Как написать письмо осужденному в сизо

Письма и свидания в СИЗО: сколько положено, как проходят, как получить, как написать заявление

Как написать письмо осужденному в сизо

Следственный изолятор является не только местом содержания арестованных подозреваемых и обвиняемых в совершении уголовного преступления, но и негласно средством психологического воздействия на них.

Это необходимо для более эффективного расследования преступлений.

Попадая в СИЗО, человек оказывается в непривычной для него среде, где связь с внешним миром практически полностью исключена.

Это является мощнейшим психологическим фактором воздействия на личность. Поэтому, если ваш близкий человек попал в такую беду, не поленитесь написать письмо в СИЗО. Этим вы окажете ему неоценимую поддержку.

Как написать письмо в тюрьму (СИЗО или ИК)

С 2008 года граждане на воле и лица, находящиеся в местах лишения свободы, могут обмениваться электронными письмами. Это возможно благодаря сервису ФСИН-ПИСЬМО. Сервис на платной основе предоставляет канал коммуникации. Вы можете написать электронное письмо через этот сервис, выбрав соответствующую область и соответствующее учреждение в разделе “Куда”

Если вы не нашли в списке необходимую область и учреждение, то электронное письмо отправить нельзя. Письмо следует отправлять обыкновенной почтой.

Список областей и учреждений, где работает сервис ФСИН-ПИСЬМО смотрите здесь>>>>.

Что можно и нельзя писать?

В колонии отправляют обычные и электронные письма. Осуждённый получит письмо только в том случае, если оно соответствует установленным требованиям. Поэтому перед тем, как писать текст, нужно внимательно ознакомиться с ними.

Нежелательно писать:

  • о деталях уголовного дела или преступления, по составу которого обвинён арестованный;
  • о поступках заключённого на свободе, которые могут усугубить наказание;
  • о гражданах, проходящих свидетелями либо соучастниками по уголовному делу.

Используйте для изложения фактов простую манеру письма без сложных речевых оборотов. Следует избегать применения специальных знаков, символов – отправление проверят, могут заподозрить в наличии зашифрованной информации и отклонить.

Ненормативную лексику, жаргонизмы не используйте. Шутки, которые могут быть прочтены цензором как призыв к бунту, побегу, другим незаконным действиям недопустимы.

Согласно 91 УИК РФ, письма, в которых можно усмотреть направленность на причинение какого-либо вреда государственным органам или отдельным личностям, до адресата не доходят и уничтожаются.

Как отправить электронное письмо через сервис ФСИН-ПИСЬМО

Сделать это просто. Необходимо зайти на сайт fsin-pismo.ru. Далее выбираются из списка регион и исправительное учреждение. После вводятся данные об отправителе и получателе.

Ниже в специальном окне вводится непосредственно текст письма. Дополнительно можно прикрепить фото или запросить ответ. Когда все будет закончено, нажимается кнопка «отправить». Затем письмо следует оплатить. Четкую инструкцию читайте на нашем сайте здесь>>>.

Обращение в интернет-приемную ФСИН

Если лицам, содержащимся в исправительном учреждении, требуется помощь, они сами либо их родственники вправе обратиться с заявлением или жалобой к руководителю УФСИН или в ГУФСИН. Если же представители территориальных управлений не в силах решить вопрос, остается писать претензию через интернет-приемную ФСИН.

  1. На главной странице официального сайта Федеральной службы исполнения наказаний фсин.рф найдите ссылку на интернет-приемную.
  2. Ознакомьтесь с условиями обработки обращений и согласитесь с ними.
  3. Заполните поля электронной формы, указав контактные данные и адрес для отправки ответа (электронный или почтовый).

    Заполнение формы обращения в приемную ФСИН.

  4. Составьте сообщение, выбрав тему и прикрепив при необходимости файлы.

На странице интернет-приемной можно также проверить статус ранее отправленного сообщения.

Как отправить электронное письмо в СИЗО 1 Матросская тишина или СИЗО-2 Бутырка (Москва)

Чтобы отправить электронное письмо в СИЗО 1 Матросская тишина и СИЗО-2 Бутырка (Москва) необходимо выбрать на ресурсе регион (Москва) и название соответствующего учреждения (СИЗО 1 Матросская тишина или СИЗО-2 Бутырка) как это показано на картинке ниже:

Дальше необходимо заполнить все остальные реквизиты и написать текст самого письма в отведенном для этого месте и его отправить. Четкую инструкцию читайте на нашем сайте здесь>>>.

