Инспектор по делам несовершеннолетних как поступить

«Нет цели наказать ребенка»: инспектор по делам несовершеннолетних о профессии

Инспектор по делам несовершеннолетних как поступить

Служба по делам несовершеннолетних МВД России в мае этого года отмечает 85-летний юбилей.

Инспектор по делам несовершеннолетних — это не просто сотрудник полиции, а в первую очередь тонкий психолог и грамотный педагог.

Это человек с особым складом характера, чуткий и доброжелательный по отношению к своим подопечным, умеющий найти к нужные слова и особый подход.

О профессии инспектора ПДН и о том, как найти подход к трудным детям «БР» поговорил с Валентиной Цвецих, старшим инспектором по делам несовершеннолетних, майором милиции в отставке.

  • – Валентина Петровна, расскажите, как вы пришли в эту профессию?

– Можно сказать случайно. Закончила я Горно-Алтайский педагогический институт. По распределению работала в Буланихинской средней школе. А муж у меня работал в милиции. И вот как-то он решил, что хочет поменять работу, переехать в Сростки. Но его не увольняли, потому что тогда нужны были весомые причины, чтобы уйти со службы.

Тогда он меня попросил: «Съезди, убеди начальство, что мне надо уйти с работы». Я пришла в отдел кадров, мне там тоже начали объяснять, что увольнять мужа не за что. А потом говорят: «А у вас какое образование?». Я говорю – высшее педагогическое. И они мне: «А вы не хотели бы поработать в инспекции по делам несовершеннолетних?».

Я сразу ответила, что мне эта работа не знакома, как же я могу на нее пойти. Но они настояли и дали мне два дня на раздумья.

  • – И как же в итоге решились? Не испугало, что общаться придётся с трудными подростками, а также с их родителями?

– У меня мама всю жизнь проработала учителем и когда я советовалась с ней, соглашаться или нет, она начала меня отговаривать. Мол, дети там очень сложные и мне будет трудно.

Но я сказала: «Это ведь такой же класс, где самые разные дети и хорошие, и плохие. И родители тоже разные. Только вот у тебя кучковато в классе, а у меня будет на участке».

И решила, что я попробую, а в школу никогда не поздно вернуться. В итоге вот «пробовала» 30 лет.

  • – Как выстраивали отношения со своими подопечными?

– Первоначально я работала в Приобской инспекции по делам несовершеннолетних. У меня участок был мясоконсервный комбинат: от 22 училища до трамвайного депо. Контингент, конечно, был очень разный. Но меня всегда поддерживало то, что для меня нет чужих детей. У меня двое родных, а остальные двоюродные. Я за всех переживаю, как за собственных.

У меня никогда не было цели наказать ребенка. Я всегда и на всех уровнях говорила, что наша работа должна заключаться в профилактике, то есть предупреждении совершений правонарушений и преступлений.

Для этого нужно ходить общаться с родителями, с подростками, с учителями. Нужно работать с уличной детворой.

Сейчас, к сожалению, инспекторы очень сильно загружены бумажной работой, им, бедным, некогда сходить и поработать на участке.

Я каждый вечер обходила свой участок и смотрела, где мои дети гуляют, чем они занимаются. Если вижу, что хулиганят, то я сразу к ним не подхожу, разборки не устраиваю.

А на следующий день встречаюсь с ребенком и спрашиваю, а где ты вчера был. Он мне – «Дома», а я говорю: «А вы не знаете, что у меня глаза есть не только впереди, но и на затылке?».

И вот у нас с детьми отношения всегда складывались на доверии, они меня старались не подводить.

  • – Наверняка есть случаи, которые из вашей практики вам запомнились больше всего?

– За все время работы в места лишения свободы у меня отправился только один человек. И то, только потому, что родители уже сами с ним измучались. Это, конечно, сильно запоминается. Мы вытаскивали этого парня из разных притонов, и вшей выводили, и чесотку, что только не делали. Занятия пропускал.

И мы с родителями поняли, что остается только уже отправлять его в суд. Конечно, знаете, к этому никогда не привыкнешь, когда говорят: «Именем Российской Федерации…».  Он на меня смотрит, я на него. У него полные глаза слез, и у меня. Он, конечно, не думал, что это будет так серьёзно и страшно.

Это единственный из моих детей, кто побывал в местах лишения свободы. Правда, он там за ум взялся. Вместо трех лет пробыл полтора года. Вернулся, закончил училище, сейчас уже женат. Но до сих пор обо мне не забывает, поздравляет с праздниками – за что я очень ему благодарна.

Ну, а остальных детей обычно вытягивали, можно, и так сказать.

  • – От родителей зависит многое?

– Конечно, в нашей работе сложность составляют именно родители. Ведь мы зачастую сами не знаем своих детей. Я всегда говорю дети – это хамелеоны: дома они одни, на улице – другие, в школе – третьи. В общем-то, как и мы сами.

Пока он дома вы можете отвечать за него, контролировать, а когда ребенок вышел, вы уже не знаете куда он пошел, с кем проводит время. И многие даже не задаются целью хоть раз выйти и проверить. Родители их обули, одели, накормили и считают, что на этом их обязанности по воспитанию выполнены.

А чем ребенок занимается, что он хочет? Родители часто навязывают собственное мнение, а у детей есть собственное «Я». Нужно принимать их такими, какие они есть, не делать из них свою копию. Именно в результате того, что понимания у детей и родителей нет, дети начинают искать себе подобных на улице.

И хорошо, если найдут такого товарища, который не вовлечет их во что-то, но чаще всего бывает по-другому.

  • – По собственному опыту, как считаете, можно ли изменить трудного подростка?

