Извращенцы в полиции рф фабрикация уголовных дел

Путин потребовал жестко реагировать на произвол и фальсификации со стороны полиции

Извращенцы в полиции рф фабрикация уголовных дел

МОСКВА, 26 февраля. /ТАСС/. Президент России Владимир Путин потребовал предельно жестко реагировать на факты произвола и фальсификации со стороны сотрудников правоохранительных органов.

“Особое внимание [нужно] уделить вопросам обеспечения законности органами дознания и предварительного следствия, – сказал он на заседании коллегии МВД России.

– На все факты произвола, фальсификации, прямого подлога, что само по себе является уголовным преступлением, требую реагировать предельно жестко, пресекать подобную деятельность и решительно избавляться от такого рода сотрудников, преступающих закон”.

Президент отметил необходимость принять дополнительные меры по организации работы на досудебной стадии уголовного судопроизводства. Он потребовал соблюдать требования о разумном сроке ведения уголовного судопроизводства. “В решении обозначенных резонансных для общества вопросов нужно тесно взаимодействовать с органами прокуратуры и другими коллегами”, – добавил президент.

Снижение числа преступлений

На заседании коллегии МВД президент отметил высокую раскрываемость наиболее опасных преступлений.

“Отмечу высокие показатели раскрываемости наиболее опасных преступлений: убийств, умышленных причинений тяжкого вреда здоровью, разбойных нападений и некоторых других, – сказал он на заседании коллегии МВД России. – Снизилась преступность среди несовершеннолетних, а также число преступлений, совершенных на улице”. “Это значимые для граждан изменения”, – добавил президент.

“Ваша прямая ответственность – чтобы люди в своем дворе, подъезде, в поселке, городе чувствовали себя в безопасности и были защищены”, – отметил он.

Глава государства добавил, что в Сибирском федеральном округе и на Дальнем Востоке уже четвертый год подряд снижается уровень преступности. Говоря о задачах на 2020 год, Путин потребовал повысить уровень раскрываемости преступлений в целом, назвав эту задачу одной из основных.

Кроме того, президент отметил более чем двукратное снижение числа преступлений экстремистской направленности. Однако, по его словам, не повод для самоуспокоения.

“В прошлом году число преступлений экстремистской направленности уменьшилось, причем более чем вдвое, – констатировал глава государства. – Однако это, конечно, не повод для самоуспокоения”. “На МВД лежит особая ответственность за сохранение стабильности в обществе”, – напомнил президент.

Статистика по преступлениям

Путин призвал МВД обращать внимание на то, что стоит за изменением статистических показателей раскрываемости преступлений.

 Так, по его словам, в 2019 году зарегистрировано преступлений на 1,6% больше, чем в 2018 году, а раскрыто в целом на 3,3% меньше.

“Даже если вычистить [из этого показателя] рост количества зарегистрированных преступлений, все равно получается снижение раскрываемости на 1,7%. Это статистика, простая арифметика, но на это стоит обратить внимание”, – сказал президент.

Он подчеркнул, что “со статистикой есть некоторые вещи, надо разобраться” и привел еще один пример.

“Так, на 5% меньше зарегистрировано преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков. Может быть, их стало меньше, я допускаю. Я прекрасно отдаю себе отчет в том, что у вас и повышение, и снижение [показателей] привлекает внимание, но с этим все равно нужно разбираться, смотреть на это внимательно, что там происходит”, – указал Путин.

Соцподдержка сотрудников полиции

Государство продолжит уделять необходимое внимание социальной поддержке сотрудников и пенсионеров системы органов внутренних дел, заявил Путин.

Он напомнил, что в 2019 году были проиндексированы денежное довольствие действующих сотрудников полиции и пенсии ветеранов МВД.

“Государство намерено и впредь уделять вопросам социальной поддержки, ресурсного обеспечения деятельности МВД необходимое внимание”, – сказал президент.

Глава государства поблагодарил руководство и личный состав органов внутренних дел за службу. “Да, работы много, есть и проблемные зоны , но в целом ведомство работает ритмично”, – заключил президент. Он рассчитывает, что сотрудники МВД будут наращивать результативность своей работы.

Нелегальная миграция

Президент поручил развивать правоприменительную практику в сфере предоставления российского гражданства, но поставить надежный заслон на пути нелегальной миграции.

Глава государства напомнил о принятых мерах, которые дали возможность в упрощенном порядке приобретать гражданство РФ жителям Донбасса, а также соотечественникам, переселяющимся в Россию.

“Надо и в дальнейшем совершенствовать законодательную базу, а главное – правоприменительную практику на этом направлении.

Я прошу внимательно относиться к каждому конкретному случаю, проявлять участие и доброе, радушное человеческое отношение к людям, которые хотят связать свою судьбу с Россией”, – сказал Путин.

При этом, продолжил президент РФ, “необходимо поставить надежный заслон на пути незаконной миграции”. По его словам, в первую очередь в контроле ситуации на рынке труда “нужно учитывать, безусловно, интересы” самих российских граждан.

В новость были внесены изменения (14:50 мск) — добавлена информация по тексту.

