за проступок, — это обычно один человек на зоне. Если вы кого-то избили, основания для этого придется выкладывать очень серьезные.

Все споры в лагере решаются на словах, а кто не умеет этого сделать, может вынести суд на общество, обратиться к смотрящему по зоне или по камере (в СИЗО).

Запрет на физическое насилие появился в 1990-е годы, когда в тюрьму стали заезжать накачанные спортсмены из группировок. Они стали мощной силой, начали подминать под себя зону… А как жить, если все решает сила? В таких условиях жизни нет ни для кого. Большим плюсом стал и закон о разделении заключенных на первоходов и зэков с повторными сроками.

Получилось как в армии. Когда Сердюков освободил солдат от грязной работы, наняв специалистов на аутсорсинг, дедовщина кончилась сама собой. Весь ее смысл был в том, что старшие не хотели работать на кухне или мыть полы, заставляли младших делать это.

Когда солдат вместо подметания стали обучать меткой стрельбе и боевой подготовке, вопрос дедовщины был закрыт.

За любые оскорбления тоже придется отвечать перед обществом. На зонах для первоходов нет жестких понятий о запретных словах.

К примеру, если среди рецидивистов любые производные от слова «обида» могут трактоваться как намек на статус зэка («обиженный» — тот же «опущенный»), то при первом сроке к словам без персональной причины не цепляются, все зависит от контекста.

В столь тесном обществе ценится прежде всего вежливость, в соответствии с правилом «не навреди другим своим поведением».

В СИЗО от сокамерников, как правило, можно не ожидать подвохов и провокаций — все сосуществуют достаточно мирно. Даже если новичок попадает к «черным», в первый раз все настроены ему помочь. Объяснят правила поведения, даже, быть может, выразят моральную поддержку.

Могут и спасти, как было с меценатом Николаем Мясниковым (епархия пыталась силой отжать у него построенный им храм и организовала ему уголовное дело). Когда за ним, пожилым человеком, пришли в камеру в час ночи и попытались вывести на допрос, что абсолютно незаконно, камера его не отдала — заключенные встали стеной и не пропустили сотрудников внутрь.

Есть рабочее время, когда следователь может тебя допрашивать, когда может приехать адвокат. Ночью-то адвоката никто в СИЗО не пустит. Да и сами надзиратели не имеют права заходить в камеру ночью. Для обыска нужен повод, для зрительного контроля есть глазок.

Если в камере происходит что-то непотребное или преступное — например мордобой или разговор по телефону — тогда другое дело, но обстоятельства, как мы помним, фиксируется на видеокамеру. Работникам УФСИН сейчас намного сложнее нарушить закон.

На этом прервемся, а следующую часть серии о тюрьме я посвящу тюремному быту: правилам общежития, внутренней валюте и цене откровенности в тех или иных темах для разговоров.

Сергей Еретнов

Источник: https://www.business-gazeta.ru/article/380820

СИЗО: простые правила выживания

Как здороваться в хате

Надеюсь, что нижеизложенные советы никогда не пригодятся тебе. Хотя, как гласит народная мудрость: «От сумы и от тюрьмы не зарекайся».

(Всего 6 фото)

Эксперт: Виталий Лозовский, специалист в области уголовной субкультуры. Отсидел 3 года по экономической статье

НЕ ПУГАЙСЯ
«Твоя первая задача после того, как за тобой захлопнется металлическая дверь камеры, — не упасть в обморок, — улыбается Виталий Лозовский.

— Развернувшуюся перед тобой картину ты запомнишь на всю жизнь. Здесь может содержаться в несколько раз больше человек, чем должно быть по планировке СИЗО. Смрад, источаемый потными телами и расположенным в углу тюремным туалетом — парашей, смешивается с табачным дымом, который с непривычки ест глаза.

Но не паникуй — и здесь люди выживают».

БУДЬ ВЕЖЛИВ
Зайдя в «хату» — так на тюремном жаргоне (фене) называется камера, — ты прежде всего должен поздороваться и представиться.

В тюрьме (или, как говорят арестанты, «на тюрьме») не принято здороваться за руку — бывалые заключенные это воспримут в штыки, и тебе страшно повезет, если зэки просто посмотрят на тебя с недоумением.

«Достаточно будет просто сказать «Здравствуйте, меня зовут так-то»», — советует Лозовский.

