Как выглядит колония поселения

Колонии-поселения в России

Как выглядит колония поселения

Твиты пользователя @Prisonlife_ru

  • ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ФО
  • ПРИВОЛЖСКИЙ ФО
  • СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ ФО
  • СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ ФО
  • СИБИРСКИЙ ФО
  • УРАЛЬСКИЙ ФО
  • ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ФО
  • ЮЖНЫЙ ФО
  • Колонии-поселения в России являются разновидностью исправительных колоний уголовно – исполнительной системы страны. Всего в России в настоящее время насчитывается 657 исправительных колоний, в том числе 160 колоний-поселений. В колониях-поселениях, согласно ст. 128 Уголовно – исполнительного кодекса Российской Федерации отбывают наказание в виде лишения свободы: ● лица, осужденные за преступления, совершенные по неосторожности, и ранее не отбывавшие лишение свободы;● лица, впервые осужденные за совершение умышленных преступлений небольшой или средней тяжести;● лица, осужденные за преступления, совершенные по неосторожности, и ранее отбывавшие лишение свободы;● положительно характеризующиеся осужденные, переведенные из колоний общего и строгого режима.Лица, осужденные за преступления, совершенные по неосторожности, и ранее не отбывавшие лишение свободы, а также лица, впервые осужденные за совершение умышленных преступлений небольшой или средней тяжести, отбывают лишение свободы отдельно от лиц, осужденных за преступления, совершенные по неосторожности, и ранее отбывавшие лишение свободы и положительно характеризующихся осужденных, переведенных из колоний общего и строгого режима. В колониях-поселениях осужденные отбывают лишение свободы в одних и тех же условиях. В одной колонии-поселении могут содержаться осужденные мужчины и осужденные женщины. Осужденные, совершившие преступления в соучастии, отбывают лишение свободы, как правило, раздельно. На территории Российской Федерации есть колонии-поселения, в которых отбывают наказание все категории осужденных. Это сказывается на психологической обстановке заключенных.Лица, переведенные в колонию из колоний строгого режима обычно имеют уже не одну судимость и отрицательно влияют на остальных. При этом необходимо отметить что условия содержания осужденных в колонии-поселении сильно отличаются от условий в других видах исправительных учреждений и не позволяют изолировать одну группу осужденных от другой.В соответствии со ст. 129 Уголовно – исполнительного кодекса Российской Федерации в колониях-поселениях осужденные к лишению свободы содержатся без охраны, но под надзором администрации колонии-поселения. В часы от подъема до отбоя пользуются правом свободного передвижения в пределах колонии-поселения. С разрешения администрации колонии-поселения они могут передвигаться без надзора вне колонии-поселения, но в пределах муниципального образования, на территории которого расположена колония-поселение, если это необходимо по характеру выполняемой ими работы либо в связи с обучением. Осужденные могут носить гражданскую одежду, иметь при себе деньги и ценные вещи, пользоваться деньгами без ограничения, получают посылки, передачи и бандероли, могут иметь свидания без ограничения их количества. В колониях-поселениях осужденные к лишению свободы проживают, как правило, в специально предназначенных для них общежитиях. Исходя из этого, в колониях-поселениях отсутствуют такие признаки мест лишения свободы как охрана и изоляция осужденных. По причине этого некоторые заключенные не считают колонии-поселения местами заключения и нередко совершают новое преступление – побег.

    Осужденным, не допускающим нарушений установленного порядка отбывания наказания и имеющим семьи, по постановлению начальника колонии-поселения может быть разрешено проживание со своими семьями на арендованной или собственной жилой площади, находящейся в пределах колонии-поселения или муниципального образования, на территории которого расположена колония-поселение. Указанные осужденные обязаны являться для регистрации в колонию-поселение до четырех раз в месяц. Периодичность регистрации устанавливается постановлением начальника колонии-поселения. Жилые помещения, в которых проживают осужденные, могут посещаться в любое время представителем администрации колонии-поселения.

    Каждый осужденный имеет документ установленного образца, удостоверяющий личность. Паспорт и другие личные документы осужденных хранятся в их личных делах.

    Вместе с тем, осужденным запрещается использовать и хранить на территории колонии-поселения и на объектах, где выполняются работы, предметы и вещества, перечень которых установлен Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений.