Источник: https://tass.ru/proisshestviya/7840767

«Если надо, найдут»: фабрикация уголовных дел

Извращенцы в полиции рф фабрикация уголовных дел
В России все чаще всплывают подробности фабрикации уголовных дел. Особенно пристальное внимание этому вопросу уделяется после попытки незаконно посадить журналиста Ивана Голунова. Однако многие полицейские так и не получили реальное наказание за фальсификации улик.

Чуть меньше года назад в России разразился громкий скандал: корреспондента интернет-издания «Meduza» Ивана Голунова обвинили в попытке сбыта наркотических веществ. Правда, буквально через пять дней обвинения были сняты и журналист оказался на свободе.

За эти пять дней журналистское сообщество проявило настоящую «цеховую солидарность», убедив и власти и общество в том, что Голунов ни в чем не виновен.

Дело, как оказалось, было заведено на него в отместку за расследование о связи представителей силовых структур с похоронным бизнесом, которое Голунов проводил.

Иван Голунов в суде

Оперативники, которые осуществляли задержание корреспондента, успели подбросить ему пять свёртков с наркотиками. Эта сфабрикованная улика и стала основным поводом для выдвижения обвинений против журналиста. Позднее полиция якобы обнаружила свертки с белым порошком и во время обысков в доме Голунова.

Вся информация о причастности журналиста к распространению наркотиков позже была опровергнута, а силовики, стоявшие за этим происшествием, были частично наказаны.

В частности, из органов были уволены начальник Управления по контролю за оборотом наркотиков ГУ МВД ПО Москве Юрий Девяткин и начальник УВД по ЗАО Москвы Андрей Пучков.

Однако этот случай с фальсификацией улик — далеко не единственный.

По данным официальной судебной статистики, дела, которые касаются фабрикации доказательств, возбуждаются крайне редко. Так, например, за один год в России осудили всего 53 человека, при этом реальные сроки получили только пятеро.

Фабрика улик

Такую статистическую неожиданность адвокат Максим Никонов, сотрудничающий с правозащитной организацией «Зона права», объясняет тем, что, как правило, доказательства фальсифицируют под покровительством влиятельных людей, которые могут контролировать ситуацию. Более того, фальсификации обычно обнаруживают в суде, но часто такие дела рассматриваются в особом порядке, и доказательства не исследуются. Также можно выделить и тот факт, что нередко судебные органы косвенно связаны со структурами, которые фабрикуют дела, и потому правда остаётся сокрытой.

адвокат Максим Никонов

При этом «инструментов» фальсификации полно: подбросом наркотиков или оружия все не ограничивается. Нередко правоохранительные органы попросту подделывают документы, которые и ложатся в основу обвинения.

Так, например, без осуществления следственного действия может оформляться протокол его проведения, или следственные действия и вовсе имитируются (под видом осмотра места преступления осматривают совершенно другое место, которое к делу никак не относится).

Могут составлять протоколы допроса несуществующих свидетелей или публиковать данные о людях, которые не участвовали при проведении следственного действия. Также протоколы могут заменяться на поддельные, а показания свидетелей или заключений экспертов подделываться.

Не стоит забывать и о «выбивании» признательных показаний: к сожалению, к насилию силовики тоже прибегают нередко.

Потерпевшие преступники

К сожалению, дело Голунова стало исключением лишь в той части, которая содержит чудесное освобождение журналиста. В остальном это самый стандартный случай фальсификации и далеко не единственный.

Сфабрикованные дела заводятся достаточно часто, и, как правило, все это нужно для статистики раскрытия преступлений.

Конечно, маловероятно, что законопослушный гражданин может оказаться в подобной ситуации, ведь обычно фальсифицируют улики против бывших заключённых или тех, кто находится под подозрением. Голунова же попытались так наказать в отместку за нежелательную журналистскую деятельность.

А вот в Иркутской области дело обернулось совершенно по-другому. Здесь для статистики использовали простых предпринимателей.

Бывшие сотрудники ФСБ Сергей Поляков, Юрий Черников, Виталий Волойшников и Максим Сандул превышали должностные полномочия, занимались фальсификацией доказательств и улик, незаконным оборотом драгоценных металлов и незаконным лишением свободы.

В период с 2014 по 2016 год они пытались улучшить показатели работы органов и для этого подбрасывали местным предпринимателям килограммы золота и серебра, после чего добивались признания вины.

В суде сфабрикованные дела рассматривались в пресловутом «особом» порядке: доказательства фальсификаций не исследовались. Сейчас все преступники готовятся к судебному процессу, за исключением Максима Сандула — он находится в розыске.

В 2017 году в Татарстане разгорелся другой скандал: там двое пьяных сотрудников полиции Виталий Мустафин и Альберт Самигуллин пытались выбить признательные показания из рабочего Ильдара Шарифуллина по делу о краже отделочной плитки. Сотрудники избивали его пластиковой бутылкой, наполненной водой, наносили пощёчины. Испугавшись за свою жизнь, Шарифуллин был вынужден написать под диктовку явку с повинной с признанием в краже плитки.

Аналогичный случай произошёл в Колпино. Полицейские Алексей Заброде и Евгений Аунинг получили реальные сроки за избиение подростка.

