Как вести себя в камере

Советы бывалого зека: как вести себя за решеткой

Как вести себя в камере

Невзирая на гуманизацию законодательства, ежегодно на нары попадает немало наших сограждан. Как там жить, что есть, как себя вести с сокамерниками? На все эти и многие другие вопросы тех, кто уже пошел “на посадку”, но еще не успел приземлиться за колючкой, отвечает бывший зек с 12-летним стажем, а ныне законопослушный гражданин Тохнияз Аубакиров.

“Пассажиром” быть непросто

– У вас есть опыт нахождения в исправительных учреждениях? Где вы сидели?

– В первый раз на общем режиме, а потом на строгом.

– Как живется тем, кто впервые оказался в колонии?

– Тех, кто впервые попал туда, а прежде никогда не был связан с криминальным миром, обычно называют “пассажирами”. Таким за решеткой приходится очень тяжело.

Я вдоволь насмотрелся на них: уйдут в себя, уставятся в одну точку и сидят, молчат. Некоторые прямо на глазах сходили с ума, и в итоге их отправляли в “дурхату” (психиатрическая клиника).

Если же человечка воспитала улица, тогда ему легче.

– Сначала гражданин попадает в камеру ИВС, затем в следственный изолятор и лишь потом на зону. Как он должен правильно войти в камеру?

– Спокойно сказать всем присутствующим “здравствуйте” и спросить, какую койку можно занять. К первоходкам (осужденные в первый раз) будут относиться нормально. Учтите, вся жизнь в камере построена на системе взаимных уступок и, как говорил Михаил Горбачев, консенсусов.

Ведь людям приходится находиться в тесном помещении долгие месяцы и даже годы. В камерах нормальные люди живут по тем же правилам, что и на воле: уважают старших и авторитетов, соблюдают нормы личной гигиены.

И “первоходке” не надо стараться показать себя более крутым, чем он есть на самом деле.

– А если он начнет это делать?

– Тогда ему придется соответствовать своему вымышленному образу весь срок. Иначе придется отвечать.

– Что значит отвечать и перед кем?

– Перед теми, кому он что-то пообещал, но потом не сделал. За обман его могут жестоко избить.

– Но ведь он тогда пожалуется администрации учреждения?

– Нет, он не будет этого делать. Иначе станет еще хуже.

Каждый сам выбирает себе “масть”

– Чем занимается арестованный после того, как окажется в камере?

– Первые три дня – гость, он присматривается к порядкам в хате (камера) и решает, кем он хочет быть. Если “мужиком” – значит, будет работать, выполнять требования режима и не зарабатывать себе нарушений. Тогда ему светит УДО (условно-досрочное освобождение). Может стать идейным и “пойти в отказ”, но тогда ему придется очень непросто.

Ведь идейные, они же блатные, не должны работать и тем более сотрудничать с администрацией. А за это от руководства колонии последует череда наказаний. Сейчас идейных, тех, кто находится “в отрицаловке” (не выполняет требования администрации исправительного учреждения), становится все меньше. А те, кто есть, сидят в бурах (барак усиленного режима).

Им запрещены передачи, свидания с родственниками и т. д. Но человек сам выбирает свою “масть”.

– Чего не следует делать?

– Не надо садиться играть в шахматы, шашки и особенно в карты. Особенно, когда на кон ставят не деньги или “дачку” (продукты питания, которые приносят родственники), а “на просто так”.

Ведь если “пассажир” проиграет (а проиграет он обязательно!), то выигравший произносит неприличный слоган, из которого следует, что одна из частей тела проигравшего переходит в собственность победителя. И проигравший сразу же теряет “лицо”.

Среди определенной части заключенных под стражу такое считается нормой.

В большинстве случаев сидельцы подкалывают друг друга, задавая каверзные задачки. Например, говорят: ты едешь на машине без тормозов по узкой дороге, и вдруг видишь: справа стоит твоя мать, а слева – я. Кого ты будешь давить?

Если испытуемый, боясь “экзаменатора”, ответит, что свою мать, то навсегда лишится статуса нормального человека и все считают его трусом. Поэтому должен сказать, что задавит спрашивающего, так как он для него никто. А мать – это мать.

Бывает, что от скуки сокамерники пытаются разнообразить свое существование сомнительными развлечениями. Попросту подставляют друг друга. Допустим, предлагают “пассажиру” сходить на базар. Говорят, постучи в дверь, позови “дубака” (контролер) и скажи ему, чтобы он отпустил тебя (это из ИВС или СИ!) на базар.

Только поклянись, что не сбежишь! На подобную удочку попадаются лишь самые глупые заключенные.

Ну кто, спрашивается, отпустит следственно-арестованного на базар?! Выслушав подобное предложение, контролер, как правило, выводит просителя из камеры и под довольное ржание сокамерников проводит с ним воспитательную работу.

Делиться “дачкой” должны все

– Если передачу принесли, то “пассажиру” надо делиться с сокамерниками?

– Конечно. В каждой камере есть авторитет, следящий за порядком. И он распределяет между заключенными продукты и вещи, переданные с воли родственниками.

– Что должен делать “пассажир”, если другие заключенные начинают вымогать у него деньги?

