Как доказать отсутствие умысла

Что такое умысел в уголовном праве?

Как доказать отсутствие умысла

Как в России, так и во всех остальных странах в 2020 году предпринимают много усилий по борьбе с преступностью.

Наиболее важный элемент правонарушения – это его субъективная сторона, которая основывается на принципе вины.

Так, закон РФ предусмотрел, что человека могут привлечь к уголовной ответственности только тогда, когда его вина определена.

Именно поэтому понятие умысла и его виды в уголовном праве приобретают все большее значение. Правильная квалификация вины является гарантией законности.

Понятие и виды умысла в уголовном праве

Что такое вина? Под этим подразумевается психическое отношение человека к преступлению, которое он совершил, а также к связанным с ним последствиям.

Закон разделяет вину на две следующие формы:

  • умысел;
  • неосторожность (статья 25 и 26 УК РФ).

Другими словами, объявить человека виновным — это значит определить, что его преступные действия были совершены или умышленно, или по неосторожности. Правильная квалификация вины несет немалое юридическое значение.

Умысел — это самый распространенный вид вины.Формы умысла:

Другие разновидности умысла:

  1. Заранее обдуманный.
  2. Внезапно возникший (в свою очередь, он разделяется на простой и аффектированный).
  3. Определенный (конкретизированный).
  4. Неопределённый (неконкретизированный).
  5. Альтернативный.

Рассмотрим каждый из них подробнее.

Прямой умысел

Как доказать прямой умысел? Преступление будет квалифицировано как прямой умысел, если преступник осознавал отрицательные последствия для общественности своих противоправных действий (бездействия), он предусмотрел возможность либо неизбежность их наступления и желал этого (часть 2 статьи 25 УК).

В данном случае под желанием, по сути, подразумевается стремление к достижению определенного результата. При этом оно не гарантирует, что полученные последствия преступления окажутся ожидаемыми или выгодны для обвиняемого.

Как правило, люди, которые совершают противоправные действия, прекрасно понимают неправомерность своих действий. Однако судебная практика показывает, что нередки случаи, когда лицо совершило преступление, совершенно не подозревая об этом.

Конечно же, «незнание не сможет освободить от ответственности». Поэтому Уголовный кодекс РФ определил, что даже если обвиняемый не понимал незаконность своих действий, то преступление все равно будет квалифицированно как умышленное.

Прямой умысел предусматривает два возможных варианта предвидения:

  • осознание неизбежности отрицательных последствий преступления (выстрел в упор практически гарантирует на 99%, что жертва умрёт).
  • лицо предусматривает возможность реализации негативных последствий, опасных для общества (у преступника не может быть полной уверенности, что все произойдет именно по плану).

У подавляющего большинства преступлений есть формальный характер — целью преступления являются отрицательные последствия для общества.

Кроме того, у прямого умысла может быть и материальный характер (корыстный умысел в уголовном праве). В таком случае основной предмет желания преступника – причинение ущерба определенному объекту для достижения своих корыстных целей.

Косвенный умысел

Под обнаружением косвенного умысла понимается, что преступник осознавал отрицательные последствия для общественности своих противоправных действий (бездействия), он предусмотрел возможность либо неизбежность их наступления и, хоть и не желал, но при этом допускал их наступление или относился к ним безразлично.

Если преступление было совершено с косвенным умыслом, то, как правило, общественно опасное последствие – его побочный продукт, поскольку действия преступника были направлены на достижение другой цели. Таким образом, обвиняемый не желает причинить последствия, опасные для общественности.

Уголовный кодекс предусматривает 2 формы данного нежелания:

  • безразличное отношение к отрицательным последствиям (отсутствие каких-либо переживаний по этому поводу);
  • намеренное их допущение.

В некоторых случаях намеренное допущение преступных последствий может сочетаться совместно с нежеланием их наступления (когда преступник рассчитывает на случайность или же «чудо»).

