Исправительные колонии особого режима в россии список

Вы знали, что в России всего 8 тюрем ?

Исправительные колонии особого режима в россии список

Я никогда не стану Президентом Российской Федерации. Не стану учителем, хоть и являюсь им по одному из двух высших образований, и не смогу избираться депутатом. Все банально – имею судимость и о том, как я отбывал свой срок – как раз мои записки зека, начатые ранее тут:

Записки зека

«Записки зека: карантин- Часть-2».(продолжение)

Зона ЗК. «Записки зека: карантин- Часть-3».(продолжение)

«Записки зека: карантин- Часть-4». (продолжение)

Напомню, что по этическим соображениям, все фамилии, имена и прозвища полностью изменены. Однако, все судьбы, скрывающиеся за этими псевдонимами – реальны. Также, как и то, что все описанное мной – чистой воды правда.

Сразу по выходу из карантина почувствовалась некая «свобода» – ходить и перемещаться не по периметру закрытой ограниченным пространством хаты, а «летать» по более широкой площади (локалке) – вот оно счастье. На первом этаже колонии-поселении были – комнаты «баб» – зечки, наряду с зеками отбывающими по стандартным статьям – воровство, алиментщицы, мошенничество, угроза убийством, наркота.

Всех «мужиков» «поднимали» на второй. Скрутил наспех и неумеючи свой же карантинный «рулет» и вперед, в неизведанное.

Так случилось, что окончание моего двухнедельного заточения в карантинном блоке совпало с датой вызволения еще одного зека – Степана Боярского – он всегда представлялся просто и уныло – «Степа, кличут Индейцем».

Сходство с индейцем было одно – вечно красная рожа, еще не успевшая отойти от потребления суррогата на воле.

Индеец отбывал по человеческим моралям ни за что. Иногда так бывает – по-человечески вроде как зек и не виноват, а по закону – «шьют по полной». Всю жизнь Степа прожил в далекой северной окраине Сибири.

Места настолько глухие, что попав в колонию-поселение, Степа чувствовал себя немного дико.

Цивилизация и ее представители были для него чужды, ограничивая его сознание родным селом из нескольких изб, расстояние от которых до райцентра было более 150 километров.

Индеец промышлял охотой. Он на несколько месяцев уходил в тайгу, при чем один и без средств связи, и занимался добычей того, что предусмотрено временем года – птицы, белки, зайцы, соболи, изюбри и прочая живность, расплодившаяся среди густых вековых сосен, кедров и берез.

Пушнину сдавал, обрабатывая сам, мясо где-то оставлял на семью, где то также за небольшие деньги продавал перекупщикам. Индеец ставил капканы. И вот как раз здесь надо оговориться и сказать, что приобретение капкана – именно хорошего капкана – для охотника не только дело чести, но и выливается в неслабую копейку.

Вы спросите – ну, сколько может стоить даже самых хороший капкан? Да, стоит может и не такие бешенные деньги, особенно для любителей, но когда речь идет о 50-100 капканах? А если их постоянно надо докупать, ибо зверь, зачастую крупный, либо ломает этот механизм, либо скрывается вместе с «неожиданной напастью» в горизонт. А ехать за ними? В райцентре не всегда удавалось поживиться этим изобретением каменного века.

Так вот, в один прекрасный момент краснорожий Степа стал замечать, что кто-то снимает добычу с его капканов. Наглым немужским образом. Опять же замечу, что у каждого охотника своя «сфера влияния» – свои тропы и так как в вышеописанной тайге охотников совсем немного, ранее подобных проблем не возникало.

А тут на тебе – прожив три дня в зимовье, Степа идет осматривать капканы и помимо их опустошенности замечает явные человеческие следы 43 размера. В те места могли забрести только два бывалых знатока таежных закутков – он и лесник Харитоныч.

Вернувшись в село, Индеец для храбрости вознакатил пару-тройку пузырьков «боярышника» и смело двинулся к своему «коллеге», мучимый злостью и жаждой мести. А далее между ними состоялся приблизительно следующий диалог:

– П%дор ты, Харитоныч, н%х так делаешь?

– Это мой лес, и я в нем охотился когда ты еще ссался в пеленки, или во что ты там другое ссался.

В принципе, возможно было и еще несколько не литературных фраз, но они уже не важны – Индеец до полусмерти избил Харитоныча и прихватив горло руками посоветовал – сдашь ментам – задушу. Понял?

Забрав все имеющиеся дома ружья Харитоныча он ушел с горя допивать боярышник. Месяц в тайге был проведен зря и надо было как – то смотреть в глаза жене и ребятишкам.

Видимо осознав, что поход с заявлением будет не только местью, но и возможностью долгое время быть единоличным хозяином местной тайги, Харитоныч, не дожидаясь утра, договорился с соседом и поехал в ближайший опорный пункт полиции, куда, собственно, на следующий же день привезли и самого не до конца проспавшегося Индейца. Суд в последствии «насыпал» краснорожему 5 лет.

Кстати, спустя месяца 2-3, при «шмоне», когда администрация «подкидывала нашу хату, у Индейца изъяли какую-то «мохнатку» – как он объяснил талисман на удачу. Это был то ли беличий хвост, то ли кусочек из шерсти соболя. Потом все зеки дружно над ним ржали и спрашивали, что он делал с этой «мохнаткой» по ночам и какие были ощущения.

Хата встретила нас практически полным отсутствием народа. В углу сидел обрюзгший старик и особо не обратив на нас внимание продолжал читать Василия Балябина «Забайкальцы» в видавшем виде переплете.

Разговорившись со старым, спустились с небес на землю – даже здесь в хатах запрещали лежать на кроватях – только сидеть на табуретах.

Гулять – сколько хочешь – по плацу, до курилки – везде, где за тобой четко бдят камеры видеонаблюдения.

Чтобы в голове у Вас вырисовалась картина поясню, что вся площадь, вместе с бараком, курилкой, баней, каптеркой занимает не более 100 квадратных метров. А может и меньше. В математике я не силен. Скажу лучше по другому – от одного края плаца до другого по четко расчерченным линиям – 133 шага.

