Как выйти из сизо

Как выйти из СИЗО под домашний арест

Как выйти из сизо

Как выйти из СИЗО под домашний арест (с приложением реального образца ходатайства адвоката по уголовным делам Леонтьева А.В., здесь ссылка на видеоролик вместо чтения)

Быть задержанным полицией или ФСБ, по обвинению в совершении тяжкого преступления, и сразу после этого попасть в следственный изолятор – это большой шок и трагедия, как для самого подозреваемого, так и для его родных и близких.

Не обязательно нести миллионы различным мошенникам и коррупционерам от правоохранительных органов, которые к тому же легко могут Вас обмануть.

Ситуация не является безвыходной – в связи с развитием технологий даже российский уголовный процесс иногда становится человечным, а наличие электронного браслета делает побег затруднительным.

Судьи идут на домашний арест  из гуманных соображений и чувства справедливости. К сожалению, в связи с тем, что в последнее время в Москве увеличилось количество побегов — судьи стали реже давать домашний арест. Имейте в виду, что шансы выйти под домашний арест выше, чем под залог.

Конечно, постоянная регистрация в Москве, гражданство России, официальное место работы, наличие малолетних детей на иждивении могут помешать правоохранительным органам отправить Вас или Ваших близких в СИЗО, но лучше подстраховаться и подготовить к судебному заседанию об избрании/продлении меры пресечения в виде заключения под стражу письменное ходатайство защиты о домашнем аресте.

Кстати, предупрежден — значит вооружен, и поэтому я рекомендую ознакомиться с моими советами как себя вести в момент задержания , а также как вести себя на суде по избранию меры пресечения .

Ходатайство о домашнем аресте надо обязательно надо готовить в письменном виде с приложением подтверждающих документов.

При подготовке и подаче ходатайства о домашнем аресте важно знать, что суд определяет для нахождения подозреваемого/обвиняемого только такое жилое помещение, в котором он может проживать «в качестве собственника, нанимателя, либо на иных законных основаниях» (ч.1 ст.107 УПК РФ).

Поэтому для суда надо приготовить оригиналы договора найма, или свидетельства о собственности на квартиру, в исключительных случаях дачу, документы о регистрации.

Кроме того, нужно приводить в суд собственника жилья для того, чтобы судья мог убедиться в его согласии на проживание обвиняемого под домашним арестом. Желательно получить и согласие всех проживающих в жилом помещении, так как они могут не согласиться с решением суда о домашнем аресте и позднее его обжаловать.

В качестве места домашнего ареста может быть определено и лечебное заведение, в котором обвиняемый согласился пройти курс лечения. В данном случае в суд надо обязательно вести представителя лечебного учреждения, полномочия которого должны быть подтверждены доверенностью, уставными документами.

Хочу обратить внимание, что Верховный суд РФ в обзоре судебной практики от 18.01.

2017 года косвенно рекомендовал не продлевать срок содержания под стражей в случаях «…когда было установлено, что обстоятельства с момента заключения лица под стражу изменились (в частности, … с обвиняемым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, … возмещен причиненный преступлением ущерб)» (абз.3 п.2.2 разд.2 Обзора).

Если предварительное расследование будет проводиться в Москве, то место домашнего ареста по общему правилу должно быть в Москве. Исключение возможно только если это не создаст проблем с доставкой обвиняемого на следственные действия и в суд.

03 июля 2018 года президент Путин подписал закон, по которому два дня домашнего ареста засчитываются за один день лишения свободы в колонии общего режима

— здесь ссылка. Вы, Ваш близкий, или подзащитный сидит дома, а срок идет. Пускай и не как раньше: один к одному.

Также имейте в виду, что по особо тяжким преступлениям с наказанием свыше 10 лет лишения свободы и до пожизненного заключения, можно выйти под домашний арест в только в случае, если Вашему адвокату удастся поставить обвинение под сомнение, т.е. если человек невиновен у него всегда есть шансы выйти из СИЗО под домашний арест, залог или подписку о невыезде.

Выйти из СИЗО под домашний арест бывает сложно. Мой совет — не стоит опускать руки. Мне удавалось добиться домашненго ареста даже в таких делах, как разбой и наркотики. Последний раз удалось вытащить подозреваемого под домашний арест по ч.4 ст.159 УК РФ после его задержания ФСБ.

Этот случай уникален тем, что мне удалось в первый же день, под конец очной ставки с потерпевшим бизнесменом (порядочным человеком слова) договориться, что он явится в суд, будет возражать против избрания меры пресечения в виде заключения под стражу.

Большое ему человеческое спасибо за проявленный гуманизм и готовность прощать!

Как выйти под залог я описываю в другой статье, вот ссылка.

Образец ходатайства по этому делу я привожу ниже (Ф.И.О., адреса и прочее изменены), он может пригодиться как простым людям (подозреваемый/обвиняемый сам может составить его от руки и подать в суде сразу после ходатайства следователя), так и адвокатам, специализирующимся на гражданских делах.

