Инспектор по делам несовершеннолетних какое нужно образование

Ангел в погонах: инспектор ПДН о своей работе

Инспектор по делам несовершеннолетних какое нужно образование

Инспектор по делам несовершеннолетних — это не просто сотрудник полиции, а в первую очередь тонкий психолог и грамотный педагог. Эти слова как нельзя лучше характеризуют нашу героиню Евгению Шерину.

Она заботится о своих подопечных — подростках, попадающих в передряги, — как о родных детях.

Недавний поступок Евгении стал доказательством того, что ей небезразлична судьба остальных — она спасла многодетную семью от неминуемой гибели в горящем доме, став для них настоящим ангелом.

Александр Патрин / «Газета Кемерова»

Корреспонденты «Газеты Кемерова» продолжают рубрику в рамках сотрудничества с центром профориентации «Твоя карьера» и рассказывают об инспекторе ПДН отдела полиции «Юбилейный» УМВД России по городу Кемерово капитане юстиции Евгении Шериной.

О педагогическом призвании

Я была обычным ребёнком, ничем не отличающимся от других. Но уже в юношестве поняла, что хочу заниматься педагогикой, профессией, которая будет завязана на общении с детьми. К девятому классу точно определилась и пошла учиться в педагогическое училище на специальность «Дошкольное образование».

После четырёх лет обучения устроилась воспитателем в детский сад. Очень нравилась эта деятельность, особенно в первые годы. К концу работы, когда представился шанс попасть в милицию, поняла, что система МВД мне нравится больше. Поэтому я ушла без всякого сожаления.

Сейчас общаюсь с разными воспитателями и понимаю, что работать в этой области можно и даже интересно, так как много времени уделяют творчеству и самореализации деток. Тогда же всё было совершенно иначе.

«Мне казалось, меня в космос готовят»

Мне предложили устроиться в милицию, и я с радостью ухватилась за эту возможность. Если сейчас берут в основном с юридическим образованием, то тогда ещё котировалось педагогическое. В данный момент я всё-таки учусь в Томском институте бизнеса по специальности «Юриспруденция».

Александр Патрин / «Газета Кемерова»

Я прошла сложнейшие испытания, чтобы попасть в эту систему: все мыслимые и немыслимые медицинские обследования, психологические тесты… Если хотя бы в одном из них была бы осечка, о службе в органах можно было и не мечтать. Мне казалось, что меня к полёту в космос готовят (улыбается).

Тогда я устроилась техником связи и полностью погрузилась в систему: нравилась дисциплина, порядок во всём и везде, отсутствие хаотичности.

Но затем ушла в декрет, как раз происходила реорганизация системы МВД — моей должности уже не существовало, когда я была готова приступить к работе. А потом мне предложили стать инспектором по делам несовершеннолетних. Я согласилась и попала в отдел полиции «Ягуновский». Коллеги помогли постичь азы этой работы, разобраться во всех тонкостях, за что я им благодарна.

«Разбираться в людях — наша профессия»

Я поняла, что теория, данная нам в педучилище, очень пригождается в моей профессии. Например, какие жесты используют люди, когда обманывают.

Без знаний в области психологии и педагогики оперативная работа была бы невозможна. Поэтому нисколько не жалею, что получила такое образование. Впрочем, внутреннее чутьё также срабатывает.

Разбираться в людях — это наша профессия, 90% успеха в работе. 

Специфика отдела ПДН невероятно широкая. Во-первых, мы занимаемся профилактикой правонарушений в школах и профилактикой ненадлежащего исполнения обязанностей родителей дошкольников. Мы работаем со всеми образовательными учреждениями на нашей территории, проводим общие беседы с мамами и папами, иногда индивидуально с подростками.

Александр Патрин / «Газета Кемерова»

Во-вторых, отрабатываем все сигналы, поступающие в полицию и связанные с детьми и подростками. Например, теряется ребёнок — мы обязательно выезжаем, выясняем обстоятельства, ситуацию в семье. Иногда приходится заниматься сбором информации для принятия решения о лишении родительских прав. Здесь мы работаем, сотрудничая с отделом опеки и попечительства.

Раз в месяц, а то и чаще, проверяем по месту жительства семьи, состоящие на учёте. Как правило, взрослые ставятся на учёт за ненадлежащее исполнение родительских обязанностей, а подростки — за совершение общественно опасных деяний или преступлений.

