Как встречают на зоне

Правила поведения в тюрьме: советы бывалых

Как встречают на зоне

Твиты пользователя @Prisonlife_ru

  • ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ФО
  • ПРИВОЛЖСКИЙ ФО
  • СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ ФО
  • СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ ФО
  • СИБИРСКИЙ ФО
  • УРАЛЬСКИЙ ФО
  • ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ФО
  • ЮЖНЫЙ ФО
  • Проходя через ворота тюрьмы, нужно забыть на время обо всем, что теряешь, быть может, надолго —в жизни начинается новый этап. “Правильной жизни” в местах лишения свободы, как и всему остальному в этом мире, нужно учиться. Замкнутый мир камеры вынуждает к каждодневному самоконтролю, сдерживанию легко нарастающей агрессии. Приходится думать не только о себе, но и о том, чтобы не нарушать душевный покой ваших сокамерников. В местах лишения свободы человек попадает в экстремальную ситуацию. Очень трудно сохранять душевное спокойствие в условиях принудительной изоляции, когда ограничены все возможности и желания.В результате вспыхивают беспричинные на первый взгляд конфликты и драки, которые дают выход негативным эмоциям. Вырвавшееся наружу нервное напряжение, вызывает разного рода конфликты, но и загнанный внутрь стресс приносит страшный вред. Не стоит удивляться, ведь не зря говорят, что “все болезни от нервов”. Поэтому важно помнить, что одна из главных задач для попавшего за решетку — сохранение психического здоровья.Некоторых губит брезгливость, которую, конечно, нельзя утрачивать. Но ее демонстрация порой приводит к печальным последствиям. Затем общее такое невинное, а скорее наивное восприятие действительности. Происходит огромный внутренний конфликт: некоторые интеллигенты не могут понять, что здесь можно жить и чувствовать себя человеком, даже любимым делом заниматься, — у них такая психическая структура. И этим невольно, не желая того, они демонстрируют свое неравенство. Например, отказываются от чашки чая, которая идет по кругу, и ее из уважения тебе предлагают. Хочешь не хочешь — отхлебни, не обижай. Надо бороться, надо найти те формы существования, которые позволят выжить. Вопрос выживания и вопрос преодоления страха — это главное. Решить это никогда до конца не удается, потому что нет за колючей проволокой такого состояния, когда человек в абсолютной безопасности и ничего не боишься.Знание правил и традиций “тюремного общежития” не избавляет от необходимости искать и находить, думать самостоятельно.Нельзя, например, просто пригрозить, а потом отказаться от этого. Если уж бросил, даже невзначай, какую-то угрозу конвоиру или козлу, то должен ее выполнить. Нужно отвечать за свои слова. В тюрьме не признается никакое изменение ситуации, не признается никакое “нечаянно”. Что значит “нечаянно”? Нечаянно — это значит ты сам что-то не предусмотрел. Поэтому с человеком случается нечаянность. Нечаянно — тоже какой-то признак ненадежности. Ценностью этого мира является человек, который вообще уверен, уверен в себе. В мире, где все очень ненадежно, ценностью становится надежность. Привлекает надежность человека.Надо, чтобы в твоей уверенности были уверены и остальные, чтобы человек, который идет рядом с тобой, понимал, что ты сейчас ничего такого не напорешь, что сюда не бросятся овчарки. Поэтому авторитетом на зоне пользуются люди, в которых ощущается надежность. То есть человек стоит надежно, не размазывается, не говорит сегодня одно, завтра другое, не ищет мелкой выгоды, может быть, желает жить удобно. На самом деле всегда здесь выгода получается за счет другого.Можно предупреждать о чем-то, но все равно что-нибудь забудешь, не предусмотришь. Тем более, что не все везде одинаковое. Если тебе повезет, то найдется хороший человек, который подскажет, что делать. Если нет — рассчитывай только на себя.

    Советы бывалых— только капля в море, но они проверены жизнью.