В        Таганский        районный       суд      г.  Москвы

109147, г. Москва, пер. Марксистский, д. 1/32 тел.  +7(495) 911-03-85, tagansky.msk@sudrf.ru

от защитника:  Леонтьева Александра Владимировича, тел. +7(903)173-30-01, e-mail: info@advokat-leontyev.ru

подозреваемый: Иванов Иван Иванович, постоянно зарегистрирован по адресу: Моск.обл., г.Химки,           ул. Ленина, д.54, кв.10

находясь в г.Москве фактически проживал по адресу: ул. Зимнякова, д.6, кв.11,

конт.телефон: +7(495)607-99-55

ХОДАТАЙСТВО

об избрании в отношении подозреваемого

меры пресечения в виде домашнего ареста

В производстве старшего следователя СУ УВД по ЦАО ГУ МВД России по г.Москве Тимощука Сергея Вениаминовича находится уголовное дело №315245 в отношении Иванова Ивана Ивановича, подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Иванов Иван Иванович, чистосердечно раскаялся в совершении преступления, которое было пресечено на стадии покушения, сотрудничает со следствием, имеет на иждивении 2 малолетних детей и супругу Ирину Владимировну Иванову, находящуюся в декретном отпуске по уходу за их десятимесячным ребенком.

Кроме того, Иван Иванович имеет постоянное место жительства в г.Химки, является учредителем и генеральным директором строительной фирмы ООО «Глобус». Важно и то, что Сергей Васильевич не имеет заграничного паспорта.

Просим Уважаемый суд принять во внимание, что потерпевший — Кузнецов Владимир Ильич, не получил материального ущерба от преступления и поддерживает ходатайство защиты об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста и возражает против заключения Иванова И.И. под стражу.

Иванов Иван Иванович часто фактически проживал в г.Москва по адресу: ул. Зимнякова, д.6, кв.11. Данная квартира принадлежит на праве единоличной собственности теще подозреваемого — Орловой Оксане Александровне, постоянно зарегистрированной и проживающей по адресу: Московская область, г.Химки, ул. Энгельса, д.3, кв.23.

В квартире по адресу: ул. Зимнякова, д.6, кв.11 более ни кто не проживает и не зарегистрирован. Единоличный собственник Орлова О.А. согласна на проживание зятя в данной квартире на весь срок расследования и рассмотрения уголовного дела, что готова письменно подтвердить в суде.

Также суд может избрать местом домашнего ареста квартиру по адресу: Московская область, г.Химки, ул.Черенкова, д.13, корп.3, кв.74. Единоличный собственник которой — теща Орлова О.А. согласна на проживание зятя Иванова И.И. в данной квартире на весь срок домашнего ареста. В этой квартире также проживает супруга подозреваемого Иванова И.В. и их совместный девятимесячный ребенок.

https://www.youtube.com/watch?v=SgTaHsbLHMM

В связи с вышеизложенным, и руководствуясь ст.ст.107, 119 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации,

ПРОШУ:

избрать в отношении Иванова Ивана Ивановича меру пресечения в виде домашнего ареста.

Если Вам, Вашим близким, друзьям нужна защита от уголовного преследования, в том числе освобождение под домашний арест — звоните, сделаю все возможное.  Адвокат Александр Владимирович Леонтьев,  тел. 8 903 173-30-01

Источник: http://advokat-leontyev.ru/mery-presecheniya/kak-vyyti-iz-sizo-pod-domashniy-arest/

Цена свободы. Сколько стоит выйти из колонии по УДО?

Как выйти из сизо

В тюремном ведомстве произошёл очередной скандал: арестован заместитель главы УФСИН России по Тюменской области Илья Прокопьев. Он торговал поддельными медицинскими справками, благодаря которым зэков признавали больными и на этом основании они получали возможность раньше срока освободиться из колонии.

Первого замначальника Управления Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) России по Тюменской области полковника Илью Прокопьева задержали в его рабочем кабинете сотрудники регионального УФСБ и Управления собственной безопасности ФСИН РФ. Во время задержания полковник спокойно сдался. Сотрудники СК РФ предъявили офицеру обвинения в мошенничестве и превышении должностных полномочий.

© УФСИН РОССИИ ПО ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ

— Есть данные, что, когда Прокопьев с июня 2010 по май 2017 года был начальником лечебного исправительного учреждения № 19 УФСИН России по Тюменской области, он торговал поддельными медицинскими справками, позволявшими заключённым условно-досрочно освобождаться из колоний, — рассказывают Лайфу в СКР. — Поддельные медицинские документы осуждённые предоставляли в суд при подаче документов на УДО.

По оперативным данным, за справки офицер получал от зэков и их родственников от нескольких тысяч до нескольких десятков тысяч рублей. Всё зависело от благосостояния “клиента” и потенциальной возможности выхода по УДО.

По большинству преступлений заключённый может претендовать на УДО, если он отсидел половину назначенного срока, имеет положительные характеристики, стал на путь исправления, погасил причинённый ущерб или хотя бы начал это делать.

Всё это будет иметь значение в местном суде, куда он подаёт ходатайство об УДО вместе с характеристиками и другими документами от администрации колонии. И сам факт отбытия необходимого порога срока, и положительная характеристика не являются для суда обязательными.

В каждом случае суд принимает решение индивидуально.

Согласно решению Верховного суда РФ, на УДО могут претендовать и больные люди. Тяжёлая болезнь осуждённого сама по себе является достаточным основанием для освобождения по УДО, если какие-то другие обстоятельства этому не мешают. При определении степени заболевания Верховный суд рекомендовал сверяться с утверждённым правительством перечнем заболеваний, препятствующих отбыванию наказания.

Каждый из этих этапов считается золотым для коррупционеров из систем ФСИН, прокуратуры, медицины.

