Как доказать умысел в уголовном праве

Понятие и содержание обнаружения умысла. Приготовление к преступлению

Как доказать умысел в уголовном праве

Определение 1

Обнаружением умысла называют такое понятие, как выражение преступных намерений посредством физических признаков: телодвижения, слова или знаки, которые также не подкрепляются фактами, предоставляющими основания для того, чтобы опасаться подобных намерений.

Раньше другим названием обнаружения умысла было обнаружение преступной воли, голый умысел. На сегодняшний день — это нулевой этап в совершении преступлений, так как у него нет никакого влияния на то, какова будет квалификация общественно опасных деяний в качестве преступления.

Говоря иными словами, подтверждает отсутствие (на уголовно-правовом уровне) опасности для общественности и не является причиной для того, чтобы назначать уголовную ответственность.

Помимо этого, в прежнем российском уголовном законодательстве от 19 века криминалистами предусматривалась ответственность за то, можно ли обнаружить умысел, например в 8 статье 117 Уложения о наказаниях и исправительных 1845 года.

Выражение преступных намерений может быть словесным, конклюдентным, но при условии отсутствия фактов, которые могут давать основания для опасения возможности воплощения данных намерений.

Пример 1

При беседе пьяных людей один из них высказывает заявление о желании убить другого. Данную угрозу нельзя считать преступлением.

В случае угрозы убийства, которая предусмотрена в 119 статье Уголовного кодекса, необходимо принимать во внимание, что факты, удостоверяющие возможность реализации угрозы, должны состоять из: наличия оружия в руке у угрожающего, если у угрожающего более выражены признаки физической силы и он проявляет агрессию (попытка обхвата тела жертвы, его шеи, рук, их выкручивание и т.д.) для того, чтобы потерпевшим была выполнена воля преступника. Данные угрозы являются общественно-опасными на уголовно-правовом уровне в соответствии с 119 статьей и 1 частью 237 статьи Уголовного кодекса РФ.

Подготовка к осуществлению преступления, в отличие от процесса обнаружения умысла выражена конкретными деяниями, которые направлены на осуществление преступных намерений, и именно по этой причине оно несет в себе большую общественную опасность.

Опиши задание

Приготовление к преступлению

Приготовление к преступлению в соответствии со значением, указанным в 1 части 30 статьи Уголовного кодекса РФ, является совершением умышленных действий (бездействий), которые создают условия для того, чтобы было совершено преступление, но при этом преступные намерение определенных лиц не доводятся до завершающей стадии в соответствии с обстоятельствами, которые не зависят от деяний этих лиц.

Замечание 1

Подготовка к осуществлению преступления возможна как посредством совершения определенных действий (к примеру, производство отмычка для того, чтобы ограбить другое лицо, поиск соучастников для того, чтобы совершить разбойное нападение), или бездействие (кассир оставляет открытым сейф, а охранник не включает сигнализацию для беспрепятственного совершения преступления).

Признаками подготовки преступления являются:

  1. Деяния, которые создают условия для совершения преступления.
  2. Создание данных условий является умышленным.
  3. Невозможность реализации условий для совершения преступления.
  4. Осуществляемы преступные намерения были прерваны в соответствии с не зависящими от преступных лиц обстоятельств.

Виды приготовления к преступлению

  1. Получение любыми способами преступником орудия для осуществления задуманного преступления. К примеру, преступник купил в магазине огнестрельного оружия ружье и патроны для осуществления убийства.
  2. Преступник сам изготавливает орудие совершения преступления (полностью или частично).

    К примеру, преступник самостоятельно изготавливает пистолет для того, чтобы совершить убийство.

  3. Преступник разрабатывает средства или орудия для того, чтобы совершить преступление. Он частично или полностью модифицирует предметы для того, чтобы их можно было использовать в качестве орудия.

    К примеру, злоумышленник отпиливает ствол на купленном охотничьем ружье для того, чтобы пронести его в здание через охрану под одеждой для совершения убийства.