    Не нарушай тюремных законов. Помни в тюрьме своя жизнь, которой тебе предстоит жить.Не укради у своих и не “стучи” — главные заповеди.Помни: все, что может произойти с тобой, на девяносто процентов зависит от самого тебя, от того, как ты себя поведешь с самого начала.Поменьше говори, побольше слушай и присматривайся.

    Чем меньше говоришь, тем меньше вероятность попасть в “непонятку” — в “косяк”.Спроси у сокамерников: что можно и чего нельзя.Не задавай лишних вопросов, но если в чем-то неуверен — лучше спросить.Делай то же, что и все.Будь сдержан в общении — “следи за своим базаром”.Прежде чем что-то сказать, очень хорошо подумай. Лучше промолчать, чем сказать не то, что надо.

    Прежде чем что-то сделать, подумай еще больше. Именно неспособность наметить необходимый план действий превращает жизнь в ад.Избегай прямого противоречия мнениям других, а также самоуверенного отстаивания своей точки зрения.Избегайте враждебности и конфликтов — им не место в “правильной хате”.Не навязывайте своего мнения. Это не дает положительных результатов.

    Не ищи легкой жизни — не сотрудничай с администрацией.Не ищи мелкой выгоды. Не жадничай. В трудное время надо делиться.Нельзя без оснований требовать что-либо у других заключенных.Не верь, не бойся, не проси.Каждый человек действует или говорит так, а не иначе, в силу определенных причин. Но это вовсе не значит, что ты должен стремиться всех понять.

    Не лезь ни к кому в душу — и будет лучше всего.Не бойся сокамерников. Не бойся тюремщиков.Помни: страх вызывает нервное напряжение, беспокойство, делает тебя возбужденным.Не допускай унижения своего достоинства со стороны представителей администрации, особенно в присутствии “обиженных”.

    Не притворяйся: не строй из себя знатока “тюремных законов” и “авторитета”, если таковым не являешься.Не ругайся матом. В тюрьме и на зоне ответственность за слово гораздо больше, чем на свободе.Никогда не говори “просто так”. Такого понятия в тюрьме и на зоне просто не существует.Забудь слово “нечаянно”.Нельзя сказать, а потом отказаться от своих слов.

    Если, что-то сказал, надо исполнять — “пацан сказал — пацан сделал”.Не вмешивайся не в свое дело. Каждый отвечает сам за себя. Нельзя отвечать за другого человека.Не подымай ничего, что упало рядом с “дальняком”.Не поднимай ничего с пола — “заминировано”, не употребляй в пищу ничего из красных упаковок — “петушиный цвет”.Не бери без спросу ничего чужого.

    Прежде чем взять что-то, спроси разрешения.Отдавай долги.Помни, что никто не имеет права забирать твой “положняк”.Не выполняй чужой работы.Заставить тебя убирать камеру вне очереди никто не имеет права.Ничего не бери у “опущенного”, не соприкасайся с ним, не пей из одной посуды, не трогай его вещей. Это последнее дело. Ему можно только давать, а брать нельзя.

    По возможности не общайся с представителями администрации, а при непосредственном контакте с ними не теряй своего достоинства.При возникновении конфликтов с другими осужденными ни при каких обстоятельствах не обращайся за помощью к администрации.По отношению к администрации веди себя осторожно и продуманно.Следи за своим внешним видом, старайся всегда быть опрятным и аккуратным.

    Постарайся достать хорошие предметы туалета — мыло, зубную пасту, приспособления для бритья и др.Не поднимай предметов, случайно найденных. Не подбирай “бычки” и объедки.Не распространяй непроверенную информацию и слухи. Строго следи за своей речью и критическими высказываниями в отношении других осужденных.Не вмешивайся в чужие разговоры, пока не попросят.

    Прислушивайся к мнению “авторитетов”, но всегда имей свое мнение.Надо “спать и видеть” — всегда быть осторожным в отношениях с окружающими.Сохраняй выдержку и хладнокровие в сложных жизненных ситуациях.Помните о своих близких, которые остались на воле: лучше, если человек сам переносит собственные неприятности, а не отягощает ими других.