В 2019 году, 28 мая, 17-летний Вадим Коваль был доставлен в отделение полиции, где с него сняли штаны и трусы, а после этого избили.

Ему нанесли около 14 ударов ногами и резиновой дубинкой по голове и ягодицам для того, чтобы выбить из него признания в краже из магазина.

Как показывает практика, случаи с фальсификацией доказательств, угрозами подозреваемым, избиениями и подделкой документов — не редкость. А вот наказания за эти преступления — редкость. Остаётся надеяться, что ситуация со временем изменится.

дня. Футболисту Тарасову собирают деньги на алименты бывшей жене

Источник: https://news.rambler.ru/crime/44251723-esli-nado-naydut-fabrikatsiya-ugolovnyh-del/

Как защитник добыл доказательства фабрикации уголовного дела

Извращенцы в полиции рф фабрикация уголовных дел

ИЗ МАТЕРИАЛОВ ДЕЛА. «…В рамках доследственной проверки сотрудником ОСБ А.В. было получено от В. объяснение, в котором последний сообщил, что участвовал 12.11.2013 в ОМВД в качестве понятого (при личном досмотре Воропаева М.С.). В.

утвердительно сообщил, что Воропаев постоянно падал на пол и засыпал, что даже сотрудникам ППС приходилось его (Воропаева) постоянно держать. Далее, сотрудник полиции в гражданской одежде извлек из заднего кармана брюк пакет с веществом коричневого цвета. По факту обнаруженного вещества мужчина (т.е.

Воропаев) ничего не пояснял, поскольку из-за своего состояния просто не мог этого сделать. …Однако в рамках проводимой очной ставки 29.10.2014 между понятым В. и Воропаевым, В.

сообщил иное (в части изъятия вещества), а именно, что сотрудник полиции в гражданской одежде извлек вещество из левого верхнего наружного кармана куртки Воропаева и что при этом Воропаев сказал, что изъятым веществом является героин, тогда как ранее В. утверждал, что Воропаев не мог ничего говорить, а извлечение вещества произошло из заднего кармана брюк.

В рамках доследственной проверки сотрудником ОСБ было получено объяснение С.

(второго понятого), в котором последний сообщил, что из нижнего кармана куртки Воропаева были извлечены несколько полиэтиленовых прозрачных пакетов с порошкообразным веществом серого цвета, которые были помещены в бумажный конверт белого цвета. Далее, по словам С.

, Воропаев сообщил, что обнаруженные пакеты не его и что ему их подкинули. …При этом С.

на очной ставке четко пояснил, что Воропаева для проведения личного досмотра на второй этаж к оперативнику привели в наручниках, тогда как все сотрудники полиции утверждали, что никто из сотрудников полиции не применял к нему спец. средства наручники… Наконец, …понятой В. на очной ставке сообщил, что изъятый пакет у Воропаева был прямоугольной формы 5х3 см, застежки типа «салазки». А понятой С. на очной ставке говорит, что изъятое вещество у Воропаева находилось в пакетике, который был свернут в трубочку!».

— Вы прибегли к нестандартному ходу — обратились в ОСБ с заявлением о фактах должностных преступлений. Это позволило Вам получить документы (объяснения нескольких лиц), которые противоречили материалам дела. Использовали ли Вы такой способ получения сведений до этого дела и что можете посоветовать коллегам в этой связи?

— Дело в том, что без помощи сотрудников ОСБ мы не смогли бы доказать фальсификацию уголовного дела в отношении моего доверителя. К большому сожалению, ко мне обратились за помощью лишь через 2 недели после его задержания.

запись с подъезда, где первый раз фактически досматривали Воропаева, не сохранилась, а все первичные «признательные» показания уже были процессуально оформлены с участием назначенного адвоката.

Что касается совета коллегам — по таким уголовным делам, где участвуют при личном досмотре «свои понятые», незамедлительно обращаться в ОСБ. Почему? Сотрудники ОСБ сами заинтересованы в изобличении сотрудников полиции, которые занимаются, в том числе, и фальсификацией уголовных дел.

К сожалению, случай моего доверителя, когда его, дважды судимого, освободили из-под стражи, а затем и вовсе прекратили уголовное преследование — это скорее исключение, поскольку все мы понимаем, насколько трудно доказать «подброс» наркотика.

Между тем именно благодаря сотрудникам ОСБ нам удалось доказать, что Максим сутки фактически удерживался в одной из камер, где почему-то не работала в тот день видеокамера. Именно благодаря сотрудникам ОСБ я получил данные видеорегистратора, который установлен в служебной машине ППС. Расшифровка видеозаписи не оставила ни малейших сомнений, что наркотик Максиму подбросили.

— Как Вам удалось получить документы служебной проверки ОСБ? Как это вообще было возможно, чем мотивировали необходимость получения этих документов?

— Наверное, мне просто повезло, что в ОСБ оказались настолько принципиальные и болеющие за свое дело оперативники. Я и оперуполномоченные ОСБ почти 3 месяца работали бок о бок, если так можно выразиться. Я к ним почти каждый день приезжал, как на работу.

