Как должен вести себя адвокат в суде

Содержание

Как пользоваться адвокатом. Почти инструкция

Как должен вести себя адвокат в суде

+T –

Каждый год меня кто-нибудь спрашивает что-то вроде: ну, зачем мне адвокат? Или: зачем вообще нужны эти адвокаты — я и сам могу. Или даже слышу суждение вроде «адвокаты — те же юристы, только денег берут больше». И каждый раз терпеливо отвечаю… Вот и сейчас.

Адвокат, вообще-то, довольно простая и ясная профессия: профессиональный советник по правовым вопросам. Ну, что тут непонятного: договор составить — это юрист на работе есть, а вот совет дать, профессиональный — это, типа, адвокат. Всё так, но не совсем.

Во-первых, считается, и не зря считается, что адвокат — это специалист в судебной процедуре. То есть, основа профессии адвоката — защита и представительство граждан и организаций в суде.

С 2023 года только адвокаты смогут представлять граждан в судах. Сегодня в гражданский процесс может прийти любой «представитель», даже без высшего образования, но уже в ближайшие годы тут произойдут значительные изменения.

И слава богу! Вы же не хотите, чтобы вас лечил человек, прочитавший вчера «всё-всё» про вашу болезнь в Википедии? Ну, а в суде почему нужен менее профессиональный человек? Потому, что «не смертельно»? Это как посмотреть…

Во-вторых, адвокат, даже имеющий определённую специализацию, тем не менее, должен знать основы законодательства в любой сфере человеческой жизни.

Например, моя специализация — семья и дети, но это не значит, что я не отвечу вам на большинство вопросов про наследство или про последствия ДТП. Этим и удобен. Вопрос можно задать любой — и получить как минимум 80% ответа.

Или, при оказании юридической помощи по одному делу, понять, «чего, в принципе, ждать» по другому.

В-третьих, адвокат, и только он, может быть защитником по уголовному делу. Да, есть такой институт «общественных защитников», на мой взгляд, скорее кивок в прошлое, во времена «широкого обсуждения в трудовых и партийных коллективах».

  Сегодня защита по уголовному делу почти никогда не включает в себя «взять на поруки» или прочие общественно-полезные вещи. Бывают, разумеется, исключения, но если по вашему делу что-то не в порядке, нужно звать не журналиста, а всё-таки специалиста, адвоката.

Журналист, может быть, пригодиться, но защищать в суде и на следствии всё же должен человек, который понимает, что происходит, а не просто «честный, добрый и хороший парень».

В-четвёртых, и, пожалуй, в-главных, адвокат, простите за тавтологию, обладает статусом адвоката. А это значит: определённая независимость, адвокатская тайна и адвокатская этика. Добавим сюда ещё и адвокатское сообщество, которое за этими тремя «китами» присматривает.

Адвоката нельзя просто так привлечь к ответственности, в том числе уголовной, у адвоката нельзя просто так провести обыск, адвокат имеет за спиной сильный и надёжный (во всяком случае, сужу по адвокатской палате Москвы) тыл в виде адвокатской палаты. Всего этого «просто юрист» лишён, и всё это позволяет говорить о существенно большей независимости адвоката как от следствия, так и от судей и от прочих органов.

Адвокат обязан хранить адвокатскую тайну. Причём в этом ему существенно помогает закон: например, материалы адвокатского производства не подлежат досмотру, даже при обыске у адвоката нельзя заглядывать в досье доверителей. И это не просто декларация, а за этим следит специальный представитель адвокатской палаты, имеющий на это законные полномочия.

Адвокат никому и никогда (пока его не освободит от этой тайны доверитель) не может рассказать ничего про своего доверителя. Например, даже о факте обращения к нему конкретного человека.

Разумеется, если ваш адвокат ходит в суд с вашей доверенностью — это уже не тайна.

Но если вы просто решили переговорить с опытным специалистом — адвокат не ответит ни да, ни нет на вопрос, обращались ли вы к нему.

Это, кстати, довольно важная штука. Главное, что есть у адвоката — доверие. И это доверие обязательно подразумевает полную «герметичность» отношений.

Например, звонит мне (спустя год, как мы работали с доверителем) его новый юрист, просит, чтобы мы передали копии имеющихся у нас документов по делу Е-ва. Документы у нас есть, архив цел и полностью сохранен, и доверителя Е-ва мы прекрасно помним.

Но что отвечает секретарь? «Простите», — говорит, — «Если такой клиент к нам обращался, то ему стоит самому связаться с адвокатом и дать соответствующее распоряжение о передаче документов».

Таким образом, мы не подтвердили (но и не опровергли) даже сведения о том, что Е-в к нам обращался.