НАЙДИ ГЛАВНОГО
Выясни, кто в камере смотрящий, и сразу иди к нему. Смотрящий отвечает за порядок, ликвидацию конфликтных ситуаций и соблюдение многочисленных тюремных понятий. Он укажет тебе место, где ты будешь спать (твою «шконку»), а также разъяснит (или поручит кому-нибудь сделать это) правила поведения в «хате».

Лучше соблюдать их неукоснительно, пусть даже некоторые покажутся тебе нелепыми. Смотрящий расскажет, какие именно обязанности по поддержанию камерного быта ты будешь выполнять и кто здесь относится к касте «опущенных» — с ними общаться нельзя.

Также нельзя касаться их вещей и посуды — обычно в миске «опущенного» специально гвоздем пробивается дырка, для отличия от остальных. Поэтому будь особенно внимателен.

НЕ БОЛТАЙ
Старайся задавать как можно меньше вопросов окружающим и еще меньше — рассказывать о себе. «Очень вероятно, что в камере находится стукач («курица», «наседка»), который передаст все, что от тебя услышал, следователю, — объясняет Виталий.

— Если кто-то начнет выспрашивать тебя о подробностях твоего дела — спроси в ответ: «С какой целью интересуешься?» После этого все вопросы должны отпасть сами собой». Твоя же попытка вызвать на откровенность соседа — просто ради того, чтобы пообщаться, — может вызвать у зэков подозрения, что «курица» — это ты.

А расправа с подобными персонажами максимально жестокая».

НЕ ИГРАЙ
Остерегайся карточных игр, даже если предлагают сыграть «на просто так». В случае твоего проигрыша — а он неминуем, если ты не профессиональный шулер, — победитель может заявить, что под «просто так» он подразумевал, например, $1000.

А неуплата карточного долга в тюрьме однозначно карается если не смертью, то попаданием «под шконку».

Если отвертеться по каким-то причинам не получается, ты должен заявить: «Играю без интереса!» Так ты оговариваешь условия: чем бы ни закончилась партия, вы мирно расходитесь.

НЕ ВОНЯЙ
Тщательно следи за гигиеной и поддерживай в чистоте свою одежду. Запустив себя, ты рискуешь попасть в категорию «чертей», спать под «шконкой» и выполнять самую тяжелую и грязную работу. Прежде чем отправиться в туалет по-большому («на дальняк») убедись, что никто из сокамерников не ест или не пьет чай.

Забраться на парашу в это время считается тяжким оскорблением для всей «хаты». После отправления любых туалетных нужд вымой руки, даже если перед умывальником очередь. «Грязными» после касания пениса руками ты «законтачишь», то есть табуируешь для использования, все, к чему прикоснешься, в том числе и сокамерников.

ФИЛЬТРУЙ БАЗАР
Следи за тем, что говоришь. «Это и в обычной жизни высоко ценится, а в камере просто необходимо», — объясняет Лозовский. Любое сказанное слово может виртуозно быть обращено против тебя. Например: «В лимонах гораздо больше витамина С, чем в яблоках, и я вам это сейчас докажу!» — «Доказывают прокуроры.

А ты что, тоже из их масти?» А нужно было всего лишь заменить «докажу» на «обосную». «Категорическое табу наложено на слово «обидеть» и все от него производные, — рассказывает Виталий. — Не вздумай участливо спросить у расстроенного чем-то зэка: «Тебя кто-то обидел?» Тем самым ты прямо намекаешь на его принадлежность к касте «опущенных».

За подобные намеки ты можешь дорого заплатить».

ДЕЛИСЬ
Получив передачу с воли, обязательно нужно «уделить внимание братве», то есть выделить часть посылки «в общак». Кто хранит общак — спроси у смотрящего.

Если ты этого не сделаешь, никто у тебя ничего отнимать не станет — это строжайше запрещено тюремными понятиями как «беспредел», — однако уважением и сочувствием среди заключенных в дальнейшем ты вряд ли будешь пользоваться. И никогда не бери ничего без спросу.

Даже взятая со стола вроде бы бесхозная папироса может быть приравнена к «крысятничеству» — краже имущества сокамерников».

ДЕРЖИСЬ
«Постарайся поскорее забыть о вольной жизни и настройся на худшее, — советует Виталий Лозовский. — Холодная уверенность в том, что тебе предстоит провести за решеткой несколько лет, гораздо полезнее для твоей психики, чем ежедневное ожидание чуда и освобождения.

