Изъятие контрафактной продукции

Особенности борьбы с контрафактом, или Как защитить свой товарный знак?

Изъятие контрафактной продукции

Контрафакт сегодня становится все более серьезной проблемой, затрагивая интересы не только бизнеса, но и общества.

По словам начальника отдела анализа и формирования государственной политики в сфере противодействия незаконному обороту промышленной продукции Департамента развития внутренней торговли, легкой промышленности и потребительского рынка Минпромторга России Ларисы Тузиковой, точной официальной статистики по контрафакту не существует – это следствие латентного характера подобных нарушений. Однако проблема носит устрашающий характер, а наносимый ущерб может исчисляться миллионами и даже миллиардами рублей. Об этом она заявила в конце мая на конференции Франко-российской торгово-промышленной палаты.

Потребители, приобретая товары более низкого качества, нередко рискуют не только своими деньгами, но и здоровьем, особенно если речь идет о контрафакте в сфере фармацевтики, парфюмерии, алкоголя и продуктов питания.

Государство, в свою очередь, сталкивается со снижением поступающих в бюджет налогов, тогда как расходы на контроль в данной сфере, напротив, требуют дополнительных финансовых вливаний.

Сами же правообладатели терпят финансовые убытки за счет неполученной прибыли и несут репутационные риски.

О том, в каких случаях и в каком порядке полицией может проводиться проверочная закупка контрафактной продукции, узнайте в материале “Проверочная закупка” в Энциклопедии решений интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Получить доступ

В настоящий момент основная нагрузка при борьбе с контрафактом ложится именно на плечи правообладателей. Однако, по мнению партнера Адвокатского бюро “Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры” Дениса Архипова, взваливать эту проблему только на них неправильно.

Так, советник международной юридической фирмы Baker&McKenzie Дарья Ермолина настаивает на необходимости создания в структуре МВД отдельного подразделения по борьбе с контрафактом.

Подобную инициативу поддерживает член Совета Федерации, Президент Международной ассоциации “Антиконтрафакт” Асламбек Аслаханов. Но, по его словам, в ближайшее время такая реформа вряд ли будет проведена.

А это значит, что правообладателям, как и прежде, предстоит рассчитывать в первую очередь на себя и самостоятельно отстаивать свои нарушенные права.

С какими сложностями они могут при этом столкнуться рассмотрим на примере борьбы с контрафактом в сфере товарных знаков.

Напомним, что контрафактным является товар, на этикетке и/или упаковке которого незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение (п. 1 ст. 1515 ГК РФ).

Не секрет, что многие нарушители стремятся воспользоваться репутацией известных брендов в целях извлечения тех или иных преимуществ. За подобное нарушение законом предусмотрена гражданская , административная и уголовная ответственность.

МНЕНИЕ

Дарья Ермолина, советник международной юридической фирмы Baker&McKenzie:

“Правообладатель по своей инициативе может прибегнуть к любой из предусмотренных законом процедур или даже к нескольким из них – применение тех или иных правовых мер зависит от обстоятельств дела.

Выбор конкретной правовой процедуры, как правило, зависит от тех целей, которые он перед собой ставит (конфискация контрафакта, выплата компенсации, получение судебного запрета на использование товарных знаков в дальнейшем и т. д.)”.

Возбуждение административного или уголовного дела

Составлять протоколы о правонарушениях, связанных с незаконным использованием чужого товарного знака и подавать в суд заявления о привлечении нарушителей к ответственности вправе сотрудники полиции, ФТС России и Роспотребнадзора (п. 1, п. 12, п. 63 ч. 2 ст. 28.3 КоАП РФ).

Но чаще всего подобные административные дела возбуждается именно полицией – основанием для этого становится поданное правообладателем заявление. При рассмотрении этого заявления проверяется наличие признаков состава административного правонарушения или уголовного преступления.

Уголовное дело возбуждается в том случае, если нарушение было совершено неоднократно либо причинило крупный ущерб – свыше 250 тыс. руб. (ч. 1 ст. 180 УК РФ).

“На практике правоохранительные органы возбуждают уголовные дела, как правило, только после получения от правообладателя соответствующего подтверждения о том, что ущерб, причиненный ему от введения в гражданский оборот контрафактной продукции, превышает указанную сумму”, – комментирует Дарья Ермолина.

Несмотря на наличие двух оснований для возбуждения уголовного дела, сотрудники правоохранительных органов, добавляет она, руководствуются, как правило, именно критерием наличия крупного ущерба.