– Авторитет справедливо разрешит подобную ситуацию. Но, бывает, что “первоходка” попадает к беспредельщикам. Обычно вымогательством грешат наркоманы. Тогда ему следует написать “маляву” – письмо смотрящему за СИ или зоной. И он поставит зарвавшихся вымогателей на место, способы для этого имеются.

– Как следственно-арестованному или осужденному оградить себя от возможных инфекций?

– Надо питаться только своими продуктами, мыться своим мылом, чистить зубы своей щеткой, использовать свою зубную пасту и спать на своей подушке.

Это поможет уберечься от многих инфекций, самой страшной из которых является туберкулез. Но и вши особой радости “пассажиру” не доставят.

И старайтесь как можно меньше говорить и как можно больше слушать то, о чем говорят другие сидельцы. Иначе ваши слова кто-то обязательно использует против вас самих.

Конечно, не дай бог никому оказаться в подобной ситуации, но будем надеяться, что эти советы помогут нашим согражданам в трудную минуту.

Алматы

Источник: https://www.caravan.kz/gazeta/sovety-byvalogo-zeka-kak-vesti-sebya-za-reshetkojj-382415/

Тюрьма для «чайников» или как правильно вести себя на нарах

Как вести себя в камере

Говорят – от сумы да от тюрьмы не зарекайся. Любой из нас может – как за мелкое правонарушение, так и случайно – попасть в камеру. На несколько часов или на несколько месяцев. А это место сложное. Получить там мелкие повреждения или крупные неприятности можно за пару минут и за пару лишних слов.

Несколько рекомендаций простому человеку, впервые попадающему в камеру.

Эти советы предназначены не для профессиональных уголовников. Они сами надают советов кому угодно. Например, в начале восьмидесятых группа людей занималась “разгонами” (под видом сотрудников милиции проводили “обыски” цеховиков и “изымали излишки”).

Когда их арестовали сотрудники КГБ, “милиционеры” наплели что-то про измену Родине. Обвинения по этой статье даже и не выдвигали – достаточно быстро стало ясно, что это вранье. Но люди получили возможность вместо вонючих казематов СИЗО сидеть в теплых камерах внутреннего СИЗО КГБ.

И общались не с “кондовыми ментами”, а со следователями КГБ в галстучках. Да и питались не баландой…

Прежде всего решите для себя – долго ли вам придется сидеть. Варианты – 3 дня, 10 дней, месяц, до суда (у нас – от нескольких месяцев до нескольких лет), срок по приговору. В этом вам может помочь адвокат. Оценив обстоятельства дела, он должен честно обрисовать перспективу.

Чем меньше народу вы встретите на своем тюремном пути, тем лучше. Желательно избежать лишних встреч – с “отмороженными” криминалами или малолетками (что намного хуже), камерными агентами и т.д. Одиночество – это изоляция.

Во-первых, можно договориться со следователями. Можно попросить, но тут уж как получится.

Сидят зэки в камере. Принесли им поесть. Один зэк замешкался и крыса стащила его пайку. Тот недолго думая берет башмак и кидает его в крысу. Попал и убил.

Пахан посмотрел на дохлую крысу и говорит:

– Ты вор, я вор, крыса хлеб украла – значит тоже вор. Так вот значит ты как … Даю срок тебе до утра не придумаешь отмазку – опустим.

Думал мужик, думал, всю ночь не спал, а утром и отвечает:

– Да, я вор и ты вор, крыса хлеб украла – значит тоже вор, так ей что западло с нами посидеть что-ли …

Во-вторых, можно объявить голодовку. Не бойтесь – голодовка на несколько дней никому еще не вредила. Все действия такого рода необходимо оформлять документально, под подпись должностных лиц. И чем выше должность того, кто подпишется на вашем заявлении, тем лучше. Минимум – надзирающий прокурор.

Но не помешает направить такое заявление и выше – вплоть до Генерального прокурора. Действовать надо через адвоката. Многие опера, подписавшись на вашем заявлении о голодовке, отправят его “в парашу”. Не объявляйте “сухую” голодовку (отказываясь от пищи и от воды).

Это ущерб здоровью, а для дела – преимущества никакого.

В-третьих, можно “закосить” на здоровье. Есть болезни, диагностика которых – вещь долгая и сложная. Например, ишемическая болезнь сердца… Вас должны будут перевести под наблюдение врача.

А могут и вовсе освободить.

Вряд ли сидящему по небольшому обвинению обычному человеку, не прошедшему тюремных “университетов” или не имеющему высшего медицинского образования, стоит симулировать психические болезни. Быстро разоблачат.

В-четвертых, есть и нетрадиционный способ. Можно доверительно шепнуть следователю, что, например, у вас создалось впечатление, что ваш сокамерник намерен покуситься на вашу честь. И вы можете не удержаться и решить этот вопрос кардинально – например задушить. Попросите ничего не говорить операм. 99% – вас переведут в одиночку.

Предположим, что тремя днями ваше заключение не ограничилось и вам продлили срок содержания под стражей до 10 дней, а то и до месяца.

Если вы уже объявили голодовку, нужно решать, что делать дальше. Длительная голодовка не принесет пользы. Можно прервать голодовку, а потом объявить ее снова, оформив по тем же правилам.