Договориться с начальником колонии
Infogram

Опрошенные Лайфом бывшие заключённые, правозащитники и сотрудники ФСИН рассказали, что УДО уже давно превратилось в хорошо отлаженный бизнес, в который вовлечены тысячи человек по всей стране. Это осуждённые и их родственники, сотрудники колоний, медработники, прокуроры, адвокаты. Годовой оборот теневого бизнеса “на свободе”, по оценкам экспертов, может составлять сотни миллионов рублей.

Не секрет, УДО продаётся. Цены разнятся в зависимости от региона, жадности коррупционеров, личности зэка и других обстоятельств.

— Региональная составляющая цены УДО зависит от условий содержания в колонии и географической удалённости от Москвы, — рассказывают Лайфу в правозащитной организации “ГУЛАГу.нет”. — Самые бюджетные “выкупы” в Рязанской, Тульской, Орловской областях, республиках Мордовия и Чувашия. Это в среднем 50–100 тысяч рублей.

Знающие люди говорят, что не всегда взятка за УДО бывает деньгами.

— У нас в колонии, где я сидел за мошенничество, вопросы с УДО решал лично “кум” — начальник ИК, — рассказывает Лайфу Алексей. — Когда я свои 2/3 отсидел, то собрался выйти по УДО, очень домой в Москву хотелось. А у нас в колонии “кум” любил очень живность всякую разводить: коз, свиней, баранов, петухов, кур.

И вот меня помощник начальника, который знал о моём желании по УДО соскочить, и попросил достать 20 кроликов редкой мясной породы. Я поставил на уши всех родственников. Долго искали эту породу, нашли, купили. Машиной из столицы кроликов доставили, а меня со справкой об УДО на этой же машине в Москву и отправили.

©РИА Новости/Владимир Песня

Живым товаром брал не только начальник этой ИК, но и его коллега в далёкой Туве.

Бывший начальник колонии-поселения № 3 в Туве получил взятку от осуждённого в виде пяти баранов за освобождение по УДО. Сотруднику УФСИН предъявили обвинение во взяточничестве и на время следствия отправили его под домашний арест.

По словам оперативника одного из региональных УСБ ФСИН РФ, схема получения денег за УДО обычно такая: осуждённый обращается к начальнику своего отряда, тот идёт к оперативнику (сотруднику колонии, который следит за порядком в отряде), тот — к замначальника колонии по режиму, а тот уже к “куму”, который и принимает окончательное решение и называет цифру.

— Цена УДО зависит от возможности самого зэка. Администрация наводит справки, выясняя, есть у него деньги или нет. Если это жулик, который украл миллиарды, то и цена на характеристику будет соответствующей, — говорит он.

©РИА Новости/Владимир Песня

С офицером УФСИН согласна и правозащитница Елена Соколова из “Правовой зоны”.

— Если, например, администрация колонии видит, что человек претендует на УДО, а у него денег свободных нет, то ему начальник отряда открыто говорит: “Мы тебе напишем характеристику в суд на УДО, а ты там скинь, сколько сможешь”. Вот он и собирает тысяч 30–50 с родни, — рассказывает Лайфу Елена Соколова.

По её словам, больше всего берут за УДО с бывших чиновников, силовиков, коммерсантов.

— Суммы могут быть от 500 тысяч до 1–2 миллионов рублей. Для осуждённых за экономические преступления выкуп будет дороже. Здесь работает правило о том, что у бизнесменов и чиновников есть что взять. Более того, осуждённые по экономическим статьям обычно тяжелее переносят заключение, чем осуждённые за воровство или наркотики, — говорит Соколова.

Правозащитница отмечает, что судьба зэка зависит от отношений с начальником отряда, а также от отсутствия взысканий и выговоров.

— Одну-две благодарности нужно иметь, чтобы идти на УДО. Судьбу будет решать начальник или вообще люди из прокуратуры или иных властных структур, — говорит Соколова.— Если противопоказаний нет, то, как правило, ВИПы поддерживаются администрацией и на выездном заседании суда уходят домой.

©РИА Новости/Владимир Песня

По данным правозащитной организации “Русь сидящая”, в России нет региона, где бы за УДО не брали денег.

— Любой зэк знает прейскурант в регионе, где он сидит. Осуждённому сразу дают понять: хочешь выйти раньше — плати, — отмечают правозащитники.

Так, оперативники УФСБ России по Республике Татарстан задержали семь офицеров местного УФСИН, включая начальников колонии № 10 — полковника Фаиля Каримова и подполковника Руслана Юсупова. По версии следствия, офицеры торговали УДО, длительными свиданиями для зэков, режимом содержания. За свои услуги они брали от пяти до 150 тысяч рублей.

Например, УДО стоило 100–150 тысяч, свидание на три часа — от 5 до 10 тысяч.

©РИА Новости/Максим Блинов

По словам правозащитника Ильи Алексеева, в любом случае зэки могут претендовать на УДО, проведя в колонии хотя бы полсрока. За тяжкое преступление нужно отсидеть не менее половины срока, за особо тяжкое — две трети от срока наказания.

Однако в жизни всё бывает иначе. Так, в 2018 году по УДО тихо вышел бывший глава Благовещенска Амурской области Александр Мигуля, осуждённый в 2016 году на девять лет колонии за коррупцию. В заключении он пробыл всего три года.

В мае 2018 года по УДО из колонии в Калининградской области освободился бывший замдиректора ФСИН РФ Николай Криволапов. Он был осуждён Замоскворецким районным судом Москвы в июне 2017 года на пять лет и восемь месяцев за мошенничество при закупке электронных браслетов. Всего в заключении Криволапов провёл два с половиной года.