МНЕНИЕ

Дмитрий Грачёв, юрист международной юридической фирмы Baker & McKenzie:

“В рамках возбужденного уголовного или административного дела правоохранительными органами могут быть приняты эффективные и оперативные меры по изъятию контрафактного товара из гражданского оборота.

Подобное изъятие может быть осуществлено со склада или из иных помещений нарушителей в ходе полицейских рейдов и процессуально оформлено протоколом изъятия вещей и документов.

Изъятые контрафактные товары приобретают статус вещественных доказательств и хранятся до момента вынесения судом окончательного судебного акта по делу, после чего могут быть конфискованы и уничтожены”.

Таким образом, обращение правообладателя с соответствующим заявлением в правоохранительные органы вполне может считаться наиболее эффективным инструментом борьбы с контрафактом.

Но, как отмечает Дмитрий Грачёв, на практике довольно сложно добиться возбуждения административных или уголовных дел со стороны полиции.

Причиной тому, по его мнению, является вызванное реформированием правоохранительных отсутствие профильного подразделения и большого штата компетентных в этой области сотрудников.

Таможенное регулирование

Еще одним способом пресечения незаконной деятельности нарушителей является регулирование со стороны таможенных органов.

Но для этого товары должны быть по заявлению правообладателя включены в таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности (ТРОИС). Только в этом случае сотрудники ФТС России обязаны принимать меры по защите прав на эти объекты (п.

2 ст. 305 Федерального закона от 27 ноября 2010 г. № 311-ФЗ “О таможенном регулировании в Российской Федерации”).

Однако, как отмечает директор Департамента Корпоративного и коммерческого права Юридической фирмы GRATA International Яна Дианова, ведомство нередко отказывает во включении товарного знака в ТРОИС, если правообладателем не представлена достоверная и достаточная информация о реальном нарушении его прав при таможенном оформлении товара.

Например, если в заявлении или прилагаемых к нему документах нет описания товаров, обладающих признаками контрафактных (постановление ФАС Московского округа от 22 апреля 2014 г. по делу № А40-125620/13, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 10 февраля 2014 г. № 09АП-46624/2013).

“Это означает, что правообладатель лишается возможности обеспечить защиту своих товарных знаков таможенными органами в превентивном порядке до того, как контрафактный товар будет ввезен на территорию России. В настоящее время данная проблема не может быть устранена, поскольку для этого потребуется внести изменения не только в российское законодательство, но и в ст.

3 Соглашения о Едином таможенном реестре объектов интеллектуальной собственности государств-членов Таможенного Союза”, – заключает она.

Антимонопольное регулирование

Не менее эффективным методом борьбы с контрафактом является принятие мер со стороны ФАС России. Однако в отличие от полиции и ФТС России сотрудники этого ведомства рассматривают дела, связанные с недобросовестной конкуренцией, выразившейся во введении в оборот товара с незаконным использованием товарного знака.

О том, что соответствующие действия являются именно актом недобросовестной конкуренции, может свидетельствовать их направленность на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, а также большой объем реализуемой продукции.

Яна Дианова обращает внимание на то, что помимо факта совершения действий по введению нарушителем в оборот спорных товаров, правообладатель должен также доказать, что такие действия совершаются именно конкурентом и причинили/могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам либо нанесли/могут нанести вред их деловой репутации. При этом, добавляет она, для квалификации действий хозяйствующих субъектов как недобросовестной конкуренции не требуется реального причинения убытков или нанесения вреда деловой репутации, а достаточно самой опасности такого причинения вреда (постановление СИП от 21 марта 2016 г. № С01-15/2016).

Обращение с гражданским иском в суд

Наиболее распространенным способом защиты прав на товарный знак является обращение в суд с требованием привлечь нарушителя к гражданско-правовой ответственности. При этом правообладатель может просить суд как запретить незаконное использование товарного знака, так и обязать ответчика возместить ему понесенные убытки и заявить иные требования (п. 1 ст. 1252 ГК РФ).

“Если административная ответственность за введение в оборот контрафактных товаров призвана, прежде всего, наказать нарушителя в целях предотвращения совершения аналогичных правонарушений, то средства защиты, предусмотренные ГК РФ, направлены также на компенсацию имущественных и репутационных потерь, которые может нести правообладатель”, – замечает Яна Дианова.

При этом правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации:

  • или в размере от 10 тыс. до 5 млн руб., определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;
  • или в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак;
  • или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая обычно взимается при сравнимых обстоятельствах (п. 4 ст. 1515 ГК РФ).