  4. Злоумышленник привлекает других лиц к тому, чтобы они вместе с ним совершили преступление. К примеру, преступник дает взятку сторожу, чтобы ночью, когда они доберутся на место, ворота были открыты.

  5. Факт наличия сговора о совершении преступления является взаимной договоренностью относительно его совершения. К примеру, исполнитель дает свое согласие на то, что он осуществит преступление различными методами.
  6. Другие условия для того, чтобы была возможность совершить преступление.

    К примеру, какое-либо лицо в форме сантехника проникает в квартиру для того, чтобы составить подробный план помещения для того, чтобы в ближайшем будущем совершить ограбление, или лицо отключает или не включает сигнализацию в здании, где планируется преступление.

Значение приготовления к преступлению

  1. Понесение уголовной ответственности возможно только в случаях приготовления к тяжким или особо тяжким преступлениям в соответствии с 2 частью 30 статьи Уголовного кодекса.

  2. Подготовительные действия к тому, чтобы преступление должно было быть квалифицировано в соответствии со статьей Особенной части Уголовного кодекса, ссылаясь на 1 часть 30 статьи Уголовного кодекса.

  3. Сроки и размеры наказаний, которые назначены виновному лицу, не могут быть больше половины максимального сроки самого сурового вида наказания, которое предусмотрено в соответствующей статье Особенной части Уголовного кодекса относительного оконченного преступления.

    В данном случае смертная казнь или пожизненное заключение не может быть применено, основываясь на 2 и 4 части 66 статьи Уголовного кодекса Российской Федерации.

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Не получается написать работу самому?

Доверь это кандидату наук!

Источник: https://Zaochnik.com/spravochnik/pravo/ugolovnoe-pravo/ponjatie-i-soderzhanie-obnaruzhenija-umysla/

Особенности доказывания субъективной стороны преступления и определение умысла в уголовном законе

Как доказать умысел в уголовном праве

О единстве уголовноправового и процессуального подходов к законодательному определению умысла,

Определения понятия умысла в Общей части уголовного законодательства и субъективной стороны преступного деяния в диспозициях норм Особенной части не могут быть удовлетворительны, если не учтены практические возможности установления психического отношения виновного к своему действию или бездействию при расследовании и рассмотрении уголовного дела.

Между тем необходимо признать, что до настоящего времени научные исследования умысла отвлекались от этой стороны дела, следуя традиционному для нашей правовой теории жесткому разграничению вопросов материального и процессуального права.

Правда, это разграничение вовсе не очевидно в работах, посвященных соотношению и применению норм материального и процессуального права.

В работах такого рода всегда подчеркивается существенная связь между уголовным правом и уголовным процессом, определяемая совпадением общей цели этих двух отраслей права–борьбы с преступными посягательствами'. Однако рассмотрение этой связи не простирается обычно до исследования единства

* См., например, «Демократические основы советского социалистического правосудия» под ред. М С. Строговича, М., 1965, стр. 91–97.

224

принципов построения, конструирования материальных и процессуальных правовых норм. Нам такой анализ представляется весьма важным прежде всего с точки зрения совершенствования законодательной деятельности и правильного толкования закона.

Основы уголовного законодательства Союза ОСР и союзных республик формулируют в ст. 3 принцип виновного вменения и тем самым определяют всеобщность по крайней мере некоторых элементов субъективного отношения виновного к своему уголовно-противоправно-му деянию.

Понятие формы субъективной стороны преступления (умысла и неосторожности) раскрывается в определениях ст.ст. 8 и 9 Основ.

Из этих статей видно, что констатация определенного состава преступления каждый раз предполагает установление, во-первых, фактического наличия или отсутствия сознания лицом общественно опасного характера своего деяния; во-вторых, предвидения (или непредвидения) виновным общественно опасных последствий своего действия или бездействия, и, в-третьих, волевого отношения лица к этим последствиям (желание, сознательное допущение последствий).

Этот исходный для уголовной ответственности перечень подлежащих установлению психических процессов, происходящих в сознании виновного, дополняется Основами в ст. 16 (добровольность, т. е. сознание отсутствия принуждения); в ст.