– Можно. Расскажу одну историю из своего опыта. Я работала с девочкой, которая попала в опалу у учителей. Знаете, не сдружилась с одним педагогом, а та настраивала против нее всех. Когда мы с ней повстречались, мне рассказали, что она и пьет, и курит, и уроки срывает.

Выслушав их, я осталась с ней в кабинете одна. И говорю ей: «Расскажи мне о себе сама. Я такой же человек, самый обыкновенный, ну, подумаешь, в погонах. Я тоже женщина, а когда-то была девчонкой. И атаманкой была, мне мама говорила, почему же я мальчишкой не родилась».

Ну и мы с ней разговорились, она мне все рассказала. Оказалось, что она просто неудачно влюбилась. Я начала помогать ей, мы с ней поддерживали хорошие отношения. Я пыталась разговаривать с учителями, чтобы оставили ее в покое, дали ей проявить себя.

Они и стихи красиво читала, могла участвовать в самодеятельности. В итоге я посоветовала маме перевести ее из этой школы. Они перевелись, переехали в другой район, и любовь ее забылась. Девочка закончила школу, поступила в колледж, оказалась рукодельницей.

Вот специфика инспекторов и должна заключаться в этой профилактике, в том, чтобы помочь ребенку, а не закопать его еще сильнее, обращаясь в суды и выискивая преступления.

  • – А бывала ли агрессия в вашу сторону?

– Бывало, и не раз. Вот, например, раньше выпускные проходили прямо в школах, а мы на них дежурили до самой ночи, пока ребята не поедут встречать рассвет. И вот однажды я работала на выпускном в школе №39. Время было уже к полуночи, мы с родителями стояли на входе в школу. Смотрим, идет группа парней, человек, наверное, восемь.

Нагло открывают калитку. Я это вижу, стою, а мужчины-родители по одному начинают уходить в школу. Я осталась один на один с этими ребятами, которые были не в самом адекватном состоянии. Дверь закрыла, руками ее держу. Говорю им: «Вы зачем сюда пришли молодые люди?». Они мне: «На выпускной». Я объясняю им: «Ребята это не ваш выпускной.

Это праздник тех, кто сегодня закончил школу». Один из них подходит ко мне, крутит в руке нож-бабочку и начинает сыпать угрозами. Потом уже начал наступать, осталось ему только руку протянуть и все. Спас меня один парень – из их же компании. Он схватил его руку и говорит: «Ты чего, это же наш инспектор!».

Когда они ушли, я постепенно сползла от страха по двери. А потом пошла в школу и обратилась к тем мужчинам, которые убежали. Тому, кто ушел самым первым говорю: «Снимайте свои штаны, а я вам юбку отдам. Вы не мужики! Да, я милиционер, но я женщина. А вы как последние трусы оставили меня на произвол судьбы».

Вот такой был инцидент, бывали и другие…однажды и битой по затылку получила.  

  • – Сейчас часто можно услышать, что современные дети более жестокие и агрессивные? Как думаете, это действительно так или со временем ничего не меняется?

– Вот вы знаете, даже когда я училась в школе, нам учителя говорили: «Такого плохого выпуска как вы, у нас никогда не было». Поэтому молодое поколение, ребятишки наши – это хорошие дети, просто их нужно вовремя поддержать, подсказать. Каждого ребенка просто нужно направить в правильную сторону, помочь ему. Это может сделать в том числе и инспектор по делам несовершеннолетних.

Хочу, пользуясь случаем, поздравить коллег и ветеранов с 85-летим службы по делам несовершеннолетних. Ваша профессия очень важна, ведь дети это наше будущее и от вас зависит то, каким оно будет! Ваше участие в жизни ребят, которые оступились, помогает большинству из них избежать многих непоправимых ошибок.

Источник: https://biwork.ru/news/inspektor-po-delam-nesoversennoletnih-rasskazal-o-svoej-profesii

Комиссия по делам несовершеннолетних: это серьёзно?

Инспектор по делам несовершеннолетних как поступить

Комиссия по делам несовершеннолетних, или КДН, может испортить жизнь вам и вашему ребёнку по-настоящему. 

Хотя эти люди выглядят не очень страшно, их решение меняет ваше будущее… Адвокат Антон Жаров — о том, что делать с КДН.

Что такое КДН?

Комиссия по делам несовершеннолетних — что это вообще такое? 

Начну издалека. Вообще в мире много вещей, предназначение которых для нас остается неведомым. Я не буду приводить примеры, но комиссия по делам несовершеннолетних сама по себе вполне достаточный пример. Для чего она нужна, не подозревает большая часть населения.

Вообще-то комиссия по делам несовершеннолетних придумана для того, чтобы этих самых несовершеннолетних защищать. Она, по большому счёту, так и называется — “комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав”.

Только вот как защищает эта комиссия права, из кого состоит — в этом еще предстоит разобраться.

Кто входит в состав комиссии?

Комиссию по делам несовершеннолетних, если мы говорим про Москву, создает глава управы. Кого он туда отбирает, вообщем-то, его личное дело. По закону туда должны входить представители органов и организаций системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних. Я еле сказал эту фразу, поверьте, запомнить ее было еще сложнее. 

Так вот, эти самые представители органов и организаций назначаются туда руководителем управы.

В Московской области глава района назначает представителей в комиссию по делам несовершеннолетних, в других регионах — по разному.

Но тем не менее это абсолютно административный орган, который назначается человеком единолично. Никто людей, которые состоят в этой комиссии, туда не выбирал, их просто назначили. 

Кто это может быть? От здравоохранения может быть заведующий детским отделением больницы, от образования — это может быть директор школы, от полиции, как правило, — инспектор по делам несовершеннолетних или начальник подразделения по делам несовершеннолетних, если такой есть, и так далее.