Е-в связался с адвокатом на следующий день, и попросил передать Ивану Николаевичу Ш-ву необходимые копии документов. И, несмотря на обиженный вид господина Ш-ва, мы у него ещё и паспорт попросили показать.

Во всех остальных случаях, адвокат ведёт себя не менее щепетильно. Например, в «Команде адвоката Жарова» есть специально разработанный стандарт конфиденциальности, не позволяющий никому из сотрудников называть даже фамилию доверителя при разговоре по телефону где-то вне офиса. «Доверитель» — самое удобное слово.

Третий важный «кит» — адвокатская этика. В принципе, Кодекс профессиональной этики адвоката — публичный документ, его стоит прочитать. Важно то, что адвокатское сообщество очень строго требует его соблюдения. Даже в мелочах.

Например, участвующие в процессе в интересах противоборствующих сторон адвокаты, не должны беседовать с клиентом адвоката противоположной стороны без присутствия адвоката (или с его согласия).

Это только звучит заумно, а вещь очень разумная: у человека есть профессиональный советник по правовым вопросам, оказывающий юридическую помощь, и не надо делать так, чтобы человек без этой помощи остался. Писать лично противной стороне, кстати, кодекс профессиональной этики не запрещает :).

Адвокат обязан вести себя с соответствующими адвокатской профессии достоинством и вежливостью. Даже в пылу судебных страстей, адвокат — самый рассудительный человек в зале судебных заседаний. Его дело — право, закон, честность, добросовестность и отстаивание интересов доверителя. А качество этой работы от уровня децибел не зависит.

Про гонорары адвокатов можно слагать песни.

Мне за 18 лет судебной практики (десяток из которых в статусе адвоката) не довелось видеть клиента (ни у себя, ни у коллег) довольных суммой уплаченного гонорара.

Это, конечно, особенности профессии: пока проблема остаётся, она кажется более значимой и «дорогой», а как только она проходит — ценность её падает до нуля. Оказанная услуга цены не имеет, увы.

Вообще, хороший адвокат, то есть тот, который знает, что делает, и знает глубоко, и в той сфере, в которой вам надо, стоит объективно недёшево.

Невозможно предположить, что кто-то, чей час стоит 475 фунтов стерлингов в час (не самая большая ставка английского адвоката), и чья загрузка позволяет лишь 2 недели отпуска в году, станет работать, по какой-то причине, за 10 фунтов.

Да, есть программы оказания юридической помощи бесплатно, и в некоторых из них принимают участие и очень дорогие адвокаты, но ни в одной из этих программ доверитель не может выбирать адвоката, а лишь воспользоваться тем, кому дело выпало.

В «Команде адвоката Жарова» есть также программы pro-bono, и их объём в 2017 году, например, превысил 400 часов в год, но рассчитывать на оказание бесплатной юридической помощи именно у нас — невозможно: мы берём дела по рекомендации определённых благотворительных фондов и только определённой категории доверителей.

Большинство адвокатов работают по принципу «сумма денег за дело». Это значит, что, например, ваше дело в суде по возврату денег по расписке будет стоить, ну, например, 200000 рублей. Сколько бы ни было заседаний, и как бы не прятался ответчик.

Разумеется, назначая сумму за всё дело, адвокат будет учитывать эти возможные задержки и осложнения. Если сможет.

Но всё равно это будет определённая «лотерея» — или адвокату придётся работать больше, чем он планировал, или по факту получится, что потрачено меньше времени, чем это было бы выставлено в счёт, работай адвокат «по часам».

Адвокаты с большой загрузкой, как правило, предпочитают почасовую оплату. Причём, по некоторым категориям дел можно говорить о какой-то «максимальной» сумме (называется на жаргоне «кэп») за дело.

Но вот «Команде адвоката Жарова» повезло в этом смысле не очень: когда идёт семейный спор, а тем более включающий в себя спор о детях — о границах говорить не приходится… Начинаем, например, с простого, развод, да взыскание алиментов. Тут ещё можно «угадать» продолжительность работы и сумму.

Внезапно ответчик заявляет встречный иск: хочу определить место жительства детей со мной… И поехало. Сначала — дело в районный суд, потом начинаются бесконечные экспертизы.

А следом «прилетает» ещё и исполнительное производство по алиментам, поскольку платить добровольно никто не собирался… Тут уже прогнозировать можно совершенно приблизительно (хотя по нашим правилам мы стараемся после каждого такого «вызова» всё же пересчитать возможный объём работы и обсудить его с доверителем). Поэтому финансовый результат можно описать только двумя словами: очень дорого. Увы. Развод, дети — действительно обходятся нам очень дорого.