Учёт — это индивидуальная работа: постоянные беседы на выявление отрицательных связей, направление в нужное русло, исправление ребёнка.

Мы делаем всё это не для того, чтобы ругать подростка без конца и края, а наоборот — нам важно организовать его, в первую очередь, досуг после школы, чтобы не было времени и мыслей совершать проступки. Важно, чтобы ребёнок был занят в секции и не болтался после учёбы по улицам.

Если школьник исправляется, то его снимают с учёта, он продолжает обычную жизнь. Бывают и те, кто не хочет исправляться, они находятся дольше на учёте, но таких — единицы.

Подростков изменить сложно, но можно

Если подросток старше 14 лет, то его практически невозможно изменить, можно лишь скорректировать и направить в ту или иную сторону. То, что заложено родителями, сложно менять.

Недавно приходилось иметь дело с руферами. Это уже почти взрослые люди. Они смотрят тебе в глаза и говорят: «Мне 16 лет, я делаю и буду делать что захочу».

Или просто кивают, но выходят за дверь и принимаются за старое.

В таких ситуациях чаще работаем с мамами и папами, чтобы те влияли на своих детей. Практически все у нас исправляются в итоге, понимают, что могут испортить себе дальнейшую жизнь. Ничтожно маленький процент отбитых от общества несовершеннолетних — в основном они растут в чересчур асоциальных семьях, сами по себе. 

Георгий Шишкин / «Газета Кемерова»

Порой родители приходят и говорят, мол, ставьте нашего ребенка на учёт, мы хотим, чтобы он исправился. Но постановка на учёт — это серьёзное мероприятие, регламентированное ведомственными приказами. Мы решаем данный вопрос, но не можем по щучьему велению исполнить. Есть свод правил, согласно которым инспекторы ПДН могут поставить подростка на учёт.

Совсем маленьких, конечно, не ставят. Хотя в моей практике недавно был случай, когда под наш контроль попал семилетний мальчик. Он стал постоянно драться, бить даже старших ребят, и родители настояли на постановке на учёт. Большую роль в поведении этого ребёнка играет мать: она ослабила контроль, бросила на произвол судьбы своего сына, оставив бабушке.

Драки подростков бывают жестоки

В последнее время участились случаи мелких краж в магазинах. Охрана вызывает полицию, мы приезжаем на место, а подростки — глаза в пол, но признаются, что делают это на спор или за компанию. Девочки из довольно обеспеченных семей крадут шоколадки, кофточки, косметику. Хочется или нет, приходится таких ставить на учёт, какие бы послушные и замечательные дети дома не были.

В одном из последних случаев 16-летний подросток украл бутылку пива. Мама — педагог — приехала, плакала, умоляла не составлять протоколы. Если из магазина поступил сигнал, то мы обязаны его отработать, а простить не в наших силах, как бы нам не было жалко.

Естественно, мы не звери: жалеем, утешаем и детей, и родителей. Пытаемся минимизировать все последствия совершённой ребёнком глупости, преступления, шалости.

Наша задача заключается не в том, чтобы строго наказать: напротив, провести профилактику подобных правонарушений.

Каждый месяц выезжаем на драки с участием подростков. Эти бои бывают довольно жестокими: однажды девочке ужасно разбили лицо. Но в итоге мы провели гигантскую профилактическую работу: компания нападавших сейчас ходит ниже травы, тише воды.

Вспоминается и убийство, совершённое кемеровскими подростками. 16-летние девочки разбили бутылку и изрезали до смерти мужчину. Страшный случай…

Бывала и в мою сторону агрессия. Однажды девушке не понравились мои вопросы, поэтому она меня ударила кулаком по руке. Отец, конечно, одёрнул дочь, но осадок у меня остался.

Я тогда вышла из кабинета, успокоилась и решила, что не стану портить этой девушке жизнь. Ведь за причинение силы в отношении сотрудника полиции ей могла грозить уголовная ответственность.

Возможно, лет через 10 она поймёт, что делала.

Александр Патрин / «Газета Кемерова»

Родители должны знать своих детей

«Синие киты», к сожалению, продолжают провоцировать наших детей. Мы стараемся предотвратить такие трагедии. Если что-то случилось, то выезжаем, беседуем с детьми, родителями, направляем к психологу или психиатру, так как организаторы суицидального движения воздействуют на психику ребёнка. В основном в такую кабалу попадают дети, лишённые родительского внимания.