Шаги, которые до самой смерти останутся у меня в голове. Это не просто шаги – шаги, когда тоскуешь по любимой и родным, когда сердце щемит по скуке о детях и ничего не можешь поделать. Тот момент, когда истинно – повторю истинно – переоцениваешь как ты жил. Делишь жизнь на «до» и «после».

Вокруг – зеки, не всегда добрая администрация, а ты остался один на один с собой. Только сильное желание вернуться к обычной жизни не ломает человека, заставляя быть им до конца. Все – «минутка философии» закончилась и обещаю больше не поддаваться нахлынувшим эмоциям.

Только описание и только судьбы – не более.

Познакомившись со старым, он оказался Геннадьевичем, мы с Индейцем выпросили у него пару сигарет и пошли «гулять». Как вы уже, наверное, догадались, гулять нам долго не дали – в курилке к нам подошел смотрящий. Объявил, что по «отписке» у нас все ровно, и посоветовал одно – «а теперь – ходите общайтесь».

«Ходить общаться» – это познавать устои колонии, познавать законы в этом замкнутом мирке и знакомиться с остальными зеками. Уже тогда я отчетливо заметил, что все осужденные держатся определенными группами – «семьями», но к этому мы еще вернемся.

Тут же при курении подошел и Матрос – смотрящий карантина – «подогрел» Примой из «общака» и уверенно повел на экскурсию. Матрос «выделил» нам места под верхнюю одежду в раздевалке – как правило, они становятся пустыми после «освобожухи» очередного зека.

Сводил в баню, указал на какие крючки можно вешать одежду, где нельзя. Какие тазики можно использовать, а к которым не стоит даже приближаться. Какие умывальники для «мужиков», за каким столом нельзя сидеть в столовой, и что ни в коем случае не садиться на отдельно стоящую лавочку в курилке.

Все это были «владения» обиженных.

Сказать что кто-то сильно заметил наш выход – ничего не сказать.

Да, кто-то интересовался прошлой жизнью, кто-то спрашивал «за понятия и их знания», но все быстро утихомирилось и мы автоматически влились в «общую массу».

Обычно, про вышедших из карантина говорят – «одел кастрюлю на голову» – это означает, что человек подавлен внутренне и обосабливается. На помощь приходят зеки – «ходи общайся».

В ходе общения бывалые рассказали и показали «святые места» осужденных – вот специально не буду их описывать, чтобы не прививать блатную романтику. Скажу только одно – одним из «святых» мест является «кича» (ШИЗО).

Почему? Как мне объяснили, потому что там «зеки страдают за ВАС же, а вы тут просто так гуляете». К «киче» вернемся» позже. Как я узнал в тот же день – еще не западло «заряжаться» – это проносить в ж#опе запрещенные предметы.

В ту же кичу, тому же баландеру (работнику кухни).

Семь в раз в сутки зеков просчитывали. Почему так много – сказать сложно и вернемся к поднятой ранее теме, что на других режимах, скажем на общем или в тюрьме, просчитывает 2-3 раза.

Просчет представляет с собой полное построение всех осужденных рядами – каждый уже знает свое место. Нам с Индейцем его тоже выделил смотрящий, пододвинув кого-то из зеков.

Весь состав строится на плацу, на просчет приходит либо отрядник, либо начальник колонии-поселения. Иногда заглядывает сам начальник колонии (всей, та, которая с общим и строгим режимами и которая находится в 100 метрах).

Вечерами вместо начальника присутствует ДПНК – дежурный помощник начальника колонии.

ДПНК меняются и бывают самыми разными и по званию и по должности. В редких случаях, как правило, при угрозах неподчинению (в зависимости от настроений и волнений зеков) – приходят и опера в полном составе.

Вся «команда» администрации выстраивается напротив шеренги осужденных и дежурный начинает поверку, тусую в руках карточки зеков – называет фамилию, тот выкрикивает из толпы свое имя и отчество и выходит из строя, перемещаясь в шеренгу напротив (за дежурным).

Все четко по расчерченным линиям. И не дай бог осужденному оказаться без головного убора, без бейджика, в тапочках или еще с какими-то нарушениями режима. Просчеты проходят и в дождь, и в лютый мороз, при ураганах, в знойную жару.

После просчета – короткая речь от администрации по текучке и все опять же дружным строем расходятся восвояси.

На моей памяти был только один случай неповиновения зеков – когда после просчета смотрящими было дано четкое распоряжение – не расходиться, пока не придет начальник поселения. Вопросов к нему была масса – на сленге зеков это называлось «закручивать гайки».

Уже через пять минут все толпу осужденных окружила опергруппа. Зная свою работу, и зная, кроме личных дел, кто и кем является в колонии, они не без труда выдернули зачинщиков. Разговор с начальником тогда состоялся, но уже в бараке. Зачинщики спустя сутки сидели по кичам.

Забегая наперед скажу, что отписку им дали кому на трое суток, кому на 15.

В следующий раз я расскажу, как встречают зеки освободившихся из «кичи», как устраивают «застолье» с чифиром, «барабульками» (конфетами) и сигаретами. И как иногда в киче остаются на полтора месяца. Более месяца в одиночной камере, где кроме узкого окна, пристегивающейся к стене шконке и «очка» нет ничего – способно сломать психику любого человека.

Я пишу, чтобы те, кто ведут незаконный образ жизни, знали наперед, с каким адом им предстоит столкнуться. И чтобы лишний раз задумались, стоил ли так ломать себе судьбу. Берегите себя.

Источник: https://pikabu.ru/story/vyi_znali_chto_v_rossii_vsego_8_tyurem__5460772

Самые жестокие тюрьмы России: список с фотографиями

Исправительные колонии особого режима в россии список

Наказание в виде лишения свободы отображено ещё в русских народных сказках. Зло должно быть наказано, и Кощея приковали цепями в каменном погребе. В Судебнике 1550 года тюрьма впервые упоминается как место отбывания основного и дополнительного наказания.

В царской России в них содержали преступников, которые отказывались признавать свою вину. Позже настроили тюрем для пожизненного заключения, как альтернативу смертной казни.

В современных российских пенитенциарных заведениях разные условия содержания, и в нашем небольшом обзоре — самые жестокие тюрьмы в России.

Виды пенитенциарных учреждений России

Для начала разберёмся в определениях. В России есть тюрьмы, колонии и СИЗО, а вот «зона» отсутствует в процессуальном кодексе. Понятие зона имеет чисто разговорный, народный характер.

