Как передать телефон в тюрьму

За найденный у заключенного мобильник добавят срок

Как передать телефон в тюрьму

По данным «Известий», в Федеральной службе исполнения наказаний (ФСИН) обсуждается революционный законопроект: заключенных собираются жестко наказывать за использование мобильного телефона, вплоть до уголовной ответственности.

Правозащитники считают, что ФСИН таким образом борется с потоком жалоб от заключенных на творящийся в колониях и тюрьмах произвол и избиения.

Правозащитники, напротив, предлагают официально разрешить использование мобильной связи в местах лишения свободы.

Как сообщили «Известиям» источники во ФСИН, формальным поводом для ужесточения наказания за мобильные телефоны является забота о дисциплине и порядке среди заключенных в колониях. 

— По закону мобильные телефоны входят в перечень запрещенных вещей, — поясняет «Известиям» источник во ФСИН. — Уже сейчас нарушителю грозит до 10 суток штрафного изолятора при обнаружении у него мобильника. Но, как показывает практика, заключенных такая перспектива не пугает.

По словам собеседника, несмотря на регулярный контроль и проверки, колонии и тюрьмы буквально наводнены телефонами.

— Ежемесячно при плановых обысках в СИЗО или колониях с лимитом наполнения 1 тыс. человек изымается до 300 аппаратов. Это только то, что заключенные не успели спрятать, поэтому трубок на самом деле еще больше, — поясняет собеседник.

По его словам, по телефону зэки обсуждают дела с подельниками и родственниками на воле, руководят своими подчиненными и даже совершают различные преступления.

— Например, во время бунтов преступные авторитеты координируют по телефону свои действия, — поясняет источник. — Кроме того, 90% мошенничеств со звонками якобы попавших в беду людей также совершаются из колоний.

Тюремщиков беспокоят и мобильные телефоны в СИЗО, потому что тогда теряется смысл изоляции: арестанты могут информировать сообщников о ходе следствия, уничтожать улики и запугивать свидетелей.

Чтобы сломать эту ситуацию, во ФСИН рассматривается несколько идей: от ужесточения наказания в рамках нынешних законов (увеличение срока содержания в ШИЗО, лишение свиданий и других поблажек) до введения уголовной ответственности. В последнем случае зэк может получить за нелегальный телефон дополнительный срок.

— Вопрос об ужесточении наказания за мобильные телефоны во ФСИН уже обсуждается, — подтверждает председатель Общественной наблюдательной комиссии Москвы Валерий Борщев, который резко выступает против карательных мер. — Но, я считаю, что ФСИН должна бороться не с заключенными, а с техникой.

Бывший советник директора ФСИН Евгений Парушин пояснил «Известиям», что ранее также принимал участие в обсуждении этого вопроса.

— Мы предложили три варианта решения проблемы: первый заключался в установке больших дорогостоящих глушилок, подавляющих сигнал сотовой связи на всей территории учреждения, второй — установка до 50 небольших и более дешевых блокираторов, третий — внедрение специальной аппаратуры, фильтрующей исходящие и входящие сигналы, — рассказывает «Известиям» эксперт.

По его словам, ни один из вариантов не прошел. Большие глушилки вызвали негодование у операторов сотовой связи, поскольку блокировали сигналы на прилегающей к тюрьмам территории и даже лишали связи пролетающие воздушные суда. Например, местные жители жаловались, что они даже не могут вызвать по мобильному телефону скорую помощь.  

Маленькие глушилки оказались ненадежными и быстро выходили из строя. Фильтрующая аппаратура не только крайне дорога, но и очень секретная — ее как в России, так и за рубежом используют в основном спецслужбы. 

Новости из ФСИН взбудоражили правозащитников. Они считают, что таким образом ведомство собирается ввести в колониях информационную блокаду. В первую очередь это коснется зэков, которые сейчас оперативно жалуются на творящийся в колониях произвол и насилие. 