Воспринимай свое заключение как очередное жизненное испытание, которое ты, как настоящий мужчина, должен выдержать с честью. И помни, что в тюрьме физическая сила практически не играет роли. А вот сила характера и душевные качества являются определяющими».

В разных СИЗО могут быть свои нюансы, может быть, где-то порядки не столь зарегулированы, но главные правила, вынесенные в подзаголовки каждого раздела этой статьи, действуют везде.

ТЮРЕМНЫЕ МАСТИ
Несмотря на то, что выраженное деление на масти происходит на зоне, знать их различия необходимо уже на начальном этапе.

«Блатные», «босота», «братва» — профессиональные преступники, для которых тюрьма является закономерным этапом их жизненного пути. Составляют тюремную элиту.

«Мужики» — люди, совершившие преступление непредумышленно, на бытовой почве, в состоянии аффекта или опьянения.

«Черти», или «чушки» — опустившиеся и не следящие за собой заключенные, совершенно потерявшие силу воли и покорившиеся своей участи. Выполняют самую грязную работу, но не подвергаются сексуальному насилию.

«Обиженные», «опущенные» — заключенные, которых остальные арестанты склоняют к мужеложству. Можно попасть в эту касту случайно или вследствие «беспредела» — тюремного беззакония.

«Обратного пути в любом случае нет, — комментирует Виталий Лозовский.

— Зэки могут только выразить сочувствие и «опустить» или убить незаконно лишившего тебя чести, но ты так и останешься в незавидном положении». Будь осторожен.

ЧТО ВЗЯТЬ С СОБОЙ В КАМЕРУ
Предположим, у тебя есть час на сборы перед арестом. Обязательно захвати с собой:

1. Большую спортивную сумку
В нее ты положишь и в ней в дальнейшем будешь хранить свои вещи — в камере тумбочек и платяных шкафов не предусмотрено.

2. Сигареты и папиросы
Даже если ты не куришь, они помогут установить отношения с арестантами или же оплатить какие-либо услуги, которые могут оказать тебе курящие сокамерники.

3. Чай
Чем больше, тем лучше. «Чай в тюрьме является и предметом культа, и денежной единицей, как и сигареты», — объясняет Виталий Лозовский. Имей в виду, что частое употребление чифира довольно быстро вызывает зависимость.

4.

Одежду
Спортивные штаны, носки простые и шерстяные, шлепанцы, пару футболок, худи или теплую трикотажную тельняшку — но ни один предмет не должен быть красного цвета, он считается в тюрьме символом сотрудничества с охраной.

Любимый шерстяной свитер лучше оставь дома — тут его сразу распустят на нитки, чтобы сплести т.н. «дорогу» — систему внешнего сообщения между камерами. По ниткам путешествуют записки («малявы»), сигареты или «замутки» чая.

5. Два куска мыла
Обычное (лучше всего детское) для умывания и хозяйственное для стирки.

6. Бритвенные принадлежности
Все, кроме одеколона (в нем ведь спирт), зубную щетку и пасту.

7. Носовые платки, простыню, пару наволочек
И, если поместится, бери одеяло — с постельным бельем в тюрьмах туго.

8. Ложку
Колюще-режущую вилку не пропустят, а еще возьми металлические миску и кружку, кипятильник.

9. Иголку с ниткой, щипчики для ногтей
Маникюрные ножницы не пропустят по понятным причинам. Еще захвати пару тетрадей, конверты, несколько авторучек с запасными стержнями.

10. Продукты
Лук и чеснок, сало, бульонные кубики, быстрозавариваемая лапша, сахар, соль, сухари. Консервы не бери — их изымут, так как острые края открытой банки можно использовать в качестве холодного оружия

Источник: https://ribalych.ru/2013/08/14/sizo-prostye-pravila-vyzhivaniya/

Советы бывалого зека: как вести себя за решеткой

Как здороваться в хате

Невзирая на гуманизацию законодательства, ежегодно на нары попадает немало наших сограждан. Как там жить, что есть, как себя вести с сокамерниками? На все эти и многие другие вопросы тех, кто уже пошел “на посадку”, но еще не успел приземлиться за колючкой, отвечает бывший зек с 12-летним стажем, а ныне законопослушный гражданин Тохнияз Аубакиров.

“Пассажиром” быть непросто

– У вас есть опыт нахождения в исправительных учреждениях? Где вы сидели?