Тюрьма — более общее понятие для всех учреждений, в которых содержатся преступники. В тюрьмах более жестокий режим содержания, так как в них содержат рецидивистов, шансы на исправление которых минимальны. В тюрьмах ограничено передвижение заключённых, и обычно это отдельное строение, хорошо охраняемое по периметру.

Колонии — это своеобразные поселения, где есть жилые бараки, промышленная зона, административные здания. В колониях режим содержания немного свободнее, но есть и такие, где установлен строгий режим.

СИЗО — Следственный изолятор временного содержания, которые обеспечивают содержание преступников, ожидающих приговора суда, подследственных, а также тех осуждённых, кто ждёт этапирования или экстрадиции.

1

 Белый лебедь

Исправительная колония строго режима находится в городе Соликамске Пермского края, и ведёт свою историю в 1938 года. Среди всех исправительных колоний России «Белый лебедь» отличается особо строгим режимом содержания заключённых.

Сюда направляют преступников, осуждённых на пожизненное заключение. Камеры рассчитаны на одного, два и три человека. Есть библиотека, а так как колония исправительная, с каждым заключённым работает психолог.

Версий происхождения неофициального названия много, но самая правдоподобная из них по способу передвижения заключённых. Преступники передвигаются по колонии, нагнувшись вперёд под 90 градусов, с заведёнными назад руками. Своеобразная поза «лебедь». Несмотря на строгость, колония «Белый лебедь» отвечает международным стандартам содержания преступников.

2

 Чёрный дельфин

Одна из самых старых колоний России, основанная ещё в далёком 1773 году у городка Соль-Илецк Оренбургской области. В ней содержатся пожизненно осуждённые, а в пределах исправительного учреждения действует особый режим. Считается, что это самая ужасная тюрьма на российских просторах.

На карте Оренбуржья первые пожизненные тюрьмы стали появляться ещё в правление Екатерины II. Первыми, кто опробовал их камеры были участники восстания Пугачёва. Получила своё народное наименование по фонтану, который функционирует во дворе учреждения.

Режим дня строго регламентирован, и практически постоянно работает радио. Прогулки заключённых проходят в специальной камере, а не во дворе. Она немного больше, чем те камеры, в которых держат заключённых.

Кстати, на нашем сайте most-beauty.ru вы можете узнать какие заведения попали в ТОП-10 самых роскошных тюрем в мире в этой интересной статье.

3

 Полярная сова

Находится в посёлке Харп ЯНАО на живописном берегу реки Собь. Открылась колония для содержания пожизненно заключённых в 1961 году, а первые её заключённые работали на прокладке Транссибирской железнодорожной магистрали.

В те времена здесь были худшие условия содержания, так как здания учреждения были мало приспособлены для проживания людей. В 2004 году получила статус колонии, в которой отбывают свой пожизненный срок особо опасные преступники.

С учреждением связаны громкие скандалы. Последние, 2012-2013 годов, связаны с тем, что сотрудники колонии фальсифицировали явки с повинной, оказывали физическое и психологическое давление, чтобы выбить показания.

4

 Бутырская тюрьма

Пожалуй, одна из самых знаменитых российских тюрем, основанная в 1771 году. Самая большая тюрьма российской столицы, а само здание включено в список архитектурных памятников.

После прихода к власти большевиков была преобразована в пересыльную тюрьму, а в период сталинских репрессий в одной камере находилось до 170 человек. Из знаменитостей здесь сидели Варлам Шаламов, конструктор Сергей Королёв, лауреат Нобелевской премии Александр Солженицын.

История зафиксировала и знаменитые побеги из «Бутырки». В 1996 году был совершён первый женский побег, когда 26-летней Наталье Сорокожердевой удалось выйти за периметр охраны.

5

 Лефортовская тюрьма

В России есть спецтюрьмы, а тюрьма в Лефортово одна из самых закрытых учреждений подобного типа. По сути, сейчас это Следственный изолятор, в которой ожидают приговора опасные преступники.

Была образована в 1881 году, и в ней отбывали наказания низшие чины Российской армии, совершившие преступления разной тяжести. В 20-е годы ХХ столетия её преобразовали в тюрьму, где содержали преступников, которым расстрел был заменён на лишение свободы, сроком на 10 лет.

в «Лефортово» довольно суровые. Родным отказывают в свиданиях, а до 2017 года в ней отсутствовала горячая вода. Что происходит в «Лефортово» узнать практически невозможно, так как журналистов за периметр не пускают.

6

 Матросская тишина

Своё такое, как покажется, романтическое наименование пенитенциарное учреждение получило по названию улицы, Матросская тишина, на которой оно находится.

У этого места Москвы долгая история. Здесь основали Смирительный дом в 1775 году, а буквально через год он был преобразован в тюрьму. В первые годы советской власти в здании содержали несовершеннолетних, а затем учреждение выполняло функции по содержанию особо опасных преступников. В 1956 году стала выполнять функции СИЗО.

Стала знаменита в 90-е годы, когда в ней содержались руководители бандитских формирований. Отбывал здесь наказание за финансовые махинации Сергей Мавроди.

7

 Кресты

Строгим содержанием выделяются и петербургские «Кресты». Основаны они в 1892 году, а в 2017 заключённых перевели в новые корпуса, расположенные в Колпино. Уникальность в том, что здесь между корпусами с камерами сделаны крытые переходы.

Глядя на Старые Кресты, сложно представить, что это место, где содержатся заключённые. Красивое здание из красного кирпича больше похоже на архитектурный памятник. Камеры помнят своих знаменитых сидельцев, среди которых были маршал Константин Рокоссовский, актёр Михаил Жженов, а поэтесса Анна Ахматова отстаивала многочасовые очереди, чтобы увидеть сына.

За всю историю пережили три знаменитых побега. Наиболее резонансным стал побег Лёньки Пантелеева в 1922 году.

8

 Владимирский централ

О знаменитой российской тюрьме знали и раньше, но после песни Михаила Круга, она стала ещё более популярной. Построили тюрьму по указу императрицы Екатерины II для содержания государственных преступников, а в 1906 году её стали называть «централом».