Вплоть до пожарников и представителей общественности, роль которых прекрасно играют, например, представители клуба собаководов или военно-патриотического клуба, а также в Москве принято включать в состав комиссии членов общественных советов и пунктов охраны порядка (кажется, так это называется).

Кто эти люди, мне неведомо, но именно они обычно и приходят на заседания комиссии. А вот заведующий отделением поликлиники может и пропустить заседание.

В комиссию должно входить несколько человек, и в Москве это число обычно превышает 10. Ну, 14 человек, может быть 12.

Соответственно, комиссия должна заседать, когда в зале, где заседает комиссия, присутствует как минимум половина списочного состава. Если было 14, значит, соответственно, как минимум 7 человек должно быть в зале.

И тут очень важный момент, про который все забывают: это кто эти люди, кто эти семь человек? Они по фамилиям должны совпадать с теми, кто в этой комиссии состоит.

А очень часто бывает так, что вместо начальника подразделения по делам несовершеннолетних, который в отпуске, приходит, например, просто сотрудник подразделения или вместо пожарника-начальника отдела приходит заместитель начальника отдела.

Но дело в том, что комиссия по делам несовершеннолетних — это не кресло, а это люди, поэтому такое, конечно, безобразие твориться не должно. В заседании комиссии могут принимать участие только те люди, которые списочно входят в ее состав.

Пофамильно.

Список комиссии должен быть опубликован. Это открытая информация. По идее он должен быть на сайте управы. Но далеко не все управы этим занимаются. Задайте, кстати, вопрос в письменном виде главе своей управы, кто же именно входит в состав комиссии по делам несовершеннолетних. Вам будет интересно. Уверяю вас.

Кого могут вызвать?

В комиссию по делам несовершеннолетних в принципе могут вызывать любого гражданина. Ну вот абсолютно любого, если дело, которое рассматривает комиссия, как-либо касается детей.

Это может быть ваш сосед по лестничной клетке, которого беспокоит, что ребенок у вас сильно плачет, и комиссия по делам несовершеннолетних в этом тоже может проявить какой-то интерес.

Ходить или не ходить на эту комиссию —  зависит от того, по какому делу вас вызывают. 

Если это дело об административном правонарушении, то ходить туда, конечно, нужно. Например, вашего ребенка поймали с бутылкой пива или курящего за углом школы. в этой ситуации, скорее всего, на комиссию прийти все-таки придется, и делать это нужно.

Идти или не идти в каждом конкретном случае, серьезен или не очень вопрос, который будет обсуждать КДН, и каковы его последствия знает адвокат, к которому безусловно нужно обращаться, если к вам пришел вызов на комиссию по делам несовершеннолетних.

Из комиссии также часто звонят по телефону: “Здравствуйте! Завтра у нас заседание, приходите”. Конечно, на такие заседания ходить не стоит, нужно прямо в телефон говорить: “Без адвоката никуда не пойду”. И не ходить.

Вызов в КДН — это серьезно?

Комиссия по делам несовершеннолетних — это административный орган, это такой мини-суд, который решает определенные вопросы, но тем не менее решает.

От комиссии по делам несовершеннолетних зависит выпишут ли вам штраф или ограничатся предупреждением, если вашего ребенка, например, поймали с банкой пива, либо поставят ребенка на внутришкольный учет или учет в комиссии по делам несовершеннолетних, если опять же случилась какая-то неприятность, связанная с кодексом об административных правонарушениях.

Бояться или не бояться постановки на учет, какие правовые последствия этого — это отдельный разговор. Но комиссия по делам несовершеннолетних при желании может испортить вам жизнь, поэтому пускать на самотек деятельность комиссии по делам несовершеннолетних в вашем отношении, конечно же, не стоит и нужно приходить на ее заседания, но делать это обязательно с адвокатом.

Что делать, если меня вызвали?

Когда вы попали на заседание комиссии по делам несовершеннолетних, дать какие-то общие советы сложно, поскольку нормативной базы, ну, просто очень мало. Какие-то общие вещи я, конечно, скажу.

Прежде всего сверьте, кто перед вами. Попросите представиться по фамилиям.

Судьи, когда сидят в мантиях, они и то представляются, говорят “коллегия в составе Иванова, Петрова, Сидорова”, поэтому попросите этих чудо-людей представиться как зовут, кто они такие, и прям со списком, распечатанным с сайта управы, ставьте галочки есть такой или нет такого, пересчитайте их по головам, посмотрите какой списочный состав комиссии. Если в комиссии 15 человек, значит должно быть на заседании 8, как минимум, и никто никого не должен заменять и подменять.

Заседание комиссии может вести либо председатель комиссии либо заместитель председателя комиссии, но никак не ответственный секретарь или просто выбранный какой-то товарищ, который вдруг решил вести заседание комиссии. Вот это самые простые вещи.

Конечно же, нужно положить на стол диктофон, скрываться тут не надо и записывать всё, что происходит.

Но поскольку у вас диктофон и поскольку заседание комиссии устное, проговаривайте всё словами, спрашивайте “как ваша фамилия” человека, который задает вам вопрос, “почему вы его задаете, если вы не член комиссии”.

Никакие приглашенные лица, а такие случаются на заседаниях комиссии, почему бы нет, никакие приглашенные лица, как и зрители, например, в судебном заседании, никаких вопросов задавать не могут, участие в обсуждении принимать не могут и должны, если вас выгоняют на время обсуждения комиссией вашего вопроса, тоже выйти из зала. Попробуйте на этом настоять, увидите как интересно развиваются события. Но вообще бояться не надо, ситуация вполне себе под контролем, но, разумеется, юридические последствия быть могут, поэтому без адвоката ходить на такие вещи не надо.

