Как адвокату попасть в сизо

Посещение адвокатом СИЗО

Как адвокату попасть в сизо
В ст.18 Федерального закона от 15.07.1995г. №103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» прописано: Подозреваемым и обвиняемым предоставляются свидания с защитником с момента фактического задержания.

Свидания предоставляются наедине и конфиденциально без ограничения их числа и продолжительности, за исключением случаев, предусмотренных УПК РФ. Свидания предоставляются защитнику по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. Истребование у адвоката иных документов запрещается.

Не во всехрегионах посещение адвоката СИЗО для свидания с подзащитным проходит безпрепятствий. Часть 4 ст.49 УПК РФ провозглашает, что адвокат допускается кучастию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлению удостоверениюадвоката и ордера.

В ст.18Федерального закона от 15.07.1995г.

№103-ФЗ «О содержании под стражейподозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» прописано: Подозреваемыми обвиняемым предоставляются свидания с защитником с момента фактического задержания.

Свидания предоставляются наедине и конфиденциально без ограничения их числа ипродолжительности, за исключением случаев, предусмотренных УПК РФ. Свиданияпредоставляются защитнику по предъявлении удостоверения адвоката и ордера.Истребование у адвоката иных документов запрещается. 

Однако в некоторых СИЗО и ИВС для допуска адвоката на свидание с подзащитнымтребуют с адвоката предоставления разрешения следователя или судьи. Данныетребования сотрудников ФСИН незаконны.

Свидание адвоката с подозреваемым и обвиняемым был предметом рассмотренияВерховного суда РФ. Вот его решение.

Дело № 93пв-02  

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМАВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

г.Москва                                                                                                                                                 2 октября 2002 г. 

Президиум Верховного Суда РоссийскойФедерации в составе: председательствующего Радченко В.И., членов  Президиума: Петухова  Н.А., Сергеевой Н.Ю., Верина В.П., ЖуйковаВ.М., Смакова Р.М., Кузнецова В.В., Каримова М.А., Попова Г.Н., Меркушова А.Е.,Свиридова Ю.А., Вячеславова В.К.

, с участием заместителя Генерального прокурораРоссийской Федерации Кехлерова С.Г. рассмотрел в порядке надзора по протестузаместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Жуйкова В.М.гражданское дело по жалобе Костанова Ю.А.

о признании незаконным пункта 149Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно – исполнительнойсистемы Министерства юстиции Российской Федерации.

Заслушав доклад судьи Верховного СудаРоссийской Федерации Гуцола Ю.А., выслушав объяснения Костанова Ю.В.,представителя Министерства юстиции Российской Федерации Сайкина С.В.(доверенность в деле), заключение заместителя Генерального прокурора РоссийскойФедерации Кехлерова С.Г., полагавшего протест отклонить, Президиум ВерховногоСуда Российской Федерации

установил:

адвокат Московской коллегии адвокатов”Адвокатская палата” Костанов Ю.А. обратился в Верховный СудРоссийской Федерации с жалобой о признании незаконным пункта 149 Правилвнутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно – исполнительнойсистемы Министерства юстиции Российской Федерации, утвержденных ПриказомМинистерства юстиции Российской Федерации от 12 мая 2000 г.

N 148 (в редакцииПриказа Минюста РФ от 21.02.

2002 N 55) по согласованию с Генеральнойпрокуратурой Российской Федерации в части, устанавливающей, что свиданияподозреваемым или обвиняемым предоставляются с адвокатом, участвующим в деле вкачестве защитника, по предъявлении им документа о допуске к участию вуголовном деле, выданного лицом или органом, в производстве которых находитсяуголовное дело.

По утверждению заявителя, обжалуемыйпункт Правил не соответствует требованиям Конституции Российской Федерации,уголовно – процессуальному законодательству Российской Федерации; названныйпункт Правил неправомерно ставит предоставление свидания с обвиняемым(подозреваемым) в зависимость от усмотрения соответствующих должностных лиц иорганов и тем самым создает препятствие для осуществления адвокатом своейпрофессиональной деятельности и ограничивает его право как адвоката,участвующего в уголовных делах в качестве защитника, на свободное общение сподзащитными.

Решением Верховного Суда РоссийскойФедерации от 14 сентября 2000 г. жалоба оставлена без удовлетворения. Вкассационном порядке дело не рассматривалось.

В протесте, внесенном в ПрезидиумВерховного Суда Российской Федерации, поставлен вопрос об отмене принятого поделу решения и вынесении по делу нового решения об удовлетворении жалобы.

Проверив материалы дела, обсудив доводыпротеста, Президиум находит протест обоснованным.

В обоснование вывода о соответствииоспариваемого пункта Правил действующему законодательству суд сослался на частьпервую статьи 47 УПК РСФСР (в редакции, действовавшей на время вынесениярешения) о допуске защитника к участию в деле с момента предъявления обвинения,а в случае задержания лица, подозреваемого в совершении преступления,применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу до предъявленияобвинения или совершения в отношении такого лица иных действий, связанных с егоуголовным преследованием, – с начала осуществления этих мер или действий. Всоответствии с частью второй статьи 51 УПК РСФСР (также в редакции,действовавшей на время вынесения решения) с момента допуска к участию в делезащитник вправе, в частности, иметь с подозреваемым и обвиняемым свиданиянаедине без ограничения их количества и продолжительности.

Согласно Федеральному закону от 15 июля1995 г.

“О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершениипреступлений” в целях обеспечения режима в местах содержания под стражейМинистерством юстиции Российской Федерации, Министерством внутренних делРоссийской Федерации, Федеральной службой безопасности Российской Федерации,Министерством обороны Российской Федерации, Федеральной пограничной службойРоссийской Федерации по согласованию с Генеральным прокурором РоссийскойФедерации утверждаются Правила внутреннего распорядка в местах содержания подстражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, которымиустанавливается, в частности, порядок проведения свиданий подозреваемых иобвиняемых с защитником (пункт 15 части второй статьи 16 в редакцииФедерального закона от 21 июля 1998 г.).

Во исполнение названного предписанияПриказом Министерства юстиции Российской Федерации от 12 мая 2000 г.