33 (душевное волнение, чистосердечное раскаяние); в ст. 34 (корыстные или иные низменные побуждения).

Таким образом, в число элементов субъективной стороны, подлежащих учету при применении уголовноправовой нормы, включаются мотив деяния и сознание свободы действия.

Дальнейшее расширение перечня элементов субъективной стороны преступных деяний содержит Особенная часть Уголовного кодекса, включающая в отдельные составы цель и конкретизированный мотив (хулиганские побуждения в ст. 102 У К РСФСР; трусость и малодушие в ст. 264 УК РСФСР), а также указания на заведомость в отношении некоторых объективных свойств ряда преступных деяний.

Таким образом, в соответствии с нормами материального уголовного права весьма широкий круг внутренних (психических) процессов и состояний виновного высту-

15 Заказ 8642                              235

пает в качестве конститутивных элементов составов различных преступлений и в силу этого подлежит дока-

зыванию.

Нормы процессуального права, как это видно, например, в ст.ст. 68 и 69 УПК РСФСР, включают элементы субъективной стороны преступления в предмет доказы-вания по любому уголовному делу.

Статья 68 УПК устанавливает, в частности, что «при производстве дознания, предварительного следствия и разбирательстве уголовного дела в суде подлежат дока-зыванию:…

2) виновность обвиняемого в совершении преступления;

3) обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, указанные в статьях 38 и 39 Уголовного кодекса РСФСР…».

Как было показано выше, часть этих моментов выражается в определенных состояниях психики виновного.

Интересно отметить, что процессуальные нормы (за единственным исключением) не содержат каких-либо особых правил и принципов, характеризующих путь познания субъективной стороны преступного деяния (в отличие от познания его объективных свойств, поддающихся непосредственному (чувственному) восприятию).

Исключение касается установленного ст.

79 УПК РСФСР обязательного проведения экспертизы для определения психического состояния обвиняемого или подозреваемого в тех случаях, когда возникает сомнение по поводу его вменяемости в момент совершения преступления или способности к моменту производства по делу отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими.

Исключительный характер этого правила заключается в том, что закон предписывает суду в определенных случаях устанавливать возможность существования нормальных психических процессов, являющихся предпосылкой виновности лица, совершившего запрещенное законом деяние. Ничего подобного в отношении объективных обстоятельств дела в законе нет, да и быть не может.

То, что существует объективно (по крайней мере на уровне объектов, существенных для расследования и разрешения уголовного дела), дано восприятию непос

редственно и поэтому, как правило, не требует обоснования возможности своего существования'.

Отмеченное исключение, предусмотренное законом в норме об установлении вменяемости, объясняется особым свойством психических процессов, состояний и отношении, заключающимся в том, что в качестве объектов познания и доказывания они никогда не даны ощущениям и восприятиям непосредственно.

«У человека,– писал И. М. Сеченов,– нет никаких специальных умственных орудий для познания психических фактов, вроде внутреннего чувства или психического зрения, которое, сливаясь с познаваемым, признавало бы продукты сознания непосредственно, по существу»2.

Этот факт – невозможность воспринимать психические процессы, состояния и свойства личности непосредственно–имеет фундаментальное значение для правильного понимания того пути, которым должна идти следственная и судебная практика при установлении элементов субъективной стороны преступного деяния.

Мы видели, что нормы уголовного (материального) права определяют необходимость установления довольно широкого круга психических процессов и состояний, являющихся элементами составов различных преступлении.

Нормы процессуального права подтверждают необходимость установления этих элементов, не выделяя при этом специфических особенностей доказывания психического (за исключением необходимости устанавливать вменяемость, если последняя вызывает сомнения). Это и понятно, так как единственный путь познания психики лежит в области объективного, доступного непосредственному восприятию.

Специфичность предмета познания при доказывании субъективной стороны преступления

Возможность и пути изучения фактов сознания с помощью явлений объективной реальности определяются тремя обстоятельствами.