Как же тут выбирать? Никто не знает. Самое главное, конечно, ответить на вопрос про доверие. Если доверия нет — никакой такой адвокат не нужен, ни дорогой, ни бесплатный. Адвоката вы должны понимать, его слова и объяснения должны быть совершенно понятны доверителю.

Второе — отзывы тех, кому вы доверяете, особенно если они уже у этого адвоката были. Отзывы в интернете, увы, не всегда достоверны или, говоря проще, всегда недостоверны. Никто не будет писать искреннее «спасибо» адвокату, например, защитившему от уголовной статьи… Ещё в своём, узком кругу, да, может. А на публику — ни за что.

Поэтому всё, что написано на многочисленных сайтах про «успехи» того или иного юриста — стопроцентная туфта. А вот плохое, особенно анонимно — это написать несложно. Причём опять же, всё, что написано плохого — тоже туфта: ни один вменяемый адвокат с доверителем не расстанется со скандалом, ну, уже просто в силу собственной профессии.

  Так кто это пишет под именем «Ивана Петровича» всякую муть? Не соседи ли из какого-нибудь «юридического холдинга»? Нет, интернет, увы, не источник.

И конечно, если адвокат хоть сколько-нибудь публичен, у него есть статьи, видео, аудио — всё это стоит почитать, посмотреть, послушать. И сделать вывод самому: твой это адвокат, или не твой.

Разумеется, мне не встречалось адвокатов-практиков, специалистов в своей отрасли, которые голодали, но выходили в суд бесплатно. Не может быть «хорошего и дешёвого» адвоката хотя бы по той причине, что адвокату самому приходится оплачивать и свой офис, и помощников, и даже воду и электричество. И единственный источник выплат для адвоката — это гонорары клиентов.

Кстати говоря, офис адвоката — это тоже весьма важная вещь. Нет, это не обязательно должен быть особняк со львами и золотыми ручками на дверях (хотя и это говорит о востребованности, как минимум), но то, что вам в этом офисе должно быть уютно, на мой взгляд, обязательно.

Вот, к нам приходят люди в самый напряжённый момент своей жизни: семья летит под откос, дети — на разрыв между родителями… В этот момент совершенно недопустимо принимать человека в условиях, когда и расслабиться-то нельзя.

Допускаю, что какие-то вещи можно обсуждать и по трое в комнате (а я видел и шесть адвокатов в одной комнате — и все вели приём), но всё же удобство доверителя, его чувство защищённости — важнейшая вещь.

Если в офисе адвоката (его доме родном) вам неуютно, тревожно, нет ощущения полной безопасности — не уверен, что вы пришли к своему адвокату.

Ну и, конечно, офис адвоката — место полной и абсолютной конфиденциальности.

Ну что, адвоката выбрали? Теперь садитесь и всё рассказывайте, не опасаясь того, что ваша тайна кому-то станет известна. Адвокат умрёт (лет через…) вместе с ней, не переживайте.

Рассказывайте-рассказывайте, потому, что говорить неправду своему адвокату (как и утаивать от него что-то) — это как у доктора промолчать про боли в боку или отказаться сдавать анализы.

Не бойтесь, вы в надёжных руках.

Оригинал

Источник: https://snob.ru/profile/10358/blog/134986

Психология Деятельности Адвоката в Суде

Как должен вести себя адвокат в суде

Расхождения в позициях между защитником и прокурором по конкретному уголовному делу – это исключительное, а не обычное явление, обусловленное различием выполняемых ими процессуальных функций. Причем взаимоотношения между ними строятся на строгом соблюдении предоставленных каждому из них прав и возложенных обязанностей, на понимании задач суда, прокурора, адвоката.

В судебном разбирательстве дела прокурор – гос. обвинитель и адвокат – защитник должны стремиться представить свои доводы суду убедительно, обоснованно, вскрыв реальные причины совершения преступления, дав психологическую характеристику подсудимого

Участие в судебном разбирательстве требует от указанных лиц высокой культуры, взаимного уважения, честного отношения к доказательствам, профессионального такта в судебных прениях. Профессиональный такт предполагает умение быстро устанавливать правильные взаимоотношения с участниками процесса, что наилучшим образом способствует выполнению задач правосудия.

Отдельные проявления нетактичного поведения со стороны прокурора не должны быть основанием для ответной грубости адвоката.

Последний должен реагировать лишь в рамках предоставленных ему прав, соблюдая спокойствие и выдержку. Однако недопустима и пассивная реакция защитника на бестактность со стороны прокурора.

В таких случаях защитник обязан через председательствующего в суде потребовать занесения в протокол судебного заседания факта оскорбления и, если прокурор не принесет публичного извинения, поставить вопрос о привлечении его к ответственности.