В мае по УДО из колонии вышел и бывший губернатор Тульской области Вячеслав Дудка, приговорённый летом 2013 года за взятку в 40 миллионов рублей к девяти с половиной годам тюрьмы. Ему списали два года, девять месяцев и шесть дней.

По данным статистики Верховного суда, сотрудники ФСИН РФ занимают четвёртое место по числу осуждённых за взяточничество: на первом месте располагаются чиновники — 50%, потом следуют представители здравоохранения — 29%, образования — 10%, а затем сотрудники тюремных ведомств.

Источник: https://life.ru/p/1126897

Мера пресечения в виде домашнего ареста, как добиться

Как выйти из сизо

Еще не известно, виновен гражданин или нет, но он подвергнут аресту и находится в следственном изоляторе. В тех условиях здоровье его ухудшается, серьезно обостряются хронические заболевания.

Родственники хотят знать: можно ли добиться другой меры ограничения свободы? Что нужно делать, чтобы подозреваемый находился до суда под домашним арестом, а не в СИЗО?

Ограничение свободы: допускается ли отмена судом решения прокуратуры?

Сотрудникам правоохранительных органов гораздо спокойнее отправить подозреваемого в совершении преступления человека в камеру, чтоб он:

  • не скрылся;
  • не совершил других преступных деяний;
  • не смог воздействовать на свидетелей (подкупать, угрожать);
  • не уничтожил документальные доказательства;
  • не сговорился с подельниками.

Однако судья, учитывая все обстоятельства дела, может назначить ограничение свободы в виде домашнего ареста исключительно из гуманных соображений. Для принятия такого решения должен быть повод.

  1. Человек имеет постоянную работу.
  2. Это гражданин РФ. Он не собирается сбегать за границу и не является рецидивистом.
  3. На его иждивении находятся:
    • дети;
    • престарелые родственники.
  4. За больным членом семьи ухаживать некому, кроме него.
  5. Подозреваемый/обвиняемый болен. Он должен находиться в стационаре под наблюдением медиков.

И всё же не стоит изначально рассчитывать, что судья обязательно войдёт в положение подозреваемого и отпустит его домой. Чтобы избрание/продление меры пресечения было назначено в виде домашнего ареста, следует тщательно подготовиться к ходу судебного заседания. А поможет подготовить нужные документы и подскажет, как правильно вести себя в зале суда, юрист по уголовному праву.

Предоставление существенных сведений

Эти документы будут свидетельствовать о том, что у указанного лица есть место, где он может пребывать до решения суда в относительно комфортных условиях. При этом государство не несёт лишних затрат на его содержание.

  1. Ходатайство подаётся в письменном виде.
  2. Прилагаются подтверждающие документы.
  3. Суд должен определить местопребывание подозреваемого/обвиняемого в жилом помещении:
    • собственником которого он является;
    • которое он нанял;
    • на иных основаниях, указанных судьёй (ч. 1 ст. 107 УПК РФ).
  4. Юрист по уголовному праву подготовит для суда:
    • свидетельство о собственности;
    • договор найма (оригинал);
    • регистрационные документы иного рода.
  5. Суду будет предоставлено согласие всех граждан, проживающих в этом жилом доме, по поводу нахождения рядом подозреваемого/обвиняемого человека. Иначе они получают возможность обжаловать решение суда о назначении домашнего ареста.

Внимание! Нормы закона могут меняться и дополняться. Если у вас нет уверенности, что вы оперируете наиболее актуальной информацией желательно получить консультацию юриста. На нашем сайте первая консультация предоставляется бесплатно.

Потребность в лечении

Обвиняемый может:

  • попасть на больничную койку по причине резкого ухудшения здоровья;
  • оказаться травмированным;
  • проходить курс лечебных процедур, прерывать которые крайне нежелательно.

Эти факторы должен подтвердить в суде представитель лечебного учреждения. А его полномочия определяются:

  • уставными документами;
  • доверенностью.

Рекомендации ВС РФ

  1. Верховный суд, занимаясь обзором судебной практики, 18.01.2017 г. издал косвенные рекомендации по поводу отказа от излишне продолжительных сроков содержания под стражей лиц, обстоятельства которых изменились. То есть эти люди за период заключения под стражу:
    • активно сотрудничали со следствием;
    • стремились возместить ущерб, причинённый пострадавшей стороне (абз. 3 п. 2.2 разд. 2 Обзора).
  2. Допустим, место проживания подозреваемого лица определено в одном городе, а следственные действия проводятся в другом населенном пункте. Также это касается и суда. Тогда обозначенная лояльная мера ограничения свободы может не быть назначена лишь по той причине, что возникнут проблемы с доставкой этого гражданина на допросы или на судебное заседание.

Еще один плюс домашнего ареста

При назначении приговора учитывается досудебное время ограничения свободы. Человек сидел дома, но его срок засчитывался, как если бы он пребывал в камере, один к одному.

Так что стоит прилагать усилия, чтобы добиваться назначения домашнего ареста. Тем более этого следует добиваться, если подозреваемый гражданин невиновен, однозначно будет оправдан судом, или же преступление, совершенное им, считается не столь значительным, не опасным для общества.

Наши юристы предоставляют консультации и юридическую помощь по всей России – без выходных, а в Москве и Санкт-Петербурге мы работаем круглосуточно. Задавайте свои вопросы через формы онлай консультации или звоните по телефону в Москве или по телефону в Санкт-Петербурге.