* Разумеется, действительность отношений в ряде случаев далеко не так очевидна, как действительность вещей, и нередко ее приходится научно и логически обосновывать, как это делает, например, экспертиза при установлении причинных связей между объектами.

2 Цит. по книге П. А. Рудик «Психология» (изд. 2-е, М 1964), стр. 47.

227

Во-первых, тем, что по своему содержанию сознание целиком есть отражение объективной реальности. «Наши ощущения, наше сознание есть лишь образ внешнего мира…»'.

Все содержание человеческого сознания в конечном счете обусловлено постоянно изменяющимся внешним миром, и поэтому изучение изменяющихся внешних условий, влияющих на формирование психических процессов, есть один из путей объективного установления содержания этих процессов.

Во-вторых, важным условием, определяющим 'возможность объективного изучения психических процессов и состояний, является то, что психика представляет собой продукт материального ее носителя – мозга, функционирующего по объективным законам высшей нервной деятельности.

Правда, эта сторона объективности психического имеет весьма ограниченное значение для правосудия, так как в ней раскрывается не содержание, а форма протекания психических процессов. Кроме того, надо учитывать, что право вообще не пользуется непосредственно специальными выводами и аппаратом точных и естественных наук.

Причина этого кроется не в научной неразработанности права (как иногда думают), а в его специфике.

Выполняя функцию регулятора общественных отношений, предполагающую общедоступность нормативного материала, право вообще не может при формулировании норм создавать или заимствовать какой-либо язык, отличный от обыденного живого языка, служащего средством общения для всех членов общества2.

Тем не менее общее представление о внутренней закономерности психических процессов, о развитии психических состояний, о психических свойствах человека необходимо праву (закону, судебной и следственной практике) как основа понимания объективной взаимосвязи и взаимо< обусловленности психических явлений, нужного для их правильного установления и юридической оценки.

' В. И. Ленин, Полн. собр. соч., т. 18, стр. 63. 2 В этом–главная причина безуспешности неоднократно предпринимавшихся попыток «математизировать» хотя бы часть нормативного материала (санкции) или придать правовым нормам и институтам абсолютную логическую однозначность и точность по образцу аппарата точных наук.

228

Так, знание того факта, что состояние сильного душевного волнения снижает способность правильно оценивать свои действия, руководить ими и может обусловить весьма неадекватное проявление свойств личности в поступке, нашло прямое отражение в нормах Общей и Особенной частей уголовного законодательства при установлении обстоятельств, смягчающих ответственность (п. 5 ст. 38, ст.ст. 104, 110 УК РСФСР).

Наконец, в-третьих, объективное установление психических процессов (прежде всего со стороны их содержания) становится доступным потому, что эти процессы находят адекватное выражение в явлениях объективной действительности: в различных формах деятельности людей и человеческой речи.

Этот путь исследования и установления содержания психических процессов имеет решающее значение для уголовного права и процесса, которые по сути своей ретроспективны: они всегда реагируют на уже состоявшийся акт человеческого поведения и интересуются его субъективной стороной лишь тогда, когда сознание и воля человека объективизировались в определенном поступке.

Таким образом, закон требует от следственной и судебной практики установления свойств, состояний и процессов человеческой психики, т. е. «обстоятельств дела», которые ни при каких условиях не даны восприятию непосредственно, так сказать, «в чистом виде», и могут быть познаны только с помощью изучения причин их возникновения и результатов их проявления вовне.

Этот вывод сформулирован в широко известном положении В. И. Ленина, писавшего:

Источник: http://www.adhdportal.com/book_3026_chapter_18_OSOBENNOSTI_DOKAZYVANIJA_SUBEKTIVNOJJ_STORONY_PRESTUPLENIJA_I_OPREDELENIEUMYSLA_V_UGOLOVNOM_ZAKONE.html

Умысел в уголовном праве: определение и ответственность

Как доказать умысел в уголовном праве

Преступное деяние оценивают по виду и степени виновности правонарушителя. Одной из форм таковой является умысел. Так в уголовном праве описывается отношение преступника к совершенному проступку.