– В первый раз на общем режиме, а потом на строгом.

– Как живется тем, кто впервые оказался в колонии?

– Тех, кто впервые попал туда, а прежде никогда не был связан с криминальным миром, обычно называют “пассажирами”. Таким за решеткой приходится очень тяжело.

Я вдоволь насмотрелся на них: уйдут в себя, уставятся в одну точку и сидят, молчат. Некоторые прямо на глазах сходили с ума, и в итоге их отправляли в “дурхату” (психиатрическая клиника).

Если же человечка воспитала улица, тогда ему легче.

– Сначала гражданин попадает в камеру ИВС, затем в следственный изолятор и лишь потом на зону. Как он должен правильно войти в камеру?

– Спокойно сказать всем присутствующим “здравствуйте” и спросить, какую койку можно занять. К первоходкам (осужденные в первый раз) будут относиться нормально. Учтите, вся жизнь в камере построена на системе взаимных уступок и, как говорил Михаил Горбачев, консенсусов.

Ведь людям приходится находиться в тесном помещении долгие месяцы и даже годы. В камерах нормальные люди живут по тем же правилам, что и на воле: уважают старших и авторитетов, соблюдают нормы личной гигиены.

И “первоходке” не надо стараться показать себя более крутым, чем он есть на самом деле.

– А если он начнет это делать?

– Тогда ему придется соответствовать своему вымышленному образу весь срок. Иначе придется отвечать.

– Что значит отвечать и перед кем?

– Перед теми, кому он что-то пообещал, но потом не сделал. За обман его могут жестоко избить.

– Но ведь он тогда пожалуется администрации учреждения?

– Нет, он не будет этого делать. Иначе станет еще хуже.

Каждый сам выбирает себе “масть”

– Чем занимается арестованный после того, как окажется в камере?

– Первые три дня – гость, он присматривается к порядкам в хате (камера) и решает, кем он хочет быть. Если “мужиком” – значит, будет работать, выполнять требования режима и не зарабатывать себе нарушений. Тогда ему светит УДО (условно-досрочное освобождение). Может стать идейным и “пойти в отказ”, но тогда ему придется очень непросто.

Ведь идейные, они же блатные, не должны работать и тем более сотрудничать с администрацией. А за это от руководства колонии последует череда наказаний. Сейчас идейных, тех, кто находится “в отрицаловке” (не выполняет требования администрации исправительного учреждения), становится все меньше. А те, кто есть, сидят в бурах (барак усиленного режима).

Им запрещены передачи, свидания с родственниками и т. д. Но человек сам выбирает свою “масть”.

– Чего не следует делать?

– Не надо садиться играть в шахматы, шашки и особенно в карты. Особенно, когда на кон ставят не деньги или “дачку” (продукты питания, которые приносят родственники), а “на просто так”.

Ведь если “пассажир” проиграет (а проиграет он обязательно!), то выигравший произносит неприличный слоган, из которого следует, что одна из частей тела проигравшего переходит в собственность победителя. И проигравший сразу же теряет “лицо”.

Среди определенной части заключенных под стражу такое считается нормой.

В большинстве случаев сидельцы подкалывают друг друга, задавая каверзные задачки. Например, говорят: ты едешь на машине без тормозов по узкой дороге, и вдруг видишь: справа стоит твоя мать, а слева – я. Кого ты будешь давить?

Если испытуемый, боясь “экзаменатора”, ответит, что свою мать, то навсегда лишится статуса нормального человека и все считают его трусом. Поэтому должен сказать, что задавит спрашивающего, так как он для него никто. А мать – это мать.

Бывает, что от скуки сокамерники пытаются разнообразить свое существование сомнительными развлечениями. Попросту подставляют друг друга. Допустим, предлагают “пассажиру” сходить на базар. Говорят, постучи в дверь, позови “дубака” (контролер) и скажи ему, чтобы он отпустил тебя (это из ИВС или СИ!) на базар.

Только поклянись, что не сбежишь! На подобную удочку попадаются лишь самые глупые заключенные.

Ну кто, спрашивается, отпустит следственно-арестованного на базар?! Выслушав подобное предложение, контролер, как правило, выводит просителя из камеры и под довольное ржание сокамерников проводит с ним воспитательную работу.

Делиться “дачкой” должны все

– Если передачу принесли, то “пассажиру” надо делиться с сокамерниками?