Разумеется, требуя вежливого и тактичного отношения к себе, защитник сам должен вести себя корректно по отношению к прокурору.

Защитник обязан проявлять максимум уважения к остальным участникам процесса, не допускать при этом никаких реплик или заявлений, унижающих достоинство других лиц, если он не согласен с их действиями.

Взаимоотношения между защитником и судом при рассмотрении конкретного уголовного дела строятся на строгом понимании и соблюдении ими возложенных на них задач, предоставленных им прав.

Участвуя в процессе, защитник должен так строить свои отношения с судом и председательствующим, чтобы последние видели в нем надежного помощника в разрешении уголовных дел, в установлении истины по делу, в вынесении законного и обоснованного приговора

Отношения между судом и адвокатом в подготовительной части судебного разбирательства должны носить характер взаимоуважения, т.к. хорошо проведенная подготовка – залог успешного судебного следствия.

Речь защитника – это кульминационный момент его участия в судебном разбирательстве уголовного дела, важное средство осуществления им своей функции. В речи защитник подводит итог судебного следствия, анализирует с позиции защиты собранные по делу материалы, дает им правовую оценку, приводит доказательства, опровергающие предъявленное подсудимому обвинение либо смягчающие его вину, высказывает соображения относительно наказания и других вопросов, подлежащих решению суда

Защитительная речь должна быть строго обоснованной, убедительной, опираться на имеющиеся в деле доказательства.

Общепринятых правил построения защитительной речи не существует. Для нее противопоказаны шаблон, однообразие, заранее установленный трафарет.

Выступление с защитительной речью – дело творческое, живое.

Обычно защитительная речь состоит из следующих фрагментов:

• вступительная часть;

• анализ фактических обстоятельств дела;

• анализ юридической стороны предъявленного обвинения;

• характеристика личности подсудимого;

• анализ причин и условий, способствовавших совершению преступления;

• заключительная часть.

задача защитника при произнесении защитительной речи – убедить суд и всех присутствующих в зале судебного заседания в правильности даваемого им толкования фактов и обоснованности предлагаемого решения

Способы и приемы построения вступительной части защитительной речи различны.

Она может быть начата с оценки общественно-политического значения рассматриваемого дела, указания на его специфические особенности, изложения программы речи, приведения общих предпосылок для обоснования позиции, избранной защитой, с отсылки к отдельным положениям, выдвинутым в речи прокурора, с характеристики подсудимого и т. д.

Основное содержание защитительной речи состоит в анализе фактических и юридических обстоятельств уголовного дела, в развернутой характеристике личности подсудимого и мотивов его поведения. Отправляясь от исходной защитительной позиции, защитник систематизирует и под углом зрения защиты оценивает собранные на судебном следствии данные, представляет суду свои соображения о доказанности или недоказанности предъявленного подсудимому обвинения, его квалификации, представляет собранные им доказательства невиновности подсудимого или смягчающие его вину

Указанные доказательства в пользу подсудимого могут представляться двумя путями:

• по нарастающей, небольшими частями, подготавливая позицию суда к вынесению желательного для подзащитного приговора;

• сразу, массивом, путем эмоционального взрыва в тактически оправданном моменте судебного заседания.

Активная тактическая линия защиты может быть реализована и в начале судебного заседания, когда защитник заявляет ряд ходатайств, каждое из которых содержит аргументы в пользу невиновности или смягчения вины подсудимого.

В связи с этим целесообразно приводить контраргументы защиты следующим образом:

1. Если нельзя оспорить обвинение целиком и сразу, то уместно его оспаривать по частям и с разных сторон.

2. Обвинение, изложенное в обвинительном заключении, следует раздробить на ряд фрагментов по следующим основаниям:

     • по субъекту, объекту, объективной и субъективной стороне;

     • подвергнуть анализу достоверность получения доказательств по каждому из элементов;

     • подвергнуть сомнению обоснованность выводов следствия по отдельным следственным действиям.

3. Выводы защитника могут быть целенаправленно обращены как на эпизоды и обстоятельства, уже рассмотренные судом, так и на те, которые в дальнейшем будут рассматриваться судом.

4. Форма аргументации должна быть эмоционально насыщенной, гибкой, этичной и компромиссной.

Оценивая в защитительной речи криминалистические аспекты обвинительного заключения, можно выделить ряд его признаков, которые должны быть подвергнуты критическому анализу и привести к констатации одного из трех нижеперечисленных тезисов:

• имеет место полное соответствие обвинительного заключения по форме и содержанию доказательствам, имеющимся в деле;

• содержание обвинительного заключения беднее имеющихся в деле доказательств, т. е. доказательственный потенциал дела следствие не использовало в должной мере;

содержание обвинительного заключения превосходит объем доказательств, имеющихся в деле, что свидетельствует о желании следствия выдать желаемое за действительное.