Требование переписки

Так как вся корреспонденция подозреваемых и обвиняемых подлежит цензур, то цензор будет решать, передавать письмо арестанту или нет. В этой связи упоминание обстоятельств уголовного дела в тексте не допустимы.

Нужно помнить, что арестант еще не осужден, а следствие по делу продолжается. Поэтому вся информация, содержащаяся в письмах, становится известна следователю.

Это может навредить вашему товарищу, брату или другому близкому человеку и даже кардинально изменить в итоге приговор суда.

Стоит знать, что оперативные работники в СИЗО не всегда добросовестны и могут «сливать» информацию в преступную среду, что при определенных обстоятельствах может повлечь негативные последствия не только для арестанта, но и для его близких на свободе.

Как получить ответ на фсин-письмо

Если отправитель письма хочет, чтобы заключенный ответил на письмо, он должен поставить галочку в соответствующем окне. Она появляется после начала работы над текстом. Письмо с возможностью ответа будет стоить дороже.

После отправки и оплаты письма оно должно пройти цензуру и должно быть вручено адресату. Обо всем этом отправитель письма будет получать извещения на электронный почтовый ящик, указанный при отправке письма.

Далее, после вручения письма, адресат должен написать ответ и это ответ в виде скана рукописного текста будет направлен на электронный почтовый ящик отправителя.

Отправка писем ФСИН

Как только бланк письма будет заполнен согласно установленным требованиям, необходимо кликнуть по кнопке для отправки письма. На эмейл отправителю приходит подтверждение того, что системой принято сообщение.

Важно! При отсутствии подтверждающего уведомления в течение 10 минут, нужно проверить папку «Спам». При отсутствии там письма, скорее всего, была допущена серьезная ошибка – неверно указан адрес электронной почты.

Чтобы решить такую проблему, нужно будет направить сообщение техслужбе используемого сервиса. Делается это в онлайн-режиме со страницы .

Перейдите к «Контактам» и заполните предлагаемые поля. Затем отправьте сообщение.

Если в итоге отправленное заключенному сообщение не будет оплачено, оно будет сохранено на сервисе в течение 30 суток. Как только срок пройдет, сообщение будет стерто.

(краткий ликбез для людей, пишущих письма заключенным)
На днях отправил письмо антифашисту Максу Губскому, который отбывает 3 летнее заключение в одной из «зон» Бобруйска.

Отправил письмо и подумал, что необходимо сделать материал о том, что можно писать в письмах зекам, а что нет.
Все письма адресованные заключенным проходят обязательное прочтение цензором. Цензор уже решает получит тот или иной заключенный письмо или нет.

Для того чтобы письма с большей долей вероятности попали к своему адресату и не причинили ему вреда, следует знать некоторые вещи.

Существует два этапа жизни заключенного: СИЗО (тюрьма) и зона.

Пишем письмо в СИЗО (тюрьму)

В первую очередь не стоит писать о неизвестных следствию обстоятельствах уголовного дела, по которому проходит заключенный (если таковые конечно же имеются).

Потому как заключенный еще не осужден, и все что написано в подобных письмах может быть использовано против него.

То есть друг-свидетель или подельник, которого не привлекли к ответственности должны писать аккуратно,дабы ненаписать ничего лишнего.

Следует помнить, что через оперативных сотрудников, читающих письма очень много становиться известно следователям, работникам прокуратуры и т.д. Эта информация может сыграть роль при вынесении приговора.Следовательно может помешать заключенному. Не стоит писать о средствах связи,которые запрещены в тюрьме (мобильные телефоны).

По возможности стараться писать обычные обывательско-информационные письма.(Дядя Вася купил машину, тетя Валя…). Человек, который попал в МЛС (места лишения свободы) через короткое время понимает, что стоит писать в ответных письмах на «волю», а что нет.

Пишем письмо на «зону»

Следует сказать что «зоны» деляться на «черные» (формальная власть в руках у воров) и «красные» (в таких «зонах» власть пренадлежит начальству учреждения)

Черные «зоны»

. Как говорят сами заключенные — «на черную зону все равно что писать!» Можно указать в письме номер своего мобильного телефона для связи. На таких «зонах» «черный (воровской) ход».В письмах проходит обсолютно все. Администрация знает, что внутри «зоны» есть не только мобильные телефоны, но ходят и наркотики и валюта,но закрывает на это глаза.Это в порядке вещей.