— Практически все жалобы мы получаем по телефону и интернету, поэтому мы даже открыли специальную «горячую линию», — заявил «Известиям» руководитель проекта Gulagu.net Владимир Осечкин.

В качестве примера он приводит последние громкие скандалы, случившиеся за последний месяц в колониях Тульской, Челябинской и Омской областей, а также Башкирии и Карелии.

— Во всех случаях осужденные об избиениях и издевательствах сообщили по телефону, приложив к жалобам фотографии, — рассказывает Осечкин. — Если бы осужденные жаловались по почте, то доказательств уже бы не было: к приезду проверки все синяки уже бы сошли.

По словам Осечкина, в качестве контрмеры правозащитники предлагают узаконить мобильную связь в местах лишения свободы. Соответствующий законопроект уже обсуждается на сайте Открытого правительства.

— Мы предлагаем разрешить пользоваться мобильной связью осужденным, которые не нарушают режима содержания и правил внутреннего распорядка, — поясняет  Осечкин. — Кроме того, разрешение сотовой связи поможет частично победить коррупцию.

По словам правозащитника, на самом деле торговлю мобильными телефонами в зонах крышуют сами сотрудники ФСИН. Ужесточив наказание за телефоны, они получат дополнительные рычаги давления на осужденных, а торговля мобильными никуда не уйдет.

Официальные представители ФСИН не смогли оперативно прокомментировать «Известиям» идею ужесточения наказания за использование мобильных телефонов.

Источник: https://iz.ru/news/532273

Абонент в зоне действия сети – Технологии Onliner

Как передать телефон в тюрьму

Несомненно одно: жизнь за колючей проволокой течет по своим законам. Но любой «бывалый» скажет вам, что нет ничего более ценного ТАМ, нежели возможность общаться.

Простой разговор с близким человеком для зэка куда ценнее пачки сигарет (хотя пачка сигарет в тюрьме до сих пор крепче любой мировой валюты и не подлежит девальвации).

В общем, мобильник в камере — это одновременно и средство общения, и глоток долгожданной свободы, и некий объединяющий элемент всей «хаты».

Быть абонентом сотового оператора в тюрьме очень сложно. Запрет на пользование мобильным телефоном действует в подавляющем большинстве пенитенциарных заведений мира. Опасения надзорных органов базируются на довольно очевидных вещах: при помощи аппарата можно организовывать волнения или бунты, обмениваться данными между камерами или даже тюрьмами и много чего еще.

С другой стороны, до появления мобильного телефона в застенках веками (именно веками!) существовала тюремная почта, функции которой не очень-то отличались от возможностей, предоставляемых мобильником: передача новостей, «обмен мнениями», так сказать, по разным проблемам и организация «удаленных конференций».

Новые времена привнесли в нехитрый быт зэков новые технологии. В прогрессивных странах заключенные пользуются глобальной сетью, а некоторые даже ведут блоги, в которых описывают все достоинства пребывания в пенитенциарном заведении. Мол, тут вам и видеоигры, и тренажерный зал, и полный калорий да микроэлементов обед, за который на свободе не каждый сможет заплатить.

В тюрьмах стран бывшего СССР все намного суровее. Новые технологии если и просачиваются за толстые стены исправительных учреждений, то происходит это незаконно, под покровом хитрой зэковской тайны да при помощи бесконечных взяток. Касается это и мобильного телефона, об особенностях пользования которым в тюрьме нам рассказал бывалый рецидивист Олег.

Судьба у Олега — как картина бурных 90-х. «Отмотав» по тюрьмам три срока (первый «впаяли» еще в начале прошлого десятилетия за рэкетирство), наш герой твердо встал на путь исправления и последние два года живет и работает в крупном городе, а о тюрьме иначе как с сожалением вспоминать не желает. Шутка ли — «топтать» почти 15 лет!

Тем не менее о том, как он был абонентом сотового оператора за колючей проволокой, Олег рассказал с охотой. Потому что, повторимся, общение для заключенного — это и есть свобода, высшая и непреходящая ценность, смысл жизни и самый сильный повод ждать последнего звонка.