Таким образом, каждый вариант обвинительного заключения должен быть в речи защитника подвергнут анализу с целью обнаружения системы криминалистических, процессуальных и уголовно-правовых ошибок, что может существенно поколебать обвинение

В заключительной части речи защитник подводит итоги осуществленного им анализа фактических и юрид. обстоятельств дела, формулирует окончательные выводы, определяет свое отношение к вопросам, подлежащим решению суда.

Заключительная часть должна быть краткой, четкой, образной; она должна выражать главную идею защиты, ее основную мысль и вместе с тем быть органически связанной с остальными частями речи, непосредственно вытекать из них

Иногда целесообразно речь закончить какой-нибудь яркой обобщающей фразой, передающей самую суть выдвигаемой защитником просьбы. Рассмотрите пример защитительной речи адвоката в исполнении Мэттью МакКонахи в фильме “Время умирать”:

Лишь только на финальном слове, лишь пересказав во всех подробностях, подчеркнув тотальную бесчеловечность содеянного этими нелюдями с маленькой девочкой, главный герой, совестливый адвокат, который с большой невыгодой для себя работает над этим делом, позволяет себе напомнить суду о том, что это в том числе преступление и на расистской почве. Ты слушаешь его долгий-предолгий, очень страшный рассказ и даже не задумываешься о том, что это может быть и какой-то другой ребенок, а вовсе не чернокожий. И в этот момент ты понимаешь, что даже внутри своей же головы бытовой и примитивный расизм далеко не всегда истребим.

Как всегда, наотмашь искренний Мэттью МакКонахи оттачивает свой вечный драматический образ крепкого духом человека, которого вполне могут и разбить чувства. Для него «Время убивать» стало этапной работой: это его первая реально нашумевшая главная роль в кино. 

Цитата: «Я расскажу вам историю. Это история о маленькой девочке, которая одним солнечным днем шла из магазина с покупками. Неожиданно подъезжает машина.

Двое мужчин выскакивают и хватают её. Тащат на ближайшее поле. Связывают её. Срывают одежду с её тела. Потом взбираются на неё. Сначала один, потом другой. Насилуют её.

Разбивая всё чистое и святое в тумане перегара и пота. 

Они убили её маленькое чрево. Они стали использовать её как мишень.

И бросать в неё полные банки пива. Потом они стали мочиться на неё.

А потом они взяли верёвку, завязали петлю. Однако сук, на котором её повесили, оказался слабым.

Они подняли её и бросили снова в кузов грузовика. И поехали к мосту через Туманный ручей. Её выбросили с 30 футов через перила. Тело упало вниз.

Изнасилованное, избитое, сломанное тело, промокшее в их моче, в их семени, в крови, оставлено умирать.

Я хочу, чтобы вы представили. Маленькую девочку.

А теперь представьте, что она белая. Защита выступление закончила, ваша честь».

Источник: https://infopedia.su/3×9233.html

Источник: https://dirksen-lawyer.ru/psihologia-deatelnosti-advokata-v-sude/

Судьи рассказали Legal.Report о том, как адвокатам нужно вести себя на процессе. И как подсудимым выбирать защитника

Как должен вести себя адвокат в суде

 Дарья Семенова

Legal.Report решил посмотреть на адвокатов глазами судьи и поговорил по этому поводу с несколькими служителями Фемиды.

Давать официальные интервью судьи категорически отказались, сославшись на законодательные и этические запреты. Однако в частных беседах охотно поделились опытом и наблюдениями.

Судьи также дали защитникам советы о том, как вести себя на процессе, а их клиентам – как не ошибиться с выбором адвоката.

Что не стоит делать адвокатам в ходе процесса

Провоцировать судью

Иногда адвокат ведет себя вызывающе по отношению к судье и другим участникам процесса. Например, беспричинно заявляет отводы, обвиняет их в ангажированности. У судей на этот счет даже шутка есть: «Каждый отвод + год к приговору». На деле это, конечно, не так. Однако, как в каждой шутке, здесь «есть доля шутки».

Переигрывать

Пытаясь произвести впечатление, адвокат иногда играет на публику. Он старается создать своими выступлениями нервозную атмосферу, заявляет бесчисленные дублирующие друг друга преждевременные ходатайства, делает популистские заявления и тому подобное. Расчет строится, в первую очередь, на подсудимого, на родственников, на других присутствующих в зале заседания лиц.