былиутверждены Правила внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно -исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации, пунктом 149которых предусмотрено, что свидания подозреваемым и обвиняемым с адвокатом,участвующим в деле в качестве защитника, предоставляются по предъявлениипоследним документа о допуске к участию в уголовном деле, выданного лицом илиорганом, в производстве которых находится уголовное дело, на основании ордераюридической консультации.

Между тем из содержания части 2 статьи48 Конституции Российской Федерации о праве каждого задержанного, заключенногопод стражу, обвиняемого в совершении преступления иметь право пользоватьсяпомощью адвоката (защитника) и корреспондирующих ей положений Международногопакта о гражданских и политических правах (подпункт “b” пункта 3статьи 14) и Конвенции о защите прав человека и основных свобод (подпункт”с” пункта 3 статьи 6) следует, что неотъемлемым элементом права напомощь адвоката (защитника) является предоставление содержащемуся под стражейобвиняемому (подозреваемому) возможности непосредственного общения со своимзащитником и, соответственно, возможность последнего иметь свидания сподзащитным.

Исходя из характеристики права на помощьадвоката (защитника) как относящегося к основным правам и свободам человека игражданина, Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 25октября 2001 г.

N 14-П по делу о проверке конституционности положений,содержащихся в статьях 47 и 51 Уголовно – процессуального кодекса РСФСР, ипункта 15 части второй статьи 16 Федерального закона “О содержании подстражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений” признал несоответствующим Конституции Российской Федерации положение пункта 15 частивторой статьи 16 названного Федерального закона как допускающее регулированиеконституционного права на помощь адвоката (защитника) ведомственным нормативнымактом, что служит основанием – по смыслу, придаваемому этому положениюправоприменительной практикой, – неправомерных ограничений данного права, ставяреализацию возможности свиданий обвиняемого (подозреваемого) с адвокатом(защитником) в зависимость от наличия специального разрешения лица или органа,в производстве которых находится уголовное дело.

В связи с тем, что положение закона,предоставляющее Министерству юстиции Российской Федерации издавать Правила,регулирующие взаимоотношения содержащегося под стражей лица с защитником,признано не соответствующим Конституции Российской Федерации, решение суда первойинстанции о соответствии закону названных Правил в части, устанавливающейтребования адвокату (защитнику) для получения свидания с содержащимся подстражей подзащитным представлять документ о допуске к участию в уголовном деле,выданный лицом или органом, в производстве которых находится уголовное дело,подлежит пересмотру в надзорном порядке на основании пункта 1 части первойстатьи 330 ГПК РСФСР.

Поскольку по делу допущена ошибка втолковании норм материального права, решение по нему подлежит отмене свынесением по делу нового решения об удовлетворении жалобы заявителя.

Руководствуясь п. 5 ст. 329 Гражданскогопроцессуального кодекса РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

решение Верховного Суда РоссийскойФедерации от 14 сентября 2000 г.

отменить и вынести новое решение о признаниинезаконным и не действующим со дня вступления решения в законную силу пункта149 Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно -исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации, утвержденныхПриказом Министерства юстиции Российской Федерации от 12 мая 2000 г.

N 148 (вредакции Приказа Минюста РФ от 21.02.2002 N 55), в части, устанавливающей, чтосвидания подозреваемым и обвиняемым предоставляются с адвокатом, участвующим вделе в качестве защитника, по предъявлении им документа о допуске к участию вуголовном деле, выданного лицом или органом, в производстве которых находитсяуголовное дело.

                                                                                          Председательствующий                                         В.И.РАДЧЕНКО

После этого руководство ФСИН телетайпомво все управления исполнения наказаний России направило указание предоставлятьсвидание адвоката с подзащитными лишь на основании ордера, указало соблюдатьрешение Президиума ВС РФ. Текст телетайпа был следующий: 

НАЧАЛЬНИКАМТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ ОРГАОВ УИС

                                                                                                                                                                  (ПО СПИСКУ)

РЕШЕНИЕМПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 2 ОКТЯБРЯ 2002 ПУНКТ 149 ПРАВИЛ ВНУТРЕННЕГОРАСПОРЯДКА СЛЕДСТВЕННЫХ ИЗОЛЯТОРОВ УИС МИНЮСТА РОССИИ УТВЕРЖДЕННЫХ ПРИКАЗОММИНЮСТА РОССИИ ОТ 12 МАЯ 2000 №148 В ЧАСТИ УСТАНАВЛИВАЮЩЕЙ ПОРЯДОКПРЕДОСТАВЛЕНИЯ СВИДАНИЙ ПОДОЗРЕВАЕМЫМ И ОБВИНЯЕМЫМ С АДВОКАТОМ УЧАСТВУЮЩЕМ ВДЕЛЕ В КАЧЕСТВЕ ЗАЩИТНИКА ПО ПРЕДЪЯВЛЕНИИ ИМ ДОКУМЕНТА О ДОПУСКЕ К УЧАСТИЮ ВУГОЛОВНОМ ДЕЛЕ, ВЫДАННОГО ЛИЦОМ ИЛИ ОРГАНОМ, В ПРОИЗВОДСТВЕ КОТОРЫХ НАХОДИТСЯУГОЛОВНОЕ ДЕЛО, ПРИЗНАН НЕЗАКОННЫМ И НЕДЕЙСТВУЮЩИМ СО ДНЯ ВСТУПЛЕНИЯ В ЗАКОННУЮСИЛУ

СВИДАНИЯПОДОЗРЕВАЕМЫМ ИЛИ ОБВИНЯЕМЫМ ПРЕДОСТАВЛЯТЬ С АДВОКАТОМ, УЧАСТВУЮЩИМ В ДЕЛЕ ВКАЧЕСТВЕ ЗАЩИТНИКА НА ОСНОВАНИИ ОРДЕРА ЮРИДИЧЕСКОЙ КОНСУЛЬТАЦИИ

ОБЕСПЕЧИТЬНЕУКОСНИТЕЛЬНОЕ СОБЛЮДЕНИЕ РЕШЕНИЯ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ

18/6/2-589Т                                                                                                                       СЕМЕНЮК

«12» ноября 2002 года                                                         Заместитель начальника ГУИН

                                                                                             Минюста России

                                                                                             генерал-лейтенантвнутренней службы

                                                                                             В.И.Семенюк

исп.Веденеев

тел.222-48-91

Не смотря на это некоторые СИЗО и ИВСвсё равно безнаказанно продолжают требовать разрешения следователя на свиданиеадвоката c подозреваемым и обвиняемым.