Сейчас в историческом здании расположен СИЗО № 1 города Владимир. После свержения царизма продолжала выполнять функции особых лагерей и тюрем для особо опасных государственных преступников. В пределах централа были установлены жёсткие правила содержания.

В 1996 году по инициативе директора Владимиро-Суздальского заповедника на территории начал работу музей, в котором находятся ценные экспонаты известных заключённых.

9

 Вологодский пятак

Список продолжает колония особого режима, которая разместилась в пределах древнего монастыря, а начала функционировать в 1953 году. После 1917 года большевики экспроприировали здание монастыря, и создали в нём тюрьму, где содержались «враги революции».

Находится «Вологодский пятак» в Белозерском районе, среди живописных пейзажей Вологодской области. Отличается жёсткими условиями содержания особо опасных преступников. В колонии оборудован специальный участок, где содержаться рецидивисты, а также те, кто приговорён к пожизненному сроку.

Всего колония рассчитана на 505 мест. В фильме Василия Шукшина «Калина красная» главный герой выходит из ворот ИК-5 «Вологодский пятак». Упоминается колония и в культовом телесериале «Бандитский Петербург».

Исторические факты

  • Самая старая тюрьма России ИЗ-21/1 находится в исторической части Чебоксар, а окна её камер выходят на Введенский кафедральный собор. Построили тюрьму в 1648 году, а сейчас разрабатывается проект сделать из неё памятник истории, чтобы она не перешла в категорию жутких заброшенных тюрем России.
  • Если рассматривать новые тюрьмы в России, то Орловский централ стал первым отечественным учреждением, где заключённые размещены по американскому варианту.
  • Под псевдонимом Василий Павлович Васильев отбывал срок во «Владимирском централе» Василий Сталин. Сын вождя народов работал на хозяйственном дворе механиком, а вышел в 1960 году практически инвалидом.
  • Знаменитые «Кресты» вошли в историю, как первая российская тюрьма, в которую провели электричество, на то время она считалась лучшей, хотя и со строгим режимом.
  • В 1942 году в колонии «Чёрный дельфин» скончалась немецкая актриса Каролла Неер, осуждённая в СССР за антисоветскую деятельность. Была реабилитирована спустя 15 лет после смерти.
  • В 1992 году из «Крестов» попыталось бежать 7 человек. Это стало самым громким событием в истории подобных заведений. Чтобы обезвредить преступников был осуществлён штурм здания силами специальных подразделений.
  • После отмены смертной казни, максимальный тюремный срок в России, согласно 56 статье Уголовного кодекса, составляет 20 лет. При сложении приговоров может быть 25 лет, а по совокупности преступлений не должен превышать 30 лет. В России преступник за совершение тяжкого преступления может быть приговорён к пожизненному заключению, и содержатся такие преступники в тюрьмах особого режима.

Валерий Скиба

Источник: https://most-beauty.ru/mesta/samye-zhestokie-tyurmy-rossii.html

Колония строгого режима

Исправительные колонии особого режима в россии список

5 февраля 20102010-02-05T08:09:00Z2010-02-05T08:09:00Z

На прошлой неделе мы с Димой Чистопрудовым посетили исправительную колонию №10 в Тверской области.

Мы провели с осужденными (именно осужденные, ане заключенные) половину дня, посмотрели, как они живут. Я представлял себе ситуацию в колонии строгого режима намного хуже.

Возможно, это колония показательная, и в остальных все иначе, но здесь люди учатся, смотрят телевизор, работают хорошим инструментом на вредном производстве, сносно питаются.

Впервые достаточно широко лишение свободы стало применяться в 19 веке, введение данного наказания явилось «подлинно гуманистическим шагом», поскольку оно явилось реальной альтернативой каторжным работам и смертной казни, которые в тот период являлись наиболее широко применяемыми видами наказаний; в результате появилась возможность исправительного воздействия на преступника. Сейчас в России можно попасть в колонию-поселение, в воспитательную колонию, лечебное исправительное учреждение, исправительную колонию общего, строгого или особого режима, либо в тюрьму. Тюрьма это для самый отпетых головорезов.ИК-10 – одно из пяти учреждений строгого режима Тверской области. Режимов содержания осужденных всего три: общий, строгий, особый. Раньше был еще и усиленный. Здесь сидят только рецидивисты. Колония строгого режима отличается повышенными требованиями безопасности, ограничением количества свиданий для осужденных и др.. На уголовном жаргоне колонию строгого режима называют «строгач».Вход в колонию только через КПП и строго по 3 человека. Сначала посетитель попадает в “шлюз”, где у него проверяют документы и заносят в список. После этого открывается решетка открывается и можно пройти дальше.

Периметр колонии огорожен заборами различной конфигурации. Если осужденный доберется до бетонного забора в него будут стрелять. Эту прекрасную фотографию сделал chistoprudov, а я нагло украл ее у него из поста. Согласитесь, отличный кадр!