Для правообладателя взыскание компенсации за нарушение права на товарный знак, подчеркивает Дианова, является более простым в реализации средством правовой защиты, чем взыскание убытков, поскольку в этом случае ему необходимо доказать только факт нарушения, но не размер понесенных убытков (п. 43.2 Постановления Пленума ВС РФ № 5, Пленума ВАС РФ № 29 от 26 марта 2009; далее – Постановление № 5/29).

Вместе с тем стоит иметь в виду, что суд вправе взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием (п. 43.3 Постановления №5 /29). Поэтому, чем более исчерпывающе правообладатель обоснует размер компенсации, советует Дарья Ермолина, тем меньше вероятность того, что истребуемая сумма, будет снижена судом.

При этом истец может ссылаться на характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений и др.

Но наиболее эффективным средством обоснования компенсации, добавляет эксперт, является предоставление правообладателем документального расчета размера компенсации со ссылкой на товарно-распорядительные и платежные документы, подтверждающие количество и стоимость контрафактного товара, введенного в оборот нарушителем.

Это может быть как определенная договором стоимость контрафактного товара, так и его цена, указанная в таможенной декларации, товарно-кассовых чеках, счетах на поставку товара и др. (Постановление Президиума ВАС РФ от 26 июня 2012 г. № 498/12).

МНЕНИЕ

Яна Дианова, директор Департамента Корпоративного и коммерческого права Юридической фирмы GRATA International:

“При предъявлении требований к нарушителям прав на товарные знаки следует совмещать в исковом заявлении несколько требований: о запрете ввоза и реализации на территории России контрафактных товаров, об изъятии контрафактных товаров и уничтожении за счет нарушителя, а также о взыскании компенсации (с тем, чтобы не тратить время для предъявления раздельных исков).

Кроме того, при определении размера компенсации, указываемого в исковом заявлении, необходимо руководствоваться разъяснениями и правовыми позициями высших судебных инстанций, в частности, исходить из необходимости восстановления имущественного положения правообладателя, но не его неосновательного обогащения, и обеспечить наличие документов, подтверждающих размер убытков”.

Подводя итог, можно сделать вывод о том, что несмотря на обозначенную экспертами проблему в подходе правоохранительных органов к борьбе с контрафактом, в целом, российское законодательство предоставляет правообладателям достаточные правовые инструменты для защиты своих нарушенных прав с учетом особенностей каждого конкретного дела. 

Источник: https://www.garant.ru/article/757499/

Способы выявления контрафактной продукции и борьбы с ней

Изъятие контрафактной продукции

Покупать настоящую фирменную вещь

уже нет смысла, потому что в душном

и набитом вагоне метро 

поддельный «Бреге» смотрится лучше настоящего

«Лонжин».

(Шен Бекасов. Банковская тайна)

Вводная цитата в моей статье подобрана не случайно, поскольку многие люди в погоне за одеждой, часами, модными девайсами стремятся получить товары известных брендов, которые зачастую не доступны человеку со средним заработком, в связи с их высокой стоимостью.

А ведь так хотелось бы иметь в своем гардеробе одежду от известного итальянского дизайнера, телефон производства одной фруктовой американской компании или часы с надписью «made in Switzerland».

Однако за низкой или относительно низкой ценой товара под известным брендом, как правило, скрывается подделка.

Тема настоящей статьи выбрана мной с той целью, чтобы вкратце рассказать о способах выявления контрафактной продукции и методах борьбы с контрафактом, применяемых правообладателями.

Вероятней всего термин «контрафакт» является словом, заимствованным из английского языка (от «counterfeit» – подделка, фальшивка), однако существует мнение, что корни данного термина ведут к французскому языку и, что образован он от «contrefaçon», что также обозначает подделку.

Так и есть, изначально контрафактом называли именно поддельную продукцию, но постепенно данный термин приобрел неотъемлемую на данный момент особенность, что такая подделка обязательно должна сопровождаться нарушением интеллектуальных прав.

В пункте 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.

2006  № 15 «О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах» было указано, что: контрафактными являются экземпляры произведения и фонограммы, изготовление и распространение которых влечет за собой нарушение авторских и смежных прав.

С принятием четвертой части Гражданского кодекса Российской Федерации
(далее – ГК РФ) в качестве контрафактных признаются материальные носители, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, которые приводят к нарушению исключительного права на такой результат или на такое средство (пункт 4 статьи 1252 ГК РФ).

Кроме того, контрафактными являются товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение (пункт 1 статьи 1515 ГК РФ).