Консультация юриста в Москве

Юрист в Москве возле метро Коломенская Юрист в Москве в районе Кунцево Юрист в Москве возле метро Автозаводская Юрист в Москве в районе Измайлово

Консультация юриста в Санкт-Петербурге

Рубрики публикаций:

Источник: https://jurist-gotab.ru/publication/kak-dobitsya-naznacheniya-domashnego-aresta-vmesto-otpravki-v-sizo

«Молодец, хорошо отпираешься». Можно ли выйти из СИЗО, если ты невиновен? :: Пермь :: РБК

Как выйти из сизо

О чем говорили?

Мне стали объяснять про уголовное дело, про какую-то переписку с ребенком, про то, что она велась с компьютера с моим IP-адресом. Через некоторое время я понял приблизительно, о чем речь, стал объяснять, что это IP-адрес не моего компьютера, а прокси-сервера и прочее.

У них были какие-то папки с документами, в которые они периодически заглядывали (видимо, сверяли то, что я говорю, с материалами дела). Разговор вели жестко, настаивали на том, чтобы я признался, что совершил что-то противозаконное, но сознаваться мне было не в чем.

Это был какой-то официальный допрос, в присутствии адвоката? Вели протокол?

Нет, ни протокола, ни адвоката не было. После допроса меня тщательно обыскали – думаю, надеялись обнаружить наркотики или другие законные поводы для задержания. Ничего не нашли, но все-таки надели на меня наручники. Потом посадили в машину повезли ко мне домой проводить обыск.

Мне объяснили, что его задача – собрать все электронные носители информации. В качестве понятых пригласили двух моих соседей. Им рассказали подробности уголовного дела, в связи с которым проходит обыск, пояснили, что в СКР уверены, что именно я совершил это тяжкое преступление, и считают мою вину полностью доказанной.

Для меня это был очень тяжелый момент: с понятыми я был знаком с детства, и вдруг им рассказывают, что я, оказывается, преступник. И все это время они видят меня пристегнутыми наручниками – видимо, чтобы не оказал противодействия или не убежал.

Обыск происходил на глазах моей мамы, которая в это время как раз была в квартире – она, не молодая женщина, тоже была вынуждена все это слышать и видеть.

Сотрудники полиции собрали все, что считали нужным, погрузили в машину, посадили в нее меня и снова куда-то повезли. Мне кажется это был какой-то отдел полиции на левом берегу Камы, но я не знаю точно, какой именно и в каком районе.

Что было там?

Там сотрудники полиции, приехавшие из Москвы, снова задавали те же вопросы, пытались убедить, что надо признаться в совершенном. Я снова и снова объяснял, что признаваться не в чем. «Ну ты, Фёдор, конечно, молодец, хорошо отпираешься», сказал кто-то из них, намекая, видимо, на то, что я продолжаю настаивать на своей невиновности.

Через какое-то время они пошли обедать, оставив меня в кабинете в наручниках. Пока мы были в этом отделе, мои родные успели найти адвоката. Он выяснил, куда меня увезли, и приехал. И оперативникам пообедать не удалось: им сообщили, что пришел адвокат, и они вернулись, но пообщаться с защитником мне не дали.

Потом стали решать, как меня везти в Москву (на самолете или на поезде). Все трое москвичей были с пистолетами, они обсуждали, что с оружием сопровождать меня на самолете будет сложно.

Кроме того, изъятые у меня вещественные доказательства, в том числе два системных блока компьютеров, надо сдавать в багаж, а это вещественные доказательства, и нет гарантий, что они не будут повреждены в багажном отделении.

Повезли поездом?

Да. Технику помогли донести до вагона местные полицейские. Ехали в купе, полицейские снова задавали вопросы, говорили, что у меня последний шанс сознаться – это будет явка с повинной. Мол, когда приедем в Москву, такой возможности не будет. На ночь пристегнули наручниками.

Они вам так и не поверили?

Мне кажется, у них уже при первом разговоре в Перми появились сомнения в том, что я виновен, а потом только усиливались. Во всяком случае в Москве с поезда меня уже вели без наручников – вероятно, уже не ожидали, что могу скрываться или оказать сопротивление.

К разговору со следователем они меня готовили словами «Тебе нужно очень сильно постараться ему все это объяснить, чтобы он понял. Ведь если следователь тебя сейчас поместит в СИЗО, то оттуда ты уже точно не выйдешь». Мне кажется, они уже понимали, что доказательств следствия не достаточно для помещения меня в СИЗО.

Ну а потом приехали в Головинский отдел СКР, где все началось сначала.

Теперь допрашивал следователь?

Да, но уже с адвокатом: пока мы ехали поездом, он выяснил, куда меня везут, прилетел в Москву и даже успел просмотреть материалы дела.

Нам дали немного пообщаться, потом был допрос – про IP-адрес, «Селектел» [компания – провайдер услуг связи, которыми пользовались разработчики Kate Mobile – РБК-Пермь] и т.д.

Мне только в этот день предъявили обвинение – все время до этого я был свидетелем по делу.

Следователь молодой – похоже, это было одно из первых его дел. Говорил, будто установлено, что IP-адрес преступника связан с моей электронной почтой, и это доказывает мою вину.

В ответ я утверждал, что это доказывает лишь то, что неустановленный злоумышленник воспользовался моим прокси-сервером.