Колония делится на жилую и рабочую зоны, также есть штрафной изолятор (ШИЗО).Вот так выглядит территория жилой зоны.ШИЗО огорожен дополнительным забором. Изоляторы создают иллюзию напряжения на колючей проволоке, но его там нет, мы проверяли.Жилые корпуса тоже ограждены забором, но без колючей проволоки.Осужденные живут в общежитиях, которые как-то не принято называть бараками. В комнатах тесно поставлены двухъярусные аккуратно застеленные кровати. На одной величественно возлежит белая кошка, абсолютно равнодушная к людям (мало ли она их видит каждый день), на двух – спят, натянув одеяло на голову, люди.Особый стиль заправления коек.Некоторые осужденные спят после ночной смены. Чтобы дневной свет не мешал, они укрываются одеялом.Коридор.Каждый осужденный имеет возможность посещать комнату для релаксации. Здесь можно пообщаться с психологом или посмотреть на пальмы. Обратите внимание, здесь ковры занимают свое законное место на полу.Вообще все цвета в колонии очень яркие, я не знаю чем это вызвано, или ядовито-яркая краска самая дешевая, или чтобы добавить красок в серую жизнь осужденных. Вот так выглядит класс русского языка.Есть класс информатики. 163 осужденных, не удосужившихся получить на воле даже среднего образования, ходят в школу.В местном ДК висят 2 стенда посвященные Михаилу Кругу и Владимиру Высоцкому.Распорядок дня.Раньше в колонии делали заказы для ЗИЛа, сейчас заказов нет, а старые станки остались.КоВ месяц осужденный может заработать от 1 500 до 23 000 рублей. Деньги можно потратить в магазине, например купить соки или сигареты. Можно купить телефонную карту и звонить, но не больше 15 минут в день. Все не потраченные деньги осужденному выдадут после освобождения. Также полагается 700 рублей бонус и оплата дороги до места проживания.В 2009 году предприятия тверских зон произвели продукции на 321,5 млн. рублей. Кроме промышленных изделий, это 99 тонн мяса, 475500 яиц, 641 тонна овощей, 862 тонны картофеля.Больше всего зарабатывают на подшипниках. Как сказали собиратели стульев (2 000 р в месяц), работа на производстве подшипников очень вредная.Десятая колония делает 3 миллиона шарикоподшипников в год, то есть каждый тринадцатый подшипник из тех, что выпускает ГПЗ №2.Я точно не знаю, в чем вред производства подшипников, но запах там не самый приятный. Были замечены емкости с соляной кислотой и другой химией.Внутри колонии вся охрана безоружна. Из спецсредств у охранников есть дубинки и слезоточивый газ. Оружие есть у часовых на вышках.Ремонт станка.В ИК-10 содержатся осужденные со второй и больше судимостью. Черные бушлаты, справа на груди нашита бирка с именем и номером отряда. Разные лица, в которых все-таки сквозит общая черта. Это какая-то отстраненность их, здешних постояльцев, от нас, суетного десанта вольняшек с кучей дилетантских предубеждений и дурацкими вопросами.Перейдем в столовую.Общий вид.На питание одного осужденного в день уходит 49 рублей.Стоит отметить, что судля по виду и запаху, кормят тут очень сносно.Хлеб тут ломают руками.Это штрафной изолятор. Сюда попадают на 15 суток. Здесь нет прогулок, нет передач, свиданий, нет никаких развлечений.Скромный интерьер.Вид глазами осужденного. Сливной бачек выполняет роль умывальника. Через решетку над дверью попадает свет.Если бы я не сделал эту фотографию ЧБ, вы бы сразу поняли, что тут редко убираются.Ночь и день тут наступают по расписанию.Нас очень интересовал вопрос побегов. Я процитирую отрывок статьи Дмитрия Ходарева.”Про такие ЧП помнят только два старожила – начальник колонии Валерий Кожевников и его зам Геннадий Казаков. Тогда еще зону охраняли солдаты внутренних войск. В 1988 году осужденный Николаев спрятался под кузовом КАМАЗА на газовых баллонах, не был обнаружен при небрежном досмотре машины на вахте и благополучно скрывался на воле полтора месяца, пока не был найден в родном Можайске.Годом позже, зимой, осужденный Волков устроил свой побег с фантазией. Для него в цехе сделали железный ящик с крышкой на внутренней защелке. Этот ящик погрузили в кузов машины, вывозившей металлическую стружку. И опять помогла небрежность солдат на вахте, которые обязаны стальными щупами исследовать весь сыпучий груз. Однако здесь сработала случайность: во-первых, была пятница, а шофер грузовика собирался назавтра на рыбалку и пригнал машину не на «Вторчермет», а к своему дому. Во-вторых, сообщники переусердствовали и навалили на крышку ящика слишком много железной стружки. Волков провел в ящике ночь, а утром у него просто не хватило сил поднять крышку. Замерзший бедолага стал звать на помощь. В общем, когда прибыли сотрудники колонии, он даже обрадовался им, как родным.”——–

Вторая часть рассказа у Димы – http://chistoprudov.livejournal.com/30953.html

И еще, друзья, как вам вообще ЧБ? А то Дима меня вчера раскритиковал, а мне кажется ЧБ здесь уместно. Или лучше цветные все делать?——–

Источник: https://varlamov.ru/211764.html

Тюрьма Черный беркут

Исправительные колонии особого режима в россии список

Скульптура во дворике тюрьмы — черный беркут держит в когтях змеиную голову

В шестистах километрах от Екатеринбурга находится одна из самых страшных тюрем России, официально называвшаяся ИК-56 ГУФСИН России по Свердловской области, а в простонародье — тюрьма Черный беркут.

Осужденные на длительные сроки живут не в камерах а бараках ( Дмитрий Беляков)

Сюда не попадают обычные преступники. Все заключенные «Черного беркута» имеют за своей душой целый «багаж» особо тяжких преступлений. Встретить здесь человека, осужденного менее чем на 20 лет невозможно.

Весь контингент отбывает длительное, либо пожизненное заключение. Из-за этого территория колонии особого режима разделена на две части.

В одной содержатся те, кто приговорен за тяжкие преступления на длительный срок к тюремному режиму, в другой находятся приговоренные к пожизненному лишению свободы.

Похититель и убийца детей, осужденный на длительный срок в «Черном беркуте» ( Дмитрий Беляков)

В середине двухтысячных здесь обитали многие арестанты, приговоренные еще во времена СССР к расстрелу, который в дальнейшем был отменен и заменен на срок в 20 лет заключения.

Серийный убийца в тюрьме «Черный беркут» ( Дмитрий Беляков)

Стоит отметить, что функционировать колония начала еще в 1935 году, когда сюда прибыл первый этап заключенных, которых приговорили к расстрелу. В дальнейшем во время войны таких этапов было очень много, и колония особого режима приобрела нехорошую славу во времена ГУЛАГа.

Контингент Черного беркута

Попасть в эту колонию особого режима не так то просто. Здесь собраны самые жестокие «отбросы» общества, которые когда-то противопоставили себя живущим рядом с ними людям и начали убивать.

Поэтому в ИК-56 ГУФСИН России по Свердловской области можно встретить маньяков всех мастей, серийных убийц, террористов, убийц детей и даже криминальных лидеров России, которые в погоне за деньгами шли по трупам своих конкурентов и врагов.

Многие душегубы не выдерживают здешних условий содержания и кончают жизнь самоубийством. Другие, отсидев не более 10 лет, сходят с ума.