Виды умысла по времени появления

В Уголовном кодексе кроме прямого и косвенного выделяют виды умысла по времени появления (заранее продуманный, внезапно возникший) и по степени определенности (определённый и неопределённый).

Цель подобных формулировок и разделения на термины состоит в том, чтобы более объемно понять мотивы, причины и характер преступного действия.

Если говорить о заранее обдуманном умысле, то он один из наиболее опасных. У злоумышленника было время спланировать свои действия, составить и продумать план, просчитать возможные варианты, выбрать место и орудия преступления.

Для правоохранительных органов такие виды преступления наиболее трудные, их нелегко раскрыть, так как улик и зацепок или совсем нет, или очень мало.

Поэтому можно утверждать, что заранее обдуманный умысел опаснее, чем внезапно возникший, и несет больший вред. Факт такого умысла красноречиво свидетельствует о том, что злоумышленник имеет криминальные наклонности и преступный склад ума.

Термин «внезапный умысел» говорит сам за себя — это значит, что преступное деяние совершается или сразу же, или в течение короткого отрезка времени.

Внезапный умысел делят на два типа:

  • простой умысел;
  • совершенный в состоянии аффекта.

Простой — это умысел, при котором нарушитель совершает правонарушение сразу или в течении нескольких дней после задумки. При этом он уравновешен психически и сознает последствия своего поступка. Раскрываются такие преступления чаще, так как при его совершении остается много улик.

Умысел, совершенный в состоянии аффекта, — преступление совершил человек, который в силу разного рода причин находится в таком психическом состоянии, что не может контролировать свои действия. В таком случае, если это доказано, приговор, выносимый обвиняемому, может быть смягчен.

В уголовном праве РФ деление умысла на заранее обдуманный и внезапно возникший не принимается для окончательной квалификации преступления. Каждый случай рассматривают индивидуально.

Так, заранее обдуманный умысел при детальном рассмотрении может показать, что правонарушитель хотел уладить все законным способом или же просто проявил неуверенность и нерешительность.

Тогда как внезапный умысел, например, убийство в результате драки, свидетельствует о том, что преступник чрезвычайно опасен, если ему «как раз плюнуть» убить человека, даже не задумываясь.

Виды умысла по мере определённости

Определённый (или конкретизированный) умысел — это такой вид умысла, при котором гражданин, совершающий преступные действия, полностью осознает все последствия и вред от совершенного правонарушения.

Определенный умысел можно разделить на два подвида:

Простой — преступник предвидел и стремиться достичь одного незаконного последствия. Например, он наносил удар жертве острым предметом, преследуя цель его убить.

Альтернативный – злоумышленник, нанося удары, осознает, что может как убить, так и сильно навредить здоровью жертвы.

Неопределённый (неконкретизированный) умысел характеризуется следующим: преступник прекрасно понимает общественную опасность своего действия, однако его не волнует объем причинённого вреда. Другими словами, преступник не определил чёткие размеры последствий.

Примером совершения преступлений с неопределенным умыслом являются уличные драки, когда преступник, желая как-либо причинить ущерб здоровью потерпевшего, заранее не предусмотрел реализацию негативных последствий (в процессе драки он может причинить как легкий, так и тяжкий или средней тяжести вред здоровью).

В таком случае у виновного есть представление о характере возможных последствий, но он не может установить его точный размер. Также примером неконкретизированного умысла является карманная кража, когда вор не может определить стоимости украденного имущества.

Альтернативный умысел характеризуется тем, что преступное лицо предусмотрело примерно одинаковые шансы наступления сразу нескольких последствий.

К примеру, выстрел из пистолета на небольшом расстоянии может иметь 2 исхода: либо смерть, либо причинение тяжелого ущерба здоровью. В таком случае меру ответственности за такое преступление определяют сами последствия, которые наступили по факту.

Таким образом, благодаря делению умысла на прямой и косвенный легче квалифицировать преступления и индивидуализировать меру уголовной ответственности.