Источник: https://zharov.info/archives/10428

Интервью с начальником отдела по делам несовершеннолетних

Инспектор по делам несовершеннолетних как поступить

— Сколько лет работаете на этой должности?
— В полиции 17 лет. В ПДН — 13.

— Что входит в ваши обязанности?
— Как правило, это работа, в первую очередь направленная на профилактику правонарушений, совершаемых несовершеннолетними. Координирую работу инспекторов: направляю в школы и колледжи для проведения бесед как в классах, так и с отдельными подростками, состоящими на внутришкольном учете.

Ходим по семьям, где дети и родители состоят на профилактическом учете в ПДН. Часто выхожу в сложные семьи сама — попадаются и «неадекваты» среди пьющих родителей. Особая жесть начинает твориться, когда изымаем ребёнка из семьи в связи с невозможностью оставлять его в неприемлемых условиях. И в драку лезли родители, и сковородки в нас летали.

— Почему пошли работать в полицию? Это всегда было вашей мечтой или кто-то вас направил туда?
— Было мечтой всей моей жизни. С детства очень любила слушать истории соседки, работающей в следствии, и её мужа ДПС-ника. А потом пристрастилась к сериалам… Мечта сбылась — в 17 лет работала вольнонаёмной, а после совершеннолетия прошла аттестацию.

— Опишите семьи, из которых приходится изымать ребёнка. Что общего у всех этих людей?
— Обычно это пьющие люди. Либо употребляющие наркотики. Дети в таком случае остаются брошенными — без присмотра, без еды. Родители могут пластом лежать вусмерть пьяные, а ребёнок быть крайне истощенным.

Многие начинают оказывать сопротивление (не понятное зачем — ведь, по сути, малыши мешают им пить и гулять). Квартиры тоже у всех разные. Есть те, в которые страшно заходить — смрад, грязь, а есть, наоборот, вычищенные, с ремонтами. Но это уже гораздо реже. Общее у них одно — любовь к алкоголю и/или наркотикам.

— Какие преступления раскрывали и предотвращали?
— Раскрывали многое. Масса краж из магазинов, совершаемых подростками. В последнее время участилось привлечение к уголовной ответственности юридических лиц за продажу спиртного несовершеннолетним. Также (правда, меньшее количество) раскрываем побои (это, как правило, школьные драки). Раз на раз не приходится.

— Были ли семьи, которые с каждым вашим посещением становились всё хуже и хуже в плане условий жизни для ребёнка?— Были. Одна семья родила четверых детей. Всех четверых мы по очереди забирали в приюты.

Один малыш остался в кроватке на двое суток один, и благо семья жила на первом этаже, и я просто с участковым залезла в окно. А там малышка четырёх лет и годовалый ребёнок. Голодные и не в состоянии открыть замок.

Плакали и кричали.

Самым безумным было залезть в окно и встретиться с выходящим из другой комнаты огромным догом. Вот тут мы, конечно, мягко говоря, перетрухнули. Участковый уже руку на кобуру положил, но, Слава Богу, обошлось, и собака оказалась добряком. И пса, и детей мы забрали. А родители даже не чихнули. Вспомнили о детях только через двое суток. Ну что тут сказать: дог пристроен, дети усыновлены.

— Бывали ли случаи, когда адские условия жизни налицо, но доказать это по какой-либо причине не смогли?
— Да нет, зачастую тут уже действуют и соседи, и школа/сад. Неравнодушных много. С родственниками много случаев, когда муж/жена сами же сдают вторые половины и в итоге лишают родительских прав нарушителя.

— Случалось ли что в поле вашего «рабочего» зрения попадали дети из благополучных семей?
— Да, как правило, это либо мелких кражи, либо школьные драки. Вот драки здесь превалируют, но в целом это разовые случаи.

Редко кто из действительно хороших семей становится систематическим зачинщиков беспорядков в школах. А про кражи молчу — умываются слезами и больше ни-ни. Но они и стоят на учете недолго. Больше не попадаются.

А те, кто стоит на учёте до совершеннолетия, обычно и уходят на зону.

— Есть семьи, которые всеми силами пытаются создать все условия для сравнительно нормальной жизни, вы видите, что отношения в семье не самые плохие, но этих стараний всё равно не хватает, и детей изымают?
— Нет, в целом те, кто хочет изменить поведение и сохранить семью либо кодируются, либо действительно понимают серьезность ситуации и ведут себя порядочно. Опять же, в приюты отправляется малый процент детей. В основном изъятых детей мы можем день в день через опеку передать бабушкам/тетям и другим родственникам.

— Как поступаете, если ребенок хочет вас побить? А если матерится на вас?
— Я не буду изображать из себя правильную, ладно? Конечно, мы пытаемся максимально минимизировать конфликт, но когда пацан под наркотой сорвался с места и бросился на сотрудницу с канцелярскими ножницами, я с ним не беседовала, а сами понимаете. Ну и с некоторыми необходимо разговаривать на его же языке. И сленг примерить, и нецензурную брань. Всё бывает — такая работа.

— Не винят ли вас дети за то, что вы сделали их сиротами?
— Не все родители, у кого мы изъяли детей, оказываются лишены родительских прав.

Всем даётся испытательный срок, в течение которого родители контролируются и ребёнок возвращается в семью. А те, кто оказывается в приюте, а родители лишены прав…

Знаете, некоторые дети сами говорили, что лучше в приюте, чем так. Много страданий и боли в их глазах.

— С какими самыми жестокими деяниями несовершеннолетних приходилось сталкиваться?
— Начну с родителей. Мать не пускала в ночь дочку гулять.

Та пришла выпивши, мать отругала, девочка обиделась и дралась с мамой , чтобы уйти. Однажды у меня в кабинете малой (лет 10, наверное) накинулся на мать с кулаками за то, что «сдала».