Безнаказанность за мелкое нарушение законапорождает системную безнаказанность чиновников и должностных лиц, котораяблагоприятно влияет на возможность игнорирования и других норм законов,развитию коррупции. Получается, закон писан, но не всеми исполняется.

Зачемнужно исполнять закон, если можно его не исполнять? Поэтому прокуратура и самисотрудники правоохранительных органов везде четко должны соблюдать нормызаконов, быть образцом законопослушного гражданина и жестко, регулярно иповсеместно биться с нарушениями и нарушителями законов.

Допустим ситуацию: Бизнесмена задержали ик нему не допускают адвоката, занимающегося его гражданскими делами. Задаетсявопрос, зачем адвокат по гражданским делам для свидания со своим клиентом,задержанным в порядке ст.

91 и 92 УПК РФ, должен брать у следователя  разрешение на свидание, если гражданское делоне касается уголовного? Разве следователь должен стоять в отношениях междугражданином и его адвокатом, занимающегося гражданскими или арбитражнымиделами, не касающимися обстоятельств уголовного дела? Даже логически невернаэта конструкция.

Закон един для всех и его должны соблюдать все, в первуюочередь – прокуроры, сотрудники правоохранительных органов и органов исполнениянаказаний.

Источник: https://alexlev.ru/uruslugi/advokat-uk/250-poseschenie-advokatom-sizo.html

Основы поведения адвоката при посещении СИЗО

Как адвокату попасть в сизо

Некоторые вопросы на нашем сайте натолкнули меня на написание этой публикации. Оказывается, не все знают даже основы этой деятельности, хотя я разделяю недоумение Владимира Александровича.

Итак, что надо и можно делать при посещении подозреваемого в СИЗО (ИК — далее  буду писать про СИЗО, но в ИК все аналогично):

1. Можно воспользоваться новыми сервисами ФСИН по интернету для более быстрого прохода. 

2. При проходе сдать на КПП свой мобильный интернет и удостоверение. Мобильные телефоны сейчас у всех и если скажете, что нет мобильного телефона, это вызовет недоумение у дежурного и, как следствие, повышенную подозрительность.

Если что-то надо сфотографировать из документов подзащитного, то надо сразу предупредить дежурного в КПП- в СИЗО есть отдельный кабинет для работы с оргтехникой и вашего подзащитного туда не пустят.

Для этого лучше иметь фотоаппарат малогабаритный, а не мобильный телефон. 

3. Во все СИЗО не пускают с любым электронными приборами, В том числе и гарнитурами, кабелями, картами памяти, наушниками, симкартами и зарядками. Мобильные сдаются при входе на КПП. В некоторых СИЗО это проверятся металлоискателями при пересечении КПП, в других — непосредственно перед  встречей перед помещением для встреч.

Иногда даже требуют сдать электронную сигарету. На моей связке ключей висит флешка, так ее никогда не находят. Обычно в каждом СИЗО есть отдельное помещение для работы с аппаратурой рядом со следственными кабинетами, но туда арестантов не пускают. Но можно взять у них документы и скопировать (чаще сфотографировать, конечно) и вернуть.

При этом в любой камере мобильный телефон легко можно найти. Наличие мобильных телефонов в камерах, конечно, запрещено, но сами работники ФСИН объясняют их наличие «оперативными» целями. Ну и небольшой слой икры на их тонкий слой хлеба это обеспечивает. Попытка пронести что-то из упомянутого мной вызовет неприятности.

Если «примелькаетесь» в СИЗО, то пыл осматривающего стихает. Еще он гаснет, если в ордере написано «по назначению», кстати.

4. При посещении СИЗО можно взять у родственников деньги и купить что-то в магазине при СИЗО. Что там продают, обычно можно и проносить. Берите все в магазинной упаковке.

Что можно и нужно (если есть деньги) нести — чай (в разумных количествах), сигареты («приму» им выдают, но сигареты это местная «валюта»  – большинство сидящих нищие и такие «ништяки» в качестве «грева» значительно облегчают положение), чеснок- лук, сало, растворимые супы и каши, сухари, сушки, пряники, конфеты, сухофрукты, конфеты (без оберток — но у меня не проверяли пока), короче, все, что может храниться без холодильника и долго —  мыло, шампунь. Чек от магазина обычно снимает вопросы от проверяющих при проходе, да и показать родственникам его можно в качестве отчета по потраченным средствам), если что-то несете не из местного ларька, то могут пересыпать, вскрывать, резать и ломать сигареты. Напоминаю, все в магазинных упаковках — супы и каши в больших пакетах, без специй! Все с непросроченными сроками годности. Обычно я еще беру полпачки бумаги офисной и ручки самые дешевые- там пригодится. Конечно, переться туда с сумкой не надо — для передач там отдельная процедура, но что-то мелкое, помещающееся в карман пронести можно. Обычно я несу с собой папку, вопросов не вызывает. Что-то сунуть в карманы для сидельца, либо нести в руке пакет сушек, сласти, пачку сигарет, зажигалку (хоть и не всегда) — всегда можно. Нужно обязательно, если это оплачивают 😉

5. Что нельзя нести, кроме упомянутого мной в п.2 — алкоголь, иглы, бритвы с вынимающимися лезвиями (разовые им тоже выдают, но их можно), лекарства и шприцы (даже витамины), бинты, игральные карты. Лекарства им выдают, теоретически можно проносить лекарства по назначению врача СИЗО, но того, что у них нет, врач и не выпишет.

Для женщин средства гигиены обычно разрешают, но это в женские, в мужских это вызовет вопросы. Ничего от родственников не берите — никакие вещи, лекарства и «сувениры». Мало ли что они туда засунут, пусть несут сами передачи.

Лекарства им тоже там разносят по камерам — разносят на тележке, выдают горстями, там лекарства в огромных упаковках (таблетку разламывают пополам — эта половина от головы, а эта от жопы и смотри не перепутай).