    Нехорошо, когда человек, имея близких, обременяет их при каждой необходимости требованиями о помощи и осложняет этим их жизнь.Стремись взять себя в руки, не дай загнать себя в “косяк”. Помни, что от этого зависит твое будущее не только в местах лишения свободы, но и на воле. Кто оступился в местах лишения свободы, не сможет подняться на воле.

    Подумай о том, что тюрьма и зона испытывают тебя на прочность. Стремись сохранить свою психику в порядке.Не срабатывает психологическая защита у человека, который не чувствует поддержки со стороны близких.Те, кто сохраняет душевное спокойствие в условиях заключения, невосприимчивы к нервным заболеваниям.

    Никогда не используйте сегодняшний день для того, чтобы взять реванш за былые обиды.Не забывайте о самоконтроле, как бы ни были раздражены. Доводы не должны быть разрушительными. Если вы злы так, что готовы закричать или пустить в ход руки, подождите пока уляжется ваша ярость, а потом беритесь за решение вопроса.

    Не предпринимайте атак на физические или умственные недостатки сокамерника — это никогда не забывается и не прощается.Соизмеряйте свои эмоции с реальностью и всегда прислушивайтесь к голосу здравого смысла.Научитесь радоваться тому, что у вас есть, и не беспокойтесь о том, чего у вас нет.Умейте видеть положительную сторону каждого события.

    Не воспринимайте материальные блага как эквивалент счастья. Часто эти понятия несовместимы. На протяжении всей истории человечества были мудрые люди, которые это понимали.Римский философ Сенека советовал: “Относитесь ко всякому дару судьбы подозрительно и с робостью.Ведь и зверь, и рыба попадают в западню, влекомые обманчивою надеждою.

    За тем, что вы считаете дарами счастья, кроется засада. Кто хочет остаться невредимым, пусть избегает сколько можно этих даров, служащих приманкой.Ведите здоровый образ жизни, заботьтесь о теле, лишь настолько, насколько это необходимо для здоровья.Пусть пища только умеряет голод, питье — жажду, одежда — холод и жилище служит защитой тела от непогоды.

    Но решительно безразлично, построено ли оно из дерна, или из цветного и чужеземного камня: знайте человек может одинаково укрыться, как под соломой, так и под золотом. Презирайте всякие украшения, добытые непосильным трудом.Помните, что нет ничего достойного восхищения, кроме души, а для ее величия ничто не достаточно велико.

    Вступая в разговор не начинайте его с тех вопросов, по которым у вас разные мнения.Наоборот, с самого начала старательно акцентируйте внимание на тех вопросах, по которым у вас существует согласие. Пусть вам с самого начала говорят: “да, да”. Удерживайте вашего партнера, насколько это будет возможно, от слова “нет”.Психологическая схема происходящего предельно ясна.

    Когда человек говорит “нет” — и на самом деле так думает, — он делает гораздо больше, чем произнося слово “нет”.Весь его организм — нервы, железы внутренней секреции, мускулы — настраиваются на отрицание.Отрицательно настроенная личность может выбрать один из двух тактических приемов: бежать с поля боя (замкнуться в себе и копить злобу) или атаковать в свою очередь.Посвятите свое время книгам. Книга — универсальный друг и помощник. Это молчаливый спутник, который всегда готов дать вам мудрый совет. Это друг, который может быть всегда с вами и никогда не предаст.Книги — это мудрость человечества. Через книгу вы общаетесь с умнейшими людьми всех времен и народов. Книги помогут вам понять жизнь и свое место в ней.“Скажи мне, что ты читаешь, — заметил Гете, — и я скажу ,кто ты”.