Красные «зоны»

. При написании писем человеку, который отбывает наказание на «красной зоне» необходимо помнить, о том, что запрещается выражать свои экстремистские взгляды (если они присутствуют).

Потому что в лучшем случае это письмо могут просто выкинуть в мусорку. Не сказав тебе, доставлено оно до адресата или нет.

А в худшем возбудить уголовное дело (если конечно доказательств хватит) на человека, писавшего письмо.

Об обстоятельствах уголовного дела (даже которые не известны следствию) писать можно. Потому как человек уже осужден, и на полученный срок уже мало что может повлиять. Что касается употребления мата в письмах.

В каждой «зоне» к этому относяться по-разному. Каждая зона обладает внутренним распорядком и менталитетом.Где-то можно, где-то нельзя.Нужно смотреть по обстоятельствам,но конечно же употреблять ненормативную лексику не желательно.

Это может затруднить получение письма адресатом.

Можно писать свои контактные номера, только обязательно приписывать к этому что-то в этом духе : «если у тебя появяться деньги, то купи карточку и позвони с вашего тюремного/зоновского телефона».

(На «зоне» согласно нормам УИН, должен быть таксофон с которого заключенные имеющие карты могут звонить.

) Приписывать это следует, для того, чтобы сотрудники исправительнго учреждения «не напрягались» и не искали у осужденных мифические мобильные телефоны.

На вопрос о том, стоит ли упоминать в письме какие либо имена/клички или события, отвечу, что это на любителя. После подобных писем опера могут вызвать осужденного на беседы.С целью узнать о фигурантах письма. Что касаеться политических взглядов осужденного, то о них можно писать, если это конкретно его не касается.

Стоит упоминать в письме, не вдаваясь в конкретику, стараться писать в общих чертах. Но лучше всего выработать свой «эзопов язык», по которому только «воля» и адресат будут понимать друг друга.

(Под понятием «эзопов язык» имеюю ввиду не различные шифры типа «точка-тире-точка», а умение завуалированно писать, в данном случае на русском языке.)

Если не удаеться передать письмо минуя цензуру (об этом чуть ниже) или не удается разработать комплекс кодовых систем, то можно писать письма так сказать «открытым текстом».

Но в этом случае следует знать, что не в коем случае не стоит писать например о количестве единомышленников в определенном населенном пункте, о роде занятий. Потому как «органами» написанное, может быть классифицированно как своего рода ОПГ (организованная приступная группа) или ОПС (организованное приступное сообщество).

Вся подобная информация идет непосредственно «в органы»,которые занимаються разработкой определенных движений,течений и т.д. Ну вы меня понимаете.

В конверты с письмами разрешается вкладывать фотографии,рисунки,стихи. Главным критерием вложенного служит соблюдение норм УК. И никакой эротики/порнографии (в проивном случае письма скорее всего не дойдут до адресата).

Важно знать следующее.Если в конверт что-либо было вложено, то следует в окончании письма указать список вложенного.Потому что на «зонах» очень часто бывают нечистые на руку сотрудники и адресат может неполучить вложенное.

Теперь пару слов о том как можно отправлять письма с «зоны» нелегальным путем, минуя цензуру. Для этого следует найти человека среди сотрудников учреждения (обычно это младшие инспектора — у них маленькая з/п).Их можно проспонсировать сигаретами или совершить другой бартерный обмен.

Либо через вольных работников. (В зоне есть вольные работники,обычно работают в котельной или на промзоне).Передать письмо через вольного работника с промзоны это один из наиболее хороших вариантов.

В письмах, отправленных таким способом можно писать любую информацию, так как они не подлежат цензуре.

И в завершении хочу уделить внимание бандеролям и посылкам. В них можно высылать книги/журналы в том числе зины и прочие диайвайные издания. Но пропустят ли это на «зону» — зависит уже от содержания издания и от контролера/цензора.

Вкладывайте в письма чистые конверты с марками… в МЛС они на вес золота.
И пишите заключенным и осужденным! Они нуждаются в вашей поддержке.