Условия для пожизненно приговоренных

Условия содержания действительно в Черном беркуте жесткие. Камера по площади 6 квадратных метров предназначена для 2-х осужденных. Вместо унитаза в камере находится обычное ведро.

Здесь они и проводят 23 часа в сутки, оставшийся час приходится на прогулку, которая совершается не на свежем воздухе, как например в колонии общего режима, а в специальном помещении, крыша которого выполнена из решетки.

Только через нее арестанты могут видеть небо.

Пожизненно осужденные видят небо только через проволоку

Вход в корпус для пожизненно осужденных в тюрьме «Черный беркут»

Таблички на дверях с именами осужденных и списком совершенных ими преступлений ( Дмитрий Беляков)

Приговоренные к пожизненному сроку не работают на каком либо производстве, их не допускают в цеха или столовую, поэтому прием пищи осуществляется все в той же камере. Во время подъема кровати застилаются, и в течении всего дня заключенным нельзя ложиться, только сидеть. В камере есть маленький стол и лавка.

Обязательная проверка после завтрака в камерах пожизненно осужденных в тюрьме «Черный беркут» ( Дмитрий Беляков)

Особо охраняемый блок с пожизненно осужденными ( Дмитрий Беляков)

Пожизненно осужденный в камере колонии особого режима ИК-56 ( Дмитрий Беляков)

У заключенных нет ни телевизора ни компьютера, поэтому единственное разнообразие, которое они могут себе позволить, это чтение художественной и духовной литературы. Кстати многие в итоге начинают веровать в бога, какими бы атеистами не были раньше. Еще одно разнообразие, которое бывает раз в неделю, это посещение бани. На за небольшую провинность, баня исключается из распорядка.

В корпусе для пожизненно осужденных в тюрьме «Черный беркут» ( Виктор Вахрушев)

Блок пожизненно осужденных ( Дмитрий Беляков)

Пожизненно осужденный имеет право на получение одной посылки в год и два свидания продолжительностью 4 часа.

Условия для осуждённых на длительные сроки

Те, кто попал в Черный беркут на 20 или 25 лет, имеют другие условия содержания в колонии особого режима. Они живут на обычных условиях в общем блоке, и даже имеют право пользоваться телефоном неограниченное количество раз. питаться ходят в общую столовую, а в камерах имеют право смотреть телевизор.

Заключенные «Черного беркута», осужденные на длительные сроки ( Виктор Вахрушев)

Арестанты обычного режима на перекличке ( Дмитрий Беляков)

На обычном режиме осужденные работают на пилораме, в столярном цеху и гараже, где находятся машины, находящиеся на балансе колонии. также имеется огород и подсобное хозяйство, где разводят свиней. Сюда также привлекаются арестанты для работы. Некоторые заключенные занимаются спортом.

Некоторые из отбывающих наказание занимаются спортом ( Дмитрий Беляков)

Заключенные «Черного беркута», осужденные на длительные сроки ( Виктор Вахрушев)

Пилорама в «Черном беркуте» ( Дмитрий Беляков)

Из колонии особого режима ИК-56 еще никому не удавалось сбежать ( Дмитрий Беляков)

Осужденные на длительные сроки имеют право на получение трех посылок и трех бандеролей в год. Также они могут получить 3 свидания в год, которые могут быть увеличены в два раза, исходя из поведения.

История неофициального названия

ИК-56 не зря носит неофициальное название Черный беркут. Дело в том, что один из заключенных, родом из Нальчика, отбывающий здесь 25-летний срок за убийство тещи, создал постамент, на котором сделал скульптуру — Черный беркут, который держит в когтях голову змеи. Отсюда и пошло простонародное название — тюрьма Черный беркут.

Расположение тюрьмы

Колония особого режима Черный беркут располагается в 615 километрах от Екатеринбурга — столицы Свердловской области, и в 25 километрах от города Ивдель. Учреждение находится в поселке Лозьвинский, который окружен густыми лесами со всех сторон. Только небольшая дорога связывает поселок, в котором проживает чуть больше 400 человек, с Ивделем.

Источник: https://www.mzk1.ru/2019/06/tyurma-chernyj-berkut/

Зона для своих: как устроена жизнь в колониях для бывших сотрудников — Команда 29

Исправительные колонии особого режима в россии список

Полицейские, следователи, прокуроры и другие силовики, нарушившие закон, отбывают срок в специальных колониях для бывших сотрудников. Это — довольно закрытые и специфичные сообщества со своими правилами и законами. Специально для К29 Алексей Полихович поговорил с бывшими заключенными и рассказывает, как устроена жизнь в колониях для сотрудников правоохранительных органов.

в соцсетях:

Ильвир Сагитов и Альберт Самигуллин начинали работать в одном отделе милиции Нефтекамска. В 1993 году Альберт Самигуллин устроился участковым, а Ильвир Сагитов проходил стажировку в патрульно-постовой службе. Самигуллин помогал Сагитову составлять протоколы.

В 2003 году Самигуллин уволился из милиции и ушел работать нефтяником вахтовым методом. Сагитов остался — и дослужился до начальника уголовного розыска Нефтекамска. В 2014 они снова встретились.

Сагитов и пять его сотрудников надели на голову Альберта Самигуллина полиэтиленовый пакет, связали ему руки, сели сверху и не давали дышать, заставляя признаться в преступлении — по их версии, Самигуллин ударил ножом охранника продуктового магазина.

Сагитов грозил уже немолодому Самигуллину, что доведет его до инфаркта, отвезет в лес и инсценирует несчастный случай. Тот, испугавшись, подписал явку с повинной — он думал, что начальство Сагитова и суд во всем разберутся.

На суде Самигуллину дали 4 года тюрьмы. По его словам, в день, когда было совершено преступление, он был на вахте за 150 километров от Нефтекамска. Это подтверждали работодатель и биллинг его телефона.

«Система у нас такая, что государство всегда право. Писал во все инстанции, президенту семь раз писал — без толку», — говорит Самигуллин.

Сидеть его отправили в исправительную колонию общего режима № 13 в Нижнем Тагиле, где отбывают срок бывшие сотрудники правоохранительных органов.

К «бывшим» относят сотрудников МВД, Следственного комитета, полиции, прокуратуры, судей и работников судов, а также тех, кто работал в МЧС. Кроме того, бывшими сотрудниками органов считаются и люди, отслужившие срочную службу во внутренних войсках. Эту категорию заключенных называют «бс» или «бсниками».