Но предположим, вас “выселили” из одиночки – голодовку вы прервали или болезнь “не прошла”. Предпочтительней сидеть в “маломестке” (малонаселенная камера). Если повезет и вашими соседями в такой камере будут расхитители, аварийщики и т.п., вы можете просидеть весь срок без всяких “прописок”, домогательств, “разводок” и т.п.

Как я уже говорил, что статья предназначена не для профессиональных уголовников. А простой человек должен знать, что очень важны правильные отношения со следователем и операми.

Если вы ведете себя с ними нормально, то шансов попасть в “маломестку” больше. Предположим, что ничего у вас не получилось и вас поместили в общую камеру (человек на 30-40), набитую уголовниками.

Несмотря на то, что во времена перестройки газеты зарабатывали тем, что расписывали ужасы, которые ожидают человека, впервые попадающего в камеру, на самом деле никто вашей крови особенно не жаждет.

Но если с воли за вами “тянется хвост” в виде информации о том, что вы “сдали” операм друзей, совершили преступление, которых не любят в местах лишения свободы (изнасилование, растление малолетних и т.п.), то вам может прийтись несладко. Если все чисто, то нарваться на неприятности можно в основном по своей вине.

Если в камеру попадает гомосексуалист, лучше прямо сказать об этом. В таком случае он будет спать и питаться с “петухами”, но отношение к нему будет отличаться от отношения к “петухам”, заслужившим свой статус из-за “неправильного” поведения.

Всякий вошедший в камеру должен пройти “прописку”. К ней скорее всего не будут принуждать людей старше 40 лет и явных больных.

Пожилому человеку сразу следует заявить, что он “определяется в мужики” (то есть будет работать, а если потребуют – платить в “общак”). Заставлять участвовать в воровских делах его вряд ли будут. Правда, из “мужиков” можно и выбыть – с понижением.

Если, например, воровать у своих (“крысятничать”), слишком много разговаривать, попасться на связях с операми и т.п.

Есть случаи, когда от прописки откупались за несколько тысяч долларов – через адвоката.

“Прописка” – вообще-то формальный допрос с целью определить, что за человек “к нам пришел”. Это и понятно – люди, которым предстоит какое-то время провести в одном помещении, не хотят лишних проблем. Например, они могут – не зная того – неделю-другую есть за одним столом с “петухом”. А это чревато неприятностями и для авторитетов.

При “прописке” – да и вообще в камере – есть одно главное правило: нужно говорить правду. Если человек совершил изнасилование, а рассказал, что его оклеветали, ему могут поверить. Но если выяснится, что он все-таки обманул сокамерников, то ему этого не простят.

“Прописка” – это ритуал. Ее десятилетиями складывавшиеся правила на человека, впервые попавшего в камеру, могут произвести устрашающее впечатление. На вас могут кричать, несколько раз ударить, будут провоцировать.

Но никто не ставит цели нанести серьезные телесные повреждения, скорее, это делается в порядке профилактики. Спортсмены, впервые попадающие в камеру, иногда воспринимают все это всерьез и устраивают настоящую драку.

Были случаи, когда такие люди получали тяжкие телесные повреждения.

Формально “прописка” состоит в том, что вам задают вопросы, а вы обязаны отвечать. Если вы не уголовник со стажем, не надо изображать бывалого урку. Честно расскажите о себе. Если вы не знаете правил жизни в камере, так и скажите. На вопрос, будете ли соблюдать правила, лучше ответить, что да.

Есть много типичных вопросов. Показывается костяшка домино “шесть-пять”. Предлагается выбрать. После сделанного выбора могут объявить, что пятерка означает “петух”, а шестерка – “шестерку” (ложкомоя). А можно было бы выбрать и черточку между ними, что ничего не означает.

Специально для новичка могут оставить свободными крючки для одежды под номерами 5 и 6. Но вещи можно бросить и на койку или скамейку…

Могут задать вопрос: “Ты летишь на парашюте. Слева – море г…, справа – лес х… Куда будешь приземляться?” Времени подумать не дается, нужно отвечать быстро.

Правильный ответ имеет философский оттенок: “В каждом море есть островок, а в каждом лесу – поляна”. Могут задать вопрос: “В безвыходной ситуации придется или подставить ж…, или продать мать.

Что будешь делать?” Ответ категорический: “Ж… не подставляется, мать не продается”.

“Правильный вопрос при прописке звучит так: “Мать продашь или в жопу дашь?”
Ответ: “Мать не продаётся, жопа не даётся”

Могут задать ещё один вопрос: “Стоят два стула на одном пики точёны, на другом хуи дрочёны. Куда сядешь?”
Ответ: “Возьму пики точёны и срублю хуи дрочёны!”

Если человек не прошёл прописки он определяется как парашник, и приходя в сознание ощущает себя на этом месте. Парашник – это ещё не петух, но уже и не мужик (или “пацан” на малолетке). Из парашника можно стать мужиком в любое время. Надо вылить на себя ведро воды, прокричать “Прощай, параша!” и попытаться пройти прописку снова. Петух, разумеется, такой возможности не имеет.”

Ясно, что вы можете угадать правильный ответ, а можете и не угадать. Если вы будете отвечать неправильно, скорее всего максимум, что вам грозит, – несколько ударов.