    Труд осужденных регулируется законодательством Российской Федерации о труде, за исключением правил приема на работу, увольнения с работы и перевода на другую работу. Перевод осужденных на другую работу, в том числе в другую местность, может осуществляться администрацией предприятия, на котором они работают, по согласованию с администрацией колонии-поселения.

    В колониях-поселениях осужденным к лишению свободы разрешается заочно обучаться в образовательных учреждениях высшего и среднего профессионального образования, расположенных в пределах муниципального образования, на территории которого расположена колония-поселение.

    При применении к осужденным, отбывающим лишение свободы в колониях-поселениях и не занятым общественно полезным трудом, взыскания в виде запрещения выхода за пределы общежития в свободное от работы время на срок до 30 дней им предоставляется право на ежедневную прогулку продолжительностью не менее двух часов.

    Нередки случаи, когда отбывание наказания в колониях поселений назначается гражданам, ранее отбывавшим наказание в местах лишения свободы; больным туберкулезом, лицам с наркозависимостью, инвалидам.

    Значительная часть из них до осуждения ведет антиобщественный образ жизни, не имеет постоянного места жительства, многие отказываются трудиться (в колонии-поселении осужденные находятся на самообеспечении). Часть из них физически, по причине заболеваний, не может трудиться и должна проходить курс лечения в больнице или госпитале, разумеется это не предусмотрено условиями колонии-поселения.Средства из бюджета на колонии-поселения не выделяются. В зависимости от поведения и отношения к труду осужденным к лишению свободы в соответствии со ст. 78 УИК Российской Федерации может быть изменен вид исправительного учреждения.

    Положительно характеризующиеся осужденные могут быть переведены для дальнейшего отбывания наказания:

    – из исправительных колоний общего режима в колонию-поселение – по отбытии осужденными, находящимися в облегченных условиях содержания, не менее одной четверти срока наказания; – из исправительных колоний строгого режима в колонию-поселение – по отбытии осужденными не менее одной трети срока наказания; осужденными, ранее условно-досрочно освобождавшимися от отбывания лишения свободы и совершившими новые преступления в период оставшейся неотбытой части наказания, – по отбытии не менее половины срока наказания, а осужденными за совершение особо тяжких преступлений – по отбытии не менее двух третей срока наказания.

    Не подлежат переводу в колонию-поселение:

    а) осужденные при особо опасном рецидиве преступлений; б) осужденные к пожизненному лишению свободы в случае замены этого вида наказания в порядке помилования лишением свободы на определенный срок;в) осужденные, которым смертная казнь в порядке помилования заменена лишением свободы;г) осужденные, не прошедшие обязательного лечения, а также требующие специального лечения в медицинских учреждениях закрытого типа; д) осужденные, не давшие согласия в письменной форме на перевод в колонию-поселение. Осужденные, которые являются злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания, могут быть переведены: а) из колонии-поселения в исправительную колонию, вид которой был ранее определен судом; б) из колонии-поселения, в которую они были направлены по приговору суда, в исправительную колонию общего режима. Осужденным к лишению свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении, уклонившимся от получения предписания, или не прибывшим к месту отбывания наказания в установленный в предписании срок, вид исправительного учреждения может быть изменен на исправительную колонию общего режима.Изменение вида исправительного учреждения осуществляется судом.

    За осужденными в колониях-поселениях осуществляется надзор, который включает в себя:

    – контроль за поведением осужденных в местах их проживания и работы, проверку наличия у них удостоверений установленного образца, ограничение их доступа на территорию, где расположены жилые дома работников колоний и иных лиц;- контроль за передвижением и нахождением осужденных в пределах границы территории колонии-поселения, определяемой администрацией учреждений;- контроля за осужденными, пользующимися правом проживания со своими семьями за пределами колонии-поселения в границах территории муниципального образования, где расположена колония-поселение;- обеспечение контроля за осужденными, которым разрешено передвигаться без надзора вне колонии-поселения, но в пределах территории соответствующего субъекта Российской Федерации, если это необходимо по характеру выполняемой ими работы либо в связи с обучением;- обеспечение выполнения осужденными требований Правил внутреннего распорядка;- предупреждение и пресечение нарушений установленного порядка отбывания наказания, побегов и других правонарушений;- проведение обысков;- изоляцию осужденных, допустивших нарушения установленного порядка отбывания наказания.