Источник: https://AllWrestling.ru/ugolovnyj-kodeks/ufsin-pismo-elektronnoe-sizo-1.html

Нетипичный стартап. Белорусы сделали сервис по отправке писем в тюрьмы, но внедрять его никто не будет – Технологии Onliner

Как написать письмо осужденному в сизо

Примерно два года назад три белорусских айтишника занялись нетипичным стартапом. Они не стали прятать на улицах AR-покемонов, не выпустили игру «собери три квадратика одного цвета в ряд» и даже не сделали очередную вариацию виртуальных масок.

Вместо этого Александр Баграмян, Владимир Каменков и Дмитрий Завадский подумали о людях, связаться с которыми непросто: им нельзя позвонить, организовать видеоконференцию, не говоря уже о тапе по сердечку на Apple Watch, чтобы парное устройство отозвалось на запястье хозяина.

Проект «Весточка» делает удобной и современной отправку писем тем, кто находится в исправительных учреждениях.

И хотя разработчики убедительно объясняют, почему стартап облегчит жизнь всем, включая сотрудников Департамента исполнения наказаний, МВД внедрять его не спешит — и, как следует из последних ответов, не будет. Onliner встретился с авторами «Весточки» и узнал сложную судьбу стартапа.

— История проекта: вам нужно было отправить письмо человеку, который сейчас не на свободе, и вы заметили, что сделать это непросто. Что сложного в написании и отправке письма?

Александр: Сложно не написать, а проконтролировать дальнейший процесс. Вы можете отправить письмо в исправительное учреждение — и все, потом вы ничего не знаете.

Если оно не прошло цензуру, например, вам об этом не скажут. Обратно письмо не высылают. В России действует электронная система отправки писем ФСИН, и там сразу видишь статус: отклонено, адресат отбыл и так далее.

Похожие проекты есть и во многих других странах.

— То есть отправитель высылает обычное электронное письмо, затем цензор его проверяет и решает, передавать заключенному или нет?

Александр: Да. Бумажное письмо всегда проверяют на скрытые символы, водяные знаки и подобные вещи. Мы предлагаем убрать эту часть работы: цензор будет читать письмо сразу, еще до его распечатки. Подходит — отлично, подтверждает и распечатывает. И тогда отправитель видит обновленный статус: письмо прошло проверку и доставлено получателю.

— Цензор будет от Департамента исполнения наказаний или с вашей стороны?

Владимир: Изначально мы ввели метрики цензуры: например, в письмах запрещена некоторая лексика. Мы фильтруем эти моменты еще на этапе написания письма, чтобы пользователь сразу при написании видел: нужно поправить кое-какие фразы. А потом уже цензор исправительного учреждения будет вычитывать письмо более контекстно и принимать решение о его передаче.

Александр: Сперва мы хотели сами отклонять письма. Но когда обсуждали этот функционал с ДИН, нам сказали, что мы вообще не имеем права так делать, подобные полномочия есть только у цензора. То есть мы обязаны принимать и пересылать все письма. Максимум можно подсвечивать потенциально опасное письмо, давая отправителю понять, что, скорее всего, цензура его не пропустит.

— Схема отправки писем «туда» понятна. А как заключенные будут через «Весточку» слать письма на свободу?

Александр: Заключенный пишет письмо от руки, передает сотруднику ДИН, тот сканирует письмо и отправляет. Но этот вариант, как мы поняли, пока что сложноват. Пусть люди привыкнут высылать письма хотя бы в одну сторону.

— Не проще ли завести в каждом исправительном учреждении отдельный электронный ящик для писем со свободы? Письмо так же будет вычитывать цензор, а вам не нужно разрабатывать платформу.

Александр: Проблема в том, что в исправительных учреждениях запрещен интернет. Это очень важный момент.

Дмитрий: Да, в некоторых местах он вообще недоступен ни для кого, даже для администрации. Нам даже рассказывали, что по этой причине администрация иногда находится в другом здании — чтобы у нее был доступ к связи. На случай ЧП, вероятно, есть некая экстренная связь, но подробностей мы не знаем — и, конечно, использовать ее нам точно не разрешат.

Александр: И здесь мы начинаем сталкиваться с проблемами внедрения сервиса. На первоначальном этапе обсуждения с ДИН нам сказали, что выделят три-четыре учреждения для пилотного запуска. Это места, где цензоры сидят вне исправительных учреждений. Там по закону можно провести интернет. В остальных случаях сети вообще нет, мобильные телефоны тоже не работают.

Электронная почта не подходит по важной причине: как и в случае с бумажным письмом, вы не узнаете, прошло сообщение цензуру или нет.