6. В последнее время много мусульман, с салом вопрос решайте отдельно. С одной стороны — сало это харам (хотя все там жрут его с удовольствием). С другой — это местное лакомство и та же «валюта». 

7. Если идете в камеры для «тубиков» (например, в СИЗО Горелово это отдельные этажи), то берите с собой влажные салфетки — протирать руки (обычно туберкулез, ВИЧ и гепатиты там идут «втроем»). Ручку, который пишет или подписывает такой сиделец, я ему отдаю, поэтому не давайте ему свой пафосный золотой паркер. 

8. Руку там подавайте на рукопожатие не всем подряд. Тем, кто не следит за собой — не надо давать свои очки для чтения — чесотку там можно подхватить легко. Я обычно смотрю на поведение, внешний вид, опрятность и наколки на руках — некоторым подаю, большинству нет. Но там народ уже обученный.

Как правило, ведут себя тихо и спокойно, сами руки не суют, особо развязных «осаживаю» (практически не бывает, даже не вспомню такие случаи).Да и совать руки там «не с руки» — столы и лавки там прикручены к полу, сидеть приходится далеко от стола и, соответственно, собеседника.

Рядом есть кнопка вызова сотрудника, после окончания беседы (или при агрессивном поведении — но со мной не было никогда), можно ее нажать. Со мной ведут как со следователем — скромно. Приходится иногда наоборот располагать к общению.

Дать осмотреться, освоиться, побеседовать о «погоде»: «Как себя чувствуете, в камере отношение нормальное, что родственникам передать?» Вот только не надо употреблять слова «не обижают?» — в их среде это имеет весьма специфическое значение.

9. что можно нести и что нельзя надо обязательно рассказать родственникам. Хотя на самой первой передачи им и так все объяснят в очереди, но на первую передачу несут много вещей лишних.

Кроме того, им надо сказать, то не стоит передавать новую одежду, белье — все это могут отнять, украсть как работники, так и сокамерники (хотя «крысятничество» не по «понятиям», но все «понятия» — вещь весьма условная, чаще используется для «развода» своих же).

Радиоприемник и книги, даже ноутбуки и телевизоры свои нести нельзя — надо «покупать» у администрации. Хотя, при нашем уровне коррупции, такое встречается. 

10. Многие интересуются, а как разговаривать с содержащимися под стражей, заключенными и ранее отбывавшими наказание. Ответ один — как с обычным человеком. На «ты» не позволять переходить, близких отношений не завязывать. Существуют определенные тонкости в терминах. Многие слова на «воле» значат не то, что на «зоне».

Не надо «спрашивать», надо «интересоваться», слово «обидели» означает не просто обиду. В камеру или в суд, даже если они ниже этажом, где вы сидите «поднимаются», а не спускаются. Многие «первоходы» слишком близко к сердцу принимают тюремные порядки и «понятия» и начинается — адвокату отвечают «По какому делу интересуешься?» и прочие чисто тюремные «приколы».

Отдельно надо отметить разговор с неоднократно судимыми, даже по небольшим срокам, которые, как говорят «устойчиво встали на путь совершения преступлений» и имеют авторитет в этой среде. Они разговаривают очень корректно — иногда впечатление, что перед тобой сидит профессор филолог.   Но со мной общаются крайне вежливо все. Видимо, выражение лица такое.

Многие, даже коллеги, принимают за бывшего сотрудника. 

11. Я обращаюсь по имени-отчеству и на «Вы», хотя сотрудники обращаются с ними по фамилии и на «ты». Этим сразу как-то отделяю свой разговор от допроса.

В тонкости совершения преступления, не имеющими отношения к дело и которые не вошли в материалы, обычно не интересуюсь, нам интересно только то, что попало в дело или может попасть. “«Виноват» или нет — не обсуждаю.

Но перед разговором «ритуальную фразу»: «Все, что вы скажете мне, я обязан сохранять в тайне, никто меня не имеет право допрашивать… ну и так далее.» 

Источник: https://pravorub.ru/articles/87075.html

Свидание в СИЗО с подзащитным

Как адвокату попасть в сизо

29 января 2018 г.

Недавно Квалификационная комиссия и Совет Адвокатской палаты г. Москвы признали дисциплинарным проступком действия адвоката Д., которая на свидании со своим подзащитным, содержащимся под стражей, получила от него тетрадь с записями и вынесла ее за пределы следственного изолятора. Адвокату было объявлено предупреждение. Дисциплинарное дело Д. вызвало неоднозначную реакцию в профессиональном сообществе.Но при написании данной статьи мной движет в первую очередь не желание полнее развернуть мотивировку заключения КК и решения САП Москвы – данный дисциплинарный сюжет заставляет вновь системно проанализировать гарантии конфиденциальности общения адвоката с подзащитным в следственной тюрьме.

Так переписка или не переписка?

Обеспечение конфиденциальности сведений, сообщенных адвокату его клиентом, является необходимой составляющей права пользоваться профессиональной юридической помощью и предусматривается в качестве одного из основных прав человека в целом ряде международно-правовых актов.

В полном соответствии с ними отечественное законодательство закрепляет право всех лиц, задержанных и заключенных под стражу, иметь свидание с защитником наедине и конфиденциально – как в УПК РФ (п. 3 ч. 4 ст. 46; п. 9 ч. 4 ст. 47), так и в Федеральном законе «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых» (ст. 18) (далее – Закон).Но в последнем Законе имеется также ст.

20 «Переписка», редакция которой сохраняется неизменной с момента его принятия в 1995 г. Она-то и стала, и не перестает быть проблемной для обеспечения конфиденциальности свиданий адвоката с подзащитным.

Статья эта, обязывая администрацию места содержания под стражей проверять всю переписку подозреваемых, обвиняемых, не содержит ограничений на цензуру корреспонденции, адресованной защитнику.Сразу же обнаружились расхождения в толковании данной статьи адвокатами и сотрудниками следственных изоляторов.

Представители адвокатского сообщества исходили из того, что достижение цели свиданий – выработки позиции защиты по уголовному делу – предполагает форму не только устного консультирования, но и письменного общения – обмена проектами процессуальных документов, показаний, допросов свидетелей и экспертов, вопросов привлекаемым специалистам, ходатайств, заявлений и т.п.