Мать была в отчаянии, пацан нёс из дома всё, а последней каплей стали иконы, и она пришла с просьбой помочь вернуть проданное.

— Вы работали с приёмными семьями? Много там родителей искренних, или всё же многие берут ребенка-инвалида из-за льгот и повышенного пособия на него?
— Да, работала.

Но на моей практике это были бездетные пары, искренне любившие малышей. С такими в основном опека работает. Мы очень редко. А кто усыновляет изъятых нами детей мы не знаем. Да и не стараемся узнать.

Ни к чему это.

— Вам приходилось общаться с несовершеннолетними в абсолютно неадекватном состоянии?
— Да, приходилось. Вызвали им скорую, психиатрическую бригаду (ребёнок был под воздействием психотропных и алкоголя). Всё закончилось довольно прозаично.

— Расскажите обо всех критериях, которые важны при оценивании условий жизни.— В первую очередь — это злостность нарушений. Пьёт у нас вся страна. И реагировать на звонок недружелюбной соседки, что родители напились, тоже приходится. Но мы понимаем, что в семье всё хорошо, и звонок сделан из зависти/злобы или других причин.

И другая ситуация, когда пьют изо дня в день, дети брошены, нет нормальной еды (часто встречали в холодильнике водку, пиво и банку огурцов или селёдку), у детей нет одежды, родители не водят детей в садик из-за перепоя, систематические звонки соседей. Все эти факторы в совокупности оказываются решающими, и мы уже делаем вывод — изымать или нет.

С первого раза дети изымаются редко. Это должны быть прямо уж вопиющие случаи. Например, одна пьянчуга схватила во время нашего прихода 8-месячную дочь и трясла её за перилами балкона с требованием купить ей опохмел и свалить из квартиры. Сердце остановилось.

Она пьяна, еле стоит, малышка кричит и дергается в руках. Обошлось. ППС-ник как-то быстро спокойно подошёл к ней (мы думали, бросит ребёнка — она такой вопль издала) и отобрал малышку чудом. Тут, конечно, без вопросов.

А в целом сначала составляем административный материал, отправляем на комиссию по делам несовершеннолетних, следим за семьей.

— Как к вам относятся подростки, впервые попавшие в учреждение?
— По-разному. С кем-то сразу устанавливаются хорошие отношения, кто-то проверяет на прочность, дерзит, грозит, что все мы уже уволены.

— А приходилось кого-то отпускать из-за его связей?
— Отпускать — нет. Но не составлять протокол за выпивку — да. Но, кстати, именно этот человек при чинах и должности так разнёс своих пацанов, что, если честно, даже мне и пить, и курить в ближайшие несколько недель не хотелось.

— Судя по вашим наблюдениям, насколько много семей находятся на грани с неблагополучностью на сегодняшний день?
— Сейчас (я говорю про Москву, регионы не знаю) всё меняется в лучшую сторону. Работает оздоровление нации. Модный ЗОЖ, спорт.

— Как много семей исправились на ваших глазах? Расскажите о самых «чудесных» случаях.
— Каких-то чудес не было (но это на моей практике). Просто кодировались, задумывались о жизни и сокращали употребление до минимума.

— Сколько лет было самому юному преступнику, которого вы видели?
— 10. Обнёс хату с подельниками. Вернее, «стоял на стреме». Он был не наш житель, мы получили объяснения и передали в следственный комитет.

— Какие самые серьезные кражи были у ваших подопечных?
— Угон авто у соседа (не совсем кража, правда), и один напялил на себя под одежду в фирменном спортивном магазине кучу шмоток тысяч на 30.

— Вам удалось подружиться с кем-то из подопечных?— Конечно. Один шесть лет строгача получил и частенько пишет мне в соцсетях, с праздниками поздравляет. Давно совершеннолетние справил.С одним подучетным настолько хорошо обещались, что позже просил стать крестной ребёнку. Вынуждена была отказать в связи с несовпадением вероисповедания. Но отношения хорошие.

По поводу интересного: к нам как-то попал парнишка, вернее сам пришёл, чтоб мы через приёмник отправили его на родину. Сам детдомовский.

Приехал на матч, а денег домой нет (конечно, мы согласились — нам результат, ему — доехать). Так вот, он говорит: «У меня мечта Красную площадь увидеть».

Мы с водителем нашей «буханки» устроили ему турне по Москве, даже в макдаке накормили. Пацан был счастлив до безобразия.

— Вы можете выделить ребят, с которыми вам было откровенно неприятно работать?
— Нахальные, мерзко и заносчиво ведущие себя. Знаете, такая наигранная «воспитанность» на грани с издевательством. Если не мои жители, стараюсь тупо игнорить выходки и побыстрее выпроводить. А как появляются родители, такими ангелами становятся…

— Какие трудности возникали у вас в первые месяцы работы?
— Всех было жалко, хотелось пожалеть, приютить. Со временем проходит, но в душе всё равно переживания.

— Что думаете о фразах «в этом мире каждый сам за себя» и «никто никому не нужен»?
— Так оно и есть. Но душевность должна быть. Я могу как-то морально поддержать людей, которые остались беззащитными.

Есть один участковый, который хоть маленькую шоколадку, но купит, когда идёт к малышу. Бывает, зная о трудностях семьи, мы сами собираем вещи и игрушки наших детей, и приносим.

Но впоследствии — да, каждый и сам за себя и отвечает по заслугам.

— Какой карьерный рост вас ожидает?
— Сейчас я заканчиваю учебу в академии — получу новую специальность (правда, тесно связанную с моей работой) и надеюсь уйти куда-то в более спокойное место. У меня двое детей. Работа занимает очень много сил и времени, а им тоже нужно внимание и любовь. И горячий ужин.

Источник: Изнанка

Узнай подходящую тебе профессию!