    Николай Северин

    ПОДЕЛИТЬСЯ НОВОСТЬЮ

    Интересное в сети

    Загрузка. Пожалуйста, подождите…

    Источник: http://prisonlife.ru/analitika/720-kolonii-poseleniya-v-rossii.html

    Колония поселение

    Как выглядит колония поселения

    Уважаемые пикабушники , вопрос адресован лишь тем кто действительно ” в теме”…

    Приговор суда – 6 месяцев колонии поселения (228 .2 , 112 гр “дички” без цели сбыта).

    Какие кто может дать дельные советы : что из вещей-одежды брать ,сколько денег ,чай-курить,да и вообще что да как ????  Далеко не поеду , КП в моём городе . Всем отоветившим заранее спасибо

    [моё] Тюрьма Исправительная колония Осужденные

    «Там по периметру горят фонари…» – слова из припева хита «вечного» Наговицына почему-то враз начинают по-другому звучать в мыслях и восприниматься когда попадаешь как раз туда, где по периметру горят настоящие фонари, где собаки, где заборы и где «свободу» вроде как и видно – а не возьмешь «ногами».

    Это будет серия постов, в которой я расскажу, как идеализированная «блатная» романтика перестает быть оной, разбившись о быт заключения, понятия, условия, искалеченные прямо там судьбы и многое другое.

    Я расскажу про поверки и проверки, про отношения с сотрудниками, про «семьи», гигиену и может, даже расскажу про побег, который случился когда я отбывал. И поверьте, это будет не тот побег, который устроил Майкл Скофилд в известном сериале «Побег».

    В нашем случае суровых российских реалий будет все гораздо прозаичнее и печальнее. Поведаю о редких мгновениях просмотра телевизора, перечня книг в библиотеке и о свиданиях. Да, тех самых, где, как поет тот же Наговицын – «на свиданке хата для двоих».

    Про культуру пития «чая», про запрещенные предметы, про этапирование, про «шмоны», кичу и все, что с этим связано. А еще о работе в колонии и как зеки сами просятся выйти на нее, умоляя администрацию хоть должность помощника на той же пилораме.

    Это будет повествование человека, первый раз осужденного, или как говорят «первохода», попавшего туда, про что вспоминать сейчас не хочется. Но это был отрезок жизни, ее часть и может данный текст пойдет на пользу тем, кто все еще идеализирует тот мир и пытается в него всеми силами попасть.

    Не секрет даже за пределами Забайкалья, что край наш исторически стал каторжным, может это и есть злые шутки генов, делающих свое дело и диктующих молодежи их нынешнее поведение и устои. Но в лирику вдаваться не буду, а начну.

    Просто сразу возьмем и перенесемся к воротам одной известной забайкальской колонии-поселении. Вы спросите почему я не называю ее номер? Да потому что в них настолько все одинаково, что называть номер просто не имеет смысла.

    Как бы сказали инженеры – «по типовому проекту».

    Попал я туда не случайно и узником совести стал далеко не просто так. Писать, что, мол, каждый ошибается, я не буду – глупо. Скажу одно, 90% отбывающих в колонии-поселении зеков совершили свой поступок в состоянии алкогольного опьянения. Я не исключение.

    Только подельником в моем случае стал – мой собственный автомобиль, на котором я и совершил преступление.

    А чтобы изначально и в дальнейшем не возникало вопросов – мое преступление предусмотрено статьей 264-ой УК РФ, за которое суд назначил мне наказание (сейчас будет строчка «казенным» текстом) в виде двух лет лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении.

    Обычно с таким приговором зеки поступают в колонию двумя путями – либо приезжают «до места отбывания» самостоятельно, либо через тюрьму.

    Для уточнения терминологии скажу, что тюрьма – это не общее название мест лишения свободы, «тюрьмой» называют СИЗО.

    Сами понимаете, во втором случае из СИЗО этапируют спецтранспортом, а в первом случае, зачастую, подвыпившие зеки приезжают и чуть ли не заваливаются с призывом «вот он я, забирайте».

    Про СИЗО и этап я еще много что расскажу, а пока вернемся к нашим воротам перед колонией-поселением. Старенькие, с гербом и символикой УФСИН. С бетонными блоками змейкой перед ними – на непредвиденный случай.

    Вот так, с сумочкой, собранной подобно больничной с вещами первой необходимости и мыльно-рыльными, я и зашел за ворота. Все как во сне – то, что я выйду из этих же ворот очень не скоро я даже не думал. Вернее – не хотел думать.