Так, разделение умысла на различные виды помогает разграничить умышленную вину от неосторожной, а также оконченное преступление от покушения на совершение преступления.

Источник: http://ugolovnyi-expert.com/umysel-i-ego-vidy-v-ugolovnom-prave/

Расследование налоговых преступлений: доказывание умысла и персональная уголовная ответственность

Как доказать отсутствие умысла

02.08.2017

Как доказывается умысел на совершении налогового преступления, когда противоправное намерение является личной тайной? Какие факты, обстоятельства и доказательства, используются следственными органами в обоснование осознанного характера совершения преступления и кто за него несет ответственность? Об этом в авторской публикации адвоката Павла Домкина.  

В соответствии с правовой конструкцией норм уголовного закона налоговое преступление (уклонение от уплаты налогов, неисполнения обязанностей налогового агента и т.д.) признается таковым только в случае, если противоправное деяние совершено преднамеренно, с прямым умыслом, а именно с целью полной или частичной их неуплаты.

Следует также учитывать, что для налоговых органов основанием для направления материалов в следственные органы по результатам проведенной проверки является установление так называемой виновности конкретного лица.

В соответствии с положением статьи 110 НК РФ налоговое правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, осознавало противоправный характер своих действий или бездействия, желало либо сознательно допускало наступление вредных последствий. Закон прямо запрещает обосновывать виновность лица вероятностью событий или предположениями, а назначение экспертизы по вопросам виновности, в том числе по наличию умысла, не допускается.

Учитывая изложенное, следует отделять случаи, когда неуплата налогов может быть результатом невиновных деяний и не образует состава преступления, например, если имела место непреднамеренная арифметическая или техническая ошибка при исчислении налога со стороны ответственного лица.

Кроме того, налоговый закон специально оговаривает определенные обстоятельства, исключающие вину лица в совершении налогового правонарушения (статья 111 НК РФ): совершение налогового правонарушения, вследствие стихийного бедствия или других чрезвычайных и непреодолимых обстоятельств, выполнение письменных разъяснений о порядке исчисления, уплаты налога и т.д.

Публикация Бюро: Исключение рисков уголовной ответственности за использование «однодневок».

Умысел на совершение налогового преступления.

Как правило, умышленный характер налогового преступления устанавливается на основании косвенных доказательств, что чаще всего связано с отсутствием прямых: показаний свидетелей; раскрывающих фактические намерения виновника документов; файлов «черной бухгалтерии» и т.д.

Умысел лица на совершение налогового преступления в следственной практике доказывается совокупностью обстоятельствего совершения, при этом процессуальной оценке подлежат их единство, взаимосвязь и взаимозависимость.

Так, согласно устоявшемуся правовому взгляду при выявлении налоговых преступлений в первую очередь обращается внимание на совокупность действий налогоплательщика, направленных на построение искусственныхдоговорных отношений, а также на признаки имитацииреальной экономической деятельности, как правило, с использованием фирм-однодневок. Выявление подобных фактов в хозяйственной деятельности юридического лица практически всегда толкуется правоохранительными органами как свидетельство умышленного характера совершения налогового преступления.

Об умышленных действиях налогоплательщика (по мнению налогового органа) могут свидетельствовать установленные факты юридической, экономической и иной подконтрольности, в том числе на основании взаимозависимости спорных контрагентов проверяемому налогоплательщику, установленные факты осуществления транзитных операций между взаимозависимыми или аффилированными участниками взаимосвязанных хозяйственных операций, в том числе через посредников, с использованием особых форм расчетов и сроков платежей, а также обстоятельства, свидетельствующие о согласованности действий участников хозяйственной деятельности и т.п.

Использование фирм-однодневок – осознанный шаг налогоплательщика, когда, например, не уплачивающие налоги подставные фирмы используются в качестве промежуточных звеньев между поставщиком и покупателем.

При раскрытии подобной схемы уклонения (нарушение статьи 54.