На каких основаниях они считали, что этим злоумышленником являюсь я, никто мне до сих пор не объяснил.

При допросе следователь постоянно выходил из кабинета – мне кажется, он бегал с кем-то советоваться, что дальше делать. Потом пришел его начальник: посмотрел на меня, и, не вникая, сказал «увозите уже».

Время шло к ночи, но везти меня в изолятор временного содержания не было конвоя, и ночь провели в отделе. В кабинете был диван – на нем разместились оперативники. Я провел ночь сидя на стуле. На следующий день, 3 ноября 2019 года, меня повезли в суд арестовывать. Там все было очень быстро, никто особо не вникал в детали. Из суда повезли в СИЗО «Водник».

Как там было?

После всех процедур досмотров и т.д. поместили в карантин на 10 дней. Затем перевели в восьмиместную камеру, где было 14 человек и они спали по очереди. Меня не могли поселить в обычную, так как обвиняли меня по статье, которая не в почете в уголовной среде.

Это была какая-то специальная камера, в ней были разные люди – обвиняемые в распространении наркотиков, бывшие сотрудники правоохранительных органов, насильники и… такие «насильники», как я. Меня очень удручала обстановка.

Мама и все родные, кому я должен помогать, остались в неведении, что со мной происходит, переживали. В камере все говорили, что, раз уж я попал в СИЗО, значит отсюда теперь только в колонию – других вариантов нет.

Надо мной посмеивались из-за того, что я все еще надеялся доказать свою невиновность. Но я невиновен, я верил, что выйду, только не знал когда.

Как там встречали Новый год?

Хм… Я бы не хотел об этом рассказывать… Старался поспать. Утром мне надо было рано вставать… А вообще жизнь в камере достаточно монотонная. Регулярные обыски с переворачиванием всего кверху дном. Можно читать книги, смотреть телевизор (если он есть в камере). В СИЗО знакомился с тюремными порядками, узнал много новых для себя слов.

На прогулку выводили редко, хотя по закону положено ежедневно. Место прогулки – это примерно такая же закрытая со всех сторон камера, только без потолка. И еще в СИЗО я постоянно думал, как еще я могу подтвердить свою невиновность, делал записи для адвоката.

Отправлял множество жалоб в самые разные инстанции – суды, прокуратуры разных уровней, уполномоченным по правам человека, по правам предпринимателей и так далее. Ни одного ответа не получал.

В «Воднике» я провел 3,5 месяца: в феврале 2019 года судья отказал следствию в продлении содержания меня в СИЗО – меня отпустили под домашний арест.

Но вернуться в Пермь я, конечно, не мог – я был обязан находиться в Москве, и адвокат мне снял жилье. Сначала из дома выходить было нельзя, затем разрешили часовые прогулки. Пользоваться телефоном и другими средствами связи было запрещено.

Так прошло полгода, а затем судья вновь сменил меру пресечения – меня отпустили под залог.

Когда вы поняли, что в расследовании в отношении вас что-то меняется к лучшему? Когда выпустили из СИЗО?

У меня вообще все это время было ощущение, что в отношении меня в деле ничего не происходит. Меня не возили на следственные мероприятия, адвоката с материалами дела не знакомили. Каждый раз при продлении меры пресечения следователь приводил один и тот же довод – нужно провести какую-то экспертизу, и это требует времени.

В какой-то момент даже у судьи возникли вопросы – что это за экспертиза такая, что ее столько месяцев не могут сделать? Ее вообще назначили? Насколько я понимаю, все мои объяснения вообще никак не были проверены.

Сервера, которые играют ключевую роль в расследовании, никто не изучал – оператор их просто выключил и удалил после того, как я несколько месяцев не имел возможности за них платить. Мне не известно, чем занималось следствие все те месяцы.

Мне кажется, мне просто повезло – о моем деле узнали СМИ – вышел сюжет на федеральном телеканале, были публикации на интернет-ресурсах, мою ситуацию активно обсуждали в соцсетях, зоозащитница Галя Море создала петицию.

Вскоре после этого с меня и адвоката взяли подписки о неразглашении материалов предварительного расследования, и журналисты лишились источника информации.

Но они продолжали задавать вопросы следствию, писать запросы – это внимание в моем случае помогло.

Ну и, конечно же, в снятии обвинений большая заслуга моего адвоката Александра Струкова. Он занялся моим делом спустя две недели после ареста, вел свое расследование, требовал, чтобы материалы подшивались в уголовное дело.

Он настаивал на освобождении меня из СИЗО, приводил аргументы и доказательства моей невиновности – вероятно, в какой-то момент его позиция в суде стала выглядеть более убедительно, чем версия следствия. Но даже если в суде все аргументы адвоката намеренно игнорируются, работа защитника очень важна – ее результаты все-таки вынуждены учитывать, так как они прикреплены к делу.

Если нет хорошего адвоката, шансов мало: я на своем примере убедился, что следствие не расследует преступление, а доказывает вину, и это очень удручает.

Я понял, что очень важно сохранять спокойствие. По моему мнению, сотрудники полиции к такому оказываются не готовы: они ожидают, что ты запаникуешь, начнешь врать, а если честно отвечаешь на все их вопросы, то они теряются, не знают, что делать дальше.

Уголовное дело, в рамках которого был арестован Фёдор Власов, было возбуждено в сентябре 2018 года Головинским следственным отделом СКР Москвы. Фёдор Власов был задержан в начале ноября 2018 года, ему было предъявлено обвинение и избрана мера пресечения в виде ареста.