Бывших сотрудников правоохранительных органов содержат в отдельных исправительных учреждениях — для обеспечения их безопасности. По внутренним правилам ФСИН, «бсники» должны не только отбывать наказание в специальных колониях, но и во время следствия содержаться отдельно от основной массы арестантов, а также отделяться от них при перевозках в автозаках.

В России 15 колоний для бывших сотрудников (по данным Фонда помощи и поддержки бывших сотрудников). Из них 3 — общего режима, 11 — строгого режима и 1 — особого режима. Еще — шесть колоний-поселений, три из которых прикреплены к другим колониям, а три — отдельные.

По данным статистики судебного департамента, за первое полугодие 2019 года к реальным срокам приговорили 1015 бывших судей, прокуроров и работников правоохранительных органов. Но реальное число отправленных в колонии для бывших выше — туда попадают и «срочники» внутренних войск, и сотрудники налоговой службы, и сотрудники МЧС — они в этой статистике не учтены.

В 2018 году «Российская газета» писала, что колонии для бывших силовиков переполнены. «Это какая-то тенденция — идет борьба с коррупцией, идет очищение, и колонии для бывших сотрудников открываем все новые и новые», — говорил бывшй замдиректора ФСИН Валерий Максименко. На запрос «Команды 29» о том, сколько заключенных содержится в колониях для «бывших» сейчас, ФСИН не ответил.

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы получать интересные тексты каждую субботу

Вячеслав (имя изменено по просьбе героя) семь лет отработал в прокуратуре — расследовал уголовные дела, занимался надзором за следствием и поддерживал обвинение в суде.

В 2011 году, когда начали менять начальство и создавать Следственный комитет, он уволился и решил работать на себя.

Вячеслав переехал в Москву, получил адвокатский статус — а затем стал фигурантом уголовного дела о мошенничестве.

«Разговаривал со следователями: «Вы же понимаете, что это провокация?» Следователь отвечал: «Да, я понимаю, что это провокация, и ты это докажешь, но лет через семь в ЕСПЧ, а сейчас мы тебя посадим, и ты будешь сидеть».

В СИЗО «Бутырка» Вячеслав попал в камеру для «бывших». На 18 человек было 12 шконок, администрация СИЗО выдавала раскладушки, а во время прокурорских проверок забирала их обратно.

Но поскольку каждый день кто-то уезжал на суд или на следственные действия, в камере всегда оставалось 12 человек — как и требовали правила. «Нас это не беспокоило.

У нас был молчаливый договор с руководством — мы не жалуемся, нас не беспокоят», — говорит Вячеслав.

У многих в камере были хорошие отношения с сотрудниками СИЗО, поэтому не было проблем с мобильными телефонами — несколько раз адвокат приносил телефон в изолятор на встречу с Вячеславом, тот забирал его к себе в камеру.

«Любое решение [сотрудника правоохранительных органов] может повлечь два состава: превышение полномочий или халатность. Шанс присесть есть — только выбирай статью», — рассуждает Вячеслав.

Сергей — бывший начальник следственного отдела — попал в тюрьму сначала по обвинениям в мошенничестве, затем обвинения поменяли на статью о взятке. Он считает, что его уголовное преследование связано с тем, что преступники, с которыми он боролся, сами оказались бывшими сотрудниками правоохранительных органов, сохранившими связи в силовых структурах.

«Психологически было сложно, — рассказывает Сергей. — Я в принципе не понимал, как это [уголовное дело и тюрьма], почему это.

Все переворачивали наоборот: знаю оперативно-розыскную деятельность, по ночам работал — это говорит о том, что я могу противодействовать следствию. Это удивляло, бесило. Судьи писали формулировки, которых даже в законе не было.

Потом понимание пришло, как устроено все — что если меру пресечения избрали, то все уже, вопрос только — как осудят».

В камере Сергей встретил человека, которого когда-то арестовывал его подчиненный. Узнали об этом случайно за игрой в нарды. Никакого негатива не было — по словам Сергея, работая в следствии, он ничего несправедливого в отношении людей не делал и был уверен, что людям, которых он разрабатывал, не за что ему мстить.

Максим (имя изменено по просьбе героя) служил на Северном Кавказе в подразделении ФСБ по борьбе с терроризмом. По его словам, работа была интересная, но когда он стал возражать против незаконных методов ведения следствия, ему сначала предложили уволиться, а затем возбудили уголовное дело. Максиму дали три года реального срока. В 2014 году его отправили в нижнетагильскую колонию.

«Там обычные люди, ничего особенного, — рассказывает Максим. — В основном бедолаги-„ввшники“ бывшие, менты-ппсники — серьезных „бс“ единицы. Оперов много недалеких, которые ехали — бомжа отпинали, потому что могли».

Вячеслав, отбывавший срок там же в 2014–2015 годах, добавляет, что из 2 тысяч заключенных большая часть была «орками» — ограниченными людьми, выезжавшими за пределы своего мира дважды: в армию и на этап в зону. «Сидят такие ребята — ограниченные очень маленьким миром. Если к ним подойти, звук такой, как под линией электропередач, от них так резонирует — и хотелось отойти».

Максим заплатил 100 тысяч рублей за возможность устроиться на хорошую должность. Но сотрудники администрации колонии захотели еще денег. Максим отказался, после чего его избили другие заключенные, работавшие на ФСИН.

Основная масса заключенных отбывала срок по статьям, связанным с наркотиками, были мошенничества, взятки и преступления на сексуальной почве. Осужденных по последним называли «зилками» — от названия машины ЗИЛ-131 и статьи 131 УК РФ об изнасиловании. Они обычно попадали в касту «отделенных».

Попасть в «отделенные» на зоне для бывших можно как из-за статьи обвинения, так и из-за поступков, совершенных уже в заключении. Сокамерник Максима по СИЗО в Нальчике переписывался с женщиной из соседней камеры и коснулся темы орального секса. Женщина сообщила об этом другим заключенным — и мужчину перевели в «отделенные».

В случае с обвинениями в изнасиловании или педофилии смотрят материалы уголовного дела. Если человек признался — будет «отделенным», если нет — в «отделенные» он не попадет.