1 НК РФ) основная задача налоговых и следственных органов установить принадлежность фирм-однодневок поставщику или покупателю, доказав таким образом искусственность договорных отношений.

Выявляя схему уклонения от уплаты налогов в виде «дробления бизнеса» (в целях получения или сохранения статуса плательщика налога по специальному налоговому режиму), имитационными действиями признаются работа номинально независимых друг от друга нескольких лиц, в то время как в реальности все они действуют в качестве единого хозяйствующего субъекта в едином взаимосвязанном интересе.

Отметим, что обстоятельства подконтрольности юридических лиц сами по себе не могут служить основанием для вывода об умышленном характере действий налогоплательщика.

Установление умысла не может сводиться к простому перечислению налоговым органом всех сделок, в результате которых налогоплательщиком была получена налоговая экономия, а также к приведению анализа возможности влияния фактов подконтрольности на условия и результат экономической деятельности. Налоговый орган должен доказать, что конкретные действия налогоплательщика привели к совершению правонарушения, а также собрать доказательства, которые бы свидетельствовали о намерении причинить вред бюджету.

Публикация Бюро: Вопросы к свидетелю на допросе в налоговой инспекции.

Примеры налоговой и следственной практики признания действий налогоплательщика уклонением от уплаты налогов и сборов:

  1. Налогоплательщик в целях получения необоснованной налоговой выгоды представляет документы от имени контрагентов, которые фактически оформляются лицами, находящимися во взаимосвязи с налогоплательщиком. Подобные действия расцениваются, как создание формального документооборота между участниками сделок и построение искусственных договорных отношений.
  2. Налогоплательщик представляет документы о крупных сделках с контрагентом, который был зарегистрирован в установленном порядке позднее, чем датированные «сделки».
  3. В условиях отсутствия реальной возможности исполнения сделки, отсутствия участия в исполнении сделки контрагентов налогоплательщик предъявляет к вычету налог НДС и относит затраты в состав профессиональных налоговых вычетов.
  4. Налогоплательщики, входящие в группу компаний, создают резидента особой экономической зоны и передают ему свои производственные активы. Создание единого подконтрольного имущественного центра со схемой «обратной» аренды производственных мощностей, признается согласованными действиями получения необоснованной налоговой выгоды.
  5. Налогоплательщик с целью обналичивания денежных средств осуществляет перечисление денежных средств на расчетные счета организаций, фактически не осуществляющих финансово-хозяйственную деятельность.
  6. Налогоплательщик совместно с взаимозависимым контрагентом создает схему на недопущение превышения предельного лимита выручки, в целях сохранения права на применение упрощенной системы налогообложения.

Лица, привлекаемые к уголовной ответственности за налоговые преступления.

По умолчанию при постановке вопроса о возбуждении уголовного дела следственные органы привлекают к ответственности первое лицо организации – генерального директора, директора и т.д.

Как следует из положения статьи 110 НК РФ вина организации в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины ее должностных лиц либо ее представителей, действия или бездействие которых обусловили совершение налогового правонарушения.

В тоже время закон обязывает налоговые органы и следствие исследовать вопрос о конкретных должностных лицах организации, в результате виновных действий которых было совершено налоговое преступление.

Верховный Суда Российской Федерации неоднократно обращал внимание, что субъектом налогового преступления, может быть физическое лицо, на которое в соответствии с его должностным или служебным положением возложена обязанность по исчислению, удержанию или перечислению налогов — руководитель или главный бухгалтер организации, иной сотрудник организации, специально уполномоченный на совершение таких действий, либо лицо, фактически выполняющее обязанности руководителя или главного бухгалтера.

Правоохранительные органы обязаны установить конкретное, надлежащим образом уполномоченное должностное лицо, в обязанности которого входит подписание отчетной документации, представляемой в налоговые органы, обеспечение полной и своевременной уплаты налогов и сборов.