Когда сотрудниками ОСБ была проведена проверка, я обратился к ним с адвокатским запросом, в котором просил, учитывая особенность сложившейся ситуации, выдать мне на руки заверенную копию материалов служебной проверки.

Они долго совещались со своим руководством, после чего все-таки пошли мне навстречу и выдали требуемую служебную документацию.

— Не кажется ли Вам, что ключевым моментом в деле оказались результаты анализов и экспертиз Вашего подзащитного, которые опровергали версию о его наркозависимости? Если бы экспертиза заключила, что он наркоман, то все остальные доводы о вопиющих процессуальных нарушениях могли быть проигнорированы прокурором и судом?

— Да, конечно. Эксперты однозначно высказались, причем дважды, о том, что Максим не наркозависим. Это явилось, наверное, основным доказательством абсурдности версии органов предварительного следствия, которые на протяжении почти года утверждали обратное (и это при наличии оправдывающих заключений экспертов), а именно, что Максим наркоман.

— По материалам дела очевидно, что полицейские и следователь совершили преступление. Но, насколько можно понять, ни уголовного дела, ни наказания для них не последовало?

— Видимо, во время предварительного следствия я настолько замучил следствие, прокуратуру и суд, что суд за 3 месяца (последние месяцы продления стражи и домашнего ареста) вынес два частных постановления в адрес руководителя ГСУ ГУ МВД России по г.

Москве из-за грубейшего нарушения закона в отношении моего доверителя. Коллеги знают, что в практике это очень редкое явление.

А после прекращения уголовного преследования я трижды обращался в СК России с заявлениями, в которых просил привлечь к уголовной ответственности сотрудников ППС, следователя и так называемых понятых. Но на сегодняшний день уголовное дело пока не возбудили.

Хотя, наказание полицейских и следователя все-таки постигло, правда, по другим делам. Следователь, который расследовал уголовное дело в отношении Воропаева, в настоящее время находится под домашним арестом. Его обвиняют в совершении ряда тяжких преступлений.

Оперуполномоченный Арбузов (тот, кто досматривал Максима) в марте 2015 года осужден по ч. 5 ст. 290 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом. Два сотрудника ППС из тех троих, кто задерживал Максима, уволены из органов внутренних дел за совершение проступка, порочащего честь сотрудника полиции.

Так что, правильно в народе говорят: «сколько веревочке ни виться, а конец будет».

— Взыскали ли компенсацию за незаконное уголовное преследование Вашего подзащитного, просидевшего в СИЗО более 10 месяцев?

— Мой доверитель столько всего натерпелся, что и слышать ничего не хочет ни о каком возмещении. И если быть откровенным, я понимаю и принимаю его решение.

Источник: https://pravo163.ru/kak-zashhitnik-dobyl-dokazatelstva-fabrikacii-ugolovnogo-dela/

Фальсификация в уголовных делах

Извращенцы в полиции рф фабрикация уголовных дел

При определении степени вины подсудимого суд руководствуется представленными доказательствами. В некоторых случаях происходить умышленная фальсификация показаний потерпевшего или других данных. Подобные действия являются тяжким нарушением закона, которые могут существенно изменить судьбу всех участников процесса.

Основные определения

Статья, предусматривающая уголовную ответственность за фальсификацию доказательной базы, была введена в УК с 1996 года. Подобные противоправные деяния признаны общественно опасными. Связано подобное решение с возможными тяжкими последствиями для гражданина, обвиняемого в совершении преступления и для всей судебной системы в целом.

Повышенная опасность наступает в случае фальсификация уголовного дела по тяжким и особо тяжким противозаконным деяниям. Ответственность за указанное преступление наступает по статье № 303 УК.

В качестве объекта противозаконного деяния выступают отношения в обществе, создающие условия для правильного рассмотрения материалов дела, а также соблюдения законных прав всех участников процесса.

К предмету рассматриваемого преступления относятся доказательства или информация, которые устанавливают определенные события происшествия, вину гражданина или другие обстоятельства дела.

https://www.youtube.com/watch?v=DsGU0O3mcAI

Умышленное искажение имеющихся фактов и других данных по уголовному делу будет являться объективной стороной преступления. Момент совершения преступления наступает после официального приобщения фальсифицированных данных к материалам дела.

При вынесении меры наказания не учитывается, повлияла ли на принятое судом решение приобщенная к делу искаженная информация.

Для субъективной стороны противоправного деяния характерен умысел преступного характера. Это означает, что гражданин осознавал возможные последствия своих действий, но, несмотря на это совершил их.

В качестве субъекта преступления могут выступать любые участники судебного процесса:

  • свидетели противозаконного деяния;
  • пострадавшая сторона;
  • гражданин, обвиняемый в совершении преступления;
  • председательствующий судья;
  • адвокат;
  • сторона обвинения.

Фальсифицированной информацией признаются данные, которые представили перечисленные выше участники процесса.

Если подобное деяние совершит гражданин, не имеющий прямого отношения к процессу, то его действия будет квалифицированы по другим статьям УК.

К ответственности не будут привлечены лица, которые совершили рассматриваемое преступление без преступного умысла или некорректная информация стала возможна по невнимательности, ошибки.