А вот упорствующие в заблуждениях могут получить предложение определиться – отправиться к “петухам” или к “шестеркам”. Вот здесь “отработать назад” уже очень сложно.

Но можно: в некоторых случаях, если вы извинитесь, вы будете избиты, возможно, заплатите, но “отмажетесь”.

Последний вариант – вам придется сидеть достаточно долго. Здесь нет смысла объявлять голодовку. Настройтесь на жизнь в камере, на “прописку” и общение с уголовниками.

Постарайтесь причинять соседям как можно меньше неприятностей и вы сможете избавиться от многих проблем. Например, если вы будете портить воздух в камере, вам могут “предъявить” и быть вам избитым.

За храп в камере “пахан” не ответит, а вы ответите.

Не садитесь играть в карты. Вам могут предложить “сыграть на просто так”, а потом выяснится, что “просто так” – это много денег или ваша задница.

Не следует плевать на пол. Очень осторожно обращайтесь с матерными словами. Могут спросить: “Кого же ты имел?” И потребуют доказать. А когда вы не сможете, придется отвечать.

И вообще, следует быть очень точным в формулировках, а то могут и “за язык пристегнуть”. В буквальном смысле – булавкой.

В общем, главное правило – не хотите неприятностей, ведите себя сдержанно. Большинство неприятностей в тюрьме люди получали по своей вине. Как тот человек, который, войдя в камеру, объявил: “Здорово, козлы!” Ему объяснили, что это слово нехорошее. Поднявшись с пола, он воскликнул: “Так бы сразу и сказали! А то раскричались, как петухи!”

Источник: https://www.stena.ee/blog/tyurma-dlya-%C2%ABchajnikov%C2%BB-ili-kak-pravilno-vesti-sebya-na-narah

Как правильно входить в хату в тюрьме и как вести себя первоходу, чтобы выжить?

Как вести себя в камере

Тюрьма и сума &#8212, две самые страшные черты в жизни человека, за которыми для него начинается абсолютно непохожее на прежнее существеннее бытие, способное изменить его внутреннюю сущность до невообразимого состояния.

Но при наличии внутреннего стержня и, чтобы быть честным, определенной доли везения, успешно преодолеть столь жесткие испытания судьбы все же возможно.

Как живут женщины в тюрьмах России? Узнайте об этом из нашей статьи.

Какие условия в тюрьме?

Жесткие, но, по свидетельствам очевидцев, позволяющие выжить и сохранить свое достоинство.

Здесь каждый сам за себя &#8212, это негласное правило.

Как и необходимость следить за своими словами, чтобы что-то сказанное сгоряча не стало поводом для окружающих предъявить претензии или потребовать выполнения каких-то неприятных или даже противозаконных действий.

В местах заключения все произносимое вслух приравнивается к поступкам. И оценивается соответственно &#8212, как что-то сделанное.

В тюрьме человек практически лишен права на свободное передвижение: из-за переполненности камер даже внутри помещения, где содержатся заключенные, просто пройтись туда-сюда несколько раз подряд не всегда получится.

Во-первых, потому что тесно, а во-вторых, &#171,спортсмен&#187, быстро вызовет у кого-нибудь приступ раздражения, что гарантированно выльется в конфликт и последующие неприятности как с сокамерниками, так и смотрителями. Поэтому хоть как-то разминаться возможно только на прогулках и во время зарядки.

В камере нет возможности полноценно уединиться: вы все время на виду у всех, как и все у вас. Даже естественные потребности приходится справлять практически в присутствии посторонних &#8212, отхожее место, обычно, отгорожено тряпкой или простенком из подручного материала.

В 99% случаев тюремные камеры переполнены. Из-за отсутствия качественной системы вентиляции, вынужденной необходимости обихаживать себя в том же помещении, где проживаешь сам и остальные сокамерники, атмосфера помещения это специфическое амбре, не способствующее укреплению здоровья.

Фото камеры:

Режим

Жизнь большинства заключенных проходит в общем режиме со всеми его прелестями: ранним подъемом, процедурами по расписанию и невозможностью повлиять на изменения графика.

С небольшими отклонениями тюремная жизнь подчинена следующему расписанию:

  1. 6:00. Побудка для всех. В камерах зажигают свет, который не погаснет до момента отбоя.
  2. 6:00-6:30. Промежуток, за время которого нужно заправить постель и умыться. С последним заданием не так уж просто справиться, учитывая, что умывальник один, а сокамерников несколько.
  3. 6:30-7:00. В камерах проводят общую уборку.
  4. 7:00-8:00. Время для завтрака, выдаваемого непосредственно в камеры, если не предусмотрен вывод в столовую.
  5. 8:00-9:30. Проверка смотрителями количества заключенных, во время которой последние могут передать письма на волю, заявить о желании встретиться с кем-то из сотрудников учреждения (например, с врачом), обменять книги &#8212, если предусмотрено внутренним распорядком.
  6. 9:30-12:00. Время прогулок и санитарной обработки камер.
  7. 12:00-14:00. Время обеда.
  8. 14:00-17:00. Время вывода заключенных на свежий воздух и санитарной обработки камер.
  9. 17:00-18:00. Ужин.
  10. 18:00-19:00. Уборка в камерах.
  11. 19:00-20:00. Время, когда заключенным можно заниматься личными делами.
  12. 20:00-21:30. Проверка смотрителями количества заключенных.
  13. 21:30-22:00. Время для подготовки ко сну.
  14. 22:00. Отбой. Общий свет в камерах отключают.