    Тюремный закон

    ПОДЕЛИТЬСЯ НОВОСТЬЮ

    Интересное в сети

    Загрузка. Пожалуйста, подождите…

    Источник: http://prisonlife.ru/analitika/99-pravila-povedeniya-v-tyurme-sovety-byvalyh.html

    От сумы да тюрьмы: как себя вести впервые в камере

    Как встречают на зоне

    Инструкция по выживанию от бывшего заключенного и депутата Сергея Еретнова. Часть 3-я

    Пройдя «школу жизни» в трех закамских СИЗО и нижнекамской колонии, журналист Сергей Еретнов решил поделиться навыками с читателями «БИЗНЕС Online».

    Если в первых двух блогах этой серии автор рассказал, чего ждать и как вести себя на этапе задержания и первого допроса, то сегодня речь пойдет о первом знакомстве с сокамерниками в ИВС, о тюремных «мастях» от «неприкасаемых» до «черных» и о важнейших принципах, действующих в тюрьме.

    Сегодня речь пойдет о первом знакомстве с сокамерниками в ИВС, о тюремных «мастях» от «неприкасаемых» до «черных» и о важнейших принципах, действующих в тюрьме

    КАМЕРА. КАК НЕ СТАТЬ НЕПРИКАСАЕМЫМ

    Задержанные на 48 часов попадают в изолятор временного содержания (ИВС), арестованные по решению суда — в следственный изолятор. Общие принципы поведения в этих учреждениях одни и те же, они же распространяются и на колонию для осужденных.

    Главное отличие ИВС от последующих этапов заключается в том, что здесь вместе содержатся и дебютанты, и рецидивисты: на следственные мероприятия и на судебные заседания в ИВС свозят арестантов без разбора.

    В СИЗО и в колонии «первоходы» с бывалыми зэками не пересекаются.

    Как я уже говорил, в камере прежде всего работают вполне обычные правила общежития. Первыми словами задержанного должно быть простое вежливое приветствие — «здравствуйте» или «добрый вечер».

    Кто прежде сидел, может сказать, к примеру, «добрый вечер в хату», но разницы нет: мифология об изощренных «понятиях», о системе «правильных» реплик на все случаи жизни часто преувеличена или работает на зонах для повторно осужденных.

    Во всей тюремной географии — хоть в ИВС, хоть в лагере — не принято сразу протягивать руку. Сначала нужно как минимум понять, с кем имеешь дело.

    Поэтому перед тем, как пройти в камеру, необходимо поинтересоваться: «В какую хату я попал?» Дело в том, что, если следствие намерено жестко на вас надавить, оно может устроить в камеру к людям нетрадиционной сексуальной ориентации или к представителям низшей тюремной касты «опущенных».

    И те и другие относятся к неприкасаемым, но, вопреки расхожему мнению, гомосексуалисты и «опущенные» — это не одно и то же. «Опустить» или «закатать в шерсть» могут за проступки, это не меняет ориентацию человека.

    При этом образ, сформированный поп-культурой, характеризует «опущенного» как человека, обязанного тюремным обществом к услугам интимного характера.

    Тут одно понятие вытекает из другого, и оба абсолютно не верны: никакое насилие на зоне недопустимо, никто не может потребовать никаких услуг — только, так сказать, уговорить. К вопросу рукоприкладства мы еще вернемся, как и к определению тюремных «мастей», а пока нужно понять главное: с представителями касты неприкасаемых нельзя оставаться в одной камере, иначе в будущем, в СИЗО и лагере, заключенный останется с ними жить.

    Итак, если задержанный попал в «неправильную» камеру, оставаться в ней нельзя. О том, что здесь сидят «опущенные», они обязаны сказать сами. Прояснив вопрос, необходимо немедленно развернуться и стучать в дверь, вызывая надзирателя: «Я отказываюсь сидеть в этой камере».

    Требование о переводе должны исполнить — в Татарстане в этом смысле издеваться не принято, УФСИН не переходит границы. Я уже говорил, что наш УФСИН относительно гуманный.

    Есть зоны, известные своей жестокостью, — это Кировская область, Омск, где человека могут закинуть в камеру и избивать или заставляют маршировать часами. Татарстанским зэкам в этом смысле повезло.