В отношении «отделенных» действуют те же правила, что и в отношении «опущенных» в обычных зонах — от них нельзя ничего брать, им нельзя жать руку, у них стулья специального цвета, на которые нельзя садиться.

За соблюдением правил в колонии для «бс» следят завхозы. Их выбирают оперативники ФСИН.

Бывший следователь прокуратуры Алексей Федяров, отбывавший наказание в нижнетагильской колонии с 2014 по июнь 2016 года, рассказывает, что завхозами часто становятся бывшие оперативники из силовых структур — они знают агентурную работу и методы вербовки. Кроме того, им привычнее общаться с контингентом — воровские понятия для них более органичны, чем для людей из кабинетов.

Из органов Федяров ушел еще до тюрьмы — убедившись, что руководству важна исключительно статистика. Он стал заместителем директора крупной компании, а в 2013 году против него возбудили уголовное дело о мошенничестве в особо крупном размере. Как рассказывает Федяров, он был вынужден признать вину, так как понимал, что шансы закрыть дело минимальны.

В тюрьму Алексей попал обеспеченным человеком — это ему и помогло, когда он стал завхозом.

Кроме контроля ситуации в бараке, завхозы обязаны ремонтировать подотчетное им помещение. Часто деньги на это собирают с заключенных — поэтому в Нижнем Тагиле всегда ждали этапы из Москвы. Считалось, что оттуда приезжают богатые люди, которых можно обобрать. Федяров отказался заниматься поборами и делал ремонт за свой счет.

«Большая часть времени [у меня] уходила на разруливание и поиск „крыс“, кто воровал у своих. Людям пойти не к кому, и они идут к тебе», — рассказывает Федяров.

По его словам, жизнь зоны была полна интриг. Заключенный мог пойти к оперативнику ФСИН и настучать на того, кто ему не нравится — это называлось «запустить в космос». За проступок могли посадить в ШИЗО, перевести на строгие условия содержания, лишить должности дневального или завхоза.

Драки при этом были редкостью, потому что за любой удар сразу отправляли в ШИЗО, что ставило крест на УДО. Поэтому люди научились выяснять отношения без рук.

«В начале я напрягался, у меня так адреналин выбрасывался, — рассказывает Федяров, — думал, сейчас мочилово начнется, а потом привык. Два чувака с одной и четыре с другой [стороны] орут друг на друга. Из-за мелочей: ты че не так сел, не так посмотрел, — обычные зоновские приблуды. Люди просто стоят и орут друг на друга. Первый год в колонии человек учится орать, а не бить».

Сергей, отбывавший срок в колонии строгого режима № 3 в Рязанской области, рассказывает, что завхозы часто объединялись в группы и навязывали вновь прибывшим свою защиту в обмен на деньги. «У тебя два решения проблемы: либо заплатить, либо стать уборщиком», — говорит он.

В отличие от Нижнего Тагила, в Рязанской колонии была возможность купить мобильный телефон, но, по словам Сергея, это превращалось в бесконечный цикл по вытягиванию денег с заключенных. «Человек сам себя вталкивает в оборот. Одни сотрудники постоянно пытаются у тебя этот телефон отобрать, другие пытаются тебе его вернуть или купить новый. По семь раз за месяц телефоны покупали».

По словам Алексея Федярова, после освобождения «бывшие» устраиваются работать кто куда: в охрану, юристами, строителями, в такси. Согласно федеральному закону «О службе в органах внутренних дел», сотрудники с судимостью не могут работать по профессии.

Федяров после освобождения стал координатором правозащитного проекта «Русь сидящая», который помогает заключенным. Он написал книгу про свой опыт заключения.

Сергей вышел из тюрьмы в начале 2019 года, отсидев пять лет. Тюремный опыт не изменил его отношения к бывшей работе. «Работа не самая приятная, не самая нужная, но как ни крути, она должна быть, иначе без нее всем станет плохо. Но к реформам правоохранительных органов я настроен скептически с точки зрения того, как они влияют на профессиональную деятельность».

Максим говорит, что тюрьма его совсем не поменяла — словно ничего и не было вовсе. По его мнению, на людей с гибкой психикой, каковым он считает и себя, подобные испытания не накладывают отпечатков. Он — так же, как и Федяров — работает в «Руси сидящей». Бывшие коллеги теперь считают его врагом.

«Я за справедливость и соблюдение законности, — объясняет Максим. — Почему-то сейчас слова „либерал“ и „правозащитник“ — ругательные. Но что я делаю такого? Я показываю государству, что закон нарушается представителями госорганов.

Сейчас, конечно, хуже стало. Другие люди, другие методы, другие формы. Доказывать ничего не надо. Человек берет особый порядок, потому что ты ему по башке дал или электрошокером — и едет в колонию.

Раньше же все приходилось доказывать, исследовать — экспертизы, запросы, допросы».

Вячеслав говорит, что тюрьма — это когда человека умножают на ноль. Вопрос в том, как человек справится с этим. «Но все равно ты остаешься человеком, про которого всегда можно сказать: да он ранее судим. В лицо тебе не скажут, но ты кожей ощущаешь».

Иногда он думает эмигрировать в страну, где хорошие тюрьмы — потому что там и все остальное должно быть хорошее.

По его мнению, когда он начинал работать в правоохранительных органах, люди там были гораздо менее кровожадными.

«Сегодня сталкиваешься с людьми со стальным взглядом, это такой режим лайт двадцатых-тридцатых годов. Следователь тебя в жернова закинет — и ему плевать. А тогда были люди, которым не плевать».

Альберт Самигуллин отсидел два года и семь месяцев из четырех лет и вышел условно-досрочно. Он обращался в Комитет против пыток, к президенту и в надзорные органы, требуя расследования пыток и пересмотра дела.

Его обращения результатов не дали. Но его бывший коллега Ильвир Сагитов все-таки сел: в 2019 году его приговорили к трем годам и трем месяцам за пытки другого задержанного.

Вероятно, после апелляции отбывать срок его отправят в Нижний Тагил.

Алексей Полихович, Иллюстрация: Таня Сафонова

Источник: https://team29.org/story/2020-04-zona-dlya-svoih-kak-sidyat-byvshie/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.