Суд во время разбирательства обязан установить все нюансы ситуации. В том числе проводится исследование субъективной составляющей уголовного правонарушения.

Ее отдельной частью и характеристикой является намерение правонарушителя.

Умышленное преступление – это самый опасный для общества вид проявления криминальной деятельности. Бандит не просто понимает, что его поведение приведет к негативному итогу, но желает такового. В криминальном праве умысел принято делить на два вида: прямой и косвенный. Разберем, что это такое, чем они отличаются.

Четкого разбора сути понятия в криминалистике не имеется. В 25-й статье УК разъясняется, как понимать умышленное преступление.

Таковым принято считать действие криминального характера, которое подозреваемый совершил с прямым или косвенным намерением. В следующих пунктах статьи законодатель приводит разграничение понятий.

Отличия носят нечеткий характер. Поэтому на суд возлагается обязанность конкретно определить, каков был умысел преступника.

В уголовном праве понятие связано со степенью виновности, а значит, последующей ответственностью за проступок.

Под прямым умыслом понимается следующее осознание преступником своего поведения:

  1. Человек понимает, что таковое опасно для окружающих людей и всего общества.
  2. Он предвидит негативные итоги, а также стремится к ним.

Сам умысел преступника в уголовном праве имеет самое важное значение для описания правонарушения. Ведь опасность преступности многопланова.

Деяния бандитов отрицательно влияют на жизни пострадавших и их близких. И в то же самое время они направлены на разрушение принятых устоев. А это уже представляет угрозу существованию государства.

Поэтому умышленное преступление наказывается в целом строже, чем ненамеренное.

В третьем пункте 25-й статьи описано, что собой представляют преступления с косвенным умыслом. Это деяния, характеризующиеся той же степенью виновности. Отличаются от намеренных уголовных проступков тонкой гранью. А именно:

  1. Человек прекрасно понимает, что его деятельность угрожает общественности, личности, государству.
  2. Он в силах понять наступление негативных последствий и допускает таковые.

Различие прямого намерения от косвенного заключается в формировании цели правонарушителя. В первом случае таковой намеренно идет на нарушение закона. Он желает нанести жертве какой-то определенный урон.

Преступления с косвенным умыслом совершаются также вполне осознанно. Но правонарушитель не планирует специально наступления негативных последствий для пострадавшего, а только понимает таковую возможность.

Внимание: умышленное уголовное правонарушение может быть активным (действие) или пассивным (бездействие). Для его квалификации необходимо определение цели преступника.

Предвидение, как составная часть умысла

Важной частью описания уголовного правонарушения является определение отношения к произошедшему самого подозреваемого. В Общей части кодекса описаны ситуации, когда ответственность не наступает.

В частности, от нее освобождаются лица, не способные в силу недостаточности умственного развития понимать происходящее, отдавать отчет в своих действиях.

Как пример можно рассматривать состояние аффекта, смягчающее виновность.

Поэтому умысел подозреваемого в уголовном праве обретает такое значение для определения опасности его поведения. Его описывают как волевое отношение к содеянному. То есть суд убеждается, что человек имел осознанное намерение нарушить установленное в законе правило. Но кроме этого, он понимал характер последствий своего поведения. Таковое отношение к ситуации называют предвидением.

Совершая проступок, преступник рассчитывает на определенный результат. Отличие прямого умысла от косвенного состоит в отношении обвиняемого к итогам деятельности. При прямой вине правонарушитель желает наступления последствий, стремится к ним. То есть вся его преступная деятельность направлена именно на достижение криминального результата. Примером может служить намеренное убийство.

Преступления с косвенным умыслом также описываются путем определения предвидения результатов. Однако подозреваемый к конкретному итогу не стремился.

Понимая, что его деятельность ведет к беде, он равнодушно относился к таковому результату. Например, избиение человека с целью заставить написать завещание в свою пользу. Нанесение побоев может привести к смерти пострадавшего.

Преступник это понимает, предвидит, но относится равнодушно, стремясь к своей преступной цели.