— Мобильный телефон в тюрьме запрещен, — начинает свой рассказ Олег. — Аппарат отбирают в день задержания, а если и разрешают позвонить, то только с разрешения оперативника.

Как уже говорилось, первый свой срок Олег получил в начале 90-х. Тогда, разумеется, мобильных телефонов в стране не было, поэтому из тюрьмы можно было позвонить исключительно при помощи стационарного. Однако принципы пользования связью сформировались еще тогда: заключенному звонить запрещено, но… при некоторых обстоятельствах можно.

— Как и везде, в тюрьме полно тех, кто хочет немного подзаработать, — вспоминает свой «трудовой» путь Олег. — Я помню, что в середине 90-х охранники охотно давали пользоваться своим телефоном за небольшую мзду. Скажем, одна-две пачки сигарет, и ты с их комнатного аппарата дозваниваешься домой и разговариваешь столько, сколько разрешает надзиратель.

Сейчас, по словам нашего собеседника, ситуация несколько изменилась. Во многих исправительных учреждениях установлены таксофоны, а заключенный имеет право приобрести стандартную карточку с несколькими минутами на ней для звонков по межгороду. Правда, это касается далеко не всех пенитенциарных заведений и, возможно, зависит от строгости режима учреждения.

Олег сидел в колонии строгого режима, и таких поблажек никто тамошним зэкам не делал. Впрочем, они и не особо в них нуждались, потому что во всех камерах были мобильные телефоны. Но как?

— Тюрьма притягивает «тяжелых» людей, — пускается в философствования Олег. — Среди надзирателей всегда можно найти того, кто готов помочь доставить в камеру все что угодно. Стоит это разных денег, но то, что любой вопрос в тюрьме разрешим, — это однозначно. Хочешь мобильник? Плати — и он у тебя будет.

Олег вспоминает, что собственный телефон он доставил в тюрьму практически сразу, как появилась возможность его иметь и оплачивать. Наш собеседник еще в молодости успел жениться и завести детей, и жена терпеливо ждала, пока он «отмотает» все три (!) своих срока. И как могла помогала ему.

— Способов стать абонентом в тюрьме два, — продолжает Олег. — Я воспользовался самым простым. Договорился с охранником, что жена привезет телефон. Он с ней встретился за воротами «зоны» и принес мобильник мне в камеру.

По словам собеседника, есть и другой вариант. Как в фильмах про гламурных шпионов, мобильный телефон прячется в продуктах питания и вместе с передачей доставляется в тюрьму. Зэки стран бывшего СССР предпочитают использовать для этого белокочанную капусту: кочан надрезается, из него достается сердцевина, а на ее место укладывается заранее упакованный в целлофан аппарат и зарядное устройство.

— Тут есть нюансы, — делится опытом Олег. — Передачи в тюрьму приносят, как правило, два раза в неделю, но все они тщательно досматриваются. Понятно, что распотрошенный кочан привлечет внимание опытного охранника, поэтому надзирателя нужно «подогреть» той же пачкой сигарет или мелкой суммой. Передача в таком случае не досматривается и отдается зэку без очереди.

Однако и здесь есть сложности. Иногда передачи контролируются тщательнее обычного (после выволочек «сверху» или по каким-то внутренним причинам), и тогда не помогают никакие «подогревы» и знакомства с охранниками. В таких случаях зэки, ожидающие в своих передачах какие-то запрещенные вещи, попросту не становятся в очередь и уходят в камеры восвояси. Так безопаснее для всех.

— Обычно если в передачах что-то находят, то это значит, что кто-то кого-то «сдал», — считает Олег. — Если человеку что-то нужно в тюрьме, он найдет способ это получить. А если передачу «просвечивают» и все находят, то это значит, что кто-то враждует.