Процесс осуществления преступления

Фальсификация доказательств по уголовному делу имеет несколько видов:

  1. приложение дополнительной информации; к первоначальным данным дополнительно прикладываются показания свидетелей, информация, полученная в процессе допроса, пояснения и объяснения других участников или свидетелей преступления. Подобным способом можно легко исказить первоначальную суть официальной бумаги;
  2. приложение доказательств, которых по факту не было; на место совершения преступления подкидываются вещи, которых не было во время совершения противоправного деяния и не имеющих отношения к реальным событиям;
  3. гражданину подкидываются незаконные предметы и вещества: оружие, наркотики;
  4. фальсификация печатей и подписей;
  5. компьютерная корректировка фото и видео доказательств;
  6. изготовление новых документов, содержащих недостоверные данные;
  7. умышленное представление в суде документов, взамен настоящих.

Подделать могут практически любую вещь, но по статистике чаще всего фальсифицируют следующие данные:

  • документы письменного характера;
  • записи в видео или аудио формате;
  • вещественные доказательства;
  • заключения экспертов.

К фальсификации уголовного дела будет отнесено бездействие должностных лиц, которые могли повлиять на принятое судом решение.

Причины совершения преступления

Определено несколько основных причин, по которым осуществляется фальсификация доказательств по уголовному делу:

  1. желание помочь одной из сторон процесса;
  2. получение денежного вознаграждения;
  3. месть;
  4. желание увеличить раскрываемость преступлений;
  5. отсутствие желание в дальнейшем разбирательстве преступления.

Определение поддельных документов

В должностных инструкциях представителей следственного комитета, прокуратуры и судебного органа имеется пункт, который обязывает их анализировать и выявлять поддельные доказательства в деле. Имеется несколько основных способов, которые позволяют определить поддельные улики:

  1. представленная в документах информация не соответствует данным, которые были получены в результате первоначальных следственных действий;
  2. подписи граждан отличаются в разных документах;
  3. имеются явные следы исправления и замазывания;
  4. представленные биоматериалы не имеют ничего общего с обвиняемым

Квалифицированный специалист может выявить поддельные документы. Основными способами определения подлинности доказательств является:

Есть вопрос к юристу? Спросите прямо сейчас, позвоните и получите бесплатную консультацию от ведущих юристов вашего города. Мы ответим на ваши вопросы быстро и постараемся помочь именно с вашим конкретным случаем.

Телефон в Москве и Московской области:
+7 (495) 266-02-45

Телефон в Санкт-Петербурге и Ленинградская области:
+7 (812) 603-78-25

Бесплатная горячая линия по всей России:
8 (800) 301-39-20

  • анализ и сравнение представленных доказательств;
  • информирование об изготовлении поддельных данных;
  • проведение экспертизы почерка;
  • повторное взятые биоматериалы у предполагаемого преступника.

Предотвращение преступления

Чтобы не допустить фальсификацию документов в уголовном деле необходимо соблюдение определенных правил:

  1. не оставлять без присмотра личные вещи: мобильные телефоны, сумки, верхнюю одежду;
  2. не впускать в свое жилище незнакомых людей;
  3. не соглашаться передать посылку от неизвестных людей;
  4. не вступать в разговор с подозрительными гражданами;
  5. не поднимать бесхозные вещи, сумки, пакеты;
  6. показания давать только после консультации с адвокатом;
  7. личную подпись в документах ставить после полного прочтения изложенной информации;
  8. изучив все представленные материалы сделать фото каждого листа;
  9. в случае наличия подозрения возможной фальсификации требоваться проведение повторной экспертизы;
  10. на первом же заседании суда представить доказательства фальсификации материалов дела.

Куда обратиться за помощью

Если имеется информация о фальсификации доказательной базы необходимо обратиться с ходатайством в местное управление собственной безопасности правоохранительных органов. Копию документа направить в Следственный комитет и прокуратуру. Обращения принимаются в письменном виде через почту или в электронном виде через официальный сайт ведомства.

В верхней части обращения указывается организация, в которую обращается заявитель. Далее идут его персональные данные и контактные телефоны. В основной части обращения описываются обстоятельства произошедшего преступления.

Здесь необходимо описать все события, предшествующие преступлению и личные данные предполагаемых злоумышленников.  Обязательно указать просьбу о проведении следственных мероприятий и привлечение к ответственности виновных.

К обращению прикладываются документы, которые могут указать на факт фальсификации доказательств. После получения жалобы она будет рассмотрена в течение 10 дней.

Применяемое наказание

За совершение противоправного деяния, в результате которого будут приобщены к делу фальсифицированные данные, наказание назначается по статье № 303 УК:

  • назначение штрафа на сумму в пределах 300 000 рублей;
  • необходимость выполнить работы исправительного характера в течение 500 часов;
  • применение ареста сроком до 120 суток.

Если преступление было совершено должностным лицом, участвующим в судебном процессе, то будет назначено более суровое наказание:

  • наложение обязательства по выполнению работ общественного характера в течение 3 лет;
  • судебный запрет на некоторые должности;
  • отбывание наказания в колонии сроком до 5 лет;
  • частичное ограничение свободы в течение трех лет.