— Чисто гипотетически: человека легко узнать по почерку, а распечатанное письмо может отправить кто угодно. Как получатель убедится в авторстве отправителя?

Владимир: Мы рассматриваем добавление электронной подписи — хотим сделать что-то вроде слепка почерка. Или человек может составить письмо от руки через планшет. Это больше мысли на перспективу. Также думаем над отправкой посылок: иногда бывает так, что человек просто не знает, можно что-то передавать или нет, — в итоге посылку разворачивают.

Александр: Мы придумали и еще один вариант. В каждом исправительном учреждении есть магазин. Человек на свободе может сделать заказ в этом магазине, оплатить покупки, а заключенный просто заберет их.

Тем самым будут закрыты потребности и родственникам не придется порой издалека везти нужные вещи.

Да, это не замена передачам: ассортимент в таких магазинах не особо богатый, но какие-то базовые товары можно купить без проблем.

И даже наши письма — это не замена, а параллельный метод общения. Но за «цифрой» так или иначе будущее. Странно, что до сих пор в Беларуси, IT-стране, не реализован такой сервис.

Рубль за письмо

— Сколько будет стоить отправка письма через «Весточку»?

Александр: Один рубль. Платит клиент, то есть отправитель. Для государства здесь нулевые затраты. Мы сами купим бумагу, картриджи, принтеры — закроем все базовые потребности. И конечно, обучим цензоров работе с «Весточкой».

Дмитрий: При общении с ДИН мы делали акцент, что предоставим цифровую платформу, с нее можно будет снимать статистику, вести электронный документооборот, и в дальнейшем это поможет наконец шагнуть в цифровизацию.

Александр: Администрация получит доступ к статистике по эффективности сотрудников: например, с каким объемом писем управляется конкретный цензор за час.

— Проект вообще окупится?

Александр: У нас есть гранты, которых хватит для старта. А дальше проект будет поддерживать сам себя, то есть убыточным он не будет.

Владимир: В России, например, в одно заведение ежедневно поступает около трехсот писем. Понятно, что там заключенных больше, как и самих исправительных учреждений.

— Значит, тестовый запуск вам все же одобрили?

Александр: Ну, одобрили — громко сказано. Вместе с ДИН мы дошли до обсуждения вариантов внедрения. Нам сказали предоставить описание проекта, мы сделали это. А дальше начало меняться руководство.

Владимир: Была одна полноценная встреча с ДИН: кажется, это был первый заместитель и несколько людей из руководства. Мы должны были предоставить прототип и протестировать его, чтобы понять, взлетит вообще или нет. Решения ждали несколько месяцев. Дальше сменилось руководство, пришел другой министр внутренних дел. И, похоже, о нас забыли.

Александр: Мы подождали пару месяцев, начали искать контакты снова — и уперлись в то, что нам просто не отвечают.

«Нецелесообразно», «проект оценен положительно»

— Получается, что люди, для которых вы делаете проект, не проявляют к нему интереса. Не лучше ли заняться чем-то другим?

Александр: А нет ответа, что проект не интересен. Нет никакого однозначного ответа.

— Отсутствие ответа — тоже в некотором смысле ответ.

Александр: Но почему проект не интересен? Они ничего не объясняют. Это дорого? Не подходит из-за технических особенностей? Расскажите, мы переделаем. У нас вообще никакой информации нет. Мы хотим просто понять ситуацию. «Весточка» — сервис не только для людей, но и для самой исправительной системы.

Грубо говоря, мы предоставляем CRM по работе с обращениями. Сейчас цензор сидит в архивах и в тетрадку записывает, какое письмо и как отработано. И все должно храниться: ведь учет писем — очень важная вещь. И база данных сейчас представлена в бумажном виде.

— Если это неудобно для ДИН, представители департамента могли бы сами обратиться за решением проблемы или к вам, или к другим айтишникам. Раз этого не было, значит, текущая ситуация их устраивает, разве не так?

Александр: Нам объяснили, что цензоры — достаточно взрослые люди, и изучать технологии им, скажем так, тяжело.

Они привыкли к определенному алгоритму: получили письмо, открыли, прочитали, приняли решение. Процесс отработан годами, а мы, мол, хотим все резко поменять.

У нас спрашивали, готовы ли мы обучать цензоров работе с компьютером и все в таком духе. Конечно, мы согласны выделить на это время.