Олег вспоминает, что как-то в его камере кто-то ждал две SIM-карты. Они были доставлены внутрь при помощи обыкновенных луковиц. Чипы были тщательно упакованы в фольгу и запрятаны внутрь овощей, а те, в свою очередь, помечены маркером. Как бы незаметно, но… заметно для всех, кто участвовал в этой цепочке доставки.

Даже когда мобильный телефон уже получен и подключен, общаться по нему в колонии строгого режима не так просто. Как решить вопрос с незаметными разговорами? Как оплачивать? Как прятать от обысков? Все это решается или зэковской смекалкой, или теми же мелкими «подогревами».

— Тот охранник, что помог пронести мобильник в камеру, обычно предупреждает о «шмонах» на «хате», — продолжает раскрывать тайны Олег. — За час-два он говорит, что планируется осмотр камеры. Все, кто хранит запрещенные вещи, сдают их в его кабинет, который, разумеется, никто не обыскивает. За это — пачка сигарет, чай, еда в качестве оплаты.

Происходят и неожиданные «шмоны». В таких случаях зэк может надеяться только на себя и удачу. В тюрьме принято пользоваться миниатюрными телефонами, которые могут поместиться в пачке сигарет. Таким образом, аппарат располагается на дне пачки, а ее, как правило, не вытряхивают. Но прецеденты бывали.

— Тут есть два пути разрешения конфликта, — продолжает Олег. — Охрана чаще всего предлагает рассказать, кто помог пронести телефон в камеру. Если расскажешь — наказания не будет. Не «сдашь» — могут пугнуть тем, что не отправят документы на условно-досрочное или не попадешь под амнистию. Каких-то жестких санкций не бывает.

Рассказать, разумеется, никто не спешит. Вся «хата» зависит от лояльного охранника, да и «сдавать» по понятиям заключенных — последнее дело.

Олег жалуется, что в последнее время в стенах тюрем стали ставить глушилки радиоволн и разговаривать непосредственно в камере стало невозможно. Для этого необходимо брать мобильник на прогулку, где можно сносно общаться с родными и близкими. Но общение на прогулке тоже имеет свои особенности.

Для того чтобы поговорить, заключенный отходит куда-нибудь в угол территории и просит двоих «коллег» стать «на атасе».

Они прикрывают звонящего от охранников, а в случае опасности — предупреждают о приближающемся надзирателе. Впрочем, в разных тюрьмах разные законы.

Олег говорит, что в одних к телефонам относятся более лояльно, в других — строже. Кое-где охрана может вообще закрыть глаза на то, что зэк звонит родне на волю.

— В колонии строгого режима я сидел в «братской хате», — рассказывает Олег. — То есть в камере было много людей. Мобильник был не у всех, но пользоваться могли все. Если у кого-то кончались деньги на счете, он мог попросить у меня. Когда мне не успевали оплатить, я поступал так же.

Оплата разговоров — один из самых сложных моментов в пользовании мобильниками в тюрьме. Олег рассказывает, что единственный вариант — это перед отключением исходящих звонков позвонить домой. Или попросить оплачивать регулярно, например раз в неделю. Если кому-то нужно отдать долг, положить в ответ деньги на чужой счет, то об этом пишется в письме на волю.

— Родные ведь жалеют, — напустил нотку сентиментальности в наш разговор Олег, — никогда не отказывают. Тем более сами знают: мобильник — единственный способ оставаться на постоянной связи с зэком, пока он отбывает срок.

…Олег больше в тюрьму не собирается. Говорит, что полностью переоценил свою жизнь и жалеет о полутора десятках лет, проведенных за «колючкой». Признается, что никакой мобильник не скрасит тоски камеры и отсутствия возможности просто поговорить с близким человеком, без лишних хитростей и опасностей быть замеченным.

Максим Малиновский

Источник: https://tech.onliner.by/2009/03/14/phones_in_prison

Наркотики в карамели, сотовые в шпротах. Как в тюрьму проносят

Как передать телефон в тюрьму

справка

36-летний житель села Каширское принес для одного из содержащихся под стражей в СИЗО-1  Воронежа обвиняемого 3 мобильных телефона, спрятанных в шариковых дезодорантах.