Следовательно, ст. 20 не распространяется на адвокатов и они не входят в категорию «иных лиц», с которыми, наряду с родственниками, подозреваемым и обвиняемым разрешается вести подцензурную переписку.Для сотрудников ФСИН абсолютно приоритетна иная цель – обеспечить изоляцию и предотвращение правонарушений в местах содержания под стражей.

А в этом нет полной уверенности, если не знакомиться с записями заключенного, который тот передает защитнику. Посему никакой привилегии за адвокатами не признавалось и они рассматривались как «иные лица» или «лица, находящиеся на свободе» (ст. 32 Закона).

Длительное время какое-либо авторитетное – аутентичное или судебное – толкование проблемной нормы отсутствовало, и шло «перетягивание каната»: адвокаты, ссылаясь на профессиональную тайну, отказывались показывать администрации изолятора записи подзащитных, та обращалась в адвокатские коллегии, затем в палаты, требуя наказания «нарушителей», ну, а по резонансным делам, тем более с политической подкладкой, адвокаты досматривались, тексты прочитывались и изымались. Несмотря на то что критика ст. 20, как не согласующейся с конституционным правом каждого задержанного или заключенного под стражу пользоваться помощью адвоката и международными нормами о правах человека, все настойчивее зазвучала в научной литературе и со стороны ЕСПЧ (постановление от 9 октября 2008 г. по делу «Моисеев против России», § 248), реальная надежда обрести определенность в вопросе конфиденциального общения адвоката с подзащитным появилась только в связи с принятием КС РФ к рассмотрению жалоб граждан Д.Р. Барановского, Ю.Н. Волохонского и И.В. Плотникова о проверке конституционности положений ст. 20 и 21 Закона.Увы, полной ясности постановление КС от 29 ноября 2010 г. № 20-П по данному делу в понимание проблемной нормы не внесло. Более того, породило новые сложности в ее применении.

Дали и тут же отняли

КС фактически установил рассогласованность ст. 20 Закона с конституционным правом на квалифицированную юридическую помощь, но не признал противоречащей Конституции РФ, сделав итоговый вывод о необходимости применять ее в соответствии с выявленным в своем постановлении конституционно-правовым смыслом.

Эта позиция в данном случае была явно недостаточной.

Опираясь на предписания Конституции РФ, Конвенции о защите прав человека и основных свобод, международные обязательства Российской Федерации, с учетом практики Европейского суда по правам человека, КС разъяснил, что «цензура переписки подозреваемых и обвиняемых, содержащихся под стражей, с избранными ими адвокатами (защитниками) может иметь место лишь в исключительных случаях (выделено мной. – Г.Р.), при наличии у администрации места содержания под стражей обоснованных подозрений в злоупотреблении правом со стороны адвоката и в злонамеренном его использовании со стороны лица, которому оказывается юридическая помощь».

Однако это давно ожидавшееся разъяснение КС было перечеркнуто им же буквально в следующей фразе: «Что касается переписки подозреваемых и обвиняемых, содержащихся под стражей, с адвокатами, которая осуществляется с нарушением порядка, установленного названным Федеральным законом и предусматривающего, что любая переписка указанных лиц – как подлежащая, так и не подлежащая цензуре – осуществляется только через администрацию места содержания под стражей, то в случае выявления такого нарушения соответствующая корреспонденция безусловно должна подвергаться цензуре (выделено мной. – Г.Р.), поскольку ее адресатами (или получателями) могут быть лица, содержащиеся в учреждениях, исполняющих наказание, переписка с которыми осуществляется только с разрешения лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, либо родственники и иные лица, переписка с которыми подлежит цензуре».

Здесь возникает серия вопросов. Прежде всего привлекает внимание легкость, с которой КС превратил переписку адвоката с подзащитным, подлежащую цензуре только в исключительных случаях, в сплошь подцензурную по одному лишь факту их непосредственного письменного общения на свидании.

Во-вторых, для чего администрации интересоваться перепиской, если отсутствуют обоснованные подозрения в ее злонамеренном использовании?В-третьих, зачем адвокату, к которому в ходе свидания сотрудниками СИЗО не предъявлялось никаких претензий, информировать их о том, что общение с подзащитным проходило не только в устной, но и письменной форме?Далее, какая полезная цель достигается – особенно с учетом специфики уголовного судопроизводства с его процессуальными сроками, нередко пресекательными, – если на письменные сообщения обвиняемого по уголовному делу распространить порядок, предусмотренный ст. 21 Закона для «предложений, заявлений и жалоб», рассматриваемых администрацией и направляемых по принадлежности не позднее трех дней с момента их подачи?Наконец, постановление КС не устранило неопределенности в понимании понятия «переписка». Совсем не очевидно, что она охватывает получение адвокатом подписи подзащитного на внутренних документах адвокатского образования (соглашениях, отчетах, счетах), обеспечивающих оказание юридической помощи.Из сказанного следует, что одно только формальное расхождение письменного общения на свидании в СИЗО с правилами, содержащимися в ст. 20 Закона, даже в ее нынешнем конституционно-правовом истолковании, само по себе не обязательно должно влечь признание в действиях адвоката состава дисциплинарного проступка. Оценка поведения адвоката с позиции п. 1 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката – «закон и нравственность в профессии адвоката выше воли доверителя» – требует при рассмотрении дисциплинарного производства учета конкретных обстоятельств происшествия.

Дисциплинарка адвоката Д.

Признание в действиях адвоката Д. этического нарушения обусловили два обстоятельства.

Первое. Характер обвинения подзащитного – террористический акт (ст. 205 УК РФ). В оценке данного обстоятельства КК и САП руководствовались подходом и стандартами ЕСПЧ (далее – Суд).

Отстаивая право адвоката на конфиденциальное общение с клиентом, находящимся под стражей, Суд все же допускает некоторые ограничения их контактов по делам о терроризме и организованной преступности (наркотики, оружие).

Эти ограничения не должны быть чрезмерными, лишающими заключенного самой возможности получить эффективную юридическую помощь, но в то же время могут диктоваться не только установленными фактами злоупотреблений со стороны защиты, а, как выразился ЕСПЧ, «следовать из природы обвинения против него» (постановление от 25 июня 2013 г. по делу «Ходорковский и Лебедев против России», § 628).