Дмитрий: Представитель ДИН приезжал на финал Social Weekend. Там он говорил, что планируются изменения в подходе к ведению документации и все подходит к цифровизации. Но подвижек как-то не видно. Однако «Весточка» точно будет полезна обществу: как минимум наш выход в финал Social Weekend — тому доказательство.

Позиция госорганов относительно «Весточки» неоднозначная. Сперва, в начале января, МВД назвало внедрение сервиса «нецелесообразным». Разработчики снова направили запрос и попросили прокомментировать: что именно нецелесообразно? Но уже в феврале Департамент исполнения наказаний отметил, что проект изучен и «оценен с положительной стороны» — правда, вводить его все равно не планируется.

Onliner также обратился в МВД с просьбой разъяснить причины отказа команде проекта.

Если, как говорят в «Весточке», ситуация выигрышная для всех, включая сотрудников ДИН/МВД, то непонятно, почему проект разворачивают даже без пробного запуска.

Департамент исполнения наказаний подтвердил, что стартап оценен «положительно». Но отправка писем заключенным будет проводиться через сайт Министерства внутренних дел — судя по всему, такой функционал уже в разработке.

Сроки реализации и подробности работы сервиса не уточняются. Разработчики «Весточки» такому решению удивились: говорят, раньше им не сообщали, что Министерство внутренних дел занимается подобным проектом. Как непонятно и другое: сперва внедрение сервиса называют нецелесообразным, а затем оказывается, что над ним работают. Onliner будет следить за развитием событий.

Источник: https://tech.onliner.by/2020/02/13/vestochka

Что и как шифруют в письмах из-за решетки: откровения цензора

Как написать письмо осужденному в сизо

10 апреля 2020, просмотров: 914.

Людмила Сильвестрова / Анна КОЛЬЧЕНКО

Более 10 лет Людмила Сильвестрова по долгу службы читает чужие письма. Ее профессия – цензор оперативного отдела УФСИН России по Алтайскому краю. В исправительных учреждениях эта должность крайне необходима. Бывало, что проверяя корреспонденцию, Людмиле Викторовне удавалось предотвратить преступление, спасти осужденного от суицида и стать свидетелем любовного треугольника.

Деньги, маты, телефоны: что цензура не пропустит

Ежедневно Людмиле Сильвестровой приходилось просматривать от 50 до 100 писем – то, что пишут осужденные родным и близким, плюс входящая корреспонденция. Это по посылкам и передачам осужденные имеют ограничения, а письменного лимита у них нет.

– Читать письма – как вмешиваться в чью-то личную жизнь. Сначала неловко себя чувствовала, потом уже спокойно стала относиться. Это ведь служебная обязанность, – делится Людмила Викторовна.

Согласно нормативным документам, в письмах не разрешается указывать структуру учреждения, количество сотрудников и любую другую информацию, которая может быть использована для организации побегов или бунтов и других преступлений.

Не разрешается обмениваться номерами сотовых телефонов, поскольку на территории исправительных учреждений они запрещены. Один намек, что в колонии есть сотовый телефон – и информация тут же ложится на стол оперативным сотрудникам.

– Помню, еще в начале службы, попалось мне письмо с рисунком. Солнышко там какое-то, и циферки разбросаны по листочку. Было похоже на номер телефона. Передала его оперативникам. Они по нему выследили сотовый, – вспоминает Людмила Викторовна. – Другая история: впервые осужденный пишет домой: «Мам, скажи деду, что я оружие там-то закопал». Информацию проверили, и преступление раскрыли.

Обнаруженная в письмах подозрительная информация передается не только оперативным сотрудникам, но и психологам, если автор письма, к примеру, выражает суицидальные настроения.

– Был такой случай – любовный треугольник. Осужденному подружка в письмах кровь сворачивала. А у него семья, дети. Она грозилась, что жене все расскажет. Тот ей отвечал, что руки на себя наложит.

На контроль поставили данного осужденного. Психологи с ним поработали, в итоге жив парень остался, – продолжает цензор. – Или приходят письма, где сообщается о смерти родственника.

Эти письма осужденным тоже сразу не отдаем, а действуем через психолога.

Также цензура не пропускает письма, написанные на «рыбьем языка», то есть на тюремном жаргоне, и послания, содержащие ненормативную лексику.