Он провел в СИЗО 3,5 месяца. В феврале 2019 года суд изменил меру пресечения на домашний арест. В августе при продлении меры пресечения суд изменил домашний арест на залог, который внесла пермская IT-компания. После этого Фёдор смог вернуться в Пермь, а следствие в отношении него продолжалось.

В декабре 2019 года следственные органы сняли обвинения «по реабилитирующим обстоятельствам». Таким образом СКР признал, что преследование разработчика Kate Mobile было безосновательным.

Он имеет право потребовать от государства компенсации морального вреда, нанесенного ему в связи с обвинением и во время расследования.

Ранее РБК-Пермь сообщал о деле Федора Власова и снятии обвинений.

Источник: https://perm.rbc.ru/perm/interview/20/02/2020/5e4d21509a79473ae83c4433

Освобождение из исправительной колонии. Как добираться домой

Как выйти из сизо

Автор Эльдар Фанизов

Главный совет — заранее, задолго до освобождения, узнайте, какие вам должны выдать вещи, документы и какие должны сделать денежные выплаты. Не всегда сотрудники колоний добросовестно выполняют свои обязанности, поэтому проявите контроль и бдительность со своей стороны.

Как гласит арестантская мудрость–любой срок не вечен. Даже пожизненное лишение свободы может закончиться условно-досрочным освобождением. Большинство арестантов четко знают одну дату — дату конца своего срока. И многие из них каждый день высчитывают, сколько «до звонка».

Например, могут сказать, что «до воли» осталось 3 года, 2 месяца и 16 дней. Часто можно услышать такую фразу: «Четыре года разбил». То есть, осталось сидеть меньше четырех лет.

Особенно пристальное внимание к количеству дней уделяется после перехода неких круглых цифр — «разбил год», «разбил 100 дней». Последнее число — самое сакральное. Считается, что по ее достижении уже ничего не страшно.

Лично я остаток своего срока отмерял месяцами — уж больно длинен он был (9 лет) и переходить на дни означало бы сверхутомительное занятие. Так и считал — 64 месяца, 63, 62 и так далее.

Согласно статьи 173-й УИК («Прекращение отбывания наказания и порядок освобождения»), если срок наказания оканчивается в выходной или праздничный день, осужденный освобождается в предвыходной или предпраздничный день. При исчислении срока наказания в месяцах, он истекает в соответствующее число последнего месяца, а если данный месяц не имеет соответствующего числа — в последний день этого месяца.

Если у осужденного срок начинался 26-го февраля N-го года, то закончится 22 февраля текущего года, с учетом праздничных и выходных дней. Освободят его на четыре дня раньше.

По мере приближения долгожданного дня освобождения, помимо радостного предвкушения, возникают и многие неизвестные для арестанта моменты.

Во что переодеться? Куда идти сразу как окажешься за воротами колонии? Кто встретит?  Как добираться домой, если ехать далеко?

Благополучное и безболезненное освобождение зависит от двух факторов:

  • должного подхода к исполнению своих обязанностей сотрудников исправительного учреждения, что, к сожалению, встречается не всегда;
  • настойчивости и осведомленности о своих правах самого осужденного, что тоже редкость.

Отделы, имеющие отношение к освобождению, такие как: социальный, отдел учета спецконтингета и бухгалтерия, в основном состоят из вольнонаемных работников, не имеющих погонов. Большинство из них зэков-то никогда не видят и не питают к ним вообще никаких чувств, а стало быть, и неприязни. А выполняют они следующее:

  1. Заблаговременно выдают осужденному бланк- заявления на выплату единовременного денежного пособия (ЕДП). Оно равняется примерно 800 рублям. Арестанту нужно только вписать туда свои фамилию, имя и отчество и расписаться.
  2. Требуют заполнить бланк, в котором нужно зафиксировать, нуждается ли освобождающийся в приобретении билетов на транспорт и в какой населенный пункт ему необходимо ехать.
  3. За 10-12 дней до освобождения выдают обходной лист. В этом документе должны стоять подписи начальника промышленной зоны, директора тюремной школы, профессионального училища, начальника вещевого склада, библиотекаря, нарядчика и врача.
  4. В кассе бухгалтерии выдают ЕДП и остальные причитающиеся осужденному деньги, например, если что-либо осталось на лицевом счете.
  5. Последняя инстанция — вещсклад. Вы должны его посетить, если там хранятся вещи. Если вы не успели «поднять» вольную одежду со склада до этого момента, то ее должны выдать согласно п. 3 статьи 173 УИК. Можно тут же переодеться и идти куда глаза глядят.
  6. В соответствии с п. 4 той же 173-й статьи УИК освобождающему должны выдать:
  • паспорт;
  • трудовую книжку;
  • пенсионное удостоверение (при наличии), хранящиеся в его личном деле;
  • медицинский полис;
  • справку об освобождении, которую никуда, в общем-то, предъявлять и не нужно.

Никаких отметок в паспорте о судимости не ставится.

Освобождающийся, попрощавшись с теми, с кем еще недавно делил последнюю пайку, с матрацем, подушкой и одеялом под мышкой, выходит из жилого барака.

Если у него на складе хранились «вольные» вещи и он сумел через начальника отряда «поднять» их, то может идти уже переодевшись. Спальные вещи сдаются в дежурную часть. Дежурный помощник начальника колонии (ДПНК) проверяет все ли подписи собраны в «обходняке» и ведет счастливого зэка в здание «вольного штаба».