    Даже если следствие хочет надавить на задержанного через посадку к «опущенным», персоналу УФСИН эти интересы по большому счету параллельны, тут действует юрисдикция минюста. Кроме того, сегодня в каждой татарстанской камере установлено видеонаблюдение с трансляцией напрямую в Казань.

    Есть негласное правило: нельзя доводить заключенного до самоубийства, а если его оставят с «опущенными», он ведь может и «вскрыться». Или начнет биться головой об дверь, а видеокамера будет это снимать. Лучше крайние меры на этом этапе, чем месяцы или годы с «опущенными» в случае реального срока.

    ЗА ОБРАЗ ЖИЗНИ СПРОСА НЕТ

    В СИЗО администрация, как правило, спрашивает новичка, в какую камеру он хочет сам. С «опущенными» в данном случае понятно — они не могут скрывать свой статус, не могут зайти к «черным» или к «мужикам», а то будет совсем плохо. Все остальные должны определиться, для этого надо знать, какие масти есть.

    К вопросу о неприкасаемых добавлю только, что с ними нельзя здороваться за руку, сидеть за одним столом, пользоваться их посудой, никакого тактильного контакта. Этот запрет, к примеру, обязывает их всегда уступать дорогу и при необходимости предупреждать незнакомого заключенного о своем статусе.

    Эта каста выполняет всю грязную работу в СИЗО и на зоне: они чистят общие туалеты, моют полы в коридоре. В лагере они подметают плац — это одно из самых позорных занятий, как и чистка снега между двумя рядами заборов, на пути охранников, делающих обход.

    Позор в том, что они тебя охраняют, а ты им дорогу для этого расчищаешь.

    Кто-то должен выполнять всю эту работу, зазорную для мужиков, потому что ее не делает УФСИН — нет возможности. Поэтому УФСИН заинтересовано в том, чтобы заключенных «в шерсти» было больше. Администрация не влияет на рост их числа, но системе они выгодны. Это бесплатная работа, максимум за сигареты и какие-то индивидуальные послабления.

    Ступенью выше стоят «красные» — заключенные, работающие в административных должностях, зачастую таких, на которых должны работать офицеры. Например, «красные» могут работать в финансовом отделе штаба. В штабе нижнекамского лагеря, к примеру, работали около 30 человек. Это тоже показатель нехватки тюремного персонала.

    К «красным» на зоне относятся нормально, как и к обычным «мужикам», работающим на промплощадке или нигде не работающим. Ограничения для «красных» чисто символические — например, заходя в комнату «черной масти» (раньше их называли блатными), «красный» должен постучаться.

    «Мужик» не должен, «черный» тем более любую дверь открывает без стука.

    «Мужики», как уже, наверное, стало понятно, формируют основную массу заключенных. Они могут работать, исключая сотрудничество с администрацией.

    «Черный» работать не может и должен жить по понятиям — вот, собственно, и все. Есть, конечно, и другие мелкие права и обязанности, несущественные, — например, «черным» нельзя ходить на концерты, потому что их организовывает администрация. Я сам как-то организовал концерт, пригласил из Челнов группу «Веретено». Всем понравилось, но «черные» не пошли по привычке.

    «Черные» и «мужики» не могут по одиночке ходить в штаб, даже если вызывают. Нужно отказываться или требовать, чтобы с тобой шел свидетель. При желании администрация может наказать за отказ, посадить в карцер, но еще раз подчеркиваю — УФСИН правила знает и заинтересовано в спокойствии.

    Один раз принудят к чему-то, другой, а на третий зэки могут устроить бунт — начнут все жечь или «вскрываться». На любой нормальной зоне всегда есть люди, готовые рискнуть жизнью ради общих интересов.

    Кстати, по лагерю вообще не принято шататься в одиночку, даже на виду, хотя в принципе не запрещено.