При процессуальном установлении такого лица изучается штатное расписание организации; приказы о назначении должностных лиц; доверенности на совершение действий от имени организации; должностные инструкции, а также принимаются во внимание пояснения самих должностных лиц и сотрудников организации.

Факты, когда налоговые и следственные органы руководствуются в данном вопросе исключительно данными, содержащимися в ЕГРЮЛ, ЕГРН и иных открытых базах данных, противоречат закону.

Публикация Бюро: Возмещение ущерба физическим лицами по налоговым преступлениям.

Рассматривая вопрос о виновности конкретного лица в налоговом правонарушении контролирующие органы обязаны принимать во внимание возможное наличие обстоятельств, исключающих вину лица (статья 111 НК РФ); наличие обстоятельств, смягчающих ответственность (статья 112 НК РФ); возможную неосведомленность лица о фиктивном характере документов, использованных для уменьшения налоговой базы; учитывать факты добросовестного заблуждения ответственного лица; исполнение указаний «теневого» / фактического руководителя.

Надлежащее подтверждение указанных обстоятельств, в том числе документальное, является достаточным основанием для снятия персональных обвинений в отношении «первоначального» подозреваемого.

Адвокат Павел Домкин

Услуги Бюро: Адвокат по налоговым преступлениям.

Источник: https://www.AdvoDom.ru/practice/rassledovanie-nalogovyh-prestuplenij-dokazyvanie-umysla-i-personalnaya-ugolovnaya-otvetstvennost.php

Кс рф объяснил, что понимается под умыслом организаций при рассмотрении дел об административных проступках

Как доказать отсутствие умысла

Формула умышленной вины организации в совершении административного проступка – как, минимум, проступка в сфере транспортной безопасности, – обязательно включает в себя установленный умышленный характер действий (бездействия) должностных лиц (работников) организации, ответственных за исполнение соответствующих требований (постановление Конституционного Суда РФ от 14 апреля 2020 г. № 17-П).

Такая правовая позиция была утверждена Конституционным Судом РФ в деле по оспариванию ряда положений КоАП РФ. Заявитель – морской порт – ранее был наказан по ст. 11.15.1 КоАП РФ (неисполнение требований по обеспечению транспортной безопасности): ее первые две части устанавливают для юридических лиц санкцию за неосторожное правонарушение, а третья (ее и вменили заявителю) – за умышленное.

При этом сам КоАП РФ разделяет формы вины на умысел и неосторожность исключительно для граждан, а для организаций вводит отдельную формулу вины – организация виновна, если имела возможность для соблюдения правил и норм, не приняла все зависящие от нее меры для их соблюдения.

Именно поэтому еще пятнадцать лет назад Пленум ВАС РФ прямо установил – даже если наказание для юрлица ставится в зависимость от формы вины, устанавливать эту вину не надо, и выяснять – а предвидело ли лицо последствия, и как к ним относилось, – тоже не надо.

Достаточно лишь установить наличие возможности для соблюдения закона и недостаточность мер по его соблюдению

Но в таком случае, справедливо рассудил морской порт, и невозможно, используя средства толкования закона, квалифицировать проступок в качестве умышленного.

А значит, и судейское усмотрение в таком случае граничит с произволом, что Конституция РФ не разрешает.

КС РФ, рассмотрев жалобу, пришел к следующему:

  • действительно, КоАП РФ не различает умысел юридического лица и его же неосторожность, а различает их только у граждан. Правда, данные понятия достаточно хорошо разработаны в правовой доктрине. Более того, с доктринальной точки зрения определения из КоАП РФ едва ли можно признать исчерпывающими, но само по себе это обстоятельство не свидетельствует о недостаточности норм кодекса;
  • при этом умысел и неосторожность гражданина, и даже совокупная виновность нескольких граждан нетождественны умыслу и неосторожности организации;
  • однако очевидно, что виновность юридического лица, так или иначе, является следствием виновности его должностных лиц (работников), которые привлекаются к административной ответственности по отдельным протоколам, в отдельных делах, независимо от своего работодателя;
  • да и конечная цель наказания организации – это воздействие на волю и сознание связанных с ним физических лиц, чтобы добиться от них законопослушания;
  • значит, вина юридического лица проявляется в виновном действии (бездействии) своих сотрудников, действующих от имени организации и допустивших правонарушение;
  • поэтому, – хотя и предполагается, что умысел юрлица проявляется в умысле его работника, – суду нет необходимости ни в установлении конкретных физических лиц, ответственных за исполнение юридическим лицом требований закона, ни в обязательном их привлечении к производству по делу об АП как “фактических нарушителей” с целью определить форму их вины;
  • при этом суд все же обязан, во-первых, выяснить и учесть все значимые для дела обстоятельства, а во-вторых, обосновать в постановлении по делу, почему правонарушение квалифицируется как совершенное умышленно;
  • а значит, привлечь организацию к ответственности за умышленный проступок можно только в тех случаях, когда установлены умышленный характер действий (бездействия) должностных лиц (работников), притом в условиях очевидности для них самих противоправности собственных действий (бездействия) и возникновения в связи с этим реальной угрозы транспортной безопасности;
  • если же из обстоятельств дела не усматривается умышленный характер действий (бездействия) сотрудников организации, но при этом имелась возможность для соблюдения соответствующих требований, а юридическим лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению (т.е. фактически транспортная безопасность оказалась не защищенной в полной мере от возможных угроз) – административная ответственность юридического лица может наступать только за неисполнение требований по обеспечению транспортной безопасности, совершенное по неосторожности,
  • что касается идеи о том, что организацию вообще нельзя привлекать к ответственности за умышленные проступки, раз КоАП РФ не содержит формул умысла и неосторожности организации, – то эта идея противоречит принципам законности, равенства и справедливости и вытекающему из них принципу неотвратимости юридической ответственности. Если требования закона не исполнены, исчерпывающие меры к этому не приняты, а возможность для их исполнения у организации была, то ответственность должна наступить.

В итоге спорные нормы КоАП РФ были признаны соответствующими Конституции РФ, однако лишь в том истолковании, которое дано Конституционным Судом РФ:

юридическое лицо подлежит привлечению к административной ответственности за неисполнение требований по обеспечению транспортной безопасности, совершенное умышленно, если:

административная ответственность юридического лица может наступать только за неисполнение требований по обеспечению транспортной безопасности, совершенное по неосторожности, если:

  • установлен умышленный характер действий (бездействия) должностных лиц (работников) юридического лица, ответственных за исполнение требований по обеспечению транспортной безопасности,
  • и этот вывод надлежащим образом мотивирован в постановлении по делу об административном правонарушении
  • умышленный характер действий (бездействия) должностных лиц (работников) юридического лица, ответственных за исполнение требований по обеспечению транспортной безопасности, из обстоятельств дела не усматривается,
  • и при этом имелась возможность для соблюдения соответствующих требований, но юридическим лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению

Отметим, что хотя Конституционный Суд РФ был крайне осторожен в формулировках, однако его рассуждения, представляется, могут быть использованы для определения формы вины и обоснования квалификации иных административных правонарушений, помимо предусмотренных “спорной” ст. 11.15.1 КоАП РФ.

 С учетом повышенного “стандарта доказывания” по этой категории дел можно ожидать усиления административной репрессии – раз уж все равно придется устанавливать умысел виновников, то логично “конвертировать” эти трудозатраты в показатели эффективности надзорной деятельности и завершать проверку сразу несколькими протоколами, а не одним – в адрес только юридического лица. Кроме того, – хотя преюдиция в делах об административных правонарушениях практически не применяется, – однако вступившие в силу постановления о наказаниях работников юрлица придадут дополнительный вес квалификации проступка организации как умышленного.

Документы по теме:

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях

Источник: https://www.garant.ru/news/1363257/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.