– Конечно. В каждой камере есть авторитет, следящий за порядком. И он распределяет между заключенными продукты и вещи, переданные с воли родственниками.

– Что должен делать “пассажир”, если другие заключенные начинают вымогать у него деньги?

– Авторитет справедливо разрешит подобную ситуацию. Но, бывает, что “первоходка” попадает к беспредельщикам. Обычно вымогательством грешат наркоманы. Тогда ему следует написать “маляву” – письмо смотрящему за СИ или зоной. И он поставит зарвавшихся вымогателей на место, способы для этого имеются.

– Как следственно-арестованному или осужденному оградить себя от возможных инфекций?

– Надо питаться только своими продуктами, мыться своим мылом, чистить зубы своей щеткой, использовать свою зубную пасту и спать на своей подушке.

Это поможет уберечься от многих инфекций, самой страшной из которых является туберкулез. Но и вши особой радости “пассажиру” не доставят.

И старайтесь как можно меньше говорить и как можно больше слушать то, о чем говорят другие сидельцы. Иначе ваши слова кто-то обязательно использует против вас самих.

Конечно, не дай бог никому оказаться в подобной ситуации, но будем надеяться, что эти советы помогут нашим согражданам в трудную минуту.

Алматы

Источник: https://www.caravan.kz/gazeta/sovety-byvalogo-zeka-kak-vesti-sebya-za-reshetkojj-382415/

Как правильно вести себя в тюрьме

Как здороваться в хате

Вас привезли в тюрьму. От нескольких часов до нескольких суток вас могут продержать в карантине.

Если в течение этого времени вас не обеспечат сигаретами и чаем, значит, вам сильно не повезло: тюрьма, в которую вы попали, режимная («красная»).

В любом случае не тратьте времени на анекдоты и мечты об освобождении, а расспросите обитателей карантина о данной тюрьме и жизни в тюрьме вообще. Учтите, что не каждый расскажет вам правду, как бы убедительно ни звучали его слова.

Карантин – своего рода вокзал тюрьмы, здесь в прямом и переносном смыслах сидят на баулах. Настоящий первый день начинается с момента перевода в камеру. Входя в открытую перед вами дверь, громко скажите приветливым тоном «Здорово, пацаны!».

Матрас, который у вас подмышкой, можно бросить на пол, только не около параши. Руку для рукопожатия не тяните – вы еще не знаете, кому ее протягивать не следует. Не пытайтесь казаться крутым и матёрым – ваша неопытность гораздо заметнее, чем вы полагаете.

Скажите, что вы в тюрьме первый раз, поинтересуйтесь, с кем вам лучше пообщаться, чтобы узнать правила поведения в камере (хате). Вас направят к смотрящему или другому опытному человеку.

Смотрящий обычно спит на нижней шконке около окна (решки), другие уважаемые в хате люди – где-то около смотрящего.

В разговоре с серьезным человеком тем более не врите и не рисуйтесь. Не думайте, что наивные вопросы выставят вас в невыгодном свете. Наоборот, чем больше вопросов вы зададите, тем больше покажите свой интерес к тюремной жизни и расположите к себе.

Интересуйтесь даже вещами, которые вам достоверно известны. Если в ответ на ваши вопросы вам говорят нечто не соответствующее действительности, вы можете обратиться к более авторитетному человеку (смотрящему за корпусом или тюрьмой).

Навравший (тем более, под маской авторитета) должен быть наказан по всей строгости арестантского закона.

Вам также зададут вопросы о вашей жизни. Если вы не служили в МВД и не изощрялись в постели, отвечайте совершенно искренне. Служба в войсках не приветствуется, но не считается в настоящее время «косяком». Об оральном сексе вы знаете от проститутки, которая ублажала вас за деньги, или не знаете вообще.

Никто не может упрекнуть вас за ваши взгляды в области политики, искусства и любых других вопросах, не касающихся тюремной жизни. В тюремную традицию входит интернационализм, если у вас спросят, что значит «национал-» в названии партии, объясните, что нацию вы понимаете как духовную общность жителей страны.

Идея притеснения по расовому признаку в тюрьме и, кстати говоря, в НБП неприемлема.

Скажите, что на воле вы почти не общались с сидевшими людьми, не знаете, как вести себя правильно, но теперь, оказавшись в тюрьме, стремитесь во всем следовать арестантскому закону.