Влияние на определение ответственности за оконченное и неоконченное преступление

Разбирая отдельные преступления, ВС РФ разъяснил следующее: тяжкие и особо тяжкие проступки могут совершаться с прямым или косвенным умыслом. Для примера возьмем убийство. Таковое деяние совершается намеренно. Убийца прекрасно понимает опасность своих действий для жертвы. Но при прямом умысле желает наступления смерти, а при косвенном допускает таковую.

А вот приготовление к убийству не может характеризоваться косвенным умыслом. Ведь деятельность правонарушителя прямо направлена на смерть жертвы. Последняя может не наступить по разным причинам. Пострадавший сопротивляется, ему на помощь приходят свидетели или медицинские работники. Однако покушение на убийство всегда является умышленным.

Умысел и его виды учитываются судом, когда рассматривается оконченный уголовный проступок.

В данной ситуации необходимо выяснение волевой составляющей. Были ли действия подозреваемого направлены на достижение криминального результата или он только допускал таковые последствия.

Ряд преступных деяний характеризуется обоими видами виновности одновременно. При их рассмотрении учитывается, совершал человек действие, непосредственно направленное на совершение преступления, или негативные последствия наступили без намерения.

В примере с избиением с целью заставить написать завещание в свою пользу это хорошо прослеживается. Преступное намерение состояло в покушении на право собственности. Но в то же время уголовник подвергал опасности здоровье наследодателя.

Но при этом не имел намерения нанести тому тяжких повреждений или убить, хотя и допускал таковое.

Примеры

Для проступков обоих видов характерно осознание подозреваемым общественно опасного характера своей криминальной деятельности. То есть в действиях прослеживается четкая вина, с точки зрения уголовного права. Но есть определенные нюансы, которые лучше рассмотреть на примерах.

Предприниматель Р. перевел часть поступлений на счет жены. При подаче декларации он не включил данную сумму в доходную часть баланса. Таким способом человек пытался занизить величину налога. В данном преступлении умысел является прямым. Человек нарушает закон, четко осознавая последствия. Делает это намеренно, с явным желанием занизить налогооблагаемую базу.

Гражданин П. промышлял продажей поддельных справок о доходах. Их приобретали нетрудоустроенные граждане с целью оформления кредита. П. действовал с прямым умыслом. Он получал криминальный доход от поддельных документов, прекрасно осознавая опасность своей деятельности. Кроме того, его намерение было направлено на нарушение действующего законодательства.

Доктору предложили заняться незаконной продажей чужих органов. Он делает операцию пострадавшему с целью изъятия почки. Врач понимает, что и с одним органом гражданин может выжить. Однако операцию делает небрежно, не заботясь о последствиях.

Пострадавший умирает. Истинным криминальным намерением врача была продажа почки. В этом уголовном проступке есть прямой умысел. А убийство доктор совершил с косвенным намерением.

Он предвидел опасность подобного преступления, но отнесся к ней равнодушно.

Насильник понял, что у его деяния был свидетель. Он догнал человека и стал избивать металлическим прутом, нанося удары по голове. Целью преступника было предотвращение дачи показаний свидетелем.

Он понимал, что последствия его действия опасны для общества и могут привести к смерти избиваемого человека. Однако, сознательно допустил печальный итог.

В данной ситуации прямой виной характеризуется изнасилование, а косвенной – убийство свидетеля.

Таким образом, оба вида умысла характеризуются осознанием преступником опасных последствий деяния. А отличаются наличием желания достичь печального итога или отсутствием такового.

 Паняева Надежда

Источник: https://ugolovnoe-pravo.com/ugolovnyj-process/znachenie-umysla-v-ugolovnom-prave

Умысел и его виды

Как доказать умысел в уголовном праве

Вина — это психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию, предусмотренному уголовным законом, и его последствиям.

Различные предусмотренные законом сочетания интеллекту­ального и волевого элементов образуют две формы вины — умысел и неосторожность, описанные в ст. 25 и 26 УК РФ, относительно которых вина является родовым понятием.