В ИК-25 Сыктывкара в передаче осужденному, внимание сотрудников учреждения привлек баллон из-под пены для бритья. И не зря – «вскрытие показало» содержание в предмете 2 сотовых и гарнитуры к ним. Примечательно, что к запрещенным предметам отправитель также приложил медицинские маски и перчатки. По всей видимости, для амортизации.

При досмотре посылки, предназначенной одному из осужденных ИК-12 в п. Широковский Пермского края, сотрудники учреждения нашли в дезодоранте 3 сим-карты.

В ИК-5 Пензы досматривали личные вещи гражданки, прибывшей на длительное свидание к своему мужу. Несмотря на то, что женщина знала о запрете на пронос в колонию сим-карт, она спрятала аж 21 штук в своей старенькой расческе.

Вовсе не о здоровье зубов осужденного из ИК-1 Кочубеевское позаботился его 30-летний друг. В тюбике из-под зубной пасты он привез порошок с сильнодействующим наркотическим веществом.

Съедобное – несъедобное

Некая гражданка придумала свою начинку для карамельных конфет – с порошкообразным наркотическим веществом. В 29 карамельках обнаружились пакетики белого и черного цвета. Необычную передачу для осужденного помог обнаружить служебный пёс Вулкан, трудящийся в ИК-3 Краснокумское.

Кстати, другая служебная собака – Рада, работающая в паре с кинологом ИК-14 Новочеркасска, «почуяла неладное» в пачке сигарет. И вправду, в сигаретах обнаружилось наркотическое вещество общим весом в 12 грамм.

Отправительница посылки в ИК строгого режима № 4 в г. Каменка поместила «подозрительное вещество» белого цвета и 2 сим-карты внутрь жевательных конфет, потом тщательно завернула угощение в обратно в фантики и расфасовала конфеты по сверткам. Но всё было зря.

Несмотря на предупреждение об ответственности за передачу запрещенных предметов, прибывшая на свидание к сыну в ИК-13 Парца, сознательно принесла их в зефире.

Но куда же сладкое без чая? В ИК-9 Соликамска в посылке осужденному внимание сотрудников УИС привлекло нарушение заводской упаковки чая и совсем нехарактерный для заварки запах. Оказалось, что к гранулам чая примешали измельченное вещество черно-зеленого цвета и наркотического содержания.

А теперь от десертов – к более существенному. Колбаса – это один из самых популярных продуктов, которые пытаются использовать как тайник. Причем если используют, то сразу как оптовый склад запрещенки. Наверное, потому что в ней много места и «подклад» несложно замаскировать. Но сотрудники ФСИН так не считают. Эти 6 телефонов с зарядками обнаружили в СИЗО-1 Карабулак в Ингушетии.

В СИЗО-1 Новосибирска в посылке для подследственного сразу увидели, что колбаса весьма необычная – кроме мелкого шпика в заводском батоне зачем-то вдруг оказались 9 сотовых телефонов и зарядок к ним.

Какая колбаса без хлеба? В ИК-7 Мелеуз на КПП по пропуску транспорта досматривали грузовик, наполненный паллетами с белым хлебом. В одной буханке нашли 2 сотовых телефона.

В посылке для осужденного из ИК-3 Куета нашли вяленую рыбу, «беременную» мобильным телефоном.

В ИК-1 Южно-Сахалинска телефонами нафаршировали тушки бройлера.

Консервы – другое излюбленное укрытие для запрещенных вещиц. Ну кому придёт в голову, что в банке “Шпроты”, вместо рыб в масле плавают мобильники? Наверное, именно с такими мыслями один 33-летний пензяк отправил своему знакомому в ИК-5 Пензы посылку с таким продуктом.

В этой колонии, видно, передавать сотовые в «Шпротах» модно. Ещё один житель Пензы передал своему другу в колонию такой же «рыбный» гостинец.

Пластиковая тара так и напрашивается своими внушительными размерами придумать что-нибудь этакое, чтобы припрятать в себе запрещенку.

Одна изобретательная жительница п. Водный в посылку осужденному положила пластиковую банку с топленным маслом. Инспекторы ИК-24 Ухта ничего бы не имели против, если бы эта ёмкость не имела двойного дна с мобильниками внутри.

А другая родственного заключенного ИК-2 Салават нашла не самый изящный способ передать мужу партию из 18 сотовых телефонов, 3 сим-карт и аксессуаров к ним. Всё это богатство смешали с майонезом.

Всякие разности

Сим-карты такие маленькие, что «заныкать» их несложно. Так казалось подозреваемым, прибывшим плановым этапом в СИЗО-2 Краснокаменска. Но опытные сотрудники обнаружили-таки припрятанное в пакете с медикаментами и даже в подкладке куртки.

В СИЗО-1 Сыктывкара поступила посылка с медикаментами, где в корпусе ингалятора вместо микросхем разместили сотовый телефон, наушники и USB-разъем.

⛔ Передача запрещенных предметов на территорию учреждений влечет за собой административную ответственность. В отношении всех нарушителей составлены дела в соответствии со статьей 19.12 КоАП РФ. ⛔

Источник: https://fsin.ru/articles/narkotiki-v-karameli-sotovye-v-shprotakh-kak-v-tyurmu-pronosyat-zapreshchenku

Ответственность за передачу запрещенных предметов осужденным

Как передать телефон в тюрьму

Ответственность за передачу запрещенных предметов осужденным. На основании п. 6 ст. 14 Закона РФ от 21 июля 1993 г.

№ 5473-I «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» учреждения, исполняющие наказания, вправе производить досмотр и обыск осужденных, иных лиц, их вещей, транспортных средств, находящихся на территориях учреждений, исполняющих наказания, федеральных государственных унитарных предприятий уголовно-исполнительной системы и на прилегающих к ним территориях, на которых установлены режимные требования, а также изымать запрещенные вещи и документы.

Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденными Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 03.11.2005 № 205, определен перечень предметов, вещей и предметов, продуктов питания, которые осужденным запрещается иметь при себе, получать в посылках, передачах, бандеролях либо приобретать.

В частности, к запрещенным предметам относятся предметы, изделия и вещества, изъятые из гражданского оборота, все виды оружия, боеприпасы, транспортные средства, взрывчатые, отравляющие, пожароопасные и радиоактивные вещества, зажигалки, деньги, ценные вещи, ценные бумаги, валюта зарубежных стран, оптические приборы и другие.

При прибытии в исправительное учреждение осужденные и их родственники предупреждаются об ответственности за пронос и передачу запрещенных предметов.

Организуется тщательный досмотр посылок, передач и бандеролей, передаваемых осужденным, в том числе с привлечением собак, работающих по наркотикам. Лица, прибывшие на свидание к осужденным, подвергаются обыску.

Обнаруженные ценные запрещенные предметы сдаются на хранение в бухгалтерию учреждения. Предметы и вещи, не относящиеся к ценным, сдаются на хранение на склад учреждения.

Вместе с тем, за передачу запрещенных предметов граждане могут быть привлечены к административной ответственности.

Административная ответственность за передачу запрещенных предметов осужденным

Согласно ст. 19.12.

КоАП РФ передача либо попытка передачи любым способом лицам, содержащимся в учреждениях уголовно-исполнительной системы или изоляторах временного содержания и иных местах содержания под стражей, предметов, веществ или продуктов питания, приобретение, хранение или использование которых запрещено законом, влечет наложение административного штрафа в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей с конфискацией запрещенных предметов, веществ или продуктов питания.

В случае изъятии запрещенных предметов администрацией ИУ составляется протокол об административном правонарушении.

Правом составления протокола об административных правонарушениях, за передачу осужденным и лицам, заключенным под стражу, запрещенных предметов, в соответствии приказом ФСИН России от 19 декабря 2013 г.

N 780 «Об утверждении перечня должностных лиц учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях, и перечня должностных лиц учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, уполномоченных осуществлять административное задержание» обладают в том числе:

  • начальники подразделений следственных изоляторов и тюрем территориальных органов ФСИН России, их заместители, старшие оперуполномоченные по особо важным делам, старшие оперуполномоченные, оперуполномоченные;
  • начальники объединений исправительных учреждений, исправительных учреждений, лечебно-профилактических учреждений, следственных изоляторов, специальных подразделений по конвоированию, их заместители;
  • начальники подразделений безопасности объединений исправительных учреждений, исправительных учреждений, их заместители, старшие инспекторы, инспекторы;
  • начальники оперативных подразделений объединений исправительных учреждений, исправительных учреждений, лечебно-профилактических учреждений, следственных изоляторов, их заместители, старшие оперуполномоченные, оперуполномоченные;
  • начальники подразделений режима воспитательных колоний и следственных изоляторов, их заместители, старшие инспекторы, инспекторы;
  • дежурные помощники начальников колоний, дежурные помощники начальников учреждений (больниц), их заместители;
  • дежурные помощники начальников следственных изоляторов (тюрем), их заместители;
  • начальники подразделений охраны исправительных учреждений и следственных изоляторов, их заместители, старшие инспекторы и инспекторы;
  • начальники караулов подразделений охраны исправительных учреждений, следственных изоляторов.

В соответствии со ст. 23.1 Кодекса об административных правонарушениях дела о правонарушениях, предусмотренных ст. 19.12.КоАП РФ, рассматриваются мировыми судьями.

Так, 22 февраля при досмотре личных вещей гражданки Ж. прибывшей на длительное свидание к осуждённому ФКУ ИК-29 была обнаружена и изъята: SIM-карта «Ростелеком» – 1 штука. В отношении гражданки Ж.

был составлен протокол об административном правонарушении в порядке статьи 19.12 КоАП Российской Федерации. Решением Мирового судьи Ж. признана виновной и ей назначено наказание в виде штрафа в размере 3000 руб.

, с конфискацией предметов административного правонарушения.

20 ноября в помещение для проведения длительных свиданий ФКУ ИК-10 при досмотре личных вещей гражданки А. были обнаружены и изъяты аккумуляторные батареи к сотовым телефонам -2 шт. В отношении гражданки А.

был составлен протокол об административном правонарушении в порядке статьи 19.12 КоАП Российской Федерации. Мировым судьей гражданке А. назначено наказание виде административного штрафа в размере 3000 рублей.

Всего за истекший период прошлого года за передачу осужденным и лицам, заключенным под стражу, запрещенных предметов были составлены протокола об административных правонарушениях в отношении 85 граждан, из них 50 назначен штраф в размере 3000 рублей, 6 человек привлечены к штрафу в размере 4000 рублей, одному человеку назначен штраф в размере 5000 рублей.

Друзья, а что Вы думаете про ответственность за передачу запрещенных предметов осужденным

Источник: https://law-raa.ru/otvetstvennost-za-peredachu-zapreshhennyx-predmetov-osuzhdennym.html

Госдума обяжет операторов связи блокировать номера телефонов в СИЗО и колониях

Как передать телефон в тюрьму

Госдума намерена полностью запретить пользоваться сотовой связью в колониях и СИЗО.

Соответствующий законопроект в нижнюю палату парламента внесли депутаты-«единороссы» Александр Хинштейн, Павел Крашенинников, Василий Пискарев и Антон Гетта.

Согласно документу, под блокировку попадут мобильные телефоны не только задержанных и отбывающих наказание граждан, но и сотрудников ФСИН.

Как пояснил Хинштейн, в последние годы участились случаи преступлений в сфере IT-технологий, которые совершают заключенные.

«За первое полугодие текущего года количество преступлений, сопряженное с использованием IT-технологий, по сравнению с первым полугодием предыдущего года выросло ровно вдвое, – пояснил он.

– 23% преступлений в России, по сути каждое четвертое из зарегистрированных сегодня совершается с использованием средств связи или коммуникации».

Называть конкретные цифры, касающиеся преступлений, совершаемых заключенными при помощи телефонов и смартфонов, Хинштейн не стал, однако сообщил, что прочел в СМИ интервью вице-президента Сбербанка, в котором тот оценил объем таких преступлений в 50% от всех мошеннических действий.

Новый законопроект «призван стать если не панацеей, то в значительной части решить эту проблему», сообщил парламентарий. Согласно документу, руководитель управления ФСИН в регионе сможет обращаться с письмом к оператору связи, и тот обязан будет прекратить услуги связи для номера, выявленного сотрудниками ФСИН.

«Сегодняшние технические возможности позволяют установить все аппараты, находящиеся даже в выключенном состоянии, в конкретном квадрате», – уточнил Хинштейн, отметив, что «пользование средствами связи в местах лишения свободы запрещено для всех – и для осужденных, и для сотрудников УИС, и для адвокатов, и для прокуроров». «Любой сотовый телефон, который излучает сигналы в местах лишения свободы – вне закона», – констатировал парламентарий. По его словам, в прошлом году в таких учреждениях было изъято более 55 тысяч средств связи.

Между тем, депутат Госдумы от КПРФ Юрий Синельщиков усомнился в действенности предложенной системы. По его оценке, «самым главным» каналом передачи телефонов в колонии являются сотрудники этих учреждений.

«И через операторов связи если действовать, это растянется на несколько дней наверняка, – пояснил он. – Поэтому система будет неоперативной и ненадежной, потому что не все 100% телефонов будут нейтрализованы.

Не проще было бы просто поставить «глушители» в бараках? Тогда 100% было бы заблокировано».

«Не соглашусь с тезисом, что преимущественно аппараты попадают благодаря коррумпированным сотрудникам, – вступился за сотрудников учреждений ФСИН Хинштейн. – Есть масса примеров, когда это происходит и при помощи родственников, адвокатов и путем переброски».

При этом депутат сообщил, что «система шумоподавления уже сегодня применяется сотрудниками учреждений исполнения наказаний, это вопрос, не требующий законодательного урегулирования, но требующий большого финансирования и сложной технической настройки».

Проблема в том, что такая система должна действовать строго на определенной территории – при этом большое число СИЗО в России находится в городской черте.

«Вряд ли жители соседних домов будут испытывать сильную радость от полной блокировки связи», – пояснил он.

Вместе с тем Хинштейн заявил, что никаких исключений для подследственных в СИЗО делать не следует, поскольку они должны быть точно так же ограничены в правах, как и уже осужденные лица.

«Человек, находящийся в следственном изоляторе в этом смысле должен быть более ограничен от внешнего мира, поскольку идет следственный процесс, судебное разбирательство, и любое вмешательство извне, оказание давления может впрямую помешать объективному установлению истины, – заявил он. – Поэтому в СИЗО вдвойне оборот сотовых телефонов должен быть строжайшим образом запрещен».

В первом чтении законопроект поддержали 285 депутатов, один воздержался, против не ал никто.

Москва, Татьяна Дорофеева

Москва. Другие новости 30.09.20

ЧП в Подмосковье: 40-летний мужчина похитил девочку. / «В целях обеспечения бюджетной стабильности…» Заморозку пенсионных накоплений россиян хотят продлить до 2023 года. / Госдума приняла к рассмотрению законопроект о федеральном бюджете. Читать дальше

© 2020, РИА «Новый День»

Подписывайтесь на каналы
Яндекс НовостиЯндекс Дзен YouTube

Источник: https://newdaynews.ru/moscow/704315.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.