Самое суровое наказание в виде лишения свободы сроком 7 лет применяется к злоумышленникам действиям, которые стали причиной тяжких последствий или смерти человека.

Судебная практика

Фальсификации доказательств по уголовному делу посвящена целая статья УК (№ 303), но определение наказания за подобное преступление вызывает ряд сложностей. Основная проблема возникает в случае квалификации противоправного действия гражданина, связанного с фальсификацией документов, в которых по факту указаны реальные данные.

Примером может быть ситуация, когда свидетель сообщает следователю известную ему информацию по телефону, при этом лично составить заявление, у него возможности нет.

Дознаватель от имени свидетеля составляет письменный протокол, в котором указана вся представленная им информация.

В подобной ситуации свидетель дает правдивую информацию, но следователь по ряду причин может внести в документальный протокол измененные данные.

Другая распространенная ситуация — это получение вещественных доказательств в присутствии одного стороннего гражданина.

Следователь не может найти второго понятного, поэтому проводит обыск в присутствии одного человека. В протоколе указываются вымышленные данные второго понятого, за которого расписывается сам следователь.

В случае установления подобного факта это будет считаться фальсификацией документов в уголовном деле.

Любое искажение реальных фактов и не выполнение требований процедур следственных мероприятий будет считаться фальсификация доказательств по уголовному делу.

  Еще одной сложностью определения данного вида преступления является отсутствие четкого разграничения тяжести последствий, искажения информации.

К категории тяжких последствий может быть отнесена не только смерть пострадавшего, но и незаконное содержание под стражей. В подобных процессах квалификацию последствий преступления определяет судья.

Источник: https://ruadvocate.ru/ukrf/falsifikaciya-v-ugolovnyx-delax/

Оскорбление сотрудника полиции: ожидание и реальность

Извращенцы в полиции рф фабрикация уголовных дел

Есть такая статья в Уголовном кодексе: 319 «Оскорбление представителя власти».

Каким же, наверное, дерзким должен быть человек, совершающий такое преступление! Публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением.

К сожалению, практика свидетельствует совсем об обратном: такой «преступник» часто оказывается совсем не таким, как ожидается.

В прошлом месяце один мой знакомый в Нижнем Новгороде столкнулся с такой ситуацией. Вышел вечером на улицу не совсем в трезвом виде и был задержан полицейскими.

Наутро из отдела полиции его выпустили, вот только он не обнаружил золотого обручального кольца, которое до задержания было, а после – исчезло.

Человек никогда ранее с полицией не сталкивался, представление о работе полицейских имеет только по героическим сериалам, показывающим доблестных полицейских во всей красе. Поэтому на счет пропажи кольца к полиции предъявлять претензии он даже и не подумал.

Но пропажа оказалась не самым неприятным событием: через день ему позвонил некий сотрудник полиции и сообщил, что во время задержания он, оказывается, нецензурно оскорблял сотрудников полиции, о чем они составили рапорта, по которым будет возбуждено уголовное дело за оскорбление сотрудников полиции…

Человек, по его словам, совершенно уверен, что никого не оскорблял, не на столько он был пьян, чтобы этого не помнить. Но свидетели говорили об обратном. Ах, да, свидетелями оказались сами же сотрудники полиции, которые везли его на полицейском автомобиле в участок.

Никто из прохожих, никто из сотрудников или посетителей в дежурной части оскорблений не слышал. Только задерживавшие гражданина сотрудники. После доставления в КАЗ человек мирно лег спать на лавку и никому неприятностей не доставлял.

Да и вообще, по характеру этот человек достаточно миролюбивый, к тому же вежливый и интеллигентный.

Тем не менее, было возбуждено уголовное дело, которое расследовал очень молодой следователь из Следственного комитета (бывшее следствие прокуратуры). На допросе этот следователь с усмешкой сообщил, что эта статья «популярная». При этом обвиняемого следователь сразу успокоил: ничего страшного в том, что гражданина обвиняют в этом преступлении нет.

Оказывается, очень просто прекратить это дело и полностью избежать судимости и наказания. Достаточно лишь признать свою вину и принести извинения потерпевшим от оскорбления сотрудникам полиции. В этом предложении практически все слова надо бы брать в кавычки, потому что все термины: вина, извинения, потерпевшие – не выражают ожидаемого от них содержания.

Вины – нет, человек ничего не совершал преступного, извинения – фарс и пустая формальность, потерпевшие – это фактически лжесвидетели, оговаривающие невиновного человека… Но доказательств этому нет! Человек загнан в угол и лишен возможности доказать свою правоту. Здравый смысл здесь не работает.

Торжество формальной системы доказательств и инквизиционного процесса, заклейменных и отвергнутых в юридических учебниках.

Адвокат – на стороне следователя и ненавязчиво намекает подзащитному, что настаивать на своей невиновности бесполезно, и приведет лишь к осуждению и наказанию, которое никому не нужно.

Следователю нужны показатели в отчетности о количестве расследованных и направленных в суд уголовных дел, полиции – показатели «раскрытых» преступлений, прокуратура и суд обслуживают и покрывают элементы системы, с которыми работают в единой связке…

Не имея ни одного свидетеля на своей стороне, перед угрозой судимости, наказания, неблагоприятных последствия всего этого на работе и карьере, гражданин решил принять правила игры, навязанные ему системой.