В другом пункте данного постановления (§ 641) Суд обосновывает свой вывод о неоправданности вмешательства властей в конфиденциальность общения заявителей с адвокатами в том числе и тем, что они «не были крайне опасными (преступниками), чьи методы и признаки совпадают с террористическими».

В постановлении от 5 июня 2001 г. по делу «Эрдем против Германии» Суд признал правомерным и не противоречащим Конвенции контроль, который был установлен за перепиской заключенного, обвиняемого в терроризме, со своим адвокатом.

Суд согласился с тем, что в данном случае исключение из общей нормы о конфиденциальности корреспонденции между заключенным и защитником оправдывалось «опасностью терроризма в любой его форме».

При этом была принята во внимание ограниченность введенного контроля: заключенному запрещалось передавать защитнику письменные материалы, но он мог свободно общаться с ним в устной форме и доводить до его сведения любую информацию.
Второе.

Блокнот, переданный обвиняемым защитнику, содержал записи не только на русском, но и на иностранном (узбекском) языке, которым адвокат Д. не владела. Объяснения, что это была выдержка из Корана, КК и САП сочли неубедительными.

При таких обстоятельствах Совет посчитал, что у него нет оснований разойтись в оценке данного дисциплинарного производства с подходом ЕСПЧ к ряду дел с обвинениями в терроризме.

Перспективы

ЕСПЧ и КС РФ постоянно подчеркивают, что задачи национального законодательства – обеспечивать должный баланс между защитой индивидуальных прав и публичных интересов. Выявив дефектность ст. 20 и 21 Закона о содержании под стражей, но не признав их неконституционными, КС тем не менее в своем постановлении (п. 2.

3) прозрачно намекнул федеральному законодателю на желательность коррекции этих статей именно для закрепления такого разумного баланса конституционно значимых ценностей, конкурирующих прав и законных интересов.

Но указанные статьи продолжают существовать в первозданном виде, предусмотренный ими порядок переписки с отсутствием указания на привилегированный характер материалов защиты легитимизован КС. Не считаться с этим адвокатское сообщество не может. Создать единый алгоритм действий адвоката для сохранения тайны письменного общения на тюремном свидании затруднительно.

Но некоторые рекомендации на сей счет рискну высказать.Ныне существует практически полная привилегия для записей по уголовному делу самого адвоката. Вот почему общее правило – это вынос адвокатом из стен СИЗО только текстов, выполненных собственной рукой. Рука заключенного должна присутствовать в случаях действительной необходимости.

К ним, как представляется, относятся: а) подпись на соглашении об оказании юридической помощи, заключаемом самим подзащитным; б) одобрение условий соглашения на защиту, заключенного иным лицом; в) подписание счета о выполнении адвокатом работы для выплаты вознаграждения; г) отказ от обжалования приговора и иных судебных решений; д) соображения по сложным юридически и фактически делам – экономическим и иным, связанным со специальными познаниями, – где обвиняемому принадлежит ведущая роль в разработке позиции защиты.Как выше отмечалось, совсем не очевидно, что первые четыре сюжета подпадают под понятие «переписка». С учетом выявленного в постановлении КС конституционно-правового смысла ст. 20–21 Закона, полагаю, что нуждается в толковании содержащийся в них текст «переписка через администрацию места содержания под стражей». Вряд ли для привилегированных материалов защиты он должен пониматься только как пересылка в запечатанных конвертах. В случае если сотрудники следственного изолятора, не имея никаких оснований подозревать адвоката в злоупотреблении правом на защиту, из чистого любопытства вдруг поинтересуются, не выносит ли он какие-либо записи заключенного, вполне разумно устно проинформировать администрацию о наличии составляющих адвокатскую тайну материалов.

Словом, думаю, здесь есть пространство для работы Совета ФПА и Комиссии по этике и стандартам. Презумпция добросовестности адвоката должна укрепиться в законодательстве и правоприменении.

Источник: https://fparf.ru/polemic/opinions/svidanie-v-sizo-s-podzashchitnym/

������������ ������������������ �������������� �������������� ������������������ �� ������������������������ �� ��������

Как адвокату попасть в сизо

������������������������ �������������� ����������������, ������ ������������������������������ ���������������������� ���������������� �������������������������������� ��������������������, �� �������������� ���������� ���������������� �������������� �������������� ������������������ �� �������� ���� ���������� ����������������.

�������������� ���� �������������������� ���������� ���������������������� �������� �������������� ���������������� �� ������, �������������������� ���������������� �������������������������� ������������������.

������������ ��������������, ���������� ������ ���������� ������������������ ���������������� ���������������������� ������ �������������� ����������������������. �������������������� ���������������� �������������������������� �� ����������.

������������ ���� ���������������� ���������������� ����������������: �� ������������������������ �������������������� �������������������� ������������������ �������������������������� ���� ���������������������� ���� ������������ ���������������� �� ������������������.

�������������� ������������������ ���������������������� ������������ ������������������ ���� �������� ������������������ ������������������ �� ���������������� �������������� ���� �������������������� �������������������� �� ���������������� �������������� ��������.

�� ���������� ���������������������� ������������ ������������������ ����������������, ������ ���� ���������������������� ������������������ �������� �������������� �������������� �� �������������������� ���������������������� ���� ���������������������������� ����������������, ������������������ �� ���������������������� ������������������ ������. ���������� ������������ ������������������������������ ����������������������, ������ �������������� �� ���������������������� ������������, “�������������������� ���������������������������������� ������������������������ ������������������ ��������, �������������������������������� �������������� ���������������������������� ������ ���������������������������� �������������������������� �������������������������� ������������������������ �������������������� ����������������-���������������������������� �������������� �� �������������������� ������������������ �� ������������������ ��������”.

�������� ���� ���������������� ���������� ����������������������������.

�������� �� ������, �� ������������ �������������� �������������� ���������������� �������������������� �������������������� �� ��������.

������, ������������, �������� �������������� ������������ �������������� ������������ ����������: ���������������������� ������ ������������ ������������������������ �� ��������? ���������� �������������� �������������������� �� �������� – ���������������������� �������������� ������. ���������������� ������������������������������ ������ ����������������������.