Признать лицо винов­ным — значит установить, что оно совершило преступление либо умышленно, либо по неосторожности.

Виды умысла

1.    В зависимости от психологического содержания:

2.    В зависимости от момента возникновения преступного намерения:

  • заранее обдуманный;
  • внезапно возникший.

3.    В зависимости от степени определенности представлений субъекта о важнейших фактических и социальных свойствах со­вершаемого деяния:

  • определенный (конкре­тизированный);
  • неопределенный (неконкретизированный).

Прямой умысел

Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо, его совершившее, осознавало общественную опас­ность своего действия (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последст­вий и желало их наступления (ч. 2 ст. 25 УК РФ).

Осознание общественно опасного характера совершаемого деяния и предвидение его общественно опасных последствий ха­рактеризуют процессы, протекающие в сфере сознания, и поэто­му образуют интеллектуальный элемент прямого умысла, а желание наступления указанных последствий относится к волевой сфере психической деятельности и составляет волевой элемент прямого умысла.

Осознание общественно опасного характера совершаемого деяния означает понимание его фактического содержания и об­щественного значения. Оно включает представление об объекте преступления, о содержании действия (бездействия), посредст­вом которого осуществляется посягательство, а также о тех фак­тических обстоятельствах (время, место, способ, обстановка), при которых происходит преступление.

Предвидение — это мысленное представление виновного о том вреде, который причинит его деяние общественным отношени­ям, поставленным под защиту уголовного закона. В соответствии с законом (ч. 2 ст. 25 УК РФ) прямой умысел характеризуется предвидением возможности или неизбежности наступления об­щественно опасных последствий.

Волевой элемент прямого умысла, характеризующий направ­ленность воли субъекта, определяется в законе как желание на­ступления общественно опасных последствий.

Желание — это воля, мобилизованная на достижение цели, это стремление к определенному результату. Оно может иметь раз­личные психологические оттенки. Как признак прямого умысла желание заключается в стремлении к определенным последстви­ям, которые могут выступать для виновного в качестве:

  • конеч­ной цели (убийство из ревности, мести);
  • промежуточного этапа (убийство с целью облегчить совершение другого преступления);
  • средства достижения цели (убийство с целью получения на­следства);
  • необходимого сопутствующего элемента деяния (взрыв автомобиля, в котором помимо намеченной жертвы нахо­дятся и другие лица).

Косвенный умысел в соответствии с законом (ч. 3 ст. 25 УК РФ) имеет место, если лицо, совершившее преступление, осознавало общественную опасность своего действия (или без­действия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, и хотя и не желало, но сознательно допус­кало их либо относилось к ним безразлично.

Осознание общественно опасного характера деяния при кос­венном умысле по существу не отличается от соответствующего элемента прямого умысла. Но характер предвидения обществен­но опасных последствий неодинаков при прямом и при косвен­ном умысле.

Предвидение лишь возможности (но не неизбежности) наступления общественно опасных последствий — единственно возможный вариант содер­жания данного признака косвенного умысла. При этом субъект предвидит возможность наступления таких последствий как ре­альную, считает их закономерным результатом развития причин­ной связи именно в данном конкретном случае.

Итак, интеллектуальный элемент косвенного умысла характе­ризуется осознанием общественной опасности совершаемого деяния и предвидением реальной возможности наступления об­щественно опасных последствий.

Волевой элемент косвенного умысла характеризуется в законе как отсутствие желания, но сознательное допущение обществен­но опасных последствий либо безразличное к ним отношение (ч. 3. ст. 25 УК РФ). Виновный не стремится причинить общест­венно опасные последствия.

Однако подчеркнутое законодателем отсутствие желания причинить вредные последствия нельзя по­нимать как их активное нежелание, как стремление избежать их наступления.

Наоборот, сознательное допущение означает, что ви­новный вызывает своими действиями определенную цепь собы­тий и сознательно (осмысленно, намеренно) допускает развитие причинно-следственной цепи, приводящее к наступлению обще­ственно опасных последствий.