    На КПП встретил низкорослый парень-зек с беджиков на груди, на котором значилось – ФИО, статья, дата начала и окончания срока. Зек был без охраны и очень недобро на меня посмотрел. «О, расконвойник, – подумал тогда я, – буду себя хорошо вести – стану таким же и с этой теплой мыслью пошел оформляться в спецчасть – так мне указал зек с КПП.

    После двух часов стандартных процедур – фото, документы и 101-м разом «откатывания» «пальчиков» дореволюционным способом (о сканерах, подобных тем, что стоят в миграционной службе там еще не узнают как минимум пару десятков лет) все было оформлено. Вскоре появился конвоир – опять же молодой улыбчивый парень в пятнистой форме и мы пошли извилистой весенней тропой куда-то в сторону жилых зданий.

    По дороге шли молча. Опять ворота, опять замки, лязганье замков, «стакан» и – конвоир обернулся и с той же улыбкой произнес – «ну вот ты и дома…».

    Отвлекусь на секунду и скажу про конвой. Возможно, из тех же блатных песен я слышал, что их называют и «вертухаями» и «дубаками» и более грубо. Сразу скажу – за весь срок называли их только по отчеству – так заведено. Это естественно относится только к дежурным.

    Дежурные делятся на «хороших полицейских» и «плохих полицейских» – как в фильме. Все они придерживаются регламента службы, просто некоторые из них делают кое-какие послабления зекам. Об этом тоже напишу. При моей отсидке «хороших» дежурных был – …один.

    И как в последствие оказалось, именно он меня и «принимал» от спецчасти до колонии.

    За большими заборами и колючими проволоками – общежитие, большее похожее на военную казарму. Вроде все чисто, побелено, а серо, уныло. Внутри сразу на входе – с одной стороны дежурная часть. С другой – «аквариум» – огромное окно, изолированных в карантине.

    В дежурке полный досмотр. Да полный. Сначала сумка – мои железные кружки, ложки, вилки «ушли в доход казино» – посуду можно только алюминиевую (она легкая и зеки не прибьют друг друга в случае драки). Вилки – нельзя. Про ножи и открывашки – молчу.

    Костюм защитного цвета также перешел «в зрительский зал» – его «откатали» – одежда военного цвета или любого пятнистого, хаки – запрещена. Любимая книга Обручева «Земля Санникова» оказалась без печати колонии – цензор не проверил – изъяли. Лекарственные препараты – в отдельный пакет (где маркером я написал свою фамилию) и в сейф.

    С носками, трусами и парой-тройкой трикушек наряду со спортивным костюмом я пошел в карантин.

    Карантин – это место, где зеков держат 2 недели не для выявления болезней, а скорее для акклиматизации. Хотя, за эти 2 недели и был этап в СИЗО для анализов. По сути – карантин – большая «хата» на 20-30 мест и много зеков, которые ходят туда-сюда. Увидев новенького, все уставились на меня. Степенно расселись на стульях.

    Интерес был неподдельный – такому количеству народа просто тесно в замкнутом помещении – прогулка всего 3 раза в день по 5-7 минут. И опять стены. Посмотрев на уставившиеся на меня лица я понял, что моя «блатная» жизнь началась.

    А началась она с хриплого баса, сидевшего по середине с нагловатой рожей «пузана» – бас спросил четко и уверенно:

    – По жизни все ровно? Сам кто по жизни?

    Показать полностью 1

    Источник: https://pikabu.ru/story/koloniya_poselenie_7066323

    Посидим на дорожку: как живут арестанты в российских колониях и куда уходят миллиарды из бюджета страны

    Как выглядит колония поселения

    Для начала нужно разобраться в терминологии, потому что для обывателя тюрьма – это всякое место, куда отправляют осужденного. Но это не так.

    Колония поселения

    В колонию поселения человек может попасть, например, из-за ДТП с пострадавшим. Осужденные там пребывают в общежитиях, могут передвигаться по территории от подъема до отбоя, носить обычную одежду и пользоваться деньгами.

    Колония общего режима

    В колонию общего режима человек попадет за мелкое воровство и будет находиться в общежитии с другими арестантами. Там практически нет замков.