����, ������ ������������������������ ����������������, ���������������������� ���������� ������ �������������������� �������������������� ������������ ���������������� ������������������ ���������������� �� ��������. �� ������ �������� ���������������������� �� �������� ������������������ ������������ ������ ���� ��������������.

������ ������������ ���� ������������������ ���������������������������� �������������� ������������������������ �� ����������������������, ������ ���������������� �� ��������? �� ���������������������� ������������ ������������������ �������� ������ ���������� �������������� �������� ������ ���������� ���������������� ������������ �� ���������������������� ��������������������������������?

�������������������������� �������������� ���������������� �������������������������� ���� ����, ������ �������������� ���������������������� �� �������������� �������������� �� ���������������������������� ������������������ ���������������� �� ������������������������ ������������������ ������-�������� ��������������������.

�� �������� �������������� �������������������������� ������������������������ �������������������� ���������� ���������������� ����������������, ������ ���������� ���������� ������ ������������������ ��������������������, �� ���� ������ ���������������� �������������������� ���� ���������������������� ���� ������������������. ������ ���������� �� ������������ �������� �������������������� ���������������� ������������������������.

������ �������������������� ��������-������������������ ���������������������� ������������ ������������������ ���������� ������������, �������������������� �������� �� ������������������������ �� �������������� �������������� ������������������ ���������������� ���� ���������������� �� ���������������������� ��, ���� ������ ������������, ������������ ������ ���� ���������������� ���� �������� ����������������������.

�������� �������� ���� ������������ ��������, �������� �������������� ������������ ���������������� ������������ ����������: ���������������������� ������ �� �������� ������������������

“������ ������ ������������ �������������������������� �� ������, ������ ���������������������� �������������� ��������������, – ������������ ����.

– ���� �������� ���� ���������������������� ������������, ������ ������ ��������������������, ���������������� ���� �� ������, ������ �� �������� ������������������ ��������������, �� ������ – ������.

���������� �������������� ���������� ���������������� �� ����������������������”.

���� ������ ������������, ���������������� ��������������, ������ �������������������� �� �������� ���������������������� ���������������� ������������ ���������������� �� ���������������������� �� ��������������.

“�� ������������ 53 ������ ���� ������������ ��������������������, �������������� ���������������� ��������������, �������������������� �� ��������, – ������ ���������� ���� ���������������� �� ����������������������, �������������� ������������������ �� ������������������������ ������������������”, – ������������ ��������-������������������ ������ ����.

�� �������� ����, ������ ������������������������ ���������� ������������, ������������ ������������ �������� ���������������� �������� ���������������������� ���������������������� �� ������, �� ������������������������ ������������ ������������ ���������������������� ������������������ ������������������ �������� �� ������������������ �������� ������ ���������� ������������������������ ������ ������������. ���������� ������ ���������������� �� ���������������������� �������������� ���������� ������������ ���� �������� ������������ ���������� ���������������� �� ����������������������. ���� �������������������� ���� ������������������ ��������? ������������ �������������� ���������� ������������ �������������������� ����������������������? �� ������ ������������������ – ������ �� �������������� �� ����������������? ���� ���������������� ���� ���������� ������������������ �������������� ������������������ ������������������ �� ������������?

�������������������������� �������������� ���������������� ������������������, ������ �� �������� ������������ ������������������ ���������������������� ����������������, ���� ���������������������� �� ��������.

�� ���������� �������������������� ������������-���� ���������������������� ������������. ������������ ������ ��������, ���������� ������������ �� ������������ ������������������, ���������������� ���������������������� ������������������ ������������ ���������������� – ����������.

�� ������ �������������� ���������������������� �������������������������� ������ ������������������.

�� ���������������������� ������������ ������������������ ������������������������, �������� �������������� ���������� ������������ �� �������������������������� ������������ ������ �������������������� �������������������� ���� ������������, ���� ���������������� ���������������������������� ������������������������������, ������������ ���� �������������� ��������������. ���������� ������������ �������������������� ���������������� �������������� ������������. ������������������������, �������������������� �� ������������ �������������� ������������������������ ���������������� ������������������.

����������������������������, ������ ���������� ���������� ������������ �� ������ ���������� ������������������ ������������ �� �������������������� ��������������������.

������ ������ ���� ���������������� �������������� ������������ ������������, ���������� ���������������������� �������������������� �� �������������������� �������������������������� ������������������, �� ������������������ ����������������������.

������ ������ �������������������������������� �������� ���������������������������� �������������� ���������������� ���� ������������ ����������: ������������ �� �������� ���������������� ������������������ ���� ������������������.

����������������������������, ������������ ���������������������� �������� ������������ ���������������� ������������ �� �������� ��������������������. ���� �������� �������� ������������ – ���������������� ����������������������.

Источник: https://rg.ru/2017/08/14/miniust-opredelit-poriadok-dopuska-advokatov-k-arestovannym-v-sizo.html

Посещение СИЗО адвокатами

Как адвокату попасть в сизо

в журнале “Советник юриста” №5 год – 2010

гл. редактор

При работе по уголовным делам адвокату рано или поздно приходить ся сталкиваться с ситуацией, когда его подзащитный находится не на сво боде, а в следственном изоляторе (СИЗО).

Полноценное общение с таким клиентом, необходимое для разработки и внедрения в уголовный процесс защитительной позиции, вряд ли возможно в те короткие промежутки времени, которые следователь выделяет для консультирования подза щитного непосредственно перед или в ходе процессуальных действий.

Но даже если времени на консультирование достаточно, то в кабинете следователя оно осуществляется в присутствии конвоя, что не прибавляет конфиденциальности взаимоотношениям адвоката с клиентом.

Посещать СИЗО целесообразно и в том случае, когда позиция по делу уже обговорена.

Даже если эта позиция совсем не сложная и времени на ее обсуждение хватило, пока следователь беседовал по те лефону (например, не давать показаний на предварительном следствии и ждать развития ситуации – так называемая «выжидательная тактика», не очень эффективная, но применяемая довольно часто при отсутствии отправных точек для более эффективной правозащитной деятельности по уголовному делу»). Посещение СИЗО адвокатом решает одновремен но комплекс основных, дополнительных и даже побочных задач, в чем заинтересован как клиент, так и его защитник. В решении некоторых из этих задач заинтересован только защитник.