    Как я уже говорил, в СИЗО «мужики» и «черные» сидят вместе, а в лагере новичок сам должен определиться, с кем сидеть. Независимо от того, кем он был на воле, он может подселиться и к «черным», но это право нужно подтвердить образом жизни.

    Я бы советовал «первоходу», если он не бандит, признавать себя «мужиком» — это самая подходящая среда для человека с улицы. Но в любом случае главное, что нужно знать о мастях, — это опять же принцип, четко действующий в местах заключения: за образ жизни спроса нет.

    Хоть «черный», хоть «опущенный» — без причины никто никому предъявить не может, спрашивают только за поведение.

    НЕ НАВРЕДИ ДРУГИМ СВОИМ ПОВЕДЕНИЕМ

    Возвращаясь к вопросу рукоприкладства, отмечу, что, несмотря на традиционные представления обывателя о тюрьме, мордобой на зоне строжайше запрещен, в том числе и по отношению к «опущенному».

    Право на насилие имеет лишь «смотрящий», причем только в рамках суда и наказания за проступок, — это обычно один человек на зоне. Если вы кого-то избили, основания для этого придется выкладывать очень серьезные.

    Все споры в лагере решаются на словах, а кто не умеет этого сделать, может вынести суд на общество, обратиться к смотрящему по зоне или по камере (в СИЗО).

    Запрет на физическое насилие появился в 1990-е годы, когда в тюрьму стали заезжать накачанные спортсмены из группировок. Они стали мощной силой, начали подминать под себя зону… А как жить, если все решает сила? В таких условиях жизни нет ни для кого. Большим плюсом стал и закон о разделении заключенных на первоходов и зэков с повторными сроками.

    Получилось как в армии. Когда Сердюков освободил солдат от грязной работы, наняв специалистов на аутсорсинг, дедовщина кончилась сама собой. Весь ее смысл был в том, что старшие не хотели работать на кухне или мыть полы, заставляли младших делать это.

    Когда солдат вместо подметания стали обучать меткой стрельбе и боевой подготовке, вопрос дедовщины был закрыт.

    За любые оскорбления тоже придется отвечать перед обществом. На зонах для первоходов нет жестких понятий о запретных словах.

    К примеру, если среди рецидивистов любые производные от слова «обида» могут трактоваться как намек на статус зэка («обиженный» — тот же «опущенный»), то при первом сроке к словам без персональной причины не цепляются, все зависит от контекста.

    В столь тесном обществе ценится прежде всего вежливость, в соответствии с правилом «не навреди другим своим поведением».

    В СИЗО от сокамерников, как правило, можно не ожидать подвохов и провокаций — все сосуществуют достаточно мирно. Даже если новичок попадает к «черным», в первый раз все настроены ему помочь. Объяснят правила поведения, даже, быть может, выразят моральную поддержку.

    Могут и спасти, как было с меценатом Николаем Мясниковым (епархия пыталась силой отжать у него построенный им храм и организовала ему уголовное дело). Когда за ним, пожилым человеком, пришли в камеру в час ночи и попытались вывести на допрос, что абсолютно незаконно, камера его не отдала — заключенные встали стеной и не пропустили сотрудников внутрь.

    Есть рабочее время, когда следователь может тебя допрашивать, когда может приехать адвокат. Ночью-то адвоката никто в СИЗО не пустит. Да и сами надзиратели не имеют права заходить в камеру ночью. Для обыска нужен повод, для зрительного контроля есть глазок.

    Если в камере происходит что-то непотребное или преступное — например мордобой или разговор по телефону — тогда другое дело, но обстоятельства, как мы помним, фиксируется на видеокамеру. Работникам УФСИН сейчас намного сложнее нарушить закон.

    На этом прервемся, а следующую часть серии о тюрьме я посвящу тюремному быту: правилам общежития, внутренней валюте и цене откровенности в тех или иных темах для разговоров.

    Сергей Еретнов

    Источник: https://www.business-gazeta.ru/article/380820

    Поделиться:
    Нет комментариев

      Добавить комментарий

      Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.