Если условия режима учреждения позволяют, часть дня заключенные проводят за трудовой деятельностью. Нормы труда, условия определяются начальством тюрьмы.

Как проходят короткие и длительные свидания?

Продолжительность встреч с близкими и количество таких свиданий зависят от двух причин: суровости наказания осужденного и его поведения в исправительном учреждении.

Чем мягче приговор и образцовее жизнь заключенного с точки зрения его смотрителей, тем больше привилегий.

Короткие свидания длятся 2-4 часа, в помещении, отведенном для встреч, при обязательном присутствии смотрителя или нескольких.

При этом нужно учитывать, что передавать заключенному что-либо во время таких контактов категорически запрещено.

В ряде учреждений встречи проходят в формате телефонного общения, через прозрачную перегородку, позволяющую людям видеть друг друга.

При длительных свиданиях предусмотрено беспрерывное нахождение заключенного с близким человеком на протяжении 3 трех дней, в помещении для встреч, оборудованном за счет учреждения и находящимся на подконтрольной последнему территории.

Длительные свидания не положены, если осужденный отбывает наказание за особо тяжкое правонарушение, неоднократно нарушал предписания режима.

Как выглядит зона и камеры внутри?

Если учреждение недавно, или относительно недавно открыто, то внешний вид помещений довольно сносный, но, естественно, без излишеств.

  1. Стены коридоров и камер побелены и покрыты краской на высоту несколько большую человеческого роста из соображений гигиены &#8212, такое покрытые проще очищать от большинства видов загрязнений.
  2. Обстановка помещений тоже спартанская: простые двухъярусные кровати или койки, такие же незатейливые столы и скамьи к ним.
  3. Двери в камеры упрочнены металлическими пластинами и простыми, но надежными запорными механизмами.

Чем старее помещения, находящиеся в управлении исправительного учреждения, и чем меньше его материальное обеспечение, тем сложнее бытовые условия находящихся в заключении людей.

При таких обстоятельствах облезлые стены с подтеками различного происхождения, мебель с &#171,хрупким здоровьем&#187, вполне обычное явление. Как и сантехника, &#171,помнящая&#187, времена Сталина.

Как там живут люди?

Подчиняясь сразу двум уставам: официальному и внутреннему, установленному так называемыми смотрящими и уголовными законами.

Хоть как-то игнорировать эти два регламента не позволяется никому, кроме самых привилегированных представителей уголовного мира, имеющих за плечами не один год отсидки и уважаемых как заключенными, так и руководством исправительных учреждений.

Но пытаться выдать себя за такого важного человека опасно не только для здоровья, но и жизни &#8212, обман раскроется в течение часа и уличенного накажут самым жестоким образом, невзирая на обстоятельства.

Поэтому в тюрьме нужно быть самим собой, не пытаясь, как говориться, понтоваться.

Быт сидящего в тюрьме самый простой: имеешь возможность питаться передачами, можешь отдавать свои порции менее удачливым сокамерникам.

За собой нужно следить так же тщательно, как перед первым свиданием с девушкой: не придерживающийся правил элементарной гигиены человек будет зачислен в касту так называемых &#171,чушек&#187,, которые имеют чуть больше прав, чем так называемые &#171,петухи&#187,.

Правила

Основные три наставления, помогающие выжить в здешнем мире: не нужно кого-то бояться, кого-то о чем-то просить и кому-то верить.

Здесь каждый сам за себя, а любая услуга должна оплачиваться сторицей или даже по более высокому тарифу, нежели в мире, оставшемся за тюремными воротами.

  1. Никогда нельзя показывать свою панику перед кем-то или чем-то. Это расценят как слабость и обязательно попытаются использовать для собственных интересов.
  2. Будьте разумно вежливы со всеми при разговоре и в поведении, но не протягивайте руки для рукопожатия &#8212, в этом мире такой жест доброжелательности не в почете. Никогда не пожимайте протянутую руку незнакомого человека &#8212, если он занесен в низшую касту так называемых опущенных, то вы автоматически окажетесь в &#171,одной с ним упряжке&#187,.

    Поскольку с таким людьми, если не хотите неприятностей, можно только общаться. Прикасаться к ним, равно как и к любым вещам, нельзя &#8212, таков закон в уголовном мире.

  3. Впервые оказавшись в камере, определите смотрящего &#8212, это главный в этом сообществе человек, организующий внутренний порядок. Старший объяснит что и к чему, сам задаст какие-то вопросы, на которые нужно или отвечать правдиво или совсем не отвечать, мотивируя своей неосведомленностью.
  4. Настойчивое выпытывание какой-то личной информации может быть расценено как желание потом продать полученную информацию за какие-то блага начальству. Естественно, из-за таких подозрений можно попасть в большую немилость со стороны сокамерников.
  5. Получая передачи, необходимо часть отдавать в общак &#8212, своеобразный местный фонд. Такой жест добровольный, но позволяет укрепить человеку собственный статус в здешнем мире.

Первые дни

Всякий новоприбывший лакомая добыча для людей, уже успевших устать от скучной и напряженной внутренней жизни.