Как-то раз и мне пришлось столкнуться с подобной историей. Мама 14-летней девочки обратилась в отдел за помощью: её дочь связалась с «китами». Она постоянно рисовала их символику, делала надрезы бритвой на руке. В итоге выяснилось, что мама запрещала дочери общаться с одним молодым человеком, а та сказала, что вступила в группу «Синие киты» и оправдывала встречи с возлюбленным этим.

Есть универсальный совет, который поможет уберечь ребёнка от попадания в эти ловушки. Нужно любить своих детей. Следует интересоваться его жизнью, проявлять внимание, знать, чем увлекается твой ребёнок, интересоваться, кто у него в друзьях.

Например, у нас в семье есть традиция — вечером мы садимся ужинать и каждый рассказывает, что с ним случилось за этот день. Если дети понимают, что они нужны своим маме и папе, то не будут искать проявление любви на стороне.

Ведь родители — это первые люди, которые могут заметить все тревожные сигналы и не допустить того, чтобы их ребёнок попал в беду.

Источник: https://gazeta.a42.ru/lenta/articles/12252-angel-v-pogonah-inspektor-pdn-o-svoei-rabote

Интервью с начальником отдела по делам несовершеннолетних

Инспектор по делам несовершеннолетних какое нужно образование

— Сколько лет работаете на этой должности?
— В полиции 17 лет. В ПДН — 13.

— Что входит в ваши обязанности?
— Как правило, это работа, в первую очередь направленная на профилактику правонарушений, совершаемых несовершеннолетними. Координирую работу инспекторов: направляю в школы и колледжи для проведения бесед как в классах, так и с отдельными подростками, состоящими на внутришкольном учете.

Ходим по семьям, где дети и родители состоят на профилактическом учете в ПДН. Часто выхожу в сложные семьи сама — попадаются и «неадекваты» среди пьющих родителей. Особая жесть начинает твориться, когда изымаем ребёнка из семьи в связи с невозможностью оставлять его в неприемлемых условиях. И в драку лезли родители, и сковородки в нас летали.

— Почему пошли работать в полицию? Это всегда было вашей мечтой или кто-то вас направил туда?
— Было мечтой всей моей жизни. С детства очень любила слушать истории соседки, работающей в следствии, и её мужа ДПС-ника. А потом пристрастилась к сериалам… Мечта сбылась — в 17 лет работала вольнонаёмной, а после совершеннолетия прошла аттестацию.

— Опишите семьи, из которых приходится изымать ребёнка. Что общего у всех этих людей?
— Обычно это пьющие люди. Либо употребляющие наркотики. Дети в таком случае остаются брошенными — без присмотра, без еды. Родители могут пластом лежать вусмерть пьяные, а ребёнок быть крайне истощенным.

Многие начинают оказывать сопротивление (не понятное зачем — ведь, по сути, малыши мешают им пить и гулять). Квартиры тоже у всех разные. Есть те, в которые страшно заходить — смрад, грязь, а есть, наоборот, вычищенные, с ремонтами. Но это уже гораздо реже. Общее у них одно — любовь к алкоголю и/или наркотикам.

— Какие преступления раскрывали и предотвращали?
— Раскрывали многое. Масса краж из магазинов, совершаемых подростками. В последнее время участилось привлечение к уголовной ответственности юридических лиц за продажу спиртного несовершеннолетним. Также (правда, меньшее количество) раскрываем побои (это, как правило, школьные драки). Раз на раз не приходится.

— Были ли семьи, которые с каждым вашим посещением становились всё хуже и хуже в плане условий жизни для ребёнка?— Были. Одна семья родила четверых детей. Всех четверых мы по очереди забирали в приюты.

Один малыш остался в кроватке на двое суток один, и благо семья жила на первом этаже, и я просто с участковым залезла в окно. А там малышка четырёх лет и годовалый ребёнок. Голодные и не в состоянии открыть замок.

Плакали и кричали.

Самым безумным было залезть в окно и встретиться с выходящим из другой комнаты огромным догом. Вот тут мы, конечно, мягко говоря, перетрухнули. Участковый уже руку на кобуру положил, но, Слава Богу, обошлось, и собака оказалась добряком. И пса, и детей мы забрали. А родители даже не чихнули. Вспомнили о детях только через двое суток. Ну что тут сказать: дог пристроен, дети усыновлены.