Волевое содержание косвенного умысла может проявиться и в безразличном отношении к наступлению общественно опасных по­следствий. В этом случае субъект совершает преступление, что называется «не задумываясь» о последствиях совершаемого дея­ния, хотя возможность их причинения представляется ему весьма реальной.

Косвенный умысел невозможен:

  • при совершении преступле­ний с формальным составом;
  • в преступлениях, состав которых включает специальную цель деяния;
  • при покушении на преступ­ление и приготовлении к преступлению;
  • при сознании неизбеж­ности наступления общественно опасных последствий;
  • в действиях организатора, подстрекателя и пособника.

Строгое разграничение обоих видов умысла необходимо для правильного применения ряда уголовно-правовых институтов (приготовление, покушение, соучастие и др.

), для квалификации преступлений, законодательное описание которых предполагает только прямой умысел, для определения степени вины, степени общественной опасности деяния и личности виновного, а также для индивидуализации уголовной ответственности и наказания.

Заранее обдуманный и внезапно возникший умысел

Помимо деления умысла на виды в зависимости от особенно­стей их психологического содержания, теория и практика уголов­ного права знают и иные классификации видов умысла. Так, по моменту возникновения преступного намерения умысел подраз­деляется на заранее обдуманный и внезапно возникший.

Заранее обдуманный умысел характерен тем, что намерение со­вершить преступление осуществляется через более или менее зна­чительный промежуток времени после его возникновения. Зара­нее обдуманный умысел, свидетельствующий об особом коварст­ве виновного или об изощренности способов достижения преступной цели, существенно опаснее внезапно возникшего умысла.

Внезапно возникшим является такой вид умысла, который реа­лизуется в преступлении сразу же или через незначительный про­межуток времени после его возникновения. Внезапно возникший умысел может быть простым или аффектированным.

Простым внезапно возникшим умыслом называется такой умысел, при котором намерение совершить преступление воз­никло у виновного в нормальном психическом состоянии и было реализовано сразу же или через незначительный промежуток вре­мени после возникновения.

Аффектированный умысел характеризует не столько момент, сколько психологический механизм возникновения намерения совершить преступление. Поводом к его возникновению являют­ся неправомерные или аморальные действия потерпевшего в от­ношении виновного или его близких.

Они внезапно или под влиянием длительной психотравмирующей ситуации вызывают у субъекта сильное эмоциональное волнение, существенно за­трудняющее сознательный контроль над волевыми процессами.

Этим и обусловлено смягчение наказания за преступление, со­вершенное с аффектированным умыслом (например, за убийст­во – ст. 107УК РФ).

Определенный или неопределенный умысел

В зависимости от степени определенности представлений субъекта о важнейших фактических и социальных свойствах со­вершаемого деяния умысел может быть определенным (конкре­тизированным) или неопределенным (неконкретизированным).

Определенный (конкретизированный) умысел характеризуется наличием у виновного конкретного представления о качествен­ных и количественных показателях вреда, причиняемого деяни­ем. Если у субъекта имеется четкое представление о каком-то одном индивидуально-определенном результате,  умысел является простым определенным.

Альтернативный умысел — это такая разновидность определен­ного умысла, при котором виновный предвидит примерно одина­ковую возможность наступления двух или большего числа индиви­дуально-определенных последствий. Преступления, совершаемые с альтернативным умыслом, следует квалифицировать в зависи­мости от фактически причиненных последствий.

Неопределенный (неконкретизированный) умысел характеризуется тем, что у виновного имеется не индивидуально-определен­ное, а обобщенное представление об объективных свойствах дея­ния, т.е. он осознает только его видовые признаки.

Например, нанося сильные удары ногами по голове, груди и животу, винов­ный предвидит, что в результате будет причинен вред здоровью потерпевшего, но не осознает размера этого вреда, т.е. степени тяжести телесных повреждений.

Подобное преступление следует квалифицировать как умышленное причинение того вреда здоро­вью, который фактически наступил.

Источник: https://jurkom74.ru/ucheba/umisel-i-ego-vidi

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.