Стоит отметить, что если говорить о контрафактном товаре, на котором незаконно размещен товарный знак, то во взаимосвязи со статьями 1252, 1484 и 1487 ГК РФ названные законоположения позволяют относить к контрафактным как поддельную продукцию, так и товар, снабженный законным товарным знаком, но импортированный на территорию Российской Федерации без согласия правообладателя (параллельный импорт).

На параллельном импорте в этой статье я отдельно останавливаться не буду, потому что этот вопрос, по моему мнению, лежит больше в плоскости политической, чем в правовой. Основной акцент я хотел бы поставить на выявлении на рынке поддельной продукции, которая не имеет и никогда не имела никакого отношения к правообладателю.

Проблема контрафакта в наше время стоит очень остро, поскольку она затрагивает не только интересы правообладателей, но и негативно сказывается на потребителях.

Производители и продавцы оригинального товара несут убытки, в связи с тем, что на рынке появляются дельцы, которые продают поддельную продукцию, используя известность и репутацию раскрученного бренда или, не вкладывая средств на выполнение научно-исследовательских работ, опытно-конструкторских и технологических работ, производят и продают товар, в котором использован чужой патент или объект авторского права.

Для потребителей, которые стремятся сэкономить, приобретая дешевый, заведомо поддельный товар, самое незначительное разочарование – это быстрый выход из строя такой покупки, приход в негодность из-за низкого качества изделия, но имеются случаи и с более печальным исходом, если речь идет о контрафактной алкогольной продукции.

Крупные холдинги, международные корпорации, обладающие известностью в мире, стремятся вести бой с продавцами и производителями контрафакта, поскольку цифры, которые сопровождают ведение деятельности по продаже контрафакта, поражают.

Так, Федеральная таможенная служба в 2017 году предотвратила ущерб от ввоза контрафактной продукции к чемпионату мира по футболу 2018 года на 4,5 млрд. рублей.

В 2018 году в Европейском Союзе доля контрафакта возросла с 6% до 8%. Убытки от контрафакта по странам составили: Франция – 6,8 млрд евро, Великобритания – 9,2 млрд евро, Германия – 8,3 млрд евро.

Большая часть всей контрафактной продукции в мире, по данным экспертов Организации экономического сотрудничества и развития, производится в Китае, Турции, Сингапуре, Таиланде и Индии.

Если перейти из теоретической в практическую плоскость рассмотрения темы настоящей статьи, то я хотел бы дать несколько советов потребителям, а вернее предложить обращать внимание перед покупкой на несколько критериев, которые позволят отличить оригинальный товар от контрафактного, а именно:

– цена оригинальной продукции гораздо всегда выше контрафактной, порой в разы. Швейцарские часы не будут стоить 100 $, какие бы акции и скидки не были озвучены продавцом;

– низкое качество продукции (следы клея, неровные швы, разная длина штанин, несоответствие размеров одежды международным стандартам);

– использование известных товарных знаков или обозначений, сходных до степени смешения с ними (iFON, D&B, HIKE и пр.). При этом довольно часто встречается несоблюдение пропорций обозначений, наносимых на товар, относительно оригинальных обозначений. Встречаются случаи, когда на один товар наносят сразу несколько товарных знаков, принадлежащих разным правообладателям;

– покупателей должно настораживать наличие «брендовых» товаров в ларьках и на рынках, на неизвестных сайтах или группах в социальных сетях, не имеющих отношения к правообладателю.

Указанные выше критерии также применяются и правообладателями при выявлении контрафактной продукции.

Вместе с тем правообладатели, стараясь оградить себя от возможных подделок, принимают превентивные меры для защиты своего товара от подделок, используют и иные инструменты и способы, которые впоследствии применяются для того, чтобы в огромной массе продаваемых товаров отсеять свой товар от подделки и привлечь нарушителя к ответу.

Для того, чтобы обезопасить себя от подделки своей продукции или постараться минимизировать объемы этих подделок правообладатели пытаются привнести оформление товара нечто такое, что затруднительно воспроизвести.

Как правило это выражается в том, что в упаковку товара, в полиграфическое исполнение этикеток, технологию производства вводят элементы защиты, к которым относятся защитные голограммы, водяные знаки, микронадписи, не подлежащие оптическому копированию, скрытые изображения, видимые только с помощью специальных приборов; использование индивидуальных номеров, по которым можно отследить партию товара, страну его назначения, и иные.

Указанные инструменты позволяют правообладателям разделять товар на «свой» / «чужой» и облегчают доказывание факта нарушения в суде.