У неискушенных людей действительно может сложиться впечатление, что «адвокат на все 100» отрабатывает свой гонорар. Однако на судью все это не производит никакого впечатления. Да и те, кто уже проходил через судебные разбирательства, знают цену таким спектаклям.

Умышленно затягивать процесс

Бывает, адвокаты заявляют, что «нам этот документ отправили вчера, мы не успели с ним ознакомиться», в связи с чем просят объявить перерыв. Или ссылаются на то, что не успели ознакомиться с документами, так как «только что вступили в дело».

Действительно, случается, что поздно заключили соглашение с адвокатом или имеют место иные обстоятельства. Однако судье достаточно посмотреть на ордер, который выписан 2-3 недели назад, и все становится ясно. Или, например, судья знает, что этот адвокат давно позвонил секретарю и поинтересовался о дате судебного рассмотрения.

Еще один типичный случай. При длительном рассмотрении дела все участники знают, какая стадия судебного разбирательства будет следующей.

Более того, председательствующий предупреждает, что в следующем заседании планируется проведение прений сторон.

И вдруг адвокат заявляет: «Я не знал, мне необходимо дополнительное время для подготовки к выступлению в прениях». «Очков» для своего подзащитного таким поведением он точно не наберет.

Не готовиться к процессу

Бывают случаи, когда защитник просто не готов к участию в процессе, плохо знает материалы дела. Судья не всегда это видит сразу, но в процессе судебного рассмотрения это становится очевидным. Особенно на стадии исследований.

Повторяться

Обычно, если несколько адвокатов защищают одного подсудимого, то между собой они определяют, на каких аспектах каждый будет останавливаться подробно: оценка и анализ доказательств, характеристика личности подсудимого, процессуальные нарушения и тому подобное. Но бывает, что каждый из адвокатов друг за другом, последовательно говорит одни и те же слова, приводит одни и те же аргументы. А председательствующий обязан предоставить слово каждому участнику процесса.

Повторы совершают либо из-за непрофессионализма, либо для того, чтобы доказать родственникам: каждый защитник отрабатывает свои деньги. Однако судью это только раздражает, а для родственников является хорошим поводом, чтобы задуматься – а нужно ли оплачивать столько адвокатов.

Нарушать согласованный порядок и график рассмотрения дела

В больших процессах, где участвуют несколько подсудимых, а у каждого из них по 2-3 адвоката, свидетели, специалисты, судья вынуждены планировать работу. Назначать дату судебных заседаний, планировать допрос потерпевших, вызов свидетелей с учетом загруженности, занятости защитников в других процессах.

Но потом кто-то из адвокатов в последний момент заявляет, что не может прибыть. Или вдруг в судебном заседании говорит, что не готов сегодня к проведению заседания. Это влечет за собой отложение процесса. Такое поведение является неэтичным по отношению ко всем участникам.

Несвоевременно заявлять о незаконных методах ведения следствия

Адвокаты часто жалуются на применение насилия на досудебных стадиях. Суд обязан проверить эти обстоятельства, дать свою оценку.

Однако когда заявление об избиении делается на стадии прений у судьи, у любого человека возникает вопрос: почему не говорили об этом раньше? Предварительное расследование идет 6 месяцев, еще 2-3 месяца – судебное разбирательство, а только теперь поступает заявление: «Нас били».

Иногда говорят, что боялись. Ну хорошо, первоначально боялись. А когда адвокат уже вступил в дело, что мешало? Почему в прокуратуру не обращались? В вышестоящие следственные органы? Конечно, к таким заявлениям судья будет относиться критически.

Пытаться договориться с судьей

Различные просьбы от адвокатов вне заседания иногда поступают. Не удовлетворяются они никогда. Бывает, доходит до курьезов. Например, адвокат вне процесса просил вынести приговор «попозже».

Дело поступило осенью, и подсудимый, понимая, что наказания не избежать, просил вынести приговор к весне. Это чтобы преступник «выехал» из СИЗО в весенне-летний период, когда теплее.

В итоге ухал «по графику».

Несколько советов тем, кто ищет адвоката

Стоит ли оставлять адвоката по назначению?

Зависит от конкретного адвоката. Многие в силу адвокатского долга, в силу воспитания даже по назначению работают лучше. «Знаете, как сельский врач: c зарплатой у него не очень, но клятвой Гиппократа он связан», – рассказал нам один из судей.

С этим же адвокатом, если он устраивает, можно заключить договор, тогда у него станет шире круг обязанностей, например, он чаще будет ходить в изолятор. Но сказать однозначно, что это принципиально меняет качество работы защитника в ходе процесса, нельзя. Если же работа адвоката по назначению не устраивает изначально и средства позволяют, то лучше его заменить.

Есть ли смысл нанимать дорогого и известного адвоката?