Там с осужденным работает комиссия, в которую кроме ДПНК входят сотрудник отдела безопасности, оперативник и работник отела учета спецконтингента, держащий в руках личное дело арестанта.

Вся процедура записывается на видеорегистратор.

Осужденный должен громко назвать свои фамилию, имя, отчество, срок, его начало и конец, а также статьи УК, по которым он осужден и точное место куда он направляется после освобождения.

Когда комиссия удостоверится в том, что освобождает того, кого нужно, сотрудники в погонах удаляются и дальше уже свободный человек шествует в сопровождении работника спецотдела.

Колония, в которой я отбывал наказание, расположена в Архангельской области. Так получилось, что в последние годы закрылись все исправительные учреждения, в далеко находящихся от этого региона, Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком автономных округах.

Бедолаги-осужденные, из этих мест по два месяца добираются до нас в душегубках — «столыпинских» вагонах, через десяток СИЗО всех мастей. Труден оказывается и их путь назад.

Ведь многие живут в прямом смысле слова в тундре, куда никакой транспорт не ходит.

Непростой становится задача социального отдела колонии, ведь им нужно обеспечить покупку билетов в труднодоступные места, куда из глухой архангельской тайги можно добраться, лишь сменив не один поезд и автобус.

Многие арестанты ошибочно полагают, что можно обмануть государство, получив от него билеты и сдав их на железнодорожном вокзале. «Обменяв» их таким образом на деньги и добраться домой более дешевым альтернативным путем.

Этого не получится, поскольку, во-первых, билеты невозвратные. Во-вторых, они приобретаются колонией на самый дешевый вид транспорта — плацкартный вагон и более дешевого пути попросту нет.

И, в-третьих, можно написать заявление на имя начальника колонии и попросить, в виду того, что вы будете добираться, например, на автомобиле с родственниками, выдать вам вместо билетов деньги.

Руководство колонии, конечно, не обязано идти вам на встречу, но и препятствия к этому у него нет. Поэтому надо смотреть по обстоятельствам.

Согласно п. 2 той же 173-й статьи УИК осужденные освобождаются в первой половине последнего дня срока наказания. Знаю, что во многих колониях относятся к арестантам совсем уж по-скотски и могут выгнать на мороз посреди леса в 7 утра.

В нашей колонии такое не практиковалось. Процедура освобождения обычно начиналась около 10 часов утра и занимала минут тридцать, в зависимости от того, сколько человек в этот день покидают пределы зоны.

Лично у меня в этот момент произошел один казус, который я не смог разрешить. Я освобождался 28-го сентября. Заработанный мною МРОТ (максимальная в нашей колонии зарплата) за август был перечислен на мой лицевой счет в начале сентября и благополучно выпотрошен в ближайшие же дни.

И в кассе я законно требовал не только несчастные 800 рублей ЕДП, но и зарплату за 27 дней сентября, поскольку трудился до последнего момента. А это, по моим подсчетам, должны быть никак не меньше восьми тысяч рублей — немалые для вчерашнего зэка деньги.

Кассир сказала, что ничего об этом не знает, что я могу выяснить этот вопрос у главного бухгалтера, написать заявление начальнику колонии и так далее.

И тут я, конечно, дал слабину, в которой даже не раскаиваюсь. До выхода на вольный воздух после стольких лет несвободы оставалась пара шагов. Внизу, в машине ждет любимая жена и я не смог найти в себе силы пойти разбираться на счет каких-то там восьми тысяч. Хотя с точки зрения законности, колония эксплуатировала мой труд без оплаты почти целый месяц, что является явным нарушением.

При выходе на вольный воздух, если вас встречают, то это очень хорошо. Это может уберечь человека, долгое время лишенного свободы от многих неразумных поступков. Ведь не все обладают стальными нервами.

Если же никто не встречает, то главное — все делать не спеша, обдуманно и не суетиться. Еще до освобождения следует разузнать, как лучше добраться до ближайшего населенного пункта.

Как правило, они расположены не очень далеко от колонии. Это — первое и основное препятствие на пути освобожденного. Добравшись да населенного пункта, нужно идти в строгом направлении железнодорожного вокзала. О времени отхода вашего поезда нужно тоже узнать заранее. Если до отхода поезда еще есть время, можно погулять и осмотреть местность.

Очень важно поначалу не испугаться большого количества незнакомых звуков — транспорта, смеющихся детей и так далее.

А также непривычной одежды, ведь до этого момента человек много лет видел лишь черную арестантскую форму и пятнистый камуфляж сотрудников.

Если он еще и на длительные свидания не ходил, то десоциализация у него произошла полная. Ко всему этому нужно привыкнуть и относитесь к данному процессу терпеливо.

Хочу сказать еще об одной вожделенной мечте многих арестантов — алкоголе. Воздержитесь от возлияний до тех пор, пока не доберетесь до дома. Эмоции и без того бьют через край и не нужно усугублять их выпивкой.

В таком состоянии можно натворить множество ненужных глупостей. Истории, когда только что освобожденного человека снимали с поезда сотрудники правоохранительных органов и определяли в изолятор временного содержания не так уж и редки.

Наберитесь терпения и не прикладывайтесь к бутылке хотя бы до дома, если так уж сильно хочется.

ссылкой:

Источник: https://vturme.info/osvobozhdenie-iz-ispravitelnoj-kolonii-kak-dobiratsja-domoj/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.