    Колония строгого режима

    За распространение наркотиков злоумышленнику грозит колония строгого режима, где все помещения запираются на замки.

    Строгий и общий режим различаются числом свиданий с родственниками, количеством посылок и передач.

    Тюрьмы

    В тюрьмы люди попадают за массовые убийства. Это наиболее жесткие режимные учреждения. По территории осужденных перемещают с завязанными глазами, а в камерах никогда не выключают свет. В тюрьмах зэки отбывают пожизненный срок.

    А также воспитательные колонии для несовершеннолетних, где установлен общий режим, и следственные изоляторы, в которых содержатся подозреваемые и обвиняемые, чья вина еще не доказана.

    Тюремный порядок

    Каждый осужденный, прежде чем попасть в колонию, проходит двухнедельный карантин.

    Как правило, первоходов, тех, кто осужден впервые, не сажают в колонии к рецидивистам. Это делается для того, чтобы бывалые арестанты не оказывали пагубное влияние на новичков.

    После карантина осужденные отправляются в жилой отряд. В общих комнатах живут более сотни арестантов. Для отличившихся хорошим поведением существуют кубрики – четырехместные комнаты, которые считаются привилегией.

    С преступниками ежедневно работают психологи, дабы выявить склонность к суициду, употреблению наркотиков и сложности характера. Это необходимо для выстраивания дальнейшей работы с арестантом.

    На каждой кровати висит именная карточка, где указаны статья и срок приговора. Та же информация обязательна и на тюремной форме, которая во всех исправительных учреждениях одинакова: черные брюки, куртка и фуфайка.

    У сотрудников колоний есть специальные обозначения: если заключенный склонен к побегу, его карточку перечеркивают красной линией; если у заключенного психические расстройства – зеленой.

    За каждым шагом осужденного следят камеры. Поведение арестантов регулируется уголовно-исполнительным кодексом и режимом колонии. Любое отклонение от нормы считается правонарушением. Отлынивание от работы – нарушение. Неправильно заправленная кровать – нарушение. Споры с инспектором – нарушение.

    Действиям осужденного ведется строгий учет. За примерное поведение могут увеличить число свиданий с родственниками или и вовсе по решению суда освободить досрочно.

    За плохое поведение количество свиданий могут урезать до двух в год, а также перевести в ШИЗО – штрафной изолятор.

    ШИЗО – это четыре системы замков: обычный и электронный ключ, затем вешают засов и заматывают его цепочкой. Внутри: одно окно, нары, деревянный стол и отгороженный туалет. Подъем ровно в 5 утра. И до 10 вечера на нары ложиться запрещено.

    Под запретом и сигареты, телефон, свидания с родственниками. Еду приносят прямо в камеру.

    Если проступок серьезный – драка, бунт или побег – заключенного прямо во время отбывания наказания могут отправить в следственный изолятор, и к его сроку суд прибавит еще несколько лет.

    Тюремный режим

    Подъем в 6 утра. Обитателей кубриков будит дневальный, остальных арестантов – сирена. Заключенным дается ровно час, чтобы заправить постель, умыться и выйти на плац для зарядки. После гимнастики – перекличка. Затем завтрак.

    Между приемами пищи осужденные строем под конвоем отправляются на производство. От работы освобождаются только пенсионеры и люди с инвалидностью. Остальные должны работать или проходить обучение в училище. После получения образования колония выдает дипломы государственного образца. Освоить можно несколько специальностей – от автослесаря до сварщика.

    Есть у арестантов и свободное время. Это два-три часа, когда они могут посмотреть телевизор, поиграть в настольные игры или пойти в клуб и заняться музыкой. Клуб – это единственное место в колонии, где разрешается сменить тюремную робу на концертную одежду.
     

    Тюремные харчи

    В 2017 году ФСИН утвердила правила питания заключенных.

    Впредь арестантам нельзя на завтрак, обед и ужин подавать одни макароны. Одинаковые продукты в блюдах не должны повторяться больше двух-трех раз за неделю. Да и в один и тот же день одинаковые продукты соседствовать не могут. Например, если на завтрак была пшенная каша, то на обед пшенку подавать уже не имеют права ни в каких видах.

    В суточный рацион заключенных следует закладывать 2600 – 3000 к/кал. В рекомендациях указано, что на завтрак должно приходиться 30-35 % от нормы дневной калорийности. Обед необходимо делать плотным – 40-45 % калорийности. А ужин разгрузочным – 20-30 % калорийности.