Какой гонорар выплачен адвокату, судья не знает, и ему это безразлично. Так что однозначного ответа на этот вопрос не существует. Лучше руководствоваться советами друзей, знакомых. Возможно, имеет смысл изучить публикации СМИ, сказали нам судьи.

Существует устойчивое мнение, что стоит нанимать адвокатов из коллегии, которая находится рядом с судом. Якобы это свидетельствует о нужных связях.

Это ошибочно. Арендовать помещение около суда может кто угодно.

Какого адвоката стоит выбрать, если дело рассматривает суд присяжных?

Здесь ведущую роль играет умение работать на публику, эмоционально, наглядно и в правильной последовательности представлять доказательства стороны защиты.

Также защитник должен понимать, как в полной мере использовать фото-, видеоматериалы, правильно расставить психологические, эмоциональные аспекты. К сожалению, большинство этих моментов можно понять только в ходе процесса.

Впрочем, некоторые проявляют «актерское мастерство» и в частных беседах.

Источник Legal.Report

Источник: https://pravo163.ru/sudi-rasskazali-legal-report-o-tom-kak-advokatam-nuzhno-vesti-sebya-na-processe-i-kak-podsudimym-vybirat-zashhitnika/

Как должен вести себя в суде профессиональный юрист | Авторский Блог Лилии Гуменюк

Как должен вести себя адвокат в суде

Приветствую друзья!

Меня зовут Лилия Гуменюк и сегодня я хочу поделиться с вами своим видением того, как должен вести себя в суде профессиональный юрист.

  Ввиду того, что отношу себя к данной категории юристов, а также владею собственной юридической компанией, полагаю, что у меня есть не только моральное право, но и обязанность поднять эту весьма актуальную тему.

Причем обращено мое видео не только к коллегам, но и к их потенциальным клиентам. Поэтому советую не выключаться, будет интересно.

Ни для кого не секрет, что человеческая память устроена таким образом, что нам легче всего запоминать информацию, основанную на примерах.

Почему это происходит? Дело в том, что когда мы слышим какую-либо информацию с примерами, у  нас происходит эмоциональный окрас того, что мы услышали или увидели, в связи с чем, данная информация у нас быстрее усваивается и дольше помнится. Поэтому я начну свой рассказ с примера. С примера того, как поступать не нужно.

На прошлой неделе я принимала участие в судебном заседании Арбитражного суда г. Тулы.  Не буду рассказывать деталей данного дела, обрисую лишь картинку. Я представляла интересы истца при взыскании ущерба, полученного в результате ДТП. За рулем большегруза был водитель ответчика.

  И как вы уже поняли, ответчик отказался возмещать ущерб, причиненный в результате ДТП его работником. Но мне запомнилось не сколько само дело, хотя оно было довольно-таки долгим и сложным, сколько юрист, который представлял интересы ответчика в данном судебном заседании.

Если он смотрит это видео (в чем я, конечно, сомневаюсь) мне бы хотелось сказать ему следующее: «Приношу свои глубочайшие соболезнования Вашим бывшим, настоящим и будущим клиентам».

В общем, что представлял из себя этот юрист. Ему около пятидесяти лет и он явно чрезмерно самоуверен. Буквально перед каждым судебным заседанием он активно пытался меня запугать. Делал он это по-разному.

Периодически он уверял меня, что он обязательно выиграет это дело и взыщет целую кучу денег с моего клиента за оказанные им юридические услуги.

  Потом, когда случился переломный момент и было очевидно, что дело складывается в нашу пользу, сменил свою тактику и, к моему удивлению, стал довольно лоялен, приглашал меня на шашлыки — «чай, кофе — потанцуем, пиво, водка — полежим». Веселил это «клоун» меня как мог.

Но на тот период времени, я фактически не реагировала на все то, что он делал, потому что в голове сидела только одна мысль: «Я должна выиграть это дело и мне все равно, что происходит вокруг!».

Отдельного внимания заслуживало то, как этот горе-юрист вел себя в зале судебного заседания. Про таких юристов одна моя знакомая — адвокат с более чем двадцатилетним стажем — однажды сказала: «Это просто обнять и плакать».

Еще на заре своей карьеры я четко усвоила, что допускать своих клиентов к участию в судебном заседании я буду только в крайних случаях. Наверняка мои коллеги поймут, почему я для себя определила такое правило.

  Когда мой клиент, интересы которого я представляла в данном деле, вдруг понял, что рассмотрение дела затягивается, он решил своими глазами посмотреть, что происходит в зале судебного заседания и попросил допустить его до участия в суде.

Препятствовать данному желанию я не могла, но примерно предполагала, что будет, когда он увидит, что происходит в зале судебного заседания.