Если вас посадили за участие в политической акции, на вопрос типа «Ты кто по жизни?» отвечайте «Политический».

Если политики в ваших действиях не было, скажите, что за несколько часов (дней), проведенных в тюрьме не успели решить для себя этот вопрос, но будете стараться быть во всех отношениях достойным человеком.

Не трудитесь отвечать на вопросы не касающиеся лично вас. В этом случае вы можете сказать «Не знаю», а если вопрос касается знакомого вам человека, скажите, что отвечаете за себя и вопрос надо задать самому вашему знакомому. На неудобный для вас вопрос можно ответить шуткой – остроумие в тюрьме ценится.

Не думайте, что с вами разговаривают, чтобы убить время. «Холодная война» между зэками и ментами ведется постоянно, время от времени переходя в открытый конфликт, поэтому неправильное мнение о вас, сделанное в процессе общения, может нанести серьезный вред всей камере. Любое слово, сказанное в тюрьме, приравнивается к поступку и не имеет ничего общего с болтовней в дружеском кругу на воле.

Самые общие правила, которые неплохо знать заранее, просты. Следите за личной гигиеной, не справляйте нужду, когда за столом едят или пьют чай, благодарите за любую мелочь, сделанную вашим сокамерником для вас.

С любой разумной просьбой можно обращаться без стеснения, слово «пожалуйста» в тюрьме не обязательно, обычно его заменяют выражением «по возможности». Вежливость и доброжелательность по отношению к сокамерникам ценится очень высоко.

Вы можете обращаться на «ты» к людям намного старше и авторитетнее вас, в тюрьме также употребимы уменьшительные формы имен и прозвища.

Отказывайтесь от игры в карты и от других игр «на интерес», даже если на воле все считали вас виртуозным игроком. Шансов не проиграть у вас никаких, кроме первых партий, когда вам дадут выиграть специально.

Обман в ходе игры разрешен арестантским законом, аннулировать результат нечестной игры можно, только показав обманувшему прием, которым он воспользовался, а для этого надо знать шулерские приемы лучше своего соперника по игре.

Не берите с общака камеры больше, чем вы можете туда внести. Не звоните по мобильному телефону без крайней необходимости – придется оплатить не только свой разговор, но и внести деньги на общее. Ни в коем случае не пробуйте предлагаемые вам наркотики. Спиртное в тюрьме дорого и не дает возможности расслабиться.

(Расслабляться, кстати, там вообще весьма опасно, хотя и излишнее напряжение неэффективно и сильно изматывает.) Ничего не берите в долг – чревато последствиями и противоречит арестантскому закону, по которому единственный допустимый долг – долг по игре. Не обещайте внести в общак конкретные вещи и суммы, а из того, что у вас есть в наличии, уделяйте по совести.

Вообще, не обещайте ничего, кроме стопроцентно выполнимого.

Учитесь разбираться в людях. Говорите с сокамерниками как можно больше, даже на неинтересные вам темы. В тюрьме не столько слушают, сколько смотрят, т.е. замечают мельчайшие движения людей. Нет более эффективного способа составить непредвзятое мнение о человеке.

Под маской порядочного арестанта может скрываться стукач и гад, такие даже бывают смотрящими за маломестными камерами.

В этом случае думайте, как избавиться от ментовских ушей рядом с вами, просто так уйти из хаты вам не дадут, кроме того, это не допускается арестантским законом без железного обоснования.

Закончу небольшим лирическим отступлением. Как показал мой личный опыт и опыт хорошо знакомых мне людей, первый год человек живет в тюрьме воспоминаниями о воле и надеждой на скорое освобождение.

Особой мечтательностью отличаются подследственные, все как один рассчитывающие быть отпущенными из зала суда. Второй год проходит в пристальном изучении тюремно-лагерной жизни, при этом в глаза бросаются ее негативные моменты.

На третий же год приходит понимание того, что вовсе не «сидишь», а продолжаешь свою жизнь, хотя здесь она и связана с массой неудобств и ограничений.

Помните, что «лишение свободы» не более чем два слова из приговора суда. Человек рожден свободным, и, если в сознании нет решеток и железных дверей, ни один суд не лишит вас того, что у вас действительно есть. «Дух дышит, где хочет».

Подписывайся на наш Telegram. Получай только самое важное!

Источник: https://www.obozrevatel.com/news/2008/2/11/216983.htm

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.