— Бывали ли случаи, когда адские условия жизни налицо, но доказать это по какой-либо причине не смогли?
— Да нет, зачастую тут уже действуют и соседи, и школа/сад. Неравнодушных много. С родственниками много случаев, когда муж/жена сами же сдают вторые половины и в итоге лишают родительских прав нарушителя.

— Случалось ли что в поле вашего «рабочего» зрения попадали дети из благополучных семей?
— Да, как правило, это либо мелких кражи, либо школьные драки. Вот драки здесь превалируют, но в целом это разовые случаи.

Редко кто из действительно хороших семей становится систематическим зачинщиков беспорядков в школах. А про кражи молчу — умываются слезами и больше ни-ни. Но они и стоят на учете недолго. Больше не попадаются.

А те, кто стоит на учёте до совершеннолетия, обычно и уходят на зону.

— Есть семьи, которые всеми силами пытаются создать все условия для сравнительно нормальной жизни, вы видите, что отношения в семье не самые плохие, но этих стараний всё равно не хватает, и детей изымают?
— Нет, в целом те, кто хочет изменить поведение и сохранить семью либо кодируются, либо действительно понимают серьезность ситуации и ведут себя порядочно. Опять же, в приюты отправляется малый процент детей. В основном изъятых детей мы можем день в день через опеку передать бабушкам/тетям и другим родственникам.

— Как поступаете, если ребенок хочет вас побить? А если матерится на вас?
— Я не буду изображать из себя правильную, ладно? Конечно, мы пытаемся максимально минимизировать конфликт, но когда пацан под наркотой сорвался с места и бросился на сотрудницу с канцелярскими ножницами, я с ним не беседовала, а сами понимаете. Ну и с некоторыми необходимо разговаривать на его же языке. И сленг примерить, и нецензурную брань. Всё бывает — такая работа.

— Не винят ли вас дети за то, что вы сделали их сиротами?
— Не все родители, у кого мы изъяли детей, оказываются лишены родительских прав.

Всем даётся испытательный срок, в течение которого родители контролируются и ребёнок возвращается в семью. А те, кто оказывается в приюте, а родители лишены прав…

Знаете, некоторые дети сами говорили, что лучше в приюте, чем так. Много страданий и боли в их глазах.

— С какими самыми жестокими деяниями несовершеннолетних приходилось сталкиваться?
— Начну с родителей. Мать не пускала в ночь дочку гулять.

Та пришла выпивши, мать отругала, девочка обиделась и дралась с мамой , чтобы уйти. Однажды у меня в кабинете малой (лет 10, наверное) накинулся на мать с кулаками за то, что «сдала».

Мать была в отчаянии, пацан нёс из дома всё, а последней каплей стали иконы, и она пришла с просьбой помочь вернуть проданное.

— Вы работали с приёмными семьями? Много там родителей искренних, или всё же многие берут ребенка-инвалида из-за льгот и повышенного пособия на него?
— Да, работала.

Но на моей практике это были бездетные пары, искренне любившие малышей. С такими в основном опека работает. Мы очень редко. А кто усыновляет изъятых нами детей мы не знаем. Да и не стараемся узнать.

Ни к чему это.

— Вам приходилось общаться с несовершеннолетними в абсолютно неадекватном состоянии?
— Да, приходилось. Вызвали им скорую, психиатрическую бригаду (ребёнок был под воздействием психотропных и алкоголя). Всё закончилось довольно прозаично.

— Расскажите обо всех критериях, которые важны при оценивании условий жизни.— В первую очередь — это злостность нарушений. Пьёт у нас вся страна. И реагировать на звонок недружелюбной соседки, что родители напились, тоже приходится. Но мы понимаем, что в семье всё хорошо, и звонок сделан из зависти/злобы или других причин.

И другая ситуация, когда пьют изо дня в день, дети брошены, нет нормальной еды (часто встречали в холодильнике водку, пиво и банку огурцов или селёдку), у детей нет одежды, родители не водят детей в садик из-за перепоя, систематические звонки соседей. Все эти факторы в совокупности оказываются решающими, и мы уже делаем вывод — изымать или нет.