Поэтому многие попробуют развлечься за счет новичка, а заодно и выяснить, насколько он может быть опасен или выгоден для испытующего.

Однако за пределы дозволенного &#171,экзаменаторы&#187, выходить не будут, если, конечно, новенький не спровоцирует их своим поведением и высказываниями.

Как встречают новичков?

Расспросами.

По полученным ответам и поведению будут судить, кем является новоприбывший и какое место ему отвести в здешней иерархии.

Обязательно спросят:

  • &#171,Кто таков и кем является по жизни.&#187,
  • &#171,За что посадили и на какой срок.&#187,
  • &#171,Чем добывал себе пропитание на воле.&#187,

Как входить в хату?

Как правильно входить в хату на зоне первый день?

  1. Спокойно, вежливо, демонстрируя уважение к живущим в камере, но без заискивания перед кем-либо.
  2. Обязательно поздоровавшись и представившись по имени.
  3. Не протягивать руки, не пожимать в ответ чью-то &#8212, ни один заключенный не будет этого делать от души, только с подлогом.
  4. Рассказать старшему по камере по какой статье осужден.
  5. Не соглашаться на какие-либо игры. Со временем можно разобраться что к чему и какие из развлечений действительно себе можно позволить, а какие только неприятности принесут.
  6. Если же играть вынудят, обязательно вначале сказать при свидетелях, что лично вы &#171,играете без интереса&#187,. Так у принуждающих к игре не будет возможности заставить вас оказаться в каком-то долгу.

Приветствие

Обычного &#171,здравствуйте&#187, вполне достаточно. О запрете на рукопожатия уже говорилось выше.

Как вести себя первоходу?

Не лебезя ни перед кем, не пытаясь добиться благосклонности начальства за счет стукачества, не выказывая участия к судьбе остальных.

В тюрьме жизненно важно быть спокойным, соблюдающим внутренний регламент, вежливым и безразличным к окружающим.

Как выжить?

Как выжить в тюрьме новичку?

  1. Уважать внутренние законы, не пытаться казаться опытным уркой.
  2. Никогда не брать чужого. Оставленное без присмотра может быть приманкой для учинения расправы за нарушения &#171,понятий&#187, или ради развлечения. Кроме того, ничейная вещь может принадлежать кому-то из низшей касты. И одного прикосновения будет достаточно, чтобы оказаться в ней без возможности исправить ситуацию.
  3. Следить за своим внешним видом.
  4. Не болтать лишнего о себе, не выспрашивать чужих о их жизни.
  5. Никого ни в чем не обвинять, не имея на то железных доказательств. Не подтвержденная информация дорого обойдется распространившему ее.

Волнующие вопросы

Какие моменты больше всего беспокоят новичков:

  1. Как бьют в тюрьме? Жестко. Чаще всего объединившись в группу из нескольких человек, используя в качестве подручных инструментов все, что хорошо ложиться в руку и может нанести физический урон. Если преступление небольшое, то обходятся парой увесистых затрещин.
  2. Как в тюрьме относятся к убийцам? С настороженностью и опаской, как к человеку, от которого можно ожидать жесткий отпор. Если жертва убийцы не была ребенком или приятелем кого-то из сокамерников, то в заключении осужденный будет иметь некоторый почетный статус.
  3. За какие статьи опускают в тюрьме? В основном за изнасилование малолетних и несовершеннолетних. В ряде случаев на сходке может быть вынесено решение о таком же наказании для осужденного, ранее работавшего в полиции или совершившего настолько отвратительное преступление, что оно шокировало даже бывалых заключенных.

Ограниченность развлечений, необходимость все время проводить в компании людей, преступивших закон и не очень-то интересующихся желаниями, вкусами, взглядами окружающих, быстро выматывает нервную систему новичков и ожесточает старожилов.

Поэтому в заключении нужно быть всегда начеку и обдуманно вести даже самые простейшие диалоги, стремиться сохранять свои права и не посягать на чужие.

Что нельзя делать и говорить новичку в тюрьме:

Загрузка…

Источник: https://kopomko.ru/prestuplenie/pervyie-dni-na-zone-kak-vhodit-v-hatu-novichku-i-drugie-pravila

От сумы да тюрьмы: как себя вести впервые в камере

Как вести себя в камере

Инструкция по выживанию от бывшего заключенного и депутата Сергея Еретнова. Часть 3-я

Пройдя «школу жизни» в трех закамских СИЗО и нижнекамской колонии, журналист Сергей Еретнов решил поделиться навыками с читателями «БИЗНЕС Online».

Если в первых двух блогах этой серии автор рассказал, чего ждать и как вести себя на этапе задержания и первого допроса, то сегодня речь пойдет о первом знакомстве с сокамерниками в ИВС, о тюремных «мастях» от «неприкасаемых» до «черных» и о важнейших принципах, действующих в тюрьме.

Сегодня речь пойдет о первом знакомстве с сокамерниками в ИВС, о тюремных «мастях» от «неприкасаемых» до «черных» и о важнейших принципах, действующих в тюрьме

КАМЕРА. КАК НЕ СТАТЬ НЕПРИКАСАЕМЫМ

Задержанные на 48 часов попадают в изолятор временного содержания (ИВС), арестованные по решению суда — в следственный изолятор. Общие принципы поведения в этих учреждениях одни и те же, они же распространяются и на колонию для осужденных.