Недавно закончился суд, который прекратил это уголовное дело в связи с деятельным раскаянием и примирением с потерпевшим.

Гражданин остался несудимым, для него это важнее этической стороны данного процесса, государственные органы, провернувшие эту фабрикацию – получили нужные им единицы для отчетности.

Такая история меня с одной стороны не удивила, потому что такой способ фабрикации уголовных дел я описал в своей книге «В Круге Втором» еще в 2005 году. А с другой стороны, удивила, потому что прошло столько времени, а в работе, вернее, преступной деятельности полиции, следствия, прокуратуры и суда ничего не изменилось! И сделать с этим ничего нельзя, т.

к. все рассказы об этом для контролирующих и надзорных органов (прокуратуры, суда) ничего не значат, для них – это домыслы и слухи, вымыслы, призванные опорочить доблестную полицию, подорвать ее авторитет в глазах населения, кем – вы и сами знаете, врагами, пятой колонной, нацпредателями… Фабрикация уголовных дел в отношении невиновных в России превратилась в слаженную, отточенную систему взаимодействия и покрывательства преступлений друг друга со стороны полиции, сотрудники которой продуцируют лжедоносы и лжесвидетельства в отношении невиновных; следствия, где следователи, зная, что человек не виновен, возбуждают уголовное дело по лжедоносу и ложным показаниям полиции, прокуратуры, которая покрывает эту практику, и суда, где судьи штампуют приговоры в отношении невиновных. Все элементы этой системы утешают себя (и жертву своих преступлений) тем, что суд по таким делам заканчивается прекращением дела в связи с «деятельным раскаянием». Вот так и моему знакомому следователь объяснил, что «ничего страшного», дело в суде прекратят по этому основанию, если жертва «признает вину», судимости не будет. Все довольны. Неужели, чтобы поверить в то, что полиция, следствие, прокуратура и суд в России совершают преступления, осуждают невиновных – и всего лишь ради имитации своей работы по борьбе с преступностью – неужели, чтобы поверить в это, каждый должен лично испытать это на себе? Мое дело, кстати, сфабриковано по этой же схеме: подставной «потерпевший», совершающий лжедонос, и два подставных лжесвидетеля. Все прямо или косвенно связаны с полицией. Судья уже высказал свою позицию адвокату: будет обвинительный приговор, если я не «признаю вину» и не «примирюсь» с лже-потерпевшим. Преступная система обвинения невиновных отточена и не дает сбоев – пока общественность молчит и «все довольны»…

Привожу отрывок из моей книги 2005 года, где я описал фабрикацию уголовных дел по вышеописанной схеме именно по статье 319 УК РФ, в те годы это было нужно следствию прокуратуры для имитации плодотворной работы по расследованию и направлению в суд дел прокурорской подследственности. С тех пор, как показала практика, мало что изменилось.

А. Поднебесный. «В Круге Втором». Отрывок. Как я убедился в своей работе, прокуратура района закрывает глаза на фактически известные злоупотребления сотрудников РУВД, так как в противном случае прокуратуре не удастся побеждать в отчетной игре. Дело в том, что прокуратура не занимается раскрытием преступлений.

Только в телесериалах следователи прокуратуры раскрывают преступления, на практике же следователь прокуратуры занимается расследованием уже раскрытого преступления. За раскрываемость отвечает милиция – РУВД. Не будет необходимого количества раскрытых милицией преступлений – не будет показателей у прокуратуры.

На каждого следователя прокуратуры по указанию прокурора области Демидова (уволен в 2006-м году после многочисленных вскрывшихся нарушений, в т.ч. и благодаря публикации моей книги, ныне пристроен зам.министра юстиции – прим.автора) необходимо иметь по два направленных в суд уголовных дела в месяц.

Конкретные механизмы, которые используют прокуроры районов для побед в этих отчетных играх, могут несколько отличаться, но в целом система одна: лояльность прокуратуры к злоупотреблениям милиции в обмен на необходимое количество раскрытых уголовных дел для прокуратуры. Так в Канавинском районе на поток поставлено раскрытие уголовных дел, связанных с оскорблением сотрудников милиции.

Почти 90 % плана по прокуратуре по направлению уголовных дел в суд приходится на эту категорию дел. Механизм таков: сотрудники милиции задерживают подвыпившего субъекта и доставляют его в отделение милиции. Человек, естественно, начинает возмущаться.

На это сотрудники милиции тут же составляют рапорта о том, что задержанный их оскорбил грубой нецензурной бранью, после чего задержанный сразу же освобождается.

По этим рапортам возбуждается уголовное дело по статье 319 УК РФ «Оскорбление представителя власти», а так как оскорблены (то есть являются потерпевшими) сотрудники милиции, то расследование этого дела отнесено законом к подследственности прокуратуры.

Ни сами сотрудники милиции, ни следователи прокуратуры не скрывают, что в большинстве случаев никакого оскорбления в действительности не происходило. Практически по всем таким делам в качестве «свидетелей» этих оскорблений выступают одни и те же подставные лица – стажеры милиции или родственники, знакомые, любовницы и т.п «оскорбленных» сотрудников милиции.