Источник: https://intalent.pro/article/intervyu-s-nachalnikom-otdela-po-delam-nesovershennoletnih.html

ПДН: что это такое?

Инспектор по делам несовершеннолетних как поступить

Преступления совершают не только взрослые. К несчастью, всё больше становится малолетних правонарушителей. Для борьбы с этим явлением и существует должность инспектора по делам несовершеннолетних.

Инспектор по делам несовершеннолетних: обязанности и права

Что такое ПДН в полиции? Расшифровка проста – по делам несовершеннолетних. В обязанности такого инспектора, главным образом, входят профилактические беседы с целью профилактики правонарушений среди детей и подростков.

Также инспекция по делам несовершеннолетних занимается контролем противоправных действий в их среде. Такие инспекции входят в систему МВД, и отличаются по уровню подчинения:

  • Муниципальные, городские, районные;
  • Управления внутренних дел и административных образований;
  • Транспортные подразделения.

Инспекторы ПДН в школе и иных детских учреждения ведут дела, в которые заносятся все правонарушения. Эти сведения в будущем передаются в военкоматы и высшие учебные заведения.

Среди полномочий инспекторов не только сбор информации и профилактические беседы. В случаях серьёзных преступлений он вправе направить ребёнка в специальные учреждения закрытого типа (изоляционные центры, спецшколы).

Также в обязанности инспектора входит правовая защита подростков, которых склоняют к преступной деятельности.

Что касается профилактики девиантной и преступной деятельности, то она распространяется, главным образом, на несовершеннолетних:

  • Употребляющих наркотики;
  • Освобождённых, помилованных;
  • Нарушивших закон;
  • Обвиняемых в преступной деятельности, но находящихся на свободе;
  • Нуждающихся в реабилитации после освобождения;
  • Условно осужденных и отправленных на исправительные работы.

Важно и то, что нерадивые опекуны часто негативно влияют на своих подопечных. И инспектор ПДН должен работать также и с ними, чтобы снизить такое влияние.

Работа инспектора ПДН

Поскольку для проведения профилактических бесед очень важно психологически воздействовать на подростка, инспектор должен расположить его к себе. Поэтому часто в этой должности видят, главным образом, женщин. Дети чувствуют себя рядом с ними более спокойно.

Важно, чтобы инспектор разъяснял им всё на понятном языке, но с соблюдением правовых аспектов. А вот родителям правонарушителей обязательно нужно разъяснить все юридические нюансы действий их детей и возможные правовые последствия.

Поскольку одной из важнейших задач инспектора ПДН является наладить контакт с детьми и объяснить большое значение воспитания их родителям или опекунам, то важно наличие у него психолого-педагогической подготовки. Но при этом основой должно быть профильное юридическое образование.

Инспектор должен не только пресекать преступления, но и выяснить причины, по которым подросток их совершил.

Как заводят дела на несовершеннолетних?

Есть ряд законодательных документов, на основании которых работают инспекторы ПДН:

Есть вопрос к юристу? Спросите прямо сейчас, позвоните и получите бесплатную консультацию от ведущих юристов вашего города. Мы ответим на ваши вопросы быстро и постараемся помочь именно с вашим конкретным случаем.

Телефон в Москве и Московской области:
+7 (495) 266-02-45

Телефон в Санкт-Петербурге и Ленинградская области:
+7 (812) 603-78-25

Бесплатная горячая линия по всей России:
8 (800) 301-39-20

  • Федеральный Закон №120;
  • УК РФ, главы 14 и 20;
  • УПК РФ, главы 73, 420, 421;
  • УИК РФ, статьи 183, 187-190;
  • Административный кодекс, статьи 5 и 20.

Конкретно процесс оформления дела включает следующие стадии:

  • Оформление карточки учёта и дела подозреваемого;
  • Сбор объяснений сторон конфликта, преступления;
  • Сбор материалов;
  • Оформление акта об условиях проживания ребёнка;
  • Сбор данных, справок о работе с ребёнком и его родителями, опекунами;
  • Характеристики на ребёнка.

По результатам проводится беседа и выдаётся документ по делу и проведённой работе. Контроль над подростком в дальнейшем также ложится на плечи инспекторов ПДН.

Через полгода, родители могут подать заявление о снятии подростка с учёта, при условии отсутствия у него новых правонарушений.

Как стать инспектором?

Каждый инспектор закреплён за конкретной территорией. Размеры этой территории назначает глава отдела МВД, к которому относится данный инспектор. Его инструктируют о положении дел на данной территории.

Согласно приказу МВД №845 для устройства на должность инспектора ПДН нужны следующие документы:

  • Гражданство РФ;
  • Военный билет;
  • Юридическое или педагогическое образование;
  • Медкомиссия;
  • Отсутствие судимостей у родственников.

Права инспектора

Инспектор в праве:

  • Вызвать подростка и его представителя для беседы;
  • Задавать вопросы, касающиеся ребёнка и его поступков;
  • Доставить подростка в полицию на три часа для личного досмотра.

Все дела инспектор заносит в специальный журнал. Хранятся дела три года. Потом ещё два года они хранятся в архиве. После этого уничтожаются.

Используются данные журнала для отслеживания подростка, в случае повторного совершения преступления.

Заседание комиссии

Все дела, связанные с правонарушениями, рассматриваются комиссией по делам несовершеннолетних на специальном заседании. В процессе заседания ведётся протокол. По его итогам принимается документ о дальнейших действиях в отношении правонарушителя.

Рассмотрение материалов проходит в присутствии ребёнка и его родителей. Рассматриваются административные материалы, исключение из школ и взаимоотношения в семье.

Всегда ли инспектор прав?

Бывают ситуации, когда инспектор принимает неправомерное решение по причине введения его в заблуждение или по иным причинам. В таком случае родители подростка могут попытаться обжаловать решение инспектора ПДН.