Итак, мы зашли с клиентов в зал судебного заседания. Я как обычно выступила в своем стиле. Мой стиль заключается в том, что я должна максимально кратко, лаконично и только по делу говорить то, что необходимо донести до суда. В свою очередь представитель ответчика устроил фееричное шоу.

Выступал он до тех пор, пока его просто не попросили «закрыть рот» и сесть на место. Однако, по итогом судебного заседания мой клиент пришел к выводу, что защитник ответчика большой молодец.

Клиент сказал мне: «Вы видели как он выступал? Как он старался? Был очень эмоционален? Он произвел такое впечатление, что он очень сильно переживает за своего клиента и хочет добиться для него наилучшего результата».

Я не стала разубеждать своего клиента и объяснила, что по сути сказал представитель ответчика, а не сказал он ровным счетом ничего.  Мне как профессионалу было очевидно, что он плохо знает материалы дела. Он выкручивался как мог, говорил очень много ненужного текста, зачитывал судьям нормы гражданского законодательства  и т.д.

  По виду ответчика было понятно, что он явно доволен поведением своего клиента. Я бы отнесла этого юриста к той категории представителей, которые зарабатывают деньги на том, что берут заранее бесперспективные дела, либо проигрышные дела и устраивают в зале суда «цирковые шоу» с различными фееричными этюдами.

Однако, когда получают отрицательное решение суда говорят своим клиентам следующее: «Вы же видели, как я выкладывался?! Я сделал все, что мог! Я просто из кожи вон лез, чтобы защитить Ваши интересы! Но Вы же знаете, что судебная система в нашей стране оставляет желать лучшего, — все судьи куплены. Скорее всего, истец дал взятку».

Итак, вернемся к нашему горе-юристу. Если в первых судебных заседаниях он еще держал себя в руках, то на последнем судебном заседании он уже не выступал, а просто орал. Это было не выступление профессионала, а крик базарной бабы. Я, в свою очередь, продолжала свои выступления как обычно и как вы уже, наверное, догадались, дело было мной выиграно.

Сейчас мы готовим документы на взыскание судебных расходов с противной стороны, сумма которых фактически равна той сумме убытков, которая была заявлена нами изначально.

Мало того, что на ответчика будет возложена обязанность выплатить данную сумму, он еще и понес расходы на некачественную работу своего юриста, которая привела к такому плачевному результату.

В чем мораль?

Мне как юристу, глядя на таких своих коллег становится так за державу обидно, что просто не передать словами. Самое печальное то, что таких клоунов, среди нашего брата большинство, а профессионалов крайне мало.

Создается такое впечатление, что ради наживы они готовы на все и им абсолютно наплевать, что будет после их работы с клиентом. Меня не удивляет, когда я вижу в сводке новостей, что убили какого-либо адвоката или юриста.

Зная эту работу изнутри и видя как работают мои коллеги, считаю, что такие случаи это данность, это нормально.  Самое ужасное, что по уголовным делам, адвокаты защищая своих подопечных, нередко обещают им, что их отпустят в зале судебного заседания.

При этом берут неимоверные гонорары, заранее обманывая своих клиентов. Говорят им, что договорятся с судьей, максимум им дату условное заключение, а в конечном итоге их подзащитных сажают и на довольно продолжительные сроки.

В данной связи мне хотелось бы обратиться к своим коллегам. Я хочу обратить внимание коллег на то, что происходит, на то, что они делают. Естественно, хотелось бы, чтобы уровень профессионализма моих коллег был как можно выше и они уделяли бы свое внимание, в том числе и психологическому аспекту нашей работы.

Сколько я себя помню, на моей практике мне угрожали не мои клиенты, а мои оппоненты. При чем исключительно за то, что я активно отстаивала интересы своих клиентов и не шла ни на какие уловки противной стороны.

 Меня было невозможно склонить ни какие неудобные для моего клиента условия. Чем я собственно и вызывала шквал негодования. Здесь же, мы видим обратное.

Юрист, делая вид, что защищает своего клиента, просто его грабит.

Напоследок хочу сказать следующее. Каждый юрист решает сам, какой гонорар назначить ему за оказание той или иной услуги. Лично я в данном вопросе придерживаюсь такой позиции, что какую бы цену вы не назначили, вы должны отработать её на высшем профессиональном уровне.

Коллеги, помните о нашем предназначении  — мы должны защищать людей, а не грабить их, делая вид, что помогаем.

На этом у меня все. С вами была Лилия Гуменюк. Желаю вам успехов и до новых встреч.

Источник: https://legal-freedom.ru/kak-dolzhen-vesti-sebya-v-sude-professionalnyj-yurist/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.