С первого раза дети изымаются редко. Это должны быть прямо уж вопиющие случаи. Например, одна пьянчуга схватила во время нашего прихода 8-месячную дочь и трясла её за перилами балкона с требованием купить ей опохмел и свалить из квартиры. Сердце остановилось.

Она пьяна, еле стоит, малышка кричит и дергается в руках. Обошлось. ППС-ник как-то быстро спокойно подошёл к ней (мы думали, бросит ребёнка — она такой вопль издала) и отобрал малышку чудом. Тут, конечно, без вопросов.

А в целом сначала составляем административный материал, отправляем на комиссию по делам несовершеннолетних, следим за семьей.

— Как к вам относятся подростки, впервые попавшие в учреждение?
— По-разному. С кем-то сразу устанавливаются хорошие отношения, кто-то проверяет на прочность, дерзит, грозит, что все мы уже уволены.

— А приходилось кого-то отпускать из-за его связей?
— Отпускать — нет. Но не составлять протокол за выпивку — да. Но, кстати, именно этот человек при чинах и должности так разнёс своих пацанов, что, если честно, даже мне и пить, и курить в ближайшие несколько недель не хотелось.

— Судя по вашим наблюдениям, насколько много семей находятся на грани с неблагополучностью на сегодняшний день?
— Сейчас (я говорю про Москву, регионы не знаю) всё меняется в лучшую сторону. Работает оздоровление нации. Модный ЗОЖ, спорт.

— Как много семей исправились на ваших глазах? Расскажите о самых «чудесных» случаях.
— Каких-то чудес не было (но это на моей практике). Просто кодировались, задумывались о жизни и сокращали употребление до минимума.

— Сколько лет было самому юному преступнику, которого вы видели?
— 10. Обнёс хату с подельниками. Вернее, «стоял на стреме». Он был не наш житель, мы получили объяснения и передали в следственный комитет.

— Какие самые серьезные кражи были у ваших подопечных?
— Угон авто у соседа (не совсем кража, правда), и один напялил на себя под одежду в фирменном спортивном магазине кучу шмоток тысяч на 30.

— Вам удалось подружиться с кем-то из подопечных?— Конечно. Один шесть лет строгача получил и частенько пишет мне в соцсетях, с праздниками поздравляет. Давно совершеннолетние справил.С одним подучетным настолько хорошо обещались, что позже просил стать крестной ребёнку. Вынуждена была отказать в связи с несовпадением вероисповедания. Но отношения хорошие.

По поводу интересного: к нам как-то попал парнишка, вернее сам пришёл, чтоб мы через приёмник отправили его на родину. Сам детдомовский.

Приехал на матч, а денег домой нет (конечно, мы согласились — нам результат, ему — доехать). Так вот, он говорит: «У меня мечта Красную площадь увидеть».

Мы с водителем нашей «буханки» устроили ему турне по Москве, даже в макдаке накормили. Пацан был счастлив до безобразия.

— Вы можете выделить ребят, с которыми вам было откровенно неприятно работать?
— Нахальные, мерзко и заносчиво ведущие себя. Знаете, такая наигранная «воспитанность» на грани с издевательством. Если не мои жители, стараюсь тупо игнорить выходки и побыстрее выпроводить. А как появляются родители, такими ангелами становятся…

— Какие трудности возникали у вас в первые месяцы работы?
— Всех было жалко, хотелось пожалеть, приютить. Со временем проходит, но в душе всё равно переживания.

— Что думаете о фразах «в этом мире каждый сам за себя» и «никто никому не нужен»?
— Так оно и есть. Но душевность должна быть. Я могу как-то морально поддержать людей, которые остались беззащитными.

Есть один участковый, который хоть маленькую шоколадку, но купит, когда идёт к малышу. Бывает, зная о трудностях семьи, мы сами собираем вещи и игрушки наших детей, и приносим.

Но впоследствии — да, каждый и сам за себя и отвечает по заслугам.

— Какой карьерный рост вас ожидает?
— Сейчас я заканчиваю учебу в академии — получу новую специальность (правда, тесно связанную с моей работой) и надеюсь уйти куда-то в более спокойное место. У меня двое детей. Работа занимает очень много сил и времени, а им тоже нужно внимание и любовь. И горячий ужин.

Источник: Изнанка

Узнай подходящую тебе профессию!

Источник: https://intalent.pro/article/intervyu-s-nachalnikom-otdela-po-delam-nesovershennoletnih.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.