Как обжаловать действия инспектора по делам несовершеннолетних?

Для обжалования необходимо подать жалобу на имя начальника инспекции по делам несовершеннолетних. В случае неудовлетворительного решения по жалобе, можно подать жалобу в вышестоящую инстанцию или в суд.

Защита прав детей и подростков

Нужно помнить, что инспектор ДПН занимается не только расследованием и наказанием малолетних преступников, но и защитой детей. Во-первых, тех, кто стал жертвой преступления или подвергается угрозам со стороны преступника. Во-вторых, защитой тех детей, которых вовлекают в преступную деятельность уговорами или угрозами.

Источник: https://ruadvocate.ru/ukrf/pdn-chto-eto-takoe/

Профессия – защищать детей или один день с инспектором ПДН

Инспектор по делам несовершеннолетних как поступить

Существует профессия – защищать детей. Их детство, право на хорошую и качественную жизнь.

К сожалению, часто можно встретить или услышать историю о «Той, которая не ухаживает за своими детьми» или «Той, которая пьет и имеет несколько детей».

Многие отмахиваются, ведь всякое в жизни бывает, каждому не помочь, но есть среди нас настоящие спасатели, которые несут абсолютно земное звание – инспектор по делам несовершеннолетних.

Инспекторам по делам несовершеннолетних, или, как их называют детским инспекторам, задачи приходится решать разные – от поиска родителей заблудившегося малыша до раскрытия тяжких преступлений.

Однажды, в редакцию поступило предложение, съездить и посмотреть своими глазами на работу подразделения по делам несовершеннолетних. Ну что же, как тут отказаться, тем более, когда инспектора в большинстве своем – женщины.

Мы с фотографом прибыли в назначенное время в отделение полиции, ждать распределения. Слегка волнуясь, вслушивались в разговоры, когда же объявят места, куда мы поедем. До «рейда» (так называют операции во время дежурства), нас проинструктировали: лишнего не говорить, беречь технику и с расспросами к людям не приставать.

Наконец, построение. Восемь инспекторов ПДН получили свои точки дежурств и наставления руководителя. Меня и мою спутницу «оставили» с красивой девушкой. Это майор полиции Варвара Попова, которая служит в органах внутренних дел уже 12 лет.

По словам Варвары, рабочий день инспектора ПДН начинается с разбора документации и совещания, а далее идут проверка по месту жительства несовершеннолетних, реагирование на вызовы, разбор материалов.

Инспектора по делам несовершеннолетних занимаются профилактикой среди населения и выявляют родителей, которые ненадлежащим образом выполняют свои обязанности. В основном, сигналы о плохом обращении идут от бдительных соседей, и по словам Варвары, если бы не соседи и всем известные «бабушки у подъезда» , то было бы намного труднее выявлять недобросовестных родителей.

«Я – старший инспектор Губинского округа. Но выезжаем на вызовы и в Строительный, больше вызовов, конечно у строительного округа, ведь там находится всем известный 17 квартал, где очень много неблагополучных семей. Очень много приезжих, арендующих там жилье.

Они в буквальном смысле вырвались «на свободу», и дают волю своим желаниям. К сожалению, часто работаем с молодыми матерями, которые почувствовав вкус «свободы» начинают гулять.

Они часто оставляют детей одних, употребляют алкогольные напитки в присутствии детей, впоследствии много скандалят и дети оказываются в эпицентре этого неприятного действия. Часто грязные и голодные. А как же, ведь их родители пьют уже несколько дней, и им глубоко не до них.

Недавно был случай, мать – молодая девушка, оставила своего трехлетнего ребенка с сожителем и уехала на дискотеку. И вот, в четыре часа ночи поступает вызов: «Я потеряла ребенка». То есть она приходит домой, не обнаруживает ребенка, зато видит спящего пьяного сожителя.

На самом деле, во время отсутствия матери, к ней домой пришла подруга, которая в окно увидела одиноко бегающего малыша. И так же через окно, подруга забрала ребенка к себе. В пятом часу утра малыша поместили в Дом ребенка».

Забрать свое дитя у этой женщины получится нескоро. Таким женщинам государство выдает бесплатное направление в наркологию для лечения. Некоторые сразу приходят в себя, лечатся, встают на путь исправления, а некоторым все нипочём и вся эта праздная, безбашенная жизнь продолжается дальше.

Тем временем, за беседой мы подъезжаем к первому адресу: сегодня на пульт поступил вызов: ребенок-подросток, чрезвычайно агрессивное поведение, из-за этого мать в отчаянии вызвала психиатров, на которых этот ребенок впоследствии напал.

Самая обычная новостройка-муравейник. Быстро находим нужную дверь, стучимся. Пока я перебираю в голове возможные варианты дальнейших событий, инспектора совершенно спокойно продолжают стучать, шепотом переговариваясь между собой.

 И, наконец, за дверью раздался голос: «Кто вы? Я вас не звал!!» , на вежливую просьбу открыть дверь, юноша не реагировал, а потом и вовсе затих. «Надо звонить матери», – пожимает плечами Варвара и набирает номер. Гудок, два, три…никто не взял.

Ну что же, еще немного постучавшись, спускаемся вниз.

«А вы откуда?», – из комнатки консьержки показывается старушка– « К семье N заходили? Вот у них младший ребенок чудо просто, а со старшим проблемы. Может никому двери не открывать. Постоянно кричит. Бедная мама, совсем ее довел».

Инспектора спрашивают еще пару фактов о семье, и мы покидаем дом, по словам Варвары чуть позже туда еще раз наведаются.

Едем дальше, по так называемым, «неблагополучным» местам.