Главное отличие ИВС от последующих этапов заключается в том, что здесь вместе содержатся и дебютанты, и рецидивисты: на следственные мероприятия и на судебные заседания в ИВС свозят арестантов без разбора.

В СИЗО и в колонии «первоходы» с бывалыми зэками не пересекаются.

Как я уже говорил, в камере прежде всего работают вполне обычные правила общежития. Первыми словами задержанного должно быть простое вежливое приветствие — «здравствуйте» или «добрый вечер».

Кто прежде сидел, может сказать, к примеру, «добрый вечер в хату», но разницы нет: мифология об изощренных «понятиях», о системе «правильных» реплик на все случаи жизни часто преувеличена или работает на зонах для повторно осужденных.

Во всей тюремной географии — хоть в ИВС, хоть в лагере — не принято сразу протягивать руку. Сначала нужно как минимум понять, с кем имеешь дело.

Поэтому перед тем, как пройти в камеру, необходимо поинтересоваться: «В какую хату я попал?» Дело в том, что, если следствие намерено жестко на вас надавить, оно может устроить в камеру к людям нетрадиционной сексуальной ориентации или к представителям низшей тюремной касты «опущенных».

И те и другие относятся к неприкасаемым, но, вопреки расхожему мнению, гомосексуалисты и «опущенные» — это не одно и то же. «Опустить» или «закатать в шерсть» могут за проступки, это не меняет ориентацию человека.

При этом образ, сформированный поп-культурой, характеризует «опущенного» как человека, обязанного тюремным обществом к услугам интимного характера.

Тут одно понятие вытекает из другого, и оба абсолютно не верны: никакое насилие на зоне недопустимо, никто не может потребовать никаких услуг — только, так сказать, уговорить. К вопросу рукоприкладства мы еще вернемся, как и к определению тюремных «мастей», а пока нужно понять главное: с представителями касты неприкасаемых нельзя оставаться в одной камере, иначе в будущем, в СИЗО и лагере, заключенный останется с ними жить.

Итак, если задержанный попал в «неправильную» камеру, оставаться в ней нельзя. О том, что здесь сидят «опущенные», они обязаны сказать сами. Прояснив вопрос, необходимо немедленно развернуться и стучать в дверь, вызывая надзирателя: «Я отказываюсь сидеть в этой камере».

Требование о переводе должны исполнить — в Татарстане в этом смысле издеваться не принято, УФСИН не переходит границы. Я уже говорил, что наш УФСИН относительно гуманный.

Есть зоны, известные своей жестокостью, — это Кировская область, Омск, где человека могут закинуть в камеру и избивать или заставляют маршировать часами. Татарстанским зэкам в этом смысле повезло.

Даже если следствие хочет надавить на задержанного через посадку к «опущенным», персоналу УФСИН эти интересы по большому счету параллельны, тут действует юрисдикция минюста. Кроме того, сегодня в каждой татарстанской камере установлено видеонаблюдение с трансляцией напрямую в Казань.

Есть негласное правило: нельзя доводить заключенного до самоубийства, а если его оставят с «опущенными», он ведь может и «вскрыться». Или начнет биться головой об дверь, а видеокамера будет это снимать. Лучше крайние меры на этом этапе, чем месяцы или годы с «опущенными» в случае реального срока.

ЗА ОБРАЗ ЖИЗНИ СПРОСА НЕТ

В СИЗО администрация, как правило, спрашивает новичка, в какую камеру он хочет сам. С «опущенными» в данном случае понятно — они не могут скрывать свой статус, не могут зайти к «черным» или к «мужикам», а то будет совсем плохо. Все остальные должны определиться, для этого надо знать, какие масти есть.

К вопросу о неприкасаемых добавлю только, что с ними нельзя здороваться за руку, сидеть за одним столом, пользоваться их посудой, никакого тактильного контакта. Этот запрет, к примеру, обязывает их всегда уступать дорогу и при необходимости предупреждать незнакомого заключенного о своем статусе.

Эта каста выполняет всю грязную работу в СИЗО и на зоне: они чистят общие туалеты, моют полы в коридоре. В лагере они подметают плац — это одно из самых позорных занятий, как и чистка снега между двумя рядами заборов, на пути охранников, делающих обход.

Позор в том, что они тебя охраняют, а ты им дорогу для этого расчищаешь.

Кто-то должен выполнять всю эту работу, зазорную для мужиков, потому что ее не делает УФСИН — нет возможности. Поэтому УФСИН заинтересовано в том, чтобы заключенных «в шерсти» было больше. Администрация не влияет на рост их числа, но системе они выгодны. Это бесплатная работа, максимум за сигареты и какие-то индивидуальные послабления.

Ступенью выше стоят «красные» — заключенные, работающие в административных должностях, зачастую таких, на которых должны работать офицеры. Например, «красные» могут работать в финансовом отделе штаба. В штабе нижнекамского лагеря, к примеру, работали около 30 человек. Это тоже показатель нехватки тюремного персонала.