    В день на питание одного заключенного государство выделяет около 80 рублей. Так как пайки урезать нельзя, руководство ФСИН пытается удешевить питание при помощи собственного хозяйства в колониях: ферм и огородов – дабы не покупать продукты на рынке.

    На кухне колоний работают те же арестанты.

    Сладости в столовых под запретом. Однако заключенные могут купить их в местном магазине или получить в передачке с воли.

    Тюремное производство

    В колониях хорошо налажено производство. Пожалуй, легче сказать, что заключенные не производят, чем наоборот. Арестанты задействованы в сельском хозяйстве, швейном деле, работают с деревом, металлом, изготавливают стройматериалы.

    Каталог продукции на сайте ФСИН – это 59 страниц с перечнем товаров, которые может приобрести любой желающий: остановочные комплексы, конструкции для детских площадок, скамейки, малые архитектурные формы, урны, баки и контейнеры, срубы бань и усадеб, светильники, одежда и даже служебные автомобили, на которых этапирует самих же арестантов.

    За 2019 год такое производство принесло чуть больше 30 млрд рублей. Казалось бы сумма внушительная, если бы не одно НО.

    В 2019 году ФСИН получила 318 млрд рублей госфинансирования. Следовательно, рентабельность тюремного производства почти нулевая.

    За свою работу заключенные получают около 3-4 тысяч рублей в месяц. При этом 75 % этой суммы удерживается в счет платы за свое содержание в колонии и в счет возмещения ущерба потерпевшему.

    Возникает вопрос: как при такой дешевой рабочей силе рентабельность тюремного производства может быть такой маленькой?

    Есть и другая проблема. С таким мизерным доходом невозможно скопить достаточно денег, чтобы, выйдя на свободу, встать на ноги и социализироваться. Как правило, оказавшись на воле, бывшему зэку попросту не на что купить еды. Отсюда и возникают рецидивы, и человек снова попадает за решетку.

    Более подробно на эту тему рассуждают журналисты газеты «Коммерсантъ».

    Тюремные рекорды бюджета

    Как уже было говорено ранее, в 2019 году на содержание ФСИН было потрачено почти 318 млрд рублей бюджетных средств. На май 2020 года в России под стражей находится 511 030 человек. То есть на одного заключенного приходится 622 тысячи рублей. Это в пять раз больше, чем расходы на среднестатистического жителя России.

    Если перевести сумму госфинансирования ФСИН в доллары, то по курсу 2019 года получится больше 5 млрд долларов. Для сравнения годовой бюджет Белоруссии с населением 9,5 млн человек – 8,8 млрд долларов. А у Албании госбюджет и вовсе 4,5 млрд долларов.

    ФСИН лоббирует строительство все новых и новых исправительных учреждений, аргументируя это большим количеством осужденных, для которых уже попросту нет места. Так, СИЗО на 500 мест в городе Сосновоборске, что в Красноярском крае, обошелся бюджету в 2,6 млрд рублей.

    То есть одно место в следственном изоляторе стоит как квартира (5 млн рублей). В ближайшее время ФСИН хочет возвести еще 10 следственных изоляторов на почти 10 тысяч мест и 14 новых режимных корпусов на более чем 3 тысячи мест. Можно лишь догадываться, какой ценник будет у этих зданий.

    Таким образом, российское тюремное ведомство является самым богатым в Европе, чей бюджет сопоставим с государственным бюджетом некоторых европейских стран. Да и по количеству арестантов Россия лидирует. 

    От сумы и тюрьмы не зарекайся – гласит пословица. Тюремный фольклор намертво сросся с российской действительностью. И от этого пока никуда не деться.

    Все ж таки страшная присказка родом из СССР о том, что одна половина страны сидит, а другая половина охраняет – до сих пор играет большую роль в самоидентификации страны.

    Отсюда, пожалуй, и переполненные колонии, в чьих казематах бесследно оседают госбюджеты.

    В дальнейшем мы продолжим эту тему.

    Источник: https://www.om1.ru/news/society/206922-posidim_na_dorozhku_kak_zhivut_arestanty_v_rossijjskikh_kolonijakh_i_kuda_ukhodjat_milliardy_iz_bjudzheta_strany/

    Поделиться:
    Нет комментариев

      Добавить комментарий

      Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.