Вместе с тем, прежде чем начать разделять и идти в суд, для начала необходимо выявить местонахождение контрафактного товара, это можно сделать при помощи следующих инструментов:

  • Мониторинг сети Интернет на предмет выявления фактов предложения к продаже товаров, обладающих признаками контрафактности, в том числе при помощи специального программного обеспечения;
  • Анализ товаров в предприятиях торговли, в том числе с привлечением правоохранительных органов, частных детективов;
  •  Включение товарного знака, наименования мест происхождения товаров, объекта авторского права (например, дизайна упаковки товара) в Таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности (далее – ТРОИС).

При этом, включив свои объекты интеллектуальной собственности в ТРОИС, правообладатель приобретает ряд  инструментов по борьбе с нарушителями, он может:

  • направлять в таможенный орган письменные запреты на ввоз товара;
  • через суд инициировать принятие предварительных обеспечительных мер в виде наложения ареста на контрафактный товар;
  • посредством таможенных органов привлекать нарушителя к ответственности, предусмотренной статьей 14.10 КоАП РФ (в том случае если не параллельный импорт);
  • материалы, собранные таможенным органом в ходе административного производства можно использовать в качестве доказательств при подаче иска к нарушителю об уничтожении контрафактного товара и взыскании компенсации.

В качестве основных, хорошо изученных и, достаточно предсказуемо работающих способов борьбы с контрафактом, можно назвать следующие:

Таможенный орган. Результат – привлечение к административной ответственности по части 1 статьи 14.10 КоАП РФ, наложение административного штрафа:

  • на граждан от 5 000 до 10 000 рублей;
  • на должностных лиц от 10 000 до 50 000 рублей
  • на юридических лиц от 50 000 до 200 000 рублей

Возможно применение меры ответственности в виде конфискации предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара, а также материалов и оборудования, используемых для их производства, и иных орудий совершения административного правонарушения.

            Полиция. Результат – привлечение к административной ответственности по части 2 статьи 14.10 КоАП РФ, наложение административного штрафа:

  • на граждан в размере двукратного размера стоимости товара, явившегося предметом административного правонарушения, но не менее 10 000 рублей;
  • на должностных лиц в размере трехкратного размера стоимости товара, явившегося предметом административного правонарушения, но не менее 50 000 рублей;
  • на юридических лиц в размере пятикратного размера стоимости товара, явившегося предметом административного правонарушения, но не менее 100 000 рублей.

Возможно привлечение к уголовной ответственности на основании статьи 180 УК РФ, при условии, если это деяние совершено неоднократно или причинило крупный ущерб (свыше 250 000 рублей).

Антимонопольный орган. Результат – Получение решения антимонопольного органа, предписывающего прекратить нарушение. Привлечение к административной ответственности по части 2 статьи 14.33 КоАП РФ, наложение административного штрафа:

  • на должностных лиц – 20 000 рублей либо дисквалификация на срок до трех лет;
  • на юридических лиц – от одной сотой до пятнадцати сотых размера суммы выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено правонарушение, но не менее ста тысяч рублей.

Суд. Привлечение к гражданско-правовой ответственности.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1252 ГК РФ защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется, в частности, путем предъявления в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, требований. Результатом рассмотрения судом искового заявления в том числе, но не ограничиваясь может быть решение, предписывающее:

– выплатить компенсацию за нарушение исключительного права. При этом способы расчета компенсации могут варьироваться в зависимости от того, в защиту какого объекта интеллектуальной собственности обратился правообладатель.

– прекратить действия, нарушающие право или создающие угрозу его нарушения. Такое решение принимается в отношении лица, совершающего такие действия или осуществляющего необходимые приготовления к ним, а также к иным лицам, которые могут пресечь такие действия,

– изъять из оборота и уничтожить без какой бы то ни было компенсации  материальные носители, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, в том случае если изготовление, распространение или иное использование, а также импорт, перевозка или хранение таких материальных носителей приводят к нарушению исключительного права на такой результат или на такое средство.

Как вы видите способы выявления и методы борьбы с контрафактной продукцией достаточно различные. Выбор того или иного инструмента в борьбе с нарушителями  зависит от различных факторов, таких как вид и особенности товара, способ его ввода в гражданский оборот, уловки и ухищрения нарушителей и иные факторы.

Вместе с тем умелое владение всеми перечисленными способами, перечень которых, конечно, не является исчерпывающим ввиду развития средств защиты, позволит вести эффективную борьбу с контрафактом и его распространителями.