«Обычно это площади, бары, компьютерные клубы, мы уже примерно знаем, где искать нарушителей», – рассказывает Варвара. Обойдя две площади и никого не застав, переглядываемся с фотографом. О чем же писать материал? И тут, случай не заставил себя долго ждать.

Варваре звонит встревоженная молодая мама, сын 2012 года рождения убежал из дома. Взял из кошелька 150 рублей и пропал. Варвара успокаивает девушку, расспрашивает про детали и обещает обойти территорию возле общежития, где они живут, благо мы оказались рядом.

Обходя территорию и аккуратно заглядывая под каждый куст, Варвара продолжает рассказ: «Раньше было правило, объявлять в розыск только спустя трое суток после пропажи. Сейчас это делается сразу и сразу же заводится дело по статье «Убийство».

Не потому что мы пессимисты, а потому что полномочия, а значит и возможности найти «потеряшку» возрастают в разы.  Эта девушка переехала из Олекминска совсем недавно, сама она сирота и больна ДЦП. В Олекминске у нее есть свой дом, но она приняла решение переехать в Якутск.

Сын у нее, к сожалению, часто убегает куда-то, может заиграться и не вернуться вовремя домой. Сейчас поищем сами, если не найдем, поедем с его матерью в отделение писать заявление».

Общежитие. Комнатки маленькие, стены в коридорах изрисованы, на полу кучи окурков, а в воздухе стоит стойкий запах сырости. Проходим мимо ванны, ржавые раковины и серые кусочки мыла на них.

По коридору навстречу идет девушка, слегка прихрамывая на правую ногу, ее плечи содрогаются от беззвучного плача, и я сразу поняла что это – она.

Варвара крепко ее обняла и, гладя по голове начала успокаивать.

Но, слова не помогали, и так как на вопросы девушка не могла ответить, было решено поехать в отделение полиции писать заявление о пропаже ребенка. И уже, практически подъехав к отделению, матери звонит подруга: «Ребенка нашли!» Уснул, спрятавшись в подъезде. Его привели девочки-соседки.

«Мое первое знакомство с этой семьей произошло недавно. Этого неугомонного мальчишку нашла женщина на площади Орджоникидзе. Он сказал, что его зовут Дима, а маму Полина. И мы его как неустановленного ребенка поместили в реабилитационный центр, а уже через час в полицию обратилась мама.

Мол, потерялся ребенок, вышел поиграть во двор и все. Убежал. После этого случая семью взяли на социальное сопровождение, так как ребенок еще и неорганизованный (не посещает детский сад, по причине недавнего переезда).

Сопровождение помогло – этой осенью Дима идет в садик», – рассказывает Варвара.

Мы подъехали к общежитию и бегом ринулись в комнату. Открыв дверь, видим как худенький, светловолосый мальчонка сидит на краю кровати. Я окидываю взглядом комнатушку. Скромно, но, нужно отдать должное, опрятно.

Единственное что смутило – это подружки, которые старательно прятали бутылку с алкогольным напитком у себя за спиной. “Да он зашуганный, как деньги украл сразу зас*ал к мамке то бежать”, – щелкая семечки говорит одна.

“Да ну ты брось, просто шило в одном месте, вот и все”, – парирует другая. Та самая, что прячет бутылку за своей спиной.

«Ну что, Дима? Поехали с нами? Убегаешь, маму заставляешь нервничать и в полицию звонить, тебя искать», – строгим голосом говорит Варвара. Мальчик мотает головой и прижимается к матери, – «Где был? Нужно всегда идти домой, ты ведь еще совсем малыш, вокруг опасно. Твоя мама так переживала, так боялась. Ты ведь не хочешь, чтобы тебя у мамы забрали?»

Маленький Дима мотает головой и глубже зарывается в волосы мамы и сжимает ее шею.

Мы ушли. Чувства остались смешанные, да и появилось много вопросов. Что пережила мама за эти часы? Неужели нельзя ограничить ребенка? Что будет дальше? Вокруг столько неоднозначных ситуаций, которые мы можем рассмотреть под разным углом.

Но, я очень надеюсь, что молодая девушка Полина найдет в себе силы улучшить свою жизнь. Не только Полина, но и сотни других мам. Ведь рядом самое ценное, что есть в этой жизни – ребенок, плоть от плоти, ради которого стоит изменить себя.

Со временем все работники обрастают «броней», учатся отбрасывать от себя негатив и трезво смотреть на ситуацию, без налета жалости и сентиментальности. Но по началу, безусловно, трудно.

Сейчас, в негласно женской профессии, ряды инспекторов ПДН пополняются мужчинами, которые совершенно по-другому воспринимают ситуации и общение с семьями. Работа по делам несовершеннолетних переходит на новый уровень.

Мы прощаемся с Варварой. После дежурства остались смешанные чувства, но одно из них было четким – я узнала что инспектора ПДН, просто невероятно сильные, мужественные и…добрые женщины, которые меняют жизнь будущего поколения.

Я не представляю, каково это найти в кустах трехмесячного малыша, надрывающегося от крика, не представляю, как отнимать ребенка у пьяного мужчины, как видеть самых беспомощных и чистых созданий в руках испорченных взрослых.

Объем эмоций просто всепоглощающий.

И хочется сделать так, чтобы у каждого ребенка было счастливое детство, трезвые и адекватные родители. Чтобы никто не терялся и не плакал. Звучит наивно, да. Но, если мы с вами станем чуточку бдительнее, внимательнее к тем, кто рядом, то мы все на миллиметр станем ближе к благой цели и поможем сделать наш мир лучше.

Материал подготовила Ольга Донская

Светлана Павлова (Svetlana_pavlova26)

Источник: kerekuo.ru

Источник: https://kerekuo.ru/professiya-zashhishhat-detey-ili-odin-den/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.