Протоколы допроса этих «свидетелей» следователи прокуратуры готовят на компьютере путем копирования одних и тех же текстов, когда-то ранее подготовленных, меняя в них только фамилии обвиняемых и те или иные конкретные обстоятельства. Даже фразы, которыми обвиняемые «оскорбляли» сотрудников милиции остаются из дела в дело идентичными.

Сами «свидетели» при «допросах» самих себя не присутствуют, приходят только расписаться в протоколе допроса, подготовленном следователем прокуратуры. То же самое и с «потерпевшими» – «оскорбленными» сотрудниками милиции.

Сами сотрудники милиции за фабрикацию таких дел тоже получают поощрения, рапорт о таком преступлении приравнивается к раскрытию реального преступления, например, кражи, грабежа, и поэтому чем больше «оскорблений» претерпят сотрудники милиции, тем выше будут статистические показатели и Канавинского РУВД.

Такими «оскорблениями» милиционеры иногда делятся друг с другом, когда, например, у кого-то не хватает показателей в отчетном месяце. Так, задержать человека, который «оскорбил» при задержании сотрудников, могут одни сотрудники, а оформить могут на других сотрудников. Если клиент был сильно пьян, то он, как правило, не помнит, кто именно его задерживал.

Когда же его начинает допрашивать следователь прокуратуры о том, кто его задерживал и кого он оскорбил, то обвиняемый может сказать, что задерживал его сотрудник милиции на вид толстый и маленького роста, а по материалам дела окажется, что этот милиционер худой и высокий. Если бы не погоня за статистическими показателями, то дела бы такие не возбуждались бы в таком количестве.

Об обоснованности, точнее о полной необоснованности возбуждения таких дел наглядно свидетельствует тот факт, что практически все они прекращаются в суде.

Основанием прекращения служит примирение сторон, что по прокурорской отчетности считается так называемым нереабилитирующи основанием, то есть считается, что преступление было, но ввиду примирения сторон суд прекращает уголовное преследование подсудимого. Здесь есть еще одна уловка прокуратуры.

Если потерпевший и обвиняемый примирились, то дела небольшой тяжести, каковыми и являются дела об оскорблении сотрудников милиции, могут быть прекращены и в ходе следствия. Нецелесообразно направлять такие дела в суд, поскольку суду не остается ничего иного, кроме как прекратить такое уголовное дело.

По сути направляя в суд такие дела прокуратура необоснованно загружает суд ненужной работой, которую могла бы проделать сама, то есть прекратить уголовное деле по тем же самым основаниям и руководствуясь той же самой статьей 25 УПК РФ «прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон».

Но это приведет к ухудшению прокурорской отчетности, фактически лишит смысла всю затею с возбуждением таких дел. Если дело, возбужденное прокуратурой, прекращается самой же прокуратурой, то в существующей отчетной системе считается, что не было оснований возбуждать такое дело, то есть оно было возбуждено незаконно, что грозит взысканием прокурору и негативно сказывается на отчетности.

Но если в такой же ситуации такое же дело прекращается в суде, то для прокурорской отчетной системы это не имеет никаких негативных последствий. Дело в суд направлено, свою «работу» прокуратура выполнила, а как дальше с делом поступит суд, по большому счету прокуратуру это не касается. Поэтому дела прекращаются только в суде.

Примирение с потерпевшим – это «нереабилитирующее» основание прекращения уголовного дела, такое основание не портит отчетности. Однако рассматривая эту ситуацию с точки зрения истины, реальной действительности, а не лживой прокурорской «потемкинской» отчетности, всегда нужно помнить, что в таких делах обвиняемые вынуждены признавать свою вину под давлением подставных свидетелей, и примирение является фикцией, поскольку в большинстве случаев не было и никакого оскорбления. Даже если предположить, что оскорбление имело место, то все равно в тех случаях, когда дело направляется прокуратурой в суд и судом прекращается, это значит, что прокуратура занимается исключительно показушной, не нужной обществу и налогоплательщикам работой, зря тратит наши с вами деньги. Такая «работа» прокуратуры направлена исключительно на цели собственного воспроизводства, призвана имитировать бурную деятельность.

С такой практикой, когда с целью создания видимости большого числа расследованных и направленных в суд уголовных дел сотрудниками милиции под руководством прокуратуры в больших количествах фальсифицируются уголовные дела об оскорблениях сотрудников милиции, я столкнулся только в Канавинской прокуратуре. В Шахунской прокуратуре такими делами не занимаются. Так, за два с половиной года моей работы в Шахунском районе только одно или два подобных преступления (статья 318 УК РФ) было совершено. И это реальный показатель количества подобных преступлений, именно столько – одно или два за год, совершается их в действительности. В Канавинском же районе в 2004 и 2005 гг ежемесячно возбуждалось более двадцати уголовных дел по фактам оскорблений сотрудников милиции. Это говорит о том, что большинство этих дел сфальсифицированы.

Источник: https://7x7-journal.ru/posts/2014/10/24/oskorblenie-sotrudnika-policii-ozhidanie-i-realnost

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.