Источник: https://zuykov.com/ru/about/articles/2019/05/16/sposoby-vyyavleniya-kontrafaktnoj-produkcii-i-borb/

Источник: https://zakon.ru/blog/2019/05/16/sposoby_vyyavleniya_kontrafaktnoj_produkcii_i_borby_s_nej

Борьба с контрафактом, как разновидность бизнеса

Изъятие контрафактной продукции

Тема, поднятая уважаемым Иваном Николаевичем в этой публикации, настолько интересна и многогранна, что я решил ее продолжить, но уже в открытом доступе в слабой надежде, хотя бы немого вразумить и предостеречь отдельных «коммерсантов» отечественного разлива, у которых, в погоне за прибылью, похоже, отключается не только способность к анализу, но и инстинкт самосохранения.

Все чаще к нам, адвокатам, обращаются за помощью те, кто привлекается к уголовной ответственности по ст. 180 УК РФ (Незаконное использование средств индивидуализации товаров (работ, услуг).

Причем, чаще всего, привлечение к уголовной ответственности за это преступление происходит при наличии квалифицирующего признака, указанного в части четвертой этой статьи, как совершенного организованной группой.

На основе анализа нескольких уголовных дел, мне удалось смоделировать один, из наиболее вероятных сценариев привлечения к уголовной ответственности за данные преступления.

Если немного углубиться в историю вопроса, то незаконное использование чужих товарных знаков, знаков обслуживания, и т.д.

, началось не вчера – во времена СССР, использование фирменных «лейблов» — «Wrangler», «Montana», «Rifle», и других известных брендов на джинсах, изготовленных в подпольных мастерских «цеховиков» советского периода, было поставлено на поток – правда, «в места не столь отдаленные» они отправлялись не за нарушение авторских или смежных прав; в УК РСФСР были и другие статьи – от хищения социалистической собственности, до частного предпринимательства и коммерческого посредничества, да и вопросы покушения на чужие авторские права, тем более, если они принадлежали представителям капиталистических стран, никого особо не интересовали.

Сейчас нарушения авторских и смежных прав, приобрели уже транснациональный характер, при этом основным поставщиком контрафактной продукции, уже традиционно, является Китай, где, похоже, подделывается все, и предприниматели откуда быстро находят своих единомышленников у нас.

Впрочем, кто из них, и как находит себе делового партнера – это уже отдельная тема.

Но, оказывается, и выявление нарушителей тоже может стать неплохим бизнесом, схема которого проста и незатейлива и понять, как она работает, я сумел после ознакомления с несколькими уголовными делами, возбужденными по признакам ч.4 ст. 180 УК РФ.

У каждого правообладателя известного бренда на территории РФ есть свой представитель – при этом каждый из них может представлять сразу несколько правообладателей или правообладателя нескольких брендов.

Есть нечто общее в таких уголовных делах – очень быстрая реакция правоохранителей на заявления представителей правообладателей брендов, выражающаяся в том, что уголовные дела по таким заявлениям возбуждаются, практически без ставшими традицией нарушениями сроков для принятия процессуальных решений, предусмотренных ст. 144 УПК РФ, и что показательно – этим заявлениям предшествует целый комплекс ОРМ, бывает длящихся до года.

Вы верите, что российская полиция вот так, тщательно и кропотливо, работает по каждому преступлению?

Впрочем, вопрос риторический…

Практически, во всех материалах уголовных дел, возбужденных по признакам преступления, предусмотренного ч.4 ст. 180 УК РФ, имеются материалы о проведенных ОРМ «проверочная закупка» товара, который может быть признан контрафактным, как минимум, проводится две таких «проверочных закупки», при этом, после первой никаких последствий для «коммерсанта» не наступает.

Спросите – почему?

Да, все просто – для квалификации действий, образующих состав преступления, предусмотренный ст. 180 УК РФ, необходимо, чтобы  незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров, происходило неоднократно.

А вдруг, по мнению правоохранителей, задержанный после первой «проверочной закупки» предприниматель, решит более не испытывать судьбу, и займется чем-нибудь менее предосудительным, чем реализация контрафактного товара?

Понятно, что составление протокола об административном правонарушении по ст. 14.

10 КОАП РФ за разовое незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров, или производство в целях сбыта либо реализация товара, содержащего незаконное воспроизведение чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров, куда менее интересно, чем возможность «срубить палку» за раскрытие тяжкого преступления.

А то, что ст.5 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» прямо запрещено «подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий», поскольку это называется провокацией, мало кого волнует – ну, мало ли, что у нас запрещено.

Кстати, именно на такое вольное толкование правоохранителями своих полномочий при осуществлении оперативно-розыскной деятельности защитникам стоит обращать самое пристальное внимание.  

Теперь, самое время поговорить, каким образом несколько предпринимателей, решивших заняться этим, мягко говоря, не поощряемым законом бизнесом, превращаются в организованную группу.

Прежде всего, давайте вспомним, признаки такой формы соучастия, как организованная группа; это  устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (ч.3 ст. 35 УК РФ).

И вот здесь для адвоката есть самое широкое поле для деятельности, поскольку существует достаточно четкая грань между группой лиц, объединившихся по предварительному сговору, и организованной преступной группой, поскольку последняя характеризуется устойчивостью, наличием в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла (см. напр., Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».

А как правоохранители определяют, что преступление совершено именно организованной преступной группой?

Да, элементарно – например, зарегистрированная, в установленном порядке компания, кроме легальной деятельности, в порядке «диверсификации», и для «пополнения оборотного капитала», пару раз согрешила с приобретением и реализацией контрафактной продукции – вот вам и «организованная преступная группа».

Есть и другие варианты, но их описание – это уже тема монографии кандидатской диссертации.

Поскольку же, как сказано ранее, комплекс оперативно-розыскных мероприятий проводится не один день, и, даже, не один месяц, в ход идут и результаты ПТП (прослушивание телефонных переговоров).

Скажу сразу – никто их особо, кроме адвокатов, на стадии ознакомления с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ, анализировать не будет; обвинению достаточно самого факта расшифровки этих переговоров, а уж «подогнать» полученное под нужную обвинению квалификацию, вообще проблем не составляет.

Когда же звенит этот «первый звоночек», предвещающий будущие неприятности для любителей использовать чужие бренды, не ставя об этом в известность их правообладателей?

Одним из таких «звоночков» является запрос о получении информации из ОЭБиПК – сам по себе он не представляет особой опасности, разумеется, если не бросаться готовить килограммы документации по этому запросу, впрочем, как поступать в случае получения таких запросов, я неоднократно рассказывал в своих предыдущих публикациях – все они имеются на «Праворубе», поэтому повторяться не буду.

А вот из содержания запроса, при его внимательном изучении адвокату можно узнать много интересного, например, о наличии заведенного ДОУ (дела оперативного учета), в котором концентрируется вся оперативная информация, как по данному предпринимателю, так и по его деловым партнерам, соответственно, определить, сколько времени данный предприниматель уже находится «под колпаком».

Самое странное, что может сделать предприниматель в данном случае, и делает чаще всего — каким-либо образом избавляется от «засветившегося» предприятия, регистрирует новое, и продолжает заниматься тем же, что уже вызвало к нему интерес со стороны правоохранителей.

Наверное, отдельным гражданам очень трудно понять, что правоохранителей предприятие интересует лишь, как инструмент для совершения неблаговидных поступков, а вот их личности – и есть истинная цель любознательности с далеко идущими выводами и нерадостными последствиями.

Итак, материалы собраны, переданы следователю, который возбуждает уголовное дело, и через непродолжительный промежуток времени появляется именно то, ради чего и проводились все эти сложные и недешевые мероприятия – гражданский иск, поданный представителем правообладателя в интересах своего доверителя на весьма впечатляющую сумму с приложением справок-расчетов суммы причиненного ущерба.

Далее, в рамках возбужденного уголовного дела, назначается ряд экспертиз, в ходе которых подтверждается, как факт того, что изъятая продукция является контрафактной, так и размер ущерба, до копейки совпадающий с суммой заявленного гражданского иска в рамках уголовного дела.

Как правило, по данной категории дел, предприниматели, подавленные объемом доказательств, которые со скорбно-торжествующим видом демонстрирует им следователь, да еще, если это все происходит в ИВС, куда они водворены на 48 часов в порядке ст.ст.

91, 92 УПК РФ, да еще приглашенный следователем адвокат (увы, есть еще среди нас такие), участливо предлагает не упорствовать, а сотрудничать со следствием, готовы рассказать все и обо всех, тем самым, еще более усугубляя свое положение, и превращая гипотетическую четвертую часть ст. 180 УК РФ во вполне реальную.

В качестве поощрения предприниматель со товарищи, в виде меры пресечения получает всего лишь подписку о невыезде и надлежащем поведении, а не домашний арест.

Собственно, на этом для него, и его товарищей по несчастью заканчивается все хорошее, поскольку срок наказания по приговору может быть вполне реальным, как и исполнительный лист на сумму причиненного ущерба, возмещать который придется солидарно всем участникам «организованной группы».  

Здесь я не даю каких-либо рекомендаций – каждый сам выбирает свой путь, а, учитывая материалы уголовных дел по данной категории преступлений, этот путь для уже осужденных является проторенным – наверное, им так удобнее, чем прислушаться к совету, когда неприятности еще только-только появились на горизонте и еще все можно исправить…

Источник: https://pravorub.ru/articles/96189.html

Изъятие и уничтожение контрафактного материального носителя

Изъятие контрафактной продукции

Одной из специальных мер защиты исключительных прав является требование об изъятии материального носителя, в котором выражены результаты интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, и уничтожении такого носителя.

Данная мера применяется по заявлению правообладателя, право которого нарушено.

Изъятие из оборота и уничтожение контрафактных товаров, этикеток, упаковок товара, на которых размещен незаконно используемый товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение (п. 2 ст. 1515 ГК РФ) либо незаконно используемое наименование места происхождения товара или сходное с ним до степени смешения обозначение (п. 1 ст. 1537 ГК РФ), производится за счет нарушителя.

В иных случаях прямо не устанавливается, за счет какого лица должны производиться изъятие и уничтожение, однако очевидно, что такие расходы также должны возлагаться на нарушителя.

Уничтожение контрафактных материальных носителей призвано восстановить положение, существовавшее до нарушения исключительного права.

Данная мера имеет ярко выраженную превентивную функцию, поскольку предусматривает за нарушение весьма жесткую имущественную санкцию. В ст.

46 Соглашения ТРИПС введение такого рода меры мотивируется необходимостью “создания эффективного средства, удерживающего от нарушения прав”.

Уничтожение таких носителей осуществляется без выплаты нарушителю какой-либо компенсации.

В Постановлении Пленумов N 5/29 (п. 25) отмечается, что согласно п. 4 ст.

1252 ГК РФ в случае, когда изготовление, распространение или иное использование, а также импорт, перевозка или хранение материальных носителей, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, приводят к нарушению исключительного права на такой результат или на такое средство, такие материальные носители считаются контрафактными и по решению суда подлежат изъятию из оборота и уничтожению без какой бы то ни было компенсации, если иные последствия не предусмотрены ГК РФ. Иные последствия установлены п. 2 ст. 1515 ГК РФ для случаев, когда введение контрафактных товаров в оборот необходимо в общественных интересах.

Материальный носитель может быть признан контрафактным только судом. При необходимости суд вправе назначить экспертизу для разъяснения вопросов, требующих специальных знаний.

При нарушении исключительного права в отношении двух объектов – товарного знака и наименования места происхождения товаров, когда введение контрафактных товаров в оборот необходимо в общественных интересах, контрафактные товары, этикетки и упаковки, на которых размещены незаконно используемый товарный знак (или сходное с ним до степени смешения обозначение) либо незаконно используемое наименование места происхождения товара (или сходное с ним до степени смешения обозначение), вместо изъятия из оборота и уничтожения будут сохранены, но с удалением за счет нарушителя соответственно такого товарного знака либо наименования места происхождения товара или сходных с ними до степени смешения обозначений (п. 2 ст. 1515 и п. 1 ст. 1537 ГК РФ).

Вопрос о том, необходимо ли в общественных интересах введение таких товаров в оборот, суд решает при рассмотрении конкретного требования правообладателя. При положительном ответе требование правообладателя об изъятии и уничтожении контрафактных материальных носителей будет отклонено.

Но в целях защиты своих прав правообладатель получит возможность требовать удаления соответствующих знаков (указаний). Товары в этом случае подлежат использованию в общественных интересах, например передаются в детские дома, иные социальные учреждения.

И в этом случае нарушитель не имеет права на получение какой-либо компенсации за такие товары.

Мера защиты в виде изъятия и уничтожения материального носителя может быть применена в случае, если изготовление, распространение или иное использование, а также импорт, перевозка или хранение таких материальных носителей приводят к нарушению исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации.

Правообладатель имеет право требовать только одновременного и изъятия, и уничтожения контрафактного товара. Предъявляя такое требование, правообладатель обязан доказать, что у нарушителя имеется такой товар.

Требование об изъятии материального носителя из оборота и его последующем уничтожении может быть предъявлено к изготовителю контрафактного материального носителя, а также к импортеру, хранителю, перевозчику, продавцу такого объекта. Такое требование также может быть обращено и к пользователю, если он является недобросовестным приобретателем такого материального носителя.

Данная мера защиты применяется судом независимо от вины нарушителя.

Источник: https://cyberpedia.su/9xaf2e.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.