К задачам, решаемым в ходе посещения СИЗО адвокатом, отно сятся:

  • информационный обмен между адвокатом и его клиентом;
  • юридическое консультирование подзащитного;
  • психологическая поддержка подзащитного;
  • отработка адвокатом части полученного гонорара или наработ ка «судодня», подлежащего оплате за счет средств федерально го бюджета в случае, если адвокат работает не по соглашению, а по назначению следователя или суда.

Рассмотрим перечисленные задачи более подробно. Первым в спис ке значится информационный обмен. При общении адвоката с подза щитным информационные потоки идут в обе стороны.

Адвокат сообщает подзащитному новые, ставшие ему известными сведения о движении по делу, о позициях других фигурантов по делу, передает собранные копии материалов дела.

Особенно эффективен информационный об мен между адвокатом и подзащитным в тех ситуациях, когда защитник по уголовному делу общается с защитниками соучастников своего доверителя и со гласует с ними защитительные позиции по делу. Нередко подзащитный тоже сооб щает своему адвокату интересные сведения по уголовному делу.

Несмотря на режим раздельного содержания подельников, обвиняемые часто обмениваются информа цией, например, при встречах в коридорах, через общих знакомых, перестукиванием и перекрикиванием и т. п. А уж информация о том, что кто-то новенький «заехал на СИЗО» облетает постояльцев изолятора быстрее любой электронной почты.

Юридическому консультированию подзащитного следует уделять особое вни мание. При этом всегда следует помнить, что, как правило, подзащитный не имеет юридического образования и плохо разбирается в процессуальных тонкостях.

По этому не достаточно один раз ознакомить подзащитного с его правами или с так тикой поведения в конкретной ситуации, складывающейся в процессе привлечения его к уголовной ответственности.

Одну и ту же информацию необходимо доводить до сознания клиента постоянно, иначе ваш подзащитный обязательно растеряется и испортит все наработки по делу.

Не менее важна и психологическая поддержка подзащитного. Сам по себе факт нахождения в следственном изоляторе обременен широчайшим спектром стрес совых факторов.

Это и отвратительное питание (баланда в отечественных СИЗО в прошлое почему-то не уходит), и спертый воздух (частые решетки на окнах не поз воляют нормально проветривать помещение), и холод, и отсутствие физической активности, и неудобные нары и стулья, привинченные к полу, и полумрак из-за тех же решеток, и неприятные соседи (хотя и не для всех, для кого-то компания весьма подходящая).

Все это основывается на тяжести совершенного деяния, ожиданием уголовного наказания, а подпитывается отношением администрации изолятора и следственно оперативных работников, основной задачей которых является именно психологи ческая ломка обвиняемых с целью получения от них признательных показаний.

Поэтому даже самый «бодрый» из клиентов в начале следствия вполне может психо логически надломиться к его концу или перед судом, чем навредить себе. Ломаются даже невиновные.

Причем невиновные сдаются даже быстрее, чем виновные, потому что последние нередко имеют уже и криминальный, и пенитенциарный опыт, посему чувствуют себя относительно комфортно, знают поговорку о том, что чистосердечное признание есть самый быстрый путь на скамью подсудимых.

Невиновный же смутно представляет себе последствия тех или иных действий и заманчивых предложений оперуполномоченного или следователя, на него ока зывает ожидаемое воздействие даже потертая временем игра в злого и хорошего полицейского.

А лицу, помещенному в следственный изолятор, никто, кроме защит ника, психологической поддержки не окажет. Родственники не всегда допускаются следователем к свиданиям с обвиняемым, да и не всегда они интересуются судьбой некогда близкого им человека, телефонные звонки ограничены.

Только адвокат приносит с собой в серую камеру с зарешеченными окнами частичку внешнего мира, частичку свободы.

В связи с этим необходимо обратить внимание на внешний вид правозащитни ка. Адвокат всегда должен быть одет с иголочки, обязательно в отличный деловой костюм, режущую глаз белую сорочку и приятной расцветки галстук. Желательно присутствие таких аксессуаров, как перо «Parker», золотые запонки и часы.

И все это не для пустого шика, а для того, чтобы клиент мог хотя бы час в день видеть перед собой не мятые и несвежие спортивные костюмы сокамерников и не формен ное обмундирование сотрудников изолятора, а нормальное цивильное платье. Это помогает психологически успокоится, навевает мысли о том, что если твой адвокат выглядит хорошо, то и работать он будет так же.

А мысли о хорошем для подзащит ного, находящегося в изоляции от общества, уже много стоят.

В решении следующей задачи заинтересован сам адвокат. Нередко от клиентов поступают претензии по поводу качества работы защитника по делу.

Если жалобы подобного содержания поступили на имя президента адвокатской палаты субъек та федерации, то придется писать объяснительную записку.

Если работа по делу какого-нибудь видимого результата не дала, что совсем не редкость, оправдывать полученный гонорар можно объемом выполненной работы. В том числе количест вом посещений СИЗО.

Посещение СИЗО имеет и другое отношение к финансовой стороне адвокатской практики. Хотя федеральное законодательство и относит адвокатскую деятельность к некоммерческой, но адвокаты ее осуществляют далеко не безвозмездно.

Оплату своих услуг они получают как от клиента в виде гонорара, так и из федерального бюджета, если их участие в уголовном процессе по конкретному делу обусловлено не заключением соглашения с клиентом, а распределением заявки, поступившей в адвокатское образование от следователя или судьи.

Посещение СИЗО оплачива ется наравне с участием в любом процессуальном действии и может значительно увеличить размер оплаты за участие в уголовном деле.

Итак, что же представляет собой посещение следственного изолятора? В со ответствии с п. 155 Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уго ловно-исполнительной системы (утв. Приказом Минюста РФ от 14.10.

2005 № 1891, далее – Правила внутреннего распорядка СИЗО УИС, Правила) администрация СИЗО обеспечивает адвокатам и иным лицам, участвующим в следственных или су дебных действиях, беспрепятственное посещение СИЗО в рабочее время.

Источник: https://dis.ru/library/667/26507/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.