К «красным» на зоне относятся нормально, как и к обычным «мужикам», работающим на промплощадке или нигде не работающим. Ограничения для «красных» чисто символические — например, заходя в комнату «черной масти» (раньше их называли блатными), «красный» должен постучаться.

«Мужик» не должен, «черный» тем более любую дверь открывает без стука.

«Мужики», как уже, наверное, стало понятно, формируют основную массу заключенных. Они могут работать, исключая сотрудничество с администрацией.

«Черный» работать не может и должен жить по понятиям — вот, собственно, и все. Есть, конечно, и другие мелкие права и обязанности, несущественные, — например, «черным» нельзя ходить на концерты, потому что их организовывает администрация. Я сам как-то организовал концерт, пригласил из Челнов группу «Веретено». Всем понравилось, но «черные» не пошли по привычке.

«Черные» и «мужики» не могут по одиночке ходить в штаб, даже если вызывают. Нужно отказываться или требовать, чтобы с тобой шел свидетель. При желании администрация может наказать за отказ, посадить в карцер, но еще раз подчеркиваю — УФСИН правила знает и заинтересовано в спокойствии.

Один раз принудят к чему-то, другой, а на третий зэки могут устроить бунт — начнут все жечь или «вскрываться». На любой нормальной зоне всегда есть люди, готовые рискнуть жизнью ради общих интересов.

Кстати, по лагерю вообще не принято шататься в одиночку, даже на виду, хотя в принципе не запрещено.

Как я уже говорил, в СИЗО «мужики» и «черные» сидят вместе, а в лагере новичок сам должен определиться, с кем сидеть. Независимо от того, кем он был на воле, он может подселиться и к «черным», но это право нужно подтвердить образом жизни.

Я бы советовал «первоходу», если он не бандит, признавать себя «мужиком» — это самая подходящая среда для человека с улицы. Но в любом случае главное, что нужно знать о мастях, — это опять же принцип, четко действующий в местах заключения: за образ жизни спроса нет.

Хоть «черный», хоть «опущенный» — без причины никто никому предъявить не может, спрашивают только за поведение.

НЕ НАВРЕДИ ДРУГИМ СВОИМ ПОВЕДЕНИЕМ

Возвращаясь к вопросу рукоприкладства, отмечу, что, несмотря на традиционные представления обывателя о тюрьме, мордобой на зоне строжайше запрещен, в том числе и по отношению к «опущенному».

Право на насилие имеет лишь «смотрящий», причем только в рамках суда и наказания за проступок, — это обычно один человек на зоне. Если вы кого-то избили, основания для этого придется выкладывать очень серьезные.

Все споры в лагере решаются на словах, а кто не умеет этого сделать, может вынести суд на общество, обратиться к смотрящему по зоне или по камере (в СИЗО).

Запрет на физическое насилие появился в 1990-е годы, когда в тюрьму стали заезжать накачанные спортсмены из группировок. Они стали мощной силой, начали подминать под себя зону… А как жить, если все решает сила? В таких условиях жизни нет ни для кого. Большим плюсом стал и закон о разделении заключенных на первоходов и зэков с повторными сроками.

Получилось как в армии. Когда Сердюков освободил солдат от грязной работы, наняв специалистов на аутсорсинг, дедовщина кончилась сама собой. Весь ее смысл был в том, что старшие не хотели работать на кухне или мыть полы, заставляли младших делать это.

Когда солдат вместо подметания стали обучать меткой стрельбе и боевой подготовке, вопрос дедовщины был закрыт.

За любые оскорбления тоже придется отвечать перед обществом. На зонах для первоходов нет жестких понятий о запретных словах.

К примеру, если среди рецидивистов любые производные от слова «обида» могут трактоваться как намек на статус зэка («обиженный» — тот же «опущенный»), то при первом сроке к словам без персональной причины не цепляются, все зависит от контекста.

В столь тесном обществе ценится прежде всего вежливость, в соответствии с правилом «не навреди другим своим поведением».

В СИЗО от сокамерников, как правило, можно не ожидать подвохов и провокаций — все сосуществуют достаточно мирно. Даже если новичок попадает к «черным», в первый раз все настроены ему помочь. Объяснят правила поведения, даже, быть может, выразят моральную поддержку.

Могут и спасти, как было с меценатом Николаем Мясниковым (епархия пыталась силой отжать у него построенный им храм и организовала ему уголовное дело). Когда за ним, пожилым человеком, пришли в камеру в час ночи и попытались вывести на допрос, что абсолютно незаконно, камера его не отдала — заключенные встали стеной и не пропустили сотрудников внутрь.

Есть рабочее время, когда следователь может тебя допрашивать, когда может приехать адвокат. Ночью-то адвоката никто в СИЗО не пустит. Да и сами надзиратели не имеют права заходить в камеру ночью. Для обыска нужен повод, для зрительного контроля есть глазок.

Если в камере происходит что-то непотребное или преступное — например мордобой или разговор по телефону — тогда другое дело, но обстоятельства, как мы помним, фиксируется на видеокамеру. Работникам УФСИН сейчас намного сложнее нарушить закон.

На этом прервемся, а следующую часть серии о тюрьме я посвящу тюремному быту: правилам общежития, внутренней валюте и цене откровенности в тех или иных темах для разговоров.

Сергей Еретнов

Источник: https://www.business-gazeta.ru/article/380820

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.