– Обычно так осужденные из Рубцовска писали. Эти письма я возвращала авторам. Кто-то мат при мне зачеркивал, и снова отдавал, кто-то переписывал письмо начисто, – рассказывает собеседница.

Иногда в письмах присылают деньги. Их сотрудники обязаны изымать, ведь осужденным в колониях на руках запрещено иметь деньги.

Категории осужденных и писем Исходя их опыта, Людмила Сильвестрова разделяет осужденных на три большие категории. Первая: те, которые всем недовольны – жалобщики.

Есть и такие, которые всем довольны – как правило, это лица без определенного места жительства. Они рады тому, что могут спать в кровати и питаться три раза в день, мыться, и им есть, что надеть. И остальные, которые стараются достойно выдержать все тяготы жизни.

По словам цензора, только 30% из всех пишут грамотно, остальные – как говорят – «че», «каво» и т.п.

Также Людмила разделяет все письма осужденных – на бытовые (мамам и друзьям) и любовные (женам и подругам).

– Чаще всего мамам пишут потребительские письма, с целым перечнем продуктов для очередной посылки. А о сыновьих чувствах большинство осужденных – ни строчки. Наверное, считают, что мама никуда не денется, она обязана и должна, – делится Людмила. – Попадались мне, прям, истеричные письма.

Осужденный пишет, я тебя просил эту открытку прислать, а ты отправила вообще не то. «Ты че? Ты меня вообще слышишь!» Прочитаешь и думаешь – какой бессовестный. Как бы ни хотелось, я такие письма все равно отправляла – работа же. Мамы, наоборот, хорошие бытовые письма пишут. А вот папы осужденным пишут редко.

Могут пару строчек в письме добавить и все.

О любви и не только

Другое дело любовная переписка. Здесь осужденные выжимают из себя весь творческий потенциал. Обычно все происходит по одному сценарию: увидел у «коллеги по цеху» девушку на фотографии, спросил адрес – написал. По словам Людмилы, порой осужденные направляют разом по 4-5 писем из серии «давай познакомимся». Только имена меняют, а текст остается прежним.

– Бывает, пишут я там блондин голубоглазый, занимаюсь спортом, в колонию попал первый раз по недоразумению. А сам он – маленький, плюгавенький, и сидит уже пятый раз, – рассказывает сотрудник УФСИН.

Кто-то из этих пяти все равно отвечает. Завязывается переписка. Поначалу в письмах девушкам осужденные пишут исключительно о чувствах, максимально тактично, корректно. «Заочницы» (так называют девушек, которые ждут мужчин из колонии – Прим.ред.) приезжают на короткие свидания, шлют посылки, потом выходят за осужденных замуж.

– Любовные письма, как правило, красиво оформлены. Если пишут мужчины осужденные – они непосредственно листы оформляют, а женщины любят конверты украшать.

В таких письмах часто встречается поэзия, осужденные либо свои стихи пишут, а могут того же Есенина процитировать, и выдать за свои. Но есть и по-настоящему талантливые произведения.

Ведь, когда человек попадает в замкнутое пространство, нередко у него открываются творческие способности. В каждой колонии есть такая творческая личность. Его просят, он всем красивые письма и поставляет, – делится цензор.

Подружки с воли осужденным тоже шлют интересные письма.

– В памяти переписка осталась осужденного с барнаульской девушкой. Она молоденькая, судя по письмам – творческая. Он ей обычные письма слал, а та ему целые комиксы рисовала. Мол, вот мой паучок пошел забрал письмо в почтовом ящике. Паучка Федор звали.

И все в этом роде. Я сначала с этим письмом – к оперативникам. Сразу ассоциации: паучок – наркотики. Но нет, все оказалось чисто. Другой осужденный, помню, все своей «Куропаточке» письма слал. А та его «Васильком» называла, – улыбается рассказчица.

Людмила Викторовна говорит, что среди этой категории много лукавых и хитрых писем. В большинстве своем осужденные обещают заочницам, что больше никогда в тюрьму не сядут и закон нарушать не будут.

Клянутся горы свернуть и звезду с неба достать. Освобождаются, потом через какое-то время читаешь письма – почерк знакомый, видимо, он опять заехал.

Другое дело, когда переписка между осужденными идет – тут мужчины с женщинами на равных общаются. Знают, что их не обманешь.

ИСТОЧНИК KP.RU

Источник: https://fsin-